Запрещённый приём

Слэш
R
Закончен
2
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Метки:
Описание:
Лёша привык, Лёша не жалуется.
Посвящение:
Главному Лёмеру этого мира, хд.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Кассеты

Настройки текста
Куча посмотренных кассет, большая половина из которых всё ещё ютилась в вытащенных коробках, были небрежно разбросанны по полу, вперемешку с комиксами, что принёс Лёша ещё днём. Прочитать-то они их прочитали, но убрать от греха подальше хотя бы на стол(чтобы не порвать) забыли, или просто не хотели. Лень? Возможно. Вставание с мягкого пола заняло бы целую вечность, особенно на полный желудок. Кола и чипсы в невероятном количестве, всё как и подабает канонам типичной посиделки друзей. Было уже поздно - сколько точно не понятно, да и не важно, Лёша всё равно пришёл с ночёвкой, как обычно не отпросившись. У него буду проблемы, но он не жалуется, привык. —Я всё ещё думаю о том, что ты не отпросился...— —Меня бы и не пустили.— Пожимает плечами Перечников, загребая очередную горстку чипсов, пока Ерёмин тяжело вздыхает. —А пропустить кино-ночь с тобой мне страшнее, чем, эм.. Выговор от матери, юноу.— Барабанщик жуя подмигивает Роме, и делает свои коронные пистолетики пальцами, тыкнув ими парня пару раз в плечо. Ёжик легко улыбается, отвлекаясь от разглядывания пола на фильм. Уже почти конец. Снова вздох. —Ты так вздыхаешь, будто меня бить будут, чувак, ха-ха.— Перечников не планирвоал это говорить, так вышло случайно, от чего он замешкал в конце. Горло першит. Рома хмурится, поворачивая голову в сторону Лёши и пристально смотрит ему в глаза сверкающим взглядом, чуть не плача. Оба знают, что это не так. Один не жалуется. —Я не хочу чтобы из-за меня у тебя были проблемы.— Басист поджимает губы и отворачивается, упираясь лбом в лежащие на коленях руки. —Ты не в чём и не виноват, я же сам пришёл, м?— —Не знаю зачем я решил тебя позвать...Я же...Я же знал...— Ком вышел, первый всхлип. —Воу, хэй, чел.— —Надо было хотя бы без ночёвки, это- *всхлип* это тупо!— —Всё круто, эй, чего ты разревелся то, глупыш?— Лёша отставляет миску с чипсами на пол, и одной рукой приобнимает дрожащего Рому. "Глупыш"? Это останется у Ерёмина в памяти надолго. —Я клянусь тебе на всех своих ёбаных пластинках, что всё будет супер. Я же мастер вра..- переговоров!— Ответа не последовало, только всхлипы, грустное мычание, и неразборчивые бормотания себе под нос. Перечников придвинулся ближе, поглаживая басиста по спине и чмокая того в макушку. Особо это не помогло. Не видя другого выхода из ситуаци, барабанщик вздыхает и садится прямо, прохрустев костяшками пальцев, разминя кисти. Вот тогда-то Ерёмин и опомнился, чуть приподнимая голову на Лёшу, чтобы убедиться, что он не... Он да. —Ты вынуждаешь меня использовать запрещённый приём...— —Что?! Погоди, нет!— Рома резко вздрагивает, и выпрямляясь поднимает голову полностью, открывая чуть заплаканное лицо, которым Лёша никогда не мог налюбоваться. Видеть его красные от слёз глаза и щёки было ужасно больно. Каждый раз. Независимо от причны. Кудрявый перебарывает себя, и ехидно улыбаясь "набрасывается" на Рому, повалив того на пол, где была куча из двух пледов, от чего Ерёмин краснеет ещё больше, оказавшись под Лёшей. Они смотрят друг на друга сверху вниз, пока Лёша не наклоняется прямо к уху Ромы, от смущения розовому, и не прошёптывает: —Тебе конец...—Басист распахивает глаза. Не успел он и вздохнуть, как Перечников, обхватив ладонью его нижнюю часть лица, начинает атаковать поцелуями и бодать носом во все места, куда только можно дотянуться. Рома интуитивно обвивает Перечникова руками за шею, дав тому полную свободу. На каждый его поцелуй, на каждое касание, тело Ерёмина хоть как-то да отвечало: дрожью в шее, хмыком, сжатой на спине ладонью или согнувшимся коленом. Даже если Рома молчал, Лёша всё равно ощущал все эти маленьке и не очень реакции. —Не-ет! Хах...Н-не честно!— Ёжик смеётся и дрыгается от щекотки, а Лёша и не думает останавливаться, продолжая лишь с большей интенсивностью. Иногда он задевал его лицо своими волосами, что заставляло Рому смеятся ещё больше. Знакомый запах дома Перечниковых, сладкой мяты, и песочного табака. Хоть басист и был против сигарет, запах Лёши он просто обожал. Терпкий, резкий, но до жути приятный и удивительно лёгкий. Сплошная магия. —Я так люблю твой смех, знаешь...— Барабанщик спускается ниже, медленно приближаясь к шее. Это он решил оставить на дессерт. —Он невероятный... Будто колокольчики над дверью в том... магазине без вывески...Я уже.... даже не помню его...название.— Сквозь поцелуи и нехватку дыхания, но предложение было законченно. Рома улыбнулся, смущаясь услышанным словам, и открыл рот чтобы ответить, как вдруг... Немое слово, Поцелуй в шею. Долгий, мягкий, разливающийся по всему телу. Сопровождённый обжигающим кожу дыханием и запахом Алексея. "Пожалуйста, только не уходи. Поцелуй ещё: с правой стороны, ниже, выше, где угодно, только не отстраняйся от меня." Ёрёмин сдерживает слёзы, кусая губу. Он слишком эмоциональный, его самого это раздражает. Сердце вот-вот выпрыгнет из вздымающейся и опускающейся груди, Рома тяжело дышит и сжимает ноги, скрестив голени. Рука басиста лезет Лёше в кудри, и легко сжимает их в ладони, издав тихий стон, когда барабанщик, причмокнув, отстраняется, и бодает это место носом, щекоча кожу. Это было невероятно, хотелось чтобы этот момент длился целую вечность, повторяясь снова, снова и снова. Через сколько секунд, или даже минут Лёша отстранился осталось загадкой. Он нехотя отрывается от шеи Ерёмина, погладив пальцами образовавшееся розовое пятнышко, и смущённо улыбается, переводя взгляд с пятна, на владельца шеи. Кажется Лёша перестарался. Зацелованный лоб, нос, щёки. Полностью красное, смущённое, но счастливое лицо Ромы, и такое же запыханное лицо Лёши. Тёплый поцелуй в шею, как завершающаяя точка. —Не честно...— Рома отводит взгляд и прикрывает рот рукой, прокручивая поцелуи в голове. —Нельзя так...быстро...— —Да ладно?— Лёша улыбается и начинает смеяться, поправляя Ерёмину выпавшие прядки, пока тот, краснея, жмурится. Руку Ромы без спроса отодвигают в сторону, раскрывая вид на его губы. Рома смотрит на барабанщика снизу вверх, пытаясь побороть робость и действовать первым, но не успевает. Лёша еле заметно облизывает сухие губы, и медленно наклоняется к лицу басиста, наконец целуя его. Не глубоко, очень осторожно, делая короткие передышки. Правая рука баиста с затылка медленно тянется к уху, и останвливается на щеке, пока вторая держится в районе спины. Лёша ухмыляется, и касается появившейся на его лице ладони своей, мягко целуя её, уперевшись носом в аккуратные пальцы, и снова возвращается к губам. —Ромик...у меня ноги устали...— Сквозь поцелуй мычит Лёша, поглядывая из подлобья на басиста. —Мм..а у меня руки...— —Давай-ка...— Перечников приподнимает Рому за талию, помогая тому подняться и принять сидячее положение. Как-то так вышло, что теперь Рома сидел прямо на ногах Лёши, создав более интимную обстановку, хотя куда ещё больше. Рома целует первый. Кудрявый сжимает басиста мягкими от кофты руками, и неспешно выдыхает носом, не отрываясь от Ерёмина. Стало тепло, по телам снова побежали мурашки, мягкие звуки губ смешивались с приглушённым на фоне фильмом, вроде бы "Завтрак у Тиффани", хотя какая им была до этого разница. Останутся пятна? Неважно. Они чувствствуют близость, вот что важно, а последствия абсолютно не волновали. Ни родители, ни ребята, ни продовщица Зина, что так и наровит спросить про малейшие твои изменения, и доложить всему району. Сколько времени прошло? Кажется уже светает. —Я..я тебя люблю, Лёш...— Говорит Рома, стоя в корридоре, пока барабанщик завязывает шнурки. —Я тебя больше, глупыш.— Лёша поднимается и неуспев ничего сделать, оказывается обнятым Ромой. Настолько сильно, насколько Рома мог его обнять. —Пожалуйста, позвони мне как всё пройдёт, ладно?— —Обещаю.— Поцелуй в макушку. Всё будет хорошо, Лёша привык. Лёша не жалуется.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты