Пожалуйста, ещё, папочка

Слэш
R
В процессе
3
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 4 страницы, 2 части
Описание:
«Задержан политик Драгон!», «Будет вынесен приговор по делу…» - пестрят заголовки интернет-статей и раздается с каждого канала. В очередной раз опуская дубинку, Эйс слышит: «Пожалуйста, ещё, папочка».
Посвящение:
Мемам в соцсетях
Примечания автора:
Данная работа не несет никакого призыва и носит исключительно развлекательный характер. Все совпадения с реальными событиями и людьми случайны.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 3 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Эйс ненавидел свою жизнь, фактически, он ненавидел весь мир. Иногда он себе в этом даже признавался. Поводов к этому было вагон и маленькая тележка: трудное детство, полуголодное, на попечении отбросов общества; про нормальную семью не стоило и заикаться – младший брат и дед, который не появлялся месяцами; отсутствие друзей и куча недоброжелателей, оставленных в наследство бедовым папашей.       Роджер – один из тех, кто создал новую эру, поднялся в лихие бандитские годы и также бесславно подох. «Туда ему и дорога,» - говорили простые обыватели. Мать – Портгас Ди Руж – умерла родами, оставив своего сына круглым сиротой.       Это ему поведал дед – очевидец недолговечной славы преступника и жертвы матери для своего дитя. Едва ли такое нужно сообщать маленьким детям, но Эйс – другой, повзрослевший раньше сверстников, отверженный целым миром. Вся его жизнь с момента рождения – долгая и мучительная смерть, страдание, неизбежное, как чумная горячка.       Выбора ему не давали, ни, когда он рождался, ни после – когда подписывал несчастный контракт. Дед – военный старой закалки с громким именем Монки Ди Гарп – сделал то единственное, что считал верным для своего внука: дал свою фамилию и возможность жить нормальной жизнью.       Только вот нормально – не для Эйса.       В восемнадцать, кое-как закончив школу, по научению Гарпа пошел контрактником. Эйса поселили в общежитии, выдали форму и запустили по конвейеру государственных винтиков и шестеренок, названной дозором. В целом, если смотреть объективно, то жизнь начала налаживаться – кормили сытно, делу обучали, даже деньги платили. Мог ли кто-то такой, как Эйс, претендовать на лучшее?       Эйсу двадцать и он уверен, что военное дело – не то, чем бы он хотел заниматься до конца своих дней. Эйс – нелюдим, дик, груб, не любит выполнять приказы и плохо воспитан, сослуживцы его терпят, но не любят. В других областях у него перспектив ещё меньше (он с трудом окончил школу) но ... Эйс жаждет свободы и где-то там на неё есть надежда.       Последний год службы знаменует событие крупного маштаба. «Задержан политик Драгон!», «Будет вынесен приговор по делу…» - пестрят заголовки интернет-статей и раздается с каждого канала. Прежде сонный, забитый народ возмущен и не стеснятся продемонстрировать это.       Власти с целью недопущения беспорядков привлекают для помощи полиции различные ведомства, в том числе дозорных, служащих по контракту.       Эйс этому не сказать, что рад. Он любит драться, он в любой момент готов вспыхнуть и начистить кому-нибудь морду, он, как гребаный Халк, всегда зол. Но. Для него есть разница между личными разборками и тем, что подкидывает начальство сейчас.       По площади идут люди, целая толпа. Они орут кричалки, кричат требования, требуют свободы. Не только и не столько для отдельного человека, но для всех людей в целом. «Ладно,» – Эйс признается себе, – «большая часть ведет себя спокойно.» Если бы не злополучное «Но». У Эйса есть приказ, требующий выполнения. Так что постепенно отряд дозорных пытается взять отколовшиеся группки людей в кольцо. Их отряд – песчинка в уличном океане, готовом взбунтоваться в мгновение ока.       Парни в масках, закрывающих лицо до носа, врываются в цепочку дозорных, уводящих мужчину. Они кидаются им на спины и руки, хватают несчастного за капюшон и тянут на себя, будто в соревновании на канатах. Эйс чувствует, как на голову, прикрытую шлемом, обрушивается удар. Защищаясь, скорее на автомате, чем осознанно по-началу, Монки Ди перехватывает дубинку и бьет наотмашь. Стихия – вещь непредсказуемая и неуправляемая. Начинается полноценная драка, стенка на стенку, один большой слэм. Распихивая людей вправо и влево, Эйс старается не потерять товарищей – его просто могут затоптать. Прибывает подмога. Толпа враз редеет, льется прыткими ручьями в стороны дворов.       Эйс не может остановиться. Его кровь – подожженный бензин – полыхает так, что не затушить никакой водой. Но никакой воды и не требуется. В очередной раз опуская дубинку, Эйс слышит: «Пожалуйста, ещё, папочка». На секунду, дьявольскую, растянувшуюся так, что вселенная вот-вот треснет по швам, схлопнется в черную дыру, он чувствует, как расширяются его зрачки. Сердце бьет набатом, но в ушах тишина. Не слышно ни крики людей, ни вой машин. Пустота. Такая же отражается в глазах парня напротив. Его зрачки почти закрывают радужку, из-под шапки выглядывает светлая прядь и красный шрам, спускающийся через глаз на скулу. Лицо скрыто шарфом, так что всё что видит Эйс – это глаза с его отражением в них. «Безумие,» - единственная мысль мелькает в раз опустевшей голове. Люди вокруг сливаются в размытое пятно и ничего больше не существует.       Вместе с гулом в ушах Эйс осознает себя в отделе. Камеры под завязку забиты людьми и, какой-то частью, Монки даже рад, что его функции на сегодня выполнены. Тот парень не покидает его мысли. Эйс не может объяснить собственные чувства, он не знаток в тонкостях человеческой души, даже своей. И ему в голову не приходит ничего лучше, чем выпытать у коллеги, который занимался регистрацией всех задержанных, данные того парня.       Сабо. Знакомые буквы жгут по живой плоти, заставляют кровоточить, поднимая давно похороненные воспоминания. Таких случайностей одна на миллион. «И пусть это будет обманкой и насмешкой судьбы,» - Эйс болезненно кривит губы. Попытаться стоит. Хотя бы ради того жара, который прокатился от головы и до пят от одной фразы.       Телефон в руках мелькает экраном с набранным номером. Решиться сложнее, чем прыгнуть с утеса. Эйс – не трус, но в груди все сжимается и болит. Так страшно ему не было уже лет десять. «Чтож, самое время повторить,» - решает он и нажимает вызов.
Примечания:
Случайный пост из твитера, скинутый автору в вк, ночь размышлений, и рождение первого слэша в моей жизни.
ПБ открыта
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты