Мэйхуа

Джен
PG-13
Закончен
10
автор
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Описание:
Вэнь Нин оплакивает смерть сестры и ищет смерти для себя
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
10 Нравится 8 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
Они возводят надгробие для сестры. Они возводят надгробие, и это, наверное, глупо. Прах ее может быть здесь... или там... где угодно в ущелье. В конце концов, его ведь развеяли по ветру. Даже в солнечный день здесь темно и уныло, и Вэнь Нину невольно вспоминается Луаньцзан. Ни красок, ни цветов — сестре бы здесь не понравилось. Наверное, ей во много раз тяжелее покоиться тут, в месте, где нет жизни — когда она так сильно любила жизнь. Любила жизнь, спасала жизнь... даже ценой своей. А-Юань какое-то время стоит подле надгробия, опустив голову и сложив ладони в молитве. Он хороший ребенок, правильно воспитанный, но он живой, и его ждут заботы живых. Вэнь Нин мертв, а потому он провожает его сколько может, затем, отговорившись какой-то ерундой, возвращается обратно. Садится подле надгробия и начинает пропускать сквозь пальцы сухую землю. Здесь ничего не растет, даже самая неприхотливая трава. Здесь ничего не растет, а ведь сестра так сильно любила цветы сливы... Идея приходит к Вэнь Нину внезапно. Она безумная и совершенно невозможная — такие обычно осеняли молодого господина Вэя. Вэнь Нин провел с ним всего ничего и, надо же, — заразился. Идея совершенно невозможная, однако Вэнь Нин продолжает вертеть ее в голове. Если ему удастся... если ему и вправду удастся, он сможет наконец-то успокоиться и упокоиться. Сливы он находит в деревне неподалеку. Крестьяне в ужасе разбегаются перед ним, и никакие слова, даже самые мягкие, не в силах побороть их страх перед лютым мертвецом. Вэнь Нин рвет плоды непослушными, негнущимися пальцами и, набив полные карманы, уходит восвояси. Дорога назад кажется ему бесконечной, но наконец заканчивается и она: надгробие на могиле сестры манит его, словно маяк. Вэнь Нин прислоняется к нему спиной и, высыпав ворованные сливы на землю, начинает счищать мякоть с косточек. Это дается ему с трудом — мертвецы восстают не для этого. Они восстают, чтобы убивать и рвать пальцами плоть, пробивать в теле страшные дыры — не чистить сливы. Когда у Вэнь Нина набирается полная горсть косточек, он разрывает швы, вынимает тряпки — там, где его проткнула рука Не Минцзюэ — и бросает косточки в пустоту своего тела. Мысль проста и даже гениальна: мертвое тело всегда питает новую жизнь. Траву на могиле, червей или падальщиков. Вэнь Нин надеется выкормить собой сливу. Но он не просто мертв — в этом-то вся и проблема. Наверное, даже молодой господин Вэй не скажет, как поведет себя темная энергия в таких условиях, однако Вэнь Нин надеется и ждет. Ждать приходится долго — не день и не два. Слива в нем дремлет, и сам Вэнь Нин тоже погружается в дремоту. Лютые мертвецы не могут спать, но Вэнь Нину все кажется, что он спит. Спит и видит далекое прошлое. Сестру, бабулю, А-Юаня, Четвертого дядюшку. Иногда даже молодого господина Вэя, каким он был тогда на состязании лучников. Лето сменяется осенью, а осень — зимой. На Вэнь Нина цепляются легкие осенние паутинки, а затем его заносит снегом. По самую макушку, снег забивается в нос и рот, забивается и не тает. Да и какая разница? Вэнь Нину все равно не нужно дышать. Со стороны он, наверное, похож на сугроб. Сугроб или продолжение надгробия. Когда зима переваливает за середину, косточки сливы в нем наконец оживают. Вэнь Нин чувствует, как внутри него зарождается новая жизнь, как она тянет из него соки и силы, и самую душу, и отдает их ей без остатка. Ростки пробивают его грудь уже на следующий день — обычной сливе понадобилась бы для этого целая вечность. Ростки прямые, тонкие и острые, словно стрелы, они растут и вытягиваются просто на глазах. Хищная темная энергия окутывает их, словно вторая кора. Слива — сливы — выпивают Вэнь Нина и разрастаются ввысь и вширь. Ему кажется, что он снова жив, что он снова чувствует свое тело — хотя и не так как прежде. У него десятки рук и сотни тонких пальцев-сучьев, крепкие ноги раздвигают сухую, каменистую почву и пьют талый снег. Сознание Вэнь Нина словно существует в двух местах: оно затухает в ослабевшем, мертвом теле и разгорается, перетекая вместе с древесным соком от корней к тонким веточкам и назад. Еще совсем чуть-чуть — и Вэнь Нина не станет. Еще совсем чуть-чуть — и он родится вновь. Вэнь Нин обретает новую жизнь в самом начале весны. Кровь его распускается на ветках сотнями сотен ярко-розовых цветов. Теперь у сестры и впрямь достойное надгробие. Корни Вэнь Нина расползаются по всему ущелью, питаясь всем, что только можно найти. Ему хочется жить, и он живет, купая в лучах бледного весеннего солнца свое новое сильное тело. Наверное, со стороны это красиво: белый снег, розовые цветы и кружевная кайма темной энергии. Вот бы его сейчас увидела сестра... Вот бы... У Вэнь Нина больше нет лица, но он вдруг чувствует теплое касание — чувствует и узнает: именно так касалась его когда-то сестра. Он ждет, что это тепло исчезнет, но оно все не исчезает — и вливается в него, глоток за глотком. Корни Вэнь Нина, крошащие стенки ущелья, поглощают давний, рассеянный ветром прах. Теперь он знает, где на самом деле лежат останки Вэнь Цин. Не там, где они с А-Юанем строили надгробие, но это нестрашно. Сестра теперь с ним и останется с ним навсегда.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты