When the sun goes down

Divine Gate, Disney: Twisted-Wonderland (кроссовер)
Слэш
PG-13
Завершён
3
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Мальчик часто спрашивает его о заходе солнца. Что он будет делать, когда лишь его Солнце зайдет? Будет ли он любоваться чуждой Луной также, как любовался своим Солнцем? Будет ли искать новое Солнце или будет любоваться тлеющим образом надежды на его восход?
Посвящение:
Моему Ангелочку и всем читателям!
Примечания автора:
Недо-кроссовер, потому что из Божественных врат взята только мысль Врат.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста

«Когда твоё солнце зайдёт, что ты будешь делать?»

      Это первое, что Идия услышал от странного Мальчика, вставшего рядом с ним. В детских руках зажат букет алых тюльпанов. Ещё свежие, ярко пахнущие цветы окутывают собой дождливый воздух. Мальчик склоняется над могилой и кладёт букет на сырую землю — прямо к могильному камню, прямо к стоящей рядом фотографии, прямо к точно таким же цветам, что принёс Идия.

Он не знает, кто этот ребёнок. Он не знает, что Мальчик делает здесь.

Он лишь знает, что теперь он будет с ним всегда.

***

«Ты думаешь, что вечно будешь печален, что твоё сердце больше никогда не откликнется на доброту и любовь. Ты думаешь, что твоё сердце и осколочки души были разбросаны повсюду, а его самые важные и незаменимые части лежат там, под землёй, в покрытом лаком гробу».

      Мальчик сидит на пирсе, болтает ногами по гладкой водной поверхности, пуская носками ботинок круги. Поднимает лицо к горизонту, позволяет мягкому свету заходящего солнца омыть его лицо, пустить по нему тени и остаться сиять на улыбке.       Идия любит это место. За красоту его закатов, что никогда не повторяются дважды. За прозрачную поверхность чистой воды, отражающей в себе последние блики уходящего солнца. За воспоминания, что звучат в его голове, возвращаются каждый раз, стоит лишь взглянуть на собственное отражение на воде.       Он слушает Мальчика и медленно кивает скорее уж самому себе, чем ему. Ведь он прав. В каждом слове, в каждой фразе. Мальчик читает его, как открытую книгу, чьи страницы уляпаны растёкшимися чернилами и засохшими слезами.       Мальчик смотрит на расплывчатые, неровно написанные буквы на измятом временем листе и не видит за ними тайн. Он сглаживает страницы, складывает отдельные буквы в фразы и предложения, заставляет их прозвучать и повиснуть в воздухе.       Идия смотрит вперёд, на заходящее солнце, и видит вдали знакомое очертание преследуемых его Врат.

***

«Ты же так близок к Вратам. Ты видишь их долгие годы — казалось бы размытый силуэт, обрамлённый ярким светом. Ты боишься, что если коснёшься их, то они рассеются. Но поверь, всё, что тебе нужно — это протянуть руку и подтолкнуть дверь, позволив ей раскрыться».

      В тот раз мальчик появляется рядом. Ведёт носом, словно бы вдыхая повисший запах табака. Морщится, словно бы чувствуя его, и по-детски хмурит брови. Он смотрит на Идию почти что грустно, говорит почти что жалобно. Мягко прикусывает тонкую губу острыми клычками, приоткрывает губы, словно собираясь продолжить, и вновь растягивает их в одобряющей улыбке.       Идия делает глубокую затяжку, вбирая в лёгкие как можно больше ядовитого дыма. Позволяет ему медленно убивать себя изнутри, оседать пеплом и заглушать одну его боль другой. Выдыхает сизый дым в ночной воздух, заворожённо наблюдая за кружащимся в воздухе облачком, стремящимся подняться вверх, раствориться в лёгком ветре, и остаться лишь неприятным послевкусием на губах. И вместе с ним и лёгкая улыбка — Азул бы никогда не позволил ему курить.       Сигарета медленно тлеет. Табак на её кончике сгорает, превращается в пепел, догорающий огненными искрами. Бьёт тонким пальцем по белой, скрученной трубочке бумаги, стряхивая пепел. Он падает вниз с балкона, кружится, подобно снегу, и опадает на асфальте незаметными крупицами.

Идия верит словам Мальчика, верит в то, как тот спокойно читает его чувства.

      Вытягивает свободную руку вперёд. Следит, как перед глазами появляется образ Врат. Они так близко — всего в шаге, мелком, маленьком шаге, отделяющем его от единственной мечты. Всё, что нужно сделать — подтолкнуть, позволить им открыться, позволить самому себе заглянуть в маленькую щелочку или войти внутрь.       Но он продолжает стоять. Рука не стремится приблизиться к массивным Вратам, не стремится коснуться их. Лишь пальцы сжимаются в кулак, словно пытаясь схватить что-то в воздухе. Что-то, что так умело пытается сбежать, ускользнуть, исчезнуть всегда. Что-то, что так умело сдерживает его от последнего шага.       Идия вздыхает.       Рука со всё ещё сжатым кулаком падает вниз. Образ Врат тает, подобно сигаретному дыму, и перед ним вновь ночной, бесшумный город. Вновь миллиарды звёзд и одна единственная луна.       Мальчик часто спрашивает его о заходе солнца. Что он будет делать, когда лишь его Солнце зайдет? Будет ли он любоваться чуждой Луной также, как любовался своим Солнцем? Будет ли искать новое Солнце или будет любоваться тлеющим образом надежды на его Восход?       Новое облачко дыма Идия выдыхает в сторону Луны. Закрывает её сизым сгустком, и смотрит на Мальчика.       В детских глазах отражаются бесконечных звёзды. В детских глазах Луна также закрыта дымом.       Идии почти что смешно — он отбирает надежду у другого, лишь бы подольше остаться со своей.       Мальчик опускает голову вниз, рассматривая свои ботинки, и растворяется, словно его и не было.       Сигарета догорела до фильтра, потеряла свой яд о свою значимость. Стала одной из тысяч похожих на себя. Она летит вниз, к остаткам себя, к серому пеплу, и горит одной из тысяч серых точек на грязном асфальте.

Идия достаёт ещё одну.

***

«Твои старания похвальны. Ты стараешься показать себя, но прячешься в тени. Ты делаешь очень много, открывая миру лишь жалкие крупицы твоих стараний. Тебя разрывает изнутри вина и боль, но ты лишь прячешься в чуждом тебе мире, стараясь заглушить всё музыкой и играми».

      Мальчик держит его наушник, крутит его меж своих тоненьких пальцев сжимая мягкий вакуум. Не пытается послушать меланхоличные песни, бегущие по проводам, льющиеся сквозь маленький динамик и туманящие миллиарды разумов.       Идия жалеет, что рядом нет сигарет. Мальчика всегда легче слушать, пока он умирает изнутри — физически и морально.       Вытаскивает второй наушник и позволяет им упасть на пол, брякнуть тонким пластиком, ударившимся о лакированное дерево. Музыка по-прежнему звучит из них, но совсем не слышно — лишь прерывистые оттенки слов доносятся до его слуха.

Мальчик, как и всегда, прав.

      Очередной проект, заброшенный в дальний ящик.       Очередная работа, которую он никому никогда не покажет.       Очередная игра, где он прячется от боли за личиной другого человека. Создаёт свой идеальный образ, создаёт иллюзию своего счастья и полной гармонии. Радостно распахивает каждую дверь виртуального мира, даже не зная, что за ней — его личное счастье или проклятье?       В играх Идия совсем другой. Сильный, смелый, волевой. Идущий на любые шаги ради поставленных целей. На любые риски, даже если они не будут оправданными.       В жизни… Идии нет. Тень, прячущаяся в чужих солнечных лучах. Блеклый силуэт, боящийся собственных мечт и не готовый пойти даже на самый маленький риск, — не готовый поддаться излюбленной надежде, боясь, что она рассыпается в прах.       Он знает, что к своему желанию в этой реальности он намного ближе, чем в виртуальной. Не нужно проходить десятки квестов, донатить в экипировку и устранять противников на своём пути. В реальности нужно лишь протянуть руку вперёд и толкнуть дверь.       Но пробегающий силуэт, который он каждый раз пытается поймать, ускальзывает от него. Словно не хочет возвращаться. Словно стремится к кому-то другому. Не хочет снова взойти подобно его Солнцу после длинной ночи.       Когда пальцы касаются наушников, Мальчик исчезает вновь. Но его слова, такие громкие для произношения шёпотом, затемняют музыку, впитываются в мелодию и кружат вместо слов.      

***

«Неужели ты на самом деле не стремишься к Вратам? Неужели тебе и правду не нужно любое желание, любое изменение этого мира? Ты можешь стать Богом, можешь вершить судьбы миллиардов людей всего лишь одним щелчком. Начинать циклы и аннулировать истории, мстить всему миру за то, как много боли он причинил тебе. Или можешь исполнить одно, всего одно маленькое, эгоистичное желание. Отбросить жгучую ненависть и злость подальше, забыть о разрывающих чувствах обиды и ярости, и просто вернуть тот день, когда всё шло к этим событиям».

      Мальчик впервые кричит на него. Детская улыбочка стёрлась с лица. По его щекам бегут слёзы, а мягкий голос превратился в хрип. Он пытается дышать ровно, пытается остановить предательские капли. Но не может.       Он бьёт своими маленькими кулачками Идию по ноге, словно вместе с болью пытается внести ему смысл своих слов. Внести все те эмоции, которые должен был испытывать Идия, слушая его слова.       Но Идии всё равно. На фантомную боль в ноге, на жестокие, но такие верные слова, на Мальчика, отчаянно желавшего открытия Врат. Стремившегося к исполнению чужого желания — к своему единственному смыслу, к своей единственной цели, ради которой он бы рождён.       «Ты можешь стать Богом и вершить судьбы» — Идии это совсем не нужно. Быть Богом также сложно, как быть чьим-то Солнцем. Рано или поздно ты исчезнешь, а миллиарды судеб, что ты держал в своих ладонях, навсегда окунутся в тьму, разрушатся изнутри, и даже лелея в своей груди мерклую надежду на твоё возвращение, не смогут простить тебя. Будут радоваться тебе, но не так, как прежде. Будут улыбаться тебе в глаза, по ночам поклоняясь самому Дьяволу. Ведь он никогда их не предавал.       «Можешь исполнить одно, всего одно маленькое, эгоистичное желание» — желание, что гложет его изнутри долгие месяцы. Он не знает, перельются ли они в годы, или померкнут, станут призраками тяжёлого прошлого, преследующими его по пятам. Он знает, что оно точно эгоистично. Желание вновь увидеть мягкую улыбку. Желание вновь почувствовать мягкие пряди платиновых волос под ладонью. Желание вновь заглянуть в глубины серых глаз и утонуть в их омуте. Желание вновь почувствовать его поцелуи на своих губах.       Он знает, что всего одно, даже самое маленькое желание способно изменить мир. Когда воскрешаешь кого-то, жди, что его место займёт кто-то другой.       Мальчик смеётся. Он улыбается, и отвечает на свой вопрос сам.

«А что ты будешь делать, когда твоё солнце зайдет? Ты познаешь высшее отчаянье. Именно оно приведёт тебя ко мне, приведёт тебя к Вратам, к желанию, которое ты стремишься исполнить. К желанию, что вернёт его тебе»

Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты