Голод Дина

Слэш
NC-17
Закончен
50
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Описание:
События происходят в 5 сезонне 14 серии.
Голод был не прав, когда говорил Дину о том, что Винчестер ничего не желает.
Примечания автора:
Жду здоровой критики. Мой первый слэш фанфик
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
50 Нравится 2 Отзывы 7 В сборник Скачать
Настройки текста

***

— У тебя внутри лишь беспросветная тьма. Там пустота, Дин. И ты не можешь ничем ее заполнить, ни едой, ни выпивкой. Ни даже сексом, — слова Голода больно резали душу Дина. Он не хотел верить в эту простую истину. Старший Винчестер ощущал мерзкие лапы отчаяния на своём горле, чувствовал как внутри с каждым днём становится все более пусто. Но он не хотел признаваться даже самому себе в своём неверие, в своей слабости. Он не хотел так просто от безнадёжности сдаваться, он Винчестер! А Винчестеры не сдаются ни перед кем, никогда, какой бы сильный враг ни был, пусть даже с нулевым шансом на победу они идут сражаться, готовые к своей смерти. Лучше героическая смерть, чем постыдное существование. Дин не мог принять слова Голода ведь это означало для него сдаться. И последующий ответ Дина был не удивительным: — Пошёл ты в жопу! — Можешь сколько угодно острить, паясничать, врать брату и себе, но меня не обманешь. Я вижу тебя насквозь, Дин. Я прекрасно вижу, что ты сломлен… потерял надежду. Ты понимаешь, что тебе не победить, но все равно рвешься в бой. Продолжаешь барахтаться по инерции. Ты не голоден, Дин, потому что внутри ты уже мёртв. Дин погружается в себя и в свои чувства, он уходит из этого мира в глубь сознания. Дин приходит в себя только когда двери бункера Бобби захлопываются, их жуткий скрип могут привести в чувства любого. — И всё же Голод был не прав, — Дин шепчет это еле слышно себе под нос. Берёт бутылку пива с кухни и идёт на крыльцо, нужно упорядочить все те мысли которые пришли ранее к нему, после слов Голода. «Да, Всадник был прав, я потерял надежду, я умер и побывал в аду, преисподня выжгла огромную дыру в моей душе. Мне сейчас так плохо… мой Сэмми, мой младший братишка становится монстром и я должен его мучить, закрывать в бункере. Его крики выжигают новые дыры в душе. Я и в правду мало верю в хороший конец, не жду ничего хорошего от этой жизни. Но как бы там ни было Голод всё же ошибся. Он не увидел как я чуть не поддался его влиянию. Да, мне не нужна выпивка, не нужна еда или наркотики, не нужен даже секс… хотя может и нужен, но только с ним. Кас… Я желал тебя и только тебя, когда ты с жадностью грыз бургеры, как первобытный зверь, когда наткнулся на тот чертов фарш… оооо это так заводило. Я хотел чтоб ты с такими же голодными глазами целовал меня везде, с таким же обезумевшим и ненасытным взглядом взял мой член… о господи… я хотел тебя безумно. Твои сочные пухлые губы, впивающиеся в мягкие булки бургеров, твои почерневшие синие глаза, такие увлечённые… Я вспомнил тот день, когда ты прижал меня к стене и с грозным видом поставил меня на место, сказав, что можешь меня вернуть в ад, чтоб я не забывал кто ты. Я вспомнил, ту твою силу и суровость, ты так горяч, а я люблю горячих и знойных. Люблю когда дикая рысь становится подо мной домашней кошечкой. Ещё чуть-чуть и я бы сам набросился на тебя, раздел и оттрахал как шлюшку. Я уверен будь на твоём месте кто то другой, я бы не желал его, даже если бы это была азиаточка с 4 размером. Голод был не прав, я ещё жив, жив любовью к брату и о чёрт… любовью к тебе, страстной, безумной любовью к тебе. Я хочу тебя, и теперь после этого дня осознаю это очень чётко. Голод ошибся. Ошибся лишь потому что я не позволил себе поддаться ему, ведь это так абсурдно. Я Дин Винчестер, рождённый жутким гомофобом, просто физически не могу любить другого мужчину. Но... ты же ангел — существо бесполое. Чёрт, разве сложно было тебе найти женский сосуд. Да и ты вряд ли примешь мою любовь и мои желания. Мне придётся признать тот факт, что я люблю тебя во всех смыслах. И теперь всё что нужно сделать это запихать любовь поглубже, в зад. (Хотя лучше толкать что то другое в твой зад). Быть как можно чаще со шлюхами и барменщицами, а тебя слать куда подальше. Авось всё само пройдёт. Кастиэль… Ещё и Сэм, грёбаный нарик, только угомонилась, так тут Голод привалил, опять придётся грызть себя, за то что не уберёг брата.», — такие шальные и беспокойный мысли разрывали голову Дина. Он так был погружён в самокопание, что не заметил как рядом сел Кас. — Дин, это будет звучать глупо, я как никак древний ангел… но мне нужен твой совет. — А? Да, и какой же? — Когда голод овладел мною я чувствовал нечто кроме желания поглощать пищу, но я не знал, что это и потому не мог удовлетворить это. Мне просто стало интересно что это, мне не к кому обратиться за подсказкой кроме как тебе. — Слушай, мне не до твоего любопытства, как будет более подходящее время спросишь ещё раз, но не сейчас, — Дин уже собрался уходить, как горячая рука Каса схватила его за запястье, от чего Дин невольно дрогнул. — Я обеспокоен этим желанием, ведь оно до сих пор не проходит, мне плохо… я не хочу признавать этого и мне сложно…я. Только сейчас Дин увидел как пернатый чудик в бежевом плаще переживает, он взволнован и немного испуган. Да что же могло напугать воина небесного? Явно не страсть к мясу или алкоголю. — Ну и что тебя беспокоит, чего такого страшного тебе хочется. — Не могу я понять, это странно… но у меня болит тело… это… это не возможно понимаешь. — Боль? — Винчестер и сам испугался, он и представить не мог от чего может болеть тело ангела. — Да больно она… странная — И где у тебя болит? - Дин не хотел выдать дрожь голоса, но ему не удавалось. Неужели его могущественный ангел страдает от боли? Нет, Дин не мог потерять пернатого чудака и не хотел. Мысль о его боли, заставляла сердце Винчестера остановится, лёгкие не дышали. Не уже ли его любовь страдает? — Живот болит. Внизу очень сильно тянет. — Хах да ты объелся, сходи на горшок, полегчает, — прыснул сарказмом Дин. Он почувствовал лёгкое облегчение. Может с его ангелом ничего страшного не случилось, может ему и вправду просто не стоило есть сырой фарш. Стоп, а когда это ангел стал его? Надо побыстрее заканчивать беседу, решил Дин. — Нет, Дин это не боль от обжорства и не желание выпорожнится, это не что другое… и болит ещё и в другом месте, но мне не ловко об этом говорить. — Что? Давай выкладывай. — Болит… то что ниже живота. — Ноги? — Ладно Дин, я потерплю, а потом спрошу у Бобби, когда он проснётся. — Нет, говори, — мысль о том, что Кастиэль ощущает боль сводила Дина с ума, и как бы он не пытался, он не может просто забить и уйти. — Мне больно Дин, что ещё говорить, я не знаю. Низ живота, он не совсем болит, он тянет и внутри, будто все в напряжении, а то что ниже, оно какое - то необычное и жутко болит. — Подожди, ты что сейчас о своём члене? Неловкая пауза повисла между мужчинами. Кастиэль опустил взгляд на землю и весь покраснел, щёки и уши были помидорного оттенка. А Дин, в его голове сразу возникла пошлая фантазия, где он помогает Касу с его болью, но он сразу запинал её ногами подальше и решил, что должен прервать эту мучительную паузу между ними. — Это возбуждение и недотрах. Найди порнушку и подрочи. Или сними шлюху, - уходя в дом, сказал Дин. Он уходил, чтобы скрыть свой румянец и привздыбившийся бугорок джинсов. — Но как? В эту секунду Дин был ошарашен, Кас, который видел динозавров, не знает как дрочить. Эта мысль вызвала у охотника безудержный смех. После этого он услышал шорох крыльев и увидел, что Кастиэль исчез. "Вот блин, спугнул" — с горечью подумал Дин. Но с другой стороны, так даже лучше. Гнать нужно все эти мысли и фантазии. Последующие дни ангел не появлялся. Вплоть до дня когда Дина и Сэма убили другие охотники. Кас пришел чтобы попросить охотников сходить к Джошуа, чтоб тот поговорил с богом. Когда охотники передали ангелу, что Бог не вмешивается, Кас сразу потемнел в лице и исчез. Его вера в бога умерла навсегда, бесповоротно. Ему плохо, очень плохо, хочется исчезнуть, испариться, просто не существовать. Тогда он вспоминает Дина и решает сделать так же как и он. Кас вламывается в первый попавшийся алкогольный магазинчик, усыпляет продавца и выпивает всё что только можно. Без разбору шампанское потом виски, а потом вино, потом пиво, потом водку и ещё что то. Он вливает в себя будто горючее, мысли идут, плывут. В глазах всё мутнеет. Он забывается, но… что это, это Сэм и Дин просят о помощи. Кастиэль тут же срывается с места и мчится к своим охотникам, одна лишь мысль, что Дин в опасности заставляет его немного протрезветь. Он появляется в комнате чуть не падая, мямлит что то по типу привет. Вид пьяного ангела сначала удивляет Дина, а потом начинает беспокоить. После того как Вавилонская блудница была убита, Винчестеры перебираются в новый мотель. Мысли Дина заняты на половину тем, стоит ли говорить Михаилу да, а вторая половина неумолимо хочет сказать да Кастиэлю. Этот чёртов ангел не выходит из головы. Мысли о Касе, о том какой он раскрепощенный и соблазнительный когда пьян, о том как хочется его утешить. Дин не знает, что с ним происходит. Все разом навалилось на него: Михаил, желающий примерять в роли костюма Дина; Сэм со своей зависимостью; и Кас с очешуенными пухлыми, как у порноактрисы губами. Охотнику не спится, мысли его грызут. Вдруг он слышит шорох крыльев и через секунду как проваливается матрас рядом с его ногами. Это был Кас. — Сэм писал где вы остановились — ик-. А знаешь, я давал тебе обещание не лезть в твои мысли — ик-, но ты так громко -ик- думаешь о моих губах -ик- что у меня опять болит — ик-. Кас говорит медленно, язык будто путается, а внезапно наступившая икота не даёт нормально говорить. — Ты какого хрена опять нажрался? — Ты постоянно пьёшь — ик- мне что нельзя? А они — ик- и вправду прям блядские как у порноактрисы -ик-. — Что за… очешуеть. Ты проспись для начала и отрезвей, потом говорить будешь. — У меня болит, хватит думать -ик-. — Я ни о чем не думаю! — Дин нагло врал. Пьяный ангел заявляющий, что на охотника у него стояк, заводил Винчестер, заставлял думать о пошлостях. Хотелось раздеть этого чудилу и отвести под холодный душ, чтобы тот отрезвел, а потом обнять и уснуть рядом с ним. Или все же трахнуть пока он ничего не осознаёт? — Я всё осознаю, — ик — но если хочешь так трахнуть, то давай -ик- милости просим. — Что за бред! Ты и я мужики! — Ты сам хочешь, -ик- а я не против -ик- Дин был ошеломлён. Мысль о том, что ангел хочет его будоражила. Винчестер так и хотел накинуться сразу на Кастиэля, раздеть и впиться в его горячую кожу, оставлять на нем свои метки, дарить ему нежные объятия но… он мужчина и Кас тоже. Между ними не должно быть страсти, не должно. Это неправильно, нелогично. Нужен холодный душ. — Так Кас, хватит в моём мозгу копошится, пойдём в душ, — хорошо что Сэм устал от храпов старшего брата и взял два номера. Зайдя в ванную Кас сам начал первым раздеваться, а Дин видя такую решительность не стал мешать, а лишь захотел насладиться видом. Небесный воин немного пошатывался и путался в слоях одежды, снимал её он уверенно и очень медленно. Первым постепенно сполз плащ, вслед за ним пиджак. Ангел явно запутался в пуговицах и поэтому просто дёрнул рубашку, россыпью разлетелись пуговицы. От подобных действий Дин, аж охнул, так горячо, так раскованно. Рубашка сползла до уровня локтей, тело Каса было средней накаченности, с видимым прессом. С наполовину сползшей рубашкой ангел попытался дотянуться до галстука и снять его, но он был жутко пьян и чуть не придушил сам себя не то галстуком не то рубашкой. Это было так мило и забавно, что Дин не сдержал смешок и подошёл к ангелу, помогая снять рубашку, а потом и галстук. Охотник знал, что дальше идут брюки, ремень и ширинка и бельё. Он не мог, не мог это так неправильно расстегивать чужую ширинку, освобождать налившийся кровью чужое достоинство из узких боксёров. Он застыл не в силе, что-либо сделать. Он хотел этого, хотел и был омерзителен сам себе. Он не мог ни отойти, ни продолжить начатое. Кастиэль будто ощутил внутреннее сомнение Винчестера и взяв его руку положил её на свой ремень. Охотник терял контроль над собой, всё чего он хотел, это любить Кастиэля, везде и по-разному. Целовать его, трогать, приносить ему удовольствие, то чего он хотел, это так необычно, но так восхитительно. Дин трясущимися руками расстегнул ремень брюк и ширинку Каса, штаны сами упали вниз. Перед охотником открылся любопытный вид почти голый ангел с вставшим членом, который вот вот выпрыгнет из мокрых боксёров. Дин был в шоке, и не от вида голого мужчины, а от собственных чувств, будь на месте Каса кто то другой, Винчестера смутила данная ситуация, он бы спокойно послал нахер пьянчугу самостоятельно принимать водные процедуры. Но Кас… он не обыкновенный, его вид возбуждал Дина, пробуждал в нем бешеную страсть, что вот вот и сорвётся с цепи. Для Дина это было странно и так ново, он не хотел этого принимать, но остановиться он уже не мог, он не владел над собой. Будто он стоит в углу комнаты, а в его теле некто другой сейчас становится на колени и поглаживает член друга сквозь боксёры, будто это не он до одури возбужден. Охотник стягивает ненужную вещь с ангела, вид чужого члена перед лицом… Дин в шоке от себя самого, почему ему не противно, почему он хочет трогать и трогать горячую плоть, хочет приносить удовольствие. Рука Винчестера кольцом сжалась вокруг ствола, Кас в ту же секунду простонал и подался вперёд насаживаясь на ладонь. Это немного спугнуло Дина, ранее член был перед лицом буквально в 3 сантиметрах от него, а теперь он был на его губах. Дин поддался внутреннему наитию и обхватил головку члена губами, почувствовав солоноватый вкус Винчестер будто пришёл в себя. Он не был к этому готов, не так быстро. Он выпустил с громким чмоком член изо рта, настолько громким и пошлым, что оба мужчины возбудились ещё сильней. Дин встал на ноги и приказал Касу отбросить боксёры и штаны, снять туфли с носками. Охотник был уже заинтересован в продолжении, он решил принять свою голубизну, но постепенно не спеша. Он обошёл Каса и стал позади его. Бёдра ангела были немного женственные, слишком широковатые как для мужчины, аппетитная плотная и круглая попка при тусклом свете выглядит очень сексуально. Когда пернатый нагнулся чтоб снять носки Винчестер окончательно потерял контроль, он схватился за мягкие булки и впечатал свой пах между ними и начал судорожно тереться об них. Не выдержав напряжения он приспустил с себя боксеры (а именно только в них и был Дин, так как ранее, дремал в кровати) и разместив свой член между ягодицами Кастиэля начал толкаться и тереться между ними. Ангел не ожидал такого поворота событий и хотел было выпрямиться, но грубая ладонь давила на спину и приказывала стоять и дальше раком, вторая ладонь Дина схватилась за член Кастиэля и начала яростно ему надрачивать. Ангел был очень горяч, он стонал в приоткрытый рот и умолял Дина не останавливаться, просил больше. Это заводило охотника, однако когда пьяный Кас чуть не рухнул вперёд, Дин в последнюю секунду его удержал, заключая трясущегося Каса в объятиях. Винчестер не сдержался и засмеялся. Он подумал о том, что в соседнем номере спит Сэм, который услышав крики может примчатся сюда и увидев такое навеки заклеймит старшего брата гомиком. Дин в красках представил эту ситуацию и она была столь комичной, что даже возбуждение немного спало и затуманенный разум, немного начал приходить в себя. Дин велел Касу стать в душ. Подумав о том что это наверняка первый и последний раз когда они оба будут так близки, Дин решил не упускать возможность, включив тёплый душ, он снял с себя боксеры и стал рядом с Кастиэлем. Так близко они не были никогда, к тому же ещё и голые. Охотник впечатал ангела в стену и начал осыпать его поцелуями, шею, губы слегка колючие щёки, соски и ключицы. От ангела пахло спиртным и чем то сладким. Дин целовал нежно и аккуратно, желая подарить ангелу не похоть, а любовь, лишь раз он поцеловал его шею так требовательно, засасывая нежную кожу, оставляя свою отметину. Он гладил ангела, трепал его мокрые чёрные волосы, прикасался щекой к щеке. Он был так нежен и ласков, будто это и вовсе не Дин Винчестер. Ангел улыбался, замер не смея пошевелиться, он не мог поверить, что его человек не груб, как обычно, а до сумасшедшествия нежен. Дин приблизился вплотную к Кастиэлю, их члены соприкоснулись, от чего ангел довольно зарычал, а у Винчестера окончательно снесло крышу, он обхватил рукой два члена и начал толкаться вперёд, трется об член Каса своим и надрачивать при этом рукой оба члена. Второй рукой он грубо притянул Кастиэля к своим губам и бесцеремонно начал трахать своим языком рот ангела, тот пытался то ли отобрать главенство у Дина, то ли выгнать его. Для Каса это был его первый опыт, так что не удивительно, что он так быстро кончил, обильно заляпывая руку и член Винчестера и собственный живот. Вода быстро смыла его следы. Дин ещё надрачивал себе и целовал ангела, держась уже второй рукой не за затылок любовника, а упираясь в стену. Охотник был так увлечён поцелуем, он ему безумно нравился. Когда Кас начал медленно сползать по стене вниз, Дин сначала недовольно замычал, а потом начал беспокоиться, вдруг он переборщили и не стоило так спешить, он хотел подхватить небесного воина, но Кас не дался и полностью спустившись на колени резко впился пальцами в упругие ягодицы Винчестера, одновременно заглатывая его член до середины. От неожиданности Дин громко застонал и схватил Кастиэля за волосы прижав его как можно ближе к себе протолкнулся глубоко в горло ангела, полностью настаивая его рот на свой член. Кас начал задыхаться и недовольно ущипнул за попу Дина, тот отпустил железную хватку с головы и простонал прости. Пернатый стал активно посасывать член, время от времени с громким чмоком выпуская член изо рта и насаживаясь полностью на него, потом медленно выпускал до середины и вновь до основания, а потом всё повторяя. Дин гладил макушку ангела и тихо постанывал, любуясь на то как Кастиэль самозабвенно сосёт член, Дина не хватило на долго, он начал рычать и шипеть: — Кас я… сейчас. Это побудило ангела взять до основания член Винчестера в рот и слегка коснуться рукой его яичек. Дин кончил прямо в глотку, он наслаждался тем как ангел не сплевывает, а наоборот пытается всё высосать и выпить из члена Дина. Кас выпускает член с громким чмоком и толи от переизбытка чувств, толи от опьянения, то ли от всего вместе теряет сознание или засыпает. Дина это немного напугало он поднимает ангела, выключает душ, немного вытирает Каса ухаживает его на кровать и ложится сам рядом. Он обнимает его, прижимает к своей груди и Дину так хорошо, как никогда. Кастиэль такой тёплый, невинный и милый. Он воин небесный, источающий силу, сейчас тихо сопит на груди охотника. Дин чмокает Каса в губы и ощущает свой вкус, густые ресницы вздрагивают. Кажется ангел не просто очнулся, но ещё и протрезвел. Винчестер тихо, боясь отказа спрашивает у Кастиэля: — тебе не хочется это когда-нибудь повторить? — Дин, я хочу делать тебе приятно, только позволь мне — шшш малыш спи. Мы будем делать друг другу приятно, а покаместь поспи. И ангел с улыбкой на лице засыпает на груди любимого человека. Дин улыбаясь понимает, что любит этого пернатого чудилу, и что теперь ему придётся постепенно привыкать к голубым шутками Сэма.
Примечания:
В сериале Дин ведёт себя как ярый гомофоб, я решила немного уделить внимание на его внутренней борьбе с самим собой.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты