Идеальный

Слэш
R
Закончен
21
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Элиотт знает, что есть на свете идеальный человек.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
21 Нравится 6 Отзывы 3 В сборник Скачать
Настройки текста
Мой идеальный мальчик… Если природа и могла создать совершенство, она это сделала. В нем. В нем идеально все. Я не могу назвать ни одного его изъяна. За изъяны в нашей паре отвечаю я. Я больной, психованный, проблемный, зависимый. А он… А он мое небо и моя земля. Мой столп, моя опора, мой врач, сиделка, любовник, друг, сосредоточение всего хорошего, что есть в этой чертовой жизни. Как объяснить, что я замираю каждый раз, когда он смотрит мне в глаза? Такой стеснительный, такой робкий, и при этом такой сильный, стойкий, гордый, уверенный. Как? Как в нем это сочетается? Как может этот фантастический человек держать лицо на людях, поднимать высоко подбородок и просто идти сквозь эту жизнь. А потом приходить домой, закрываться в спальне и беззвучно плакать. Как в нем уживаются диаметрально противоположные эмоции? В одну и ту же секунду он может краснеть, смущаться, закрывать от меня лицо руками, и при этом четко, детально, подробно описывать все, что он хочет, чтобы я с ним сделал? Однажды он таким образом попросил, чтобы я добавил один палец к своему члену, когда трахаю его. Угадайте, кто краснел больше? Слава богу, он прикрывал лицо руками и не видел, как смутил меня. Особенно меня восторгает, когда во время секса я шепчу ему на ушко пошлости, а он смущается чуть ли не до слез, но стоит мне остановиться и замолчать, он отворачивает голову и просит говорить еще. Как, во имя всего святого, я умудряюсь в эти моменты не кончать? Не знаю сам. Он до сих пор стесняется находиться вместе в душе. Однако с таким рвением намыливает меня, что я уже начинаю думать, что ему просто удобно оставаться таким одуванчиком. Но подобные мысли улетучиваются, стоит мне увидеть его розовые ушки. Он краснеет даже ушами. Это вообще законно? Он прекрасен, настолько, что у меня перехватывает дыхание. Кто еще будет настолько ненавязчиво кормить меня таблетками от биполярки? За все время, что мы вместе, я ни разу не почувствовал себя пациентом. Конечно, ему нужно было время, чтобы привыкнуть к моим причудам, но он сделал это так быстро, легко и естественно, что я даже не заметил его усилий. А ведь они были. Теперь каждое утро меня ждет идеальный черный кофе и горстка таблеток рядом с чашкой. Он ни разу не проверял, пью ли я их. Ни единого раза. Просто оставляет рядом с чашкой, а пить или нет – мой выбор. И я пью. Ведь точно знаю, что он не бросится как наседка уберегать меня от пары бутылок пива или от косяка. В этом, конечно, преимущество гомосексуального партнерства. От сочетания таблеток и алкоголя я пьянею слишком быстро. И угадайте, кто тащит меня домой на себе? Верно, мой потрясающий Лука, а я напомню, что он ниже меня на полторы головы и легче килограмм на пятнадцать. И ни разу он не обвинил меня в безответственности. На удивление, в отличие от Люсиль, он вообще не замечает моего повышенного сексуального темперамента. Она уставала, жаловалась. А он полон энтузиазма и огня. Неизвестно еще, кто кого затрахает быстрее. Этот невинный ягненочек с огромным глазами, тот еще нимфоман. Довелось нам как-то провести три дня друг без друга. Так он, вернувшись домой, с порога сбросил с себя все шмотки, запрыгнул на меня и так грозно пообещал меня удушить ночью подушкой, если я его не трахну минимум трижды в ближайшие часы, что я, если честно, испугался. Стоило мне заикнуться о работе, как он притащил из ближайшего газетного киоска сигареты и стопку тонких газет с объявлениями. Как старомодно. Как будто для меня. И это он нашел объявление о работе в видеопрокате. Еще более старомодно. Кто сейчас берет диски на прокат? Он берет. И теперь я не нахлебник, я работаю. И с каждой зарплаты покупаю ему цветы. А он зарывается в них носом и улыбается такой счастливой улыбкой, что у меня сердце хочет взорваться от переполняющей его любви. Он боится, до сих пор боится, что я могу от него уйти. И пускай это отвратительно с моей стороны, но я благодарен, что он не воспринимает мою любовь как должное. Я корю себя, ведь хочется, чтобы он чувствовал себя в безопасности. Знал, что я не променяю его ни на что другое. Ни на кого другого. Но в глубине души мне приятно, что он меня ревнует. Я обожаю его редкую властность. Мой маленький. Хрупкий. Вчерашний девственник, который чуть не упал в обморок от волнения, когда я впервые предложил ему быть сверху. Теперь это молчаливый дьявол. Он может подойти, положить мне руку между лопаток, чуть надавить, а дальше мне остается только покорно стонать. И умолять его ускориться. Это же просто незаконно иметь такую выдержку в восемнадцать лет. Боже, однажды он трахал меня на протяжении полутора часов. Медленно. Под конец я стоял в проеме окна нашей квартиры в три часа утра и тихо выл. Он был прекрасен. И умудрился покраснеть, когда я сообщил, что теперь не сожмусь несколько часов. Черт, если бы хоть кто-то, кроме меня, увидел, как он сжимает в пальцах свои волосы, когда я имею его, мне бы пришлось убить этого человека. Потому что нельзя такое увидеть и не захотеть стоять перед ним на коленях всю жизнь. Он так выгибает свою длинную шею, так приоткрывает рот, так дрожит ресницами, что я забываю дышать. Он регулярно приходит ко мне на работу, чтобы утащить в кладовку в подвал и отдаться мне. А если кто-то заходит в магазин, то он смущается и велит говорить, что мы расставляли диски на полках. Мой хороший. Мы не расставляем там диски. Там он стоит на коленях и давится моим членом. Показательно так, театрально, со слезами на глазах, с удушьем, с хрипами. Знает, как меня это заводит. Знает и поддерживает, хотя кто угодно назвал бы меня грязным извращенцем. Он держит меня. Мягкой и уверенной рукой. Всегда знает, что я хочу сказать, даже если я сам не могу это сформулировать. Всегда знает, когда меня заносит. И всегда знает, как это сгладить. Рядом с ним я чувствую себя нормальным. Большую часть времени. А если начинаю сомневаться, осекаюсь, со страхом смотрю на него, он просто едва заметно качает головой и улыбается. И я успокаиваюсь. Мой Лука. Мой прекрасный Лука. Мой идеальный Лука. Чем я заслужил его? Хотя, скорее всего, я не заслужил. Просто однажды в школьном коридоре какие-то высшие силы просыпали мне на голову волшебный котелок с счастьем. И вот оно. Со мной. Звучно храпит на подушке. Кто бы мог подумать, что такое хрупкое, хоть и сильное тело может издавать такие громогласные звуки. Да, я придурок, но он даже храпит идеально. Кто еще смог бы так спокойно принять период моей депрессии? Я, как обычно, почувствовал себя лучше. Не выпил таблетки один раз. Потом забыл во второй. И вот спустя неделю лежал ничком на диване. Кто еще додумался бы поцеловать меня и языком впихнуть в рот капсулу лития? А он впихнул. И извинился. Боялся, что я сочту это предательством и насилием. Следующую я уже взял сам. Кто, как не он, смог бы просто находиться рядом? Читать учебник по биологии, стирать наше белье, обтирать мое бренное тело влажной губкой. Кормить меня тостами вместо опостылевшей каши. Кто вообще придумал, что надо кормить таких, как я, жидкой пищей в моменты недееспособности? Он решил, что тост подойдет лучше. И тост подошел. Просто тост. С маслом. Крошки с моей груди он собрал губами. Лука. Он такой. Хитрый, умный, властный, нежный, мягкий, наивный, невинный, развратный, сильный, ведомый, несгибаемый, чувствительный, уютный, неудобный, сложный, красивый, податливый, твердый, непримиримый, всепрощающий, вредный, ласковый, любящий, разный. Любимый. Идеальный.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты