Посягать на принадлежащее синоби...

Гет
NC-21
Завершён
59
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Мэй гуляла по лесу у деревни. На девушку напали, похитили. Синоби начал беспокоится, куда пропала его любимая неведьма, когда та не вернулась домой после заката. Он поднял на уши всю деревню, но все как один не знали, куда могла подеваться кицунэ. И потому Кадзу покинул деревню и три дня без сна и еды искал её, а когда нашёл – озверел от увиденного.
Примечания автора:
4.02.2021 №41 в фэндоме "Клуб Романтики: Легенда ивы"
5.02.2021 №36 в фэндоме "Клуб Романтики: Легенда ивы"
6.02.2021 №28 в фэндоме "Клуб Романтики: Легенда ивы"
7.02.2021 №18 в фэндоме "Клуб Романтики: Легенда ивы"
8.02.2021 №14 в фэндоме "Клуб Романтики: Легенда ивы"
9.02.2021 №15 в фэндоме "Клуб Романтики: Легенда ивы"
12.02.2021 №20 в фэндоме "Клуб Романтики: Легенда ивы"
20.02.2021№37 в фэндоме "Клуб Романтики: Легенда ивы"
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
59 Нравится 5 Отзывы 7 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Маленькая лисичка испуганно жалась к ноге синоби. Её взору открывалась ужасающая картина: в ногах ниндзя лежало около десятка человеческих тел. Не осталось ни единой живой души на залитой кровью снежной поляне, помимо их с Кадзу. А началось всё несколько дней назад. Мэй прогуливалась по лесу возле деревни. Она частенько выходила размять ноги и поболтать с Сино-Одори. Общество ёкая ей было всё же приятней, чем жалкие попытки не поругаться с Азуми. Да и постоянно отвлекать Кадзу или Такао от дел девушка не хотела. Вот и сегодня, по окончанию магических тренировок с дзёнином, Мэй решила встретиться со своей хорошей знакомой. Сино-Одори обещала показать ей одно место, которое обязательно должно было понравиться как лисице, так и Кадзу. Скоро наступит День всех влюблённых, и девушка сначала хотела сделать сюрприз синоби и подарить шоколад. Но его нужно было ещё создать. А этого кицунэ ещё не умела. Пока что она продвинулась лишь в иллюзиях. Готовка не была коньком Мэй. И потому девушка всё же согласилась на предложение Сино-Одори показать укромное место. — Я же говорила, что тебе понравиться, — улыбнулась ёкай, обнажая острые как лезвия зубы. В присутствии Мэй Сино-Одори редко надевала гребень. Толи потому что доверяла ей, толи потому что не видела смысла прихорашиваться перед «лисичкой, которой в пору бегать в шерстке, а не ходить на двух ногах да ещё и в человеческом одеянии». — Да, — Мэй просияла, — здесь очень красиво, — девушка повернулась вокруг своей оси, рукавом сбивая снег с куста можжевельника. Маленькие кристаллики взмыли в воздух и закружились в причудливом танце вокруг кицунэ. — Спасибо тебе, Сино-Одори, — девушка поклонилась, — я думаю, Кадзу понравиться это место. — Ох, и что ты только нашла в этом человеке? — грустно спросила Сино-Одори. — Люди меняют не облик, они меняют душу. Помни об этом. Сказав это, Сино-Одори повернулась и исчезла, словно её и не было секунду назад здесь. «Наверное, я её чем-то обидела, » — пронеслось в голове Мэй. — «Нужно будет завтра извиниться». Вот только намерение кицунэ в жизнь воплотить не успела. Сзади послышались глухие шаги, словно кто-то крался. Короткая боль и мир померк. * В деревне синоби. Вечер того же дня. — Да говорю тебе, Такао, раньше она всегда возвращалась до заката! — рычал на друга черноглазый синоби, словно взывая к здравому смыслу. — Вообще-то, не всегда, — вмешался Сатоши. Его Кадзу отвлёк от подготовки к новому заданию. — Вспомни, когда она ходила за картиной. Всё проворачивалось под покровом ночи. Или когда тебя не было, она ходила с Сино-Одори за гребенем. Или…  — Заткнись! — перебил друга Кадзу. Он носился по комнате дзёнина, лихорадочно заламывая руки и бормоча себе под нос. — Вот же глупая. Глупая. Не осторожная. Беспечная. — Кадзу, мальчик, — обратился к синоби дедушка Чонган, — успокойся. Она не глупая девка с соседней деревни, а юная кицунэ, которая смогла договориться с ёкаями о мосте для деревни. Они ей никак не угрожают. Но слова старого ниндзя никак не повлияли на синоби. Он продолжил бы и дальше носиться по комнате, если бы не открылась дверь и в неё не просочилась тонкая фигура. — Докладывай, Асуми, — кивнул вошедшей Такао. — В лесу было замечено чужаков. Говорят, их видели дети. — Что же, — Такао сложил руки замком и приложил к губам, — теперь мы точно знаем, что это не ёкаи. * Где-то в пещере. — Ух, какая, а кожа, а руки, так и съел бы! — грубый незнакомый голос полный восхищения пробился сквозь тьму. В голове начало проясняться и Мэй открыла глаза. Она лежала на соломенном настиле в пещере, освещённой только светом от костра. Вокруг неё склонились четверо дородных мужчин. Их лица показались девушке знакомыми. «Точно, я их видела, когда возвращалась с гребнем к Сино-Одори, » — осознала Мэй. — Проснулась, — сказал коренастый мужик с черной кудрявой бородой. Он больше походил на бандита, а не солдата императора. — Ну ничего, так даже интересней будет, — он громогласно загоготал, а вместе с ним и его неприятные друзья. — Не бойся лисичка. Если будешь посговорчивей, быть может даже удовольствие получишь, — мужчины захохотали, а девушка попыталась отползти к стене, но осознала, что совершенно не может пошевелиться. Она испуганно посмотрела на рыжего солдата, сидевшего ближе всех к ней. — Даже не думай, — ответил он. — Эти путы магические. Попытаешься сбежать — тут же получишь магическое истощение. Шевелиться они тебе не позволят. — Равно как и превратиться в лису, — все четверо заржали. На глазах Мэй выступили слёзы. Она боялась. Действительно боялась. Но не мужчин и не того, что они с ней сделают — пусть хоть убьют. Она боялась того, как отреагирует Кадзу, когда узнает, что с ней сделали или сделают эти разбойники, солдатами их назвать язык у девушки уже не поворачивался. Если узнает, конечно. — С ней же вроде бы всегда один парнишка ошивается, — задумчиво почесал затылок лысый мужчина, сидевший дальше всех у костра. — Видать, надоела девка, вот и выбросил, — отмахнулся чернобородый. — Ничего, нам больше достанется. Мужчина хищно оскалился и под одобрительные возгласы своих коллег склонился над связанной по рукам и ногам девушкой. Он схватил воротник кимоно и с треском порвал нежную ткань со словами, что одежда ей сегодня не понадобиться. Мэй вздрогнула. Это был подарок Кадзу. Она пыталась отвлечься, когда сальные губы бородатого прикоснулись к её шее, оставляя красный след. Пыталась закрыться, когда он распахнул ворот. Но сильные мужские руки распутали несколько узлов на руках и ногах, отделив их друг от друга и развели в разные стороны. Теперь она могла лишь только плакать — кричать девушка тоже не могла — в рот ей быстро вставили кляп. — Не хватало ещё что бы она язык себе отгрызла, девка этакая, — пояснил товарищам рыжий. — Не люблю трупов иметь. После этих слов в душе девушки что-то оборвалось и она жалобно заскулила. Мэй отчаянно желала превратиться в лису, убежать отсюда. Скрыться подальше от этих страшных людей. Но как бы она не пыталась воззвать к своей магии, ничего не получалось. — Да не рыпайся ты, всё равно ничего не выйдет, — рявкнул бородатый, снимая доспехи. Под ними оказался массивный живот, свидетельствующий о том, что солдат давно забросил тренировки и промышлял пьянством и объедался. От вида огромного, полуобнажённого мужчины и его троих таких же друзей, Мэй стало плохо. Она пожелала провалиться в небытие, но сознание упрямо не хотело ускользать, цепляясь всеми силами за девушку. Тем временем мужчины разделись полностью и принялись стаскивать остатки одежды с девушки. — Красивая, — мечтательно протянул безбородый мужчина, самый младший с виду. До этого он сохранял молчание. — Даже жалко портить. Может в бордель продадим? А что, им гейша, пусть и бывшая, в диковинку будет. А то, что кицунэ — так двойную цену заплатят. Всяких извращенцев полно. — Молчал бы ты, Сизый, — гаркнул на него чернобородый, — кицунэ — опасные звери. В плену их может удержать либо большая любовь, либо нити, подобные этим. — Да и когда нам ещё попадётся возможность поиграть с ученицей самой Сумико? Пока Мэй пыталась придумать, как ей вызволяться из этой ситуации, её окончательно раздели. Воин с темной бородой устроился между её ног, раздвигая из максимально широко. Головка его члена была у входа. Девушка попыталась было свести ноги, но получила пощёчину.  — Что я тебе говорил, дурная лиса! — крикнул бородатый. Он схватил Мэй покрепче за ноги и резко, без подготовки вошёл до упора. Из глаз кицунэ полились слёзы боли и унижения. Теперь она больше не сможет даже смотреть в сторону Кадзу. Просто не сможет. Если, конечно, переживёт сегодняшнюю ночь. Огромная потная ладонь мужчины переместилась с бедра на нежную грудь и больно сжала, вызвав ещё больше слёз. — Не реви, лисица, тебе будет приятно. Ты будешь ещё умолять нас продолжить, — склонился над девушкой лысый мужчина. Он ласкал себя, постепенно сменяя темп, подстраиваясь под движения его черноволосого друга. Мэй захотелось плюнуть ему в лицо, но во рту по-прежнему был кляп. Следующие несколько часов, а может и дней, мужчины развлекались с ней по очереди. Они избивали её, резали, имели в разных позах, кончали ей на грудь, ноги, живот, лицо. — А может, пусть она того? — сказал рыжий, — Ну, минет сделает? Говорят, зыки кицунэ нежнее любой искусительницы. — Ага, Сад, что бы она тебе откусила всё самое дорогое? — заржал лысый. — Можешь попробовать, но я бы не хотел потом объяснять твоей жене, почему у тела её мужа не достаёт одной весьма и весьма важной части. Мужчины отвлеклись от издевательства над девушкой чтобы немного выпить. Мэй провалилась в беспокойную дремоту. Ей снилось, что Кадзу видел всё, что с ней сотворили. Он был в ярости и обвинял во всём девушку. Мэй бежала за ним, умоляла послушать, вернуться. Она кричала, что любит его, но в ответ лишь услышала холодное: — Ты пожалеешь об этом, неверная, — Кадзу развернулся и растаял под струями воды. Кто-то Мэй облил водой из фляги. — На, попей, не хватало ещё, чтобы ты тут коньки откинула, — рядом стоял молодой солдат, которого назвали Сизым. Он единственный, кто не был с ней слишком груб. И Мэй ему была в некой мере за это благодарна. Девушка не знала, столько прошло времени после того, как она покинула деревню синоби, но ей казалось, что не меньше недели. Дни сменяли ночи, ночи сменяли дни. И каждый раз повторялось одно и то же: четверо мужчин насиловали молодое тело кицунэ, удовлетворяясь. Через какое-то время мужчин стало больше. Сколько точно, Мэй уже не помнила. Она не понимал, что происходит. Кицунэ постоянно то проваливалась в небытие, то едва-едва держалась в сознании. В очередной, как казалось Мэй, день, что-то изменилось. Звуки вокруг вдруг утихли. Ей даже показалось, что она умерла и её мучения закончились. Но мгновение и рядом послышались крики боли, звуки битвы и гулкие удары мягких тел об землю. Ещё секунда и всё стихло. Мэй рискнула открыть глаза и встретилась взглядом с перепуганными чёрными глазами на осунувшемся смуглом лице. Перед Мэй на коленях стоял Кадзу. С его кинжала стекала кровь. Окинув девушку сочувственным взглядом, синоби вытер кинжал о штанину и разрезал нити, сдерживающие девушку. После он снял с себя кимоно и набросив на плечи девушке прижал Мэй к себе, вдыхая её запах. — Я так испугался, неведьма, — выдохнул ей в ухо Кадзу. Мэй попыталась отстраниться, но Кадзу не позволил. — Сиди, — жестко сказал он, — тебя я ни в чём не виню, но и с тем, что с тобой сделали эти уроды принять не так легко. Синоби гладил девушку по голове. Постепенно к ней начало приходить осознание, что только что произошло. Кадзу каким-то чудом смог её найти. И не только найти — он спас её. Спас, не смотря на то, что с ней сделали все эти мужчины. Он верит ей, переживает, гладит по голове и…плачет? Кадзу плачет? Этому Мэй не могла поверить и всё же смогла немного отстраниться от синоби и посмотреть ему в глаза. — Больше никогда не отпущу тебя одну, несчастная. Они посидели так ещё немного. Кадзу обнимал её и гладил по голове. А Мэй пыталась прийти в себя. Когда к ней вернулось немного самообладания, Мэй обратилась к ниндзя. — Как ты меня нашёл? — Это не важно. Сейчас это не важно, невезучая. Нам пора возвращаться. Чонган тебе поможет со… — Кадзу немного запнулся, — всем. Когда синоби поднялся на ноги, к нему уже жалось маленькое рыжее тельце. А у ног лежали трупы тех, кто посмел посягнуть на его Мэй, его кицунэ.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Легенда ивы"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты