несколько неудачных попыток первого раза и одна удачная

Фемслэш
NC-17
Закончен
97
автор
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Описание:
спустя несколько раз, когда их секс был прерван на полпути, настя уже замучилась, но в последний раз решила испытать свою удачу, и неужели все получилось?
Примечания автора:
Я ОЧЕНЬ ДОЛГО ПИСАЛА ЭТО БЛЯТЬ

№4 в фандоме — 10.02.21
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
97 Нравится 13 Отзывы 17 В сборник Скачать

.

Настройки текста
Примечания:
если это, блять, не соберёт много лайков, я сброшусь с крыши.

читайте остальные фанфики)
— твои тупые волосы мне в рот лезут, — девчонка отмахивается от прядей, отворачивая голову насти, которая тянется целоваться, в сторону. красная и злая, белла предъявляет по пустякам весь день, будто бы старшая в чем-то провинилась, но непонятно, в чем. по крайней мере насте. — ну и что, мне обосраться теперь? — ищи резинку, я так не могу. — да черт, — она роется в рюкзаке, лежащем на полу, причем слишком долго для того, чтобы даже белла поняла — никакой резинки там нет. перерывает весь дом, лишь бы мелкая успокоилась, и наконец находит вещицу на подоконнике на кухне, а когда возвращается, белла уже пялит в телефон, совсем не обращая внимания на свою девушку. — неужели? — белл, замолчи. девчонка усмехается, собирая темные волосы старшей в хвост и притягивая ее к себе, падает обратно на кровать и целует, но петрова касается ее лба своим и, слегка опешив, отстраняется. — что случилось? — ты горячая какая-то. — да наплевать, перевозбудилась, наверное. ладно, пусть это будет правдой. кузнецова опять прижимает настю к себе, хватается за ткань одежды на широкой спине и выключает светильник. на самом деле белла во время возбуждения много раз была горячей и покрасневшей, но сейчас ее состояние кажется чересчур подозрительным, и настины догадки оправдываются, когда младшая, вмиг подскочив с кровати и чуть ли не скинув девушку на пол, бежит в туалет. — прокладок не будет? — ты что, не знаешь свой цикл?

***

— я понятия не имею, что сделаю, если нас прервут. — никто нас не прервет, — девчонка хрипло дышит в ухо, позволяя петровой кусать свою шею, и приваливается спиной к холодной стене на кухне. настю начинает злить тот факт, что в прошлый раз их секс (!беллин первый!) был прерван; нет, она не хочет настаивать на этом или заставлять девочку, — пока та не захочет, ее никто даже пальцем не тронет. в любом случае, если у них что-то не получается, значит так и нужно. — ты просто не представляешь, как я хочу тебя, белл. — я не меньше-е, — кузнецова течет только от касаний к талии и мокрых поцелуев, которыми настя покрывает бледную шею. столешница, на которую ее посадили, не особо удобная, но для первого раза, может, ничего, к тому же белла ни слова не сказала по этому поводу, ибо каждый раз постанывала старшей на ухо и просила снять с нее худи, потому что чужие руки чересчур требовательно водили по пояснице, словно намереваясь стянуть одежду. — тебе ничего не нужно? в туалет или попить, может быть? — насть, накаркаешь же. и настя действительно накаркала: стоило ей коснуться груди девчонки через тонкий спортивный лиф, как в прихожей зазвонил телефон; белла не хотела отрываться, но звонок не прекращался до последнего, поэтому ей пришлось раздраженно выдохнуть и слезть со столешницы, но перед этим виновато взглянуть на петрову. — в спальне подожду. радостное «привет, бабуль! да нет, я просто в туалете была. почему так дышу? да еле успела до телефона добежать» дает насте понять, что разговор затянется на часок-другой. она слушает беллины нескончаемые шаги по всей квартире и ответы на интересующие бабушку, с которой та не виделась уже неделю, вопросы; каждый раз кидает взгляд на мелкую, которая входит в комнату и машет рукой, мол, ну минутку подожди, а потом умножает эту минутку на двадцать, понимая, что белла завершит звонок нескоро. через час кузнецова возвращается к насте, которая, уткнувшись носом в подушку, дремлет и держит в свисающей с кровати руке телефон. остается лишь погладить ее по спине и укрыть одеялом, а самой пойти на кухню. вновь не сегодня.

***

в следующий, настя молит богов, удачный раз, они с беллой планируют посмотреть фильм и закупаются в магазине всякой ерундой наподобие чипсов и мороженого. петрова предпочитает есть более или менее нормальную еду да и в принципе держать себя в тонусе, но малышке, щенячьими глазками смотрящей на нее и держащей в ручках упаковку лейс, отказать нельзя. они приходят в настину квартиру где-то к восьми вечера. белла просится в душ, стоит им разложить продукты на стол, и говорит, чтобы старшая нашла какой-нибудь нормальный фильм к ее приходу. на беллино мытье уходит практически час (что она там вообще может так долго делать?), на поиск фильма — десять минут. настя оставшееся время залипает в игру, а потом слышит, как девчонка прошмыгивает в комнату, роняя капли с мокрых волос на пол, после и на простыни, пристраивается у девушки под рукой, не забыв до этого сделать глоток пива. — ужастик опять? — а что ты хотела? порно? — у тебя, насть, в голове порно только, — белла краснеет, и петрова не знает, от стыда или злости, но лишь смеется, поцеловав девчонку в нос и обняв. фильм про мальчика, заточенного в тело куклы; родители обращаются с ним как с настоящим в абсолютно любом плане: кормление, занятия, прослушивание музыки. а также о новой няне, которая, увидев куклу, подумала, что все происходящее — шутка. белла вздрагивает от каждого шороха, прижимаясь к насте плотнее, будто бы она в ужастике главная героиня, а не та девушка-няня; петрова ведет себя максимально спокойно, — кажется, она уже видела этот фильм или ее такое не пугает. — пиздец... — кузнецова вновь пугается и хочет побить настю за то, что у них полностью выключен свет, а звуков вокруг никаких нет, кроме стуков из телевизора, и это, разумеется, делает обстановку в разы мрачнее. — че ссыкуешь-то? — петрова как ни в чем не бывало отворачивается к экрану, пока ее ладонь скользит по беллиному бедру, не скрытому короткими шортами (теперь ей понятно, почему настя дала именно такие). кузнецова ощущает, как у нее ускоряется сердце, а во рту заметно пересыхает. — настюх, ты чего? — глажу тебя просто. не отвлекайся от фильма. «меня что, будут трахать?» девчонка хотела бы рассмеяться, но сейчас ей нихуя не смешно, а настина ладонь, переместившаяся на поясницу и начавшая поглаживать круговыми движениями, усугубляет ситуацию. белле хватает для возбуждения только этого, но она всеми способами скрывает, что начинает намокать, утыкаясь насте в шею носом и шумно втягивая воздух вперемешку с ее запахом. — что, неинтересно смотреть? — интересно, но я пойду подышу, жарко тут. — тут? — настя усмехается, когда белла собирается подняться, и, переместив ладонь на промежность, ощущает, как младшая задерживает дыхание, сжав пальцы на ее предплечье. — дура, нет... — а я думаю, что да. белла хочет сматериться, но настя целует за ушком, позже внезапно кусая за мочку, и убирает руку с промежности, слыша, как девчонка разочарованно выдыхает. она уже не пытается скрыть, что была бы не против пальцев внутри себя, и старшая это прекрасно понимает. — в туалет охота, — петрова, спрятав ухмылку и окончательно оттолкнувшись от младшей, поднимается с кровати и включает свет, а то в темноте сидеть уже нет желания, но девчонка хватает ее за руку, развернув к себе. — ну что? — да, там жарко. настя ничего другого и не ожидала. погасив свет, она тянет старшую обратно на кровать и трется о ладонь, которую прижала к себе как можно быстрее, и петрова в удивлении смотрит в ее красивые глазки, прикрывающиеся каждый раз, лишь бы не встретиться с настиными, иначе белла просто умрет со стыда. — не хочешь рассказать, чем занималась целый час в ванной? — а ты не хочешь рассказать, зачем дала мне такие шорты? — хотя можешь не говорить, — настя перемещает взгляд на губы, оскалившись. — я и так знаю, что ты готовилась. белла отводит взгляд, приподняв бровь, и вновь краснеет. петрова и так прекрасно все понимает. девочка смущенно сводит ножки, когда настя тянет пальцы к резинке шорт, облизывает губы и поворачивает голову к стене, покрываясь румянцем. — малыш, ну ты чего? — девушка касается ее щеки ладонью, поглаживает большим пальцем и ждет, когда белла повернется обратно, чтобы взглянуть ей в глаза. — стесняешься? ее взгляда касается быстрый кивок, практически незаметный, потому что девчонка смущается и стыдится себя. но кто ей объяснит, что этого делать не стоит? — белл, если ты не хочешь, мы ничего делать не будем, клянусь тебе. я сейчас же уберу руки, и мы займемся чем-нибудь другим. — нет... я хочу, но я... мне стыдно, что я в таком виде перед тобой. — малышка, послушай, у тебя прекрасное тело, и я хочу расцеловать его полностью, лишь бы ты себя хорошо чувствовала и не боялась ничего. моя маленькая, иди сюда, — белла в ответ тянет ручки, обвивая ими чужую поясницу, и пытается унять бешено колотящееся сердце, пока петрова нежно чмокает в висок и шепчет успокаивающие слова, касаясь губами вспыхнувшего огнем ушка. — ты точно уверена? да, несомненно страшно, но настина улыбка говорит, что все просто обязано пройти хорошо, а аккуратные движения вживляют в беллу веру. она последний раз вздыхает, перед тем как сказать: «я уверена, давай». губы спускаются к шее, касаются пульсирующей жилки и оставляют влажную дорожку до груди, которую белла уже не прикрывает руками, а язык принимается ласкать розовый сосок, обводя его по кругу. но иногда настя возвращается с поцелуями к лицу, дабы сказать, что она помнит о беллином беспокойстве, что все понимает и постарается сделать как можно лучше. а девчонка, зарываясь в чужие волосы пальцами и наслаждаясь нежными поцелуями, даже не замечает, как домашние шорты оказываются стянутыми. у младшей в действительности восхитительное тело, настя готова любоваться им ночами напролет, готова дарить сотни (а то и тысячи) комплиментов своей малышке, потому что та заслуживает. она вообще заслуживает всего лучшего на свете, и настя не единожды об этом напомнит. младшая вздрагивает, когда губы девушки дотрагиваются до лобка, и ахает, притронувшись ладошкой ко рту. настя поднимает взгляд, спрашивая разрешения, и белла робко кивает, в следующий момент чувствуя, как пальцы гладят меж складок, а сама настя приподнимается, понимая, что еще рано касаться ее там языком, — вдруг белла испугается. — я с тобой, слышишь? девчонка шумно вздыхает, стоит ей ощутить один палец, вошедший на две фаланги, и настя сразу же принимается взволнованно наблюдать за личиком девочки. так хочется ее всю расцеловать, забрать боль, которую она получает прямо сейчас, себе, потому что белла недостойна мучений. — малыш, ты в порядке? — ммм… — она прячет лицо в руках, скрывает слезы, лишь бы настя не подумала, что все так плохо. — нет, мне больно. — черт, ты же достаточно намокла, но, видимо, придется искать смазку, — петрова собирается слезть с кровати, но белла кладет дрожащие ладошки ей на шею и притягивает к себе так, что они с настей практически касаются носами. — не надо... продолжай. — белл, я не могу так, ты же понимаешь? — насть, посмотри на меня, — ее ладошки перемещаются на щеки, и старшая поднимает взгляд, заметив ласковую (но натянутую) улыбку своей девчонки, а затем и мокрые от слез глазки. — я люблю тебя, и если ты тоже любишь меня, то не будешь останавливаться. подумаешь, будет мне больно, я же не умру от этого. — белл… — пожалуйста. насте ой как не хочется причинять боль малышке, к тому же это ее первый раз, вдруг что-то пойдет не так, и белла вообще перестанет с ней говорить, но глаза, все еще смотрящие на нее с безграничной любовью, убеждают в обратном, и девушка возвращает руку к промежности, чтобы собрать побольше влаги. кузнецова сжимает покусанные губы и прикрывает глаза, стоит насте опять войти в нее; петрова принимается мягко целовать очаровательные плечи и шею девочки, когда та наконец убирает свои ладони с щек и кладет на простыни, стискивая их в кулаке. — сожми лучше мою руку, — девушка в свете небольшого светильника, который белла разрешила оставить включенным, ищет вспотевшую ручку и берет в свою, оставляет на костяшках поцелуи и проталкивает палец глубже, замечая все беллины старания скрыть боль. мелкая мычит в поцелуй, когда движения ускоряются, но не просит быть медленнее — навстречу двигает бедрами и, кажется, хочет еще один палец, потому что ее свободная рука лезет вниз, к настиной, и подталкивает второй палец ко влагалищу. петрова в душе улыбается такой смелости. принятие второго пальца, конечно, без труда не обходится, но все же белла пытается настроиться на позитив и, кусая настину губу, расслабляется. у младшей губы ужасно искусаны, но она завораживающе приоткрывает алый ротик, давая возможность услышать тихий стон удовольствия, а затем открывает и глаза, смотря точно на настю, которая от нее взгляда оторвать не может. внутри беллы два пальца, плавно двигающихся, на бледных ключицах только появившиеся красноватые метки, а на губах — смазанная кровь. ей хочется убрать куда-то правую ладонь, и настя перехватывает ее, прижав к себе снизу. — не стесняйся, малыш, помоги мне тоже, — белла опускает расфокусированный взгляд вниз, но разглядеть ничего не удается, поэтому ей остается двигать ладонью интуитивно. настя намокла намного меньше, но это не отменяет факт того, что она возбуждена до предела, как и сама белла, горячо стонущая на ухо. девочка поглаживает клитор, и петрова заметно вздрагивает, облизывает губы и начинает двигать пальцами чуть быстрее. кузнецова не знает, правильно ли она делает, но тихий стон куда-то в шею и «да, малышка, молодец» дают понять, что она движется в нужном направлении. самой кузнецовой прям сейчас кончить хочется, и старшая осознает это, поэтому ускоряется, выслушивая беллин непрекращающийся скулеж и ощущая, как девчонка повторяет движения за ней, ближе жмется и зарывается в волосы рукой. ее глаза опять закрываются, и стоны из груди рвутся большим количеством, а потом белла, задержав дыхание, дрожит всем телом и мычит, откидывая голову на подушку. — я не понимаю… — вздыхает и пытается найти удобную позу на кровати. — это хорошо или нет? — ты была чудесной, белл, самой чудесной. настя прижимается губами к вспотевшему лбу, елозит рукой на другой стороне кровати и находит влажные салфетки. — так мило, что ты побрилась для меня. — это было не для тебя, мне просто захотелось. — ну конечно, а ничего, что… — настюх, заткнись, мы должны были посмотреть фильм. — знаешь, я его уже смотрела, у меня занятие поинтереснее есть. — нет, нет, нет, насть… — к счастью или к сожалению, это было последнее, что успела сказать белла перед тем, как протяжно простонать от ощущения чужого языка на влажных складках. конечно, можно было обойтись и без этого, но старшей, видимо, очень хотелось — беллин секс должен быть хорошим, настя ведь не хочет ее разочаровывать. петрова кидает взгляд, желая увидеть реакцию девчонки, и, откровенно говоря, она просто хочет запечатлеть это на фотоаппарат: выгнутая спина, липнущие к лицу светлые волосы, ставшие волнистыми от влажности и запутавшиеся от постоянных дерганий на кровати, часто вздымающаяся небольшая грудь, расширенные зрачки и дрожащие пальцы рук. у беллы внутри пульсирует, — она не отошла от оргазма, но уже ждет новый — течет сильнее, и настя начинает работать языком чуть усерднее, чтобы услышать свое имя между короткими стонами. — бля-я… насть, что ты творишь, а… кузнецова кладет ладошку на чужую голову, зачесывает волосы, чтобы увидеть лицо насти, и чувствует, что язык немного проникает внутрь, а затем к нему добавляются пальцы. тогда белла не может замолкнуть ни на секунду, ей бы кричать и кричать на всю квартиру, а лучше — район. она мычит, оттягивает настю от своей промежности, прошептав что-то наподобие «настюх, иди ко мне» и прильнув к ее губам позже. видимо, пальцами ей нравится больше. — что такое? — верни пальцы, пожалуйста… — пальцы? — насть, ну ты же не глухая… да-да, вот так… старшая улыбается, когда девочка обвивает шею руками и прислоняется ко лбу ее своим, открывая ротик. ее надолго не хватает, потому что пальцы ускоряются, а большой касается клитора, вынуждая всхлипнуть и дернуться. белла и так вся красная, а сейчас еще и кончать будет, — настя не может забыть ее лицо минутами ранее, а тут опять увидит. а потом кузнецова поднимает голову, кидает на настю умоляющий взгляд, понимает, что та следила за ней не отрываясь. и от этого в животе сильнее тянет, и она закрывает глаза, осознавая, что внутри все пульсирует, подкрадывается оргазм; настя не останавливает толчки, глубокие и более резкие, прикусывает шею, линию подбородка. слезы на глазах выступают, белле кажется, что она вырубится прямо сейчас, но дело до этого не доходит: она просто получает охуительный оргазм с осознанием того, что такого еще никогда не было. про фильм белла вообще забывает, — отрубается через пять минут, прижатая к насте, и спится ей прекрасно. настя перемешивает чай и делает бутерброды, а мелкая подкрадывается со спины незаметно, как котенок, и обвивает тонкими ручонками талию. — как спала? белла что-то бубнит уже повернувшейся к ней старшей в плечо и осторожно целует в то же место, ожидая ответной ласки. словно из сказки — ласковая, чувствительная и до одури красивая, — настя думает о том, что белла действительно принцесса, сбежавшая из замка, от злой мачехи, к ней. — мне было так хорошо вчера, — девчонка поднимает голубые глазки, и настя готовится перецеловать ее всю, как и обещала. — я рада, что ты в порядке. ничего же не болит, да? — насть, ну перестань уже, — белла легонько хлопает по пояснице, а потом, вмиг покраснев, шепчет: — поможешь мне в душе? — а что, уже не можешь сама? — ой, все, иди в жопу.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты