Сладкий газ

Гет
PG-13
Закончен
2
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Описание:
Эти встречи выматывали её до безумия: гараж, двор, автомобиль - всё в её проклятой жизни пропитано запахом бензина и сырости, которые лишь вызывали головную боль. Но в то же время, они дарили ей неописуемое наслаждение.
Примечания автора:
Выкладываю свои заначки, хехех
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Примечания:
Написано по песне "Падал теплый снег", Наутилус Помпилиус
      Она чувствовала лёгкие касания холода на своих щеках. Они пылали ледяным огнём, алым, как зимний рассвет. Лицо обдало ветром. Гретхен поджидала автобус, переминаясь с ноги на ногу. Этим морозным утром в голове было абсолютно пусто. Погода — свежая и лёгкая, ледяная, словно зимняя сказка.       Московское небо, впервые за долгое время чистое и нежно-голубое, бесконечным и многослойным куполом накрывало город. Девушке казалось, небеса глядели на неё с упрёком. Она невольно поёжилась и рукой прикоснулась к подолу чёрного платья, стараясь прикрыть голые колени. Холода она не боялась, итак понимала, что замёрзнет совсем без колготок, надев только шерстяные чулки. Скорее ей было неудобно, ведь Байльшмидт ощущала чужие взгляды на себе. Хотя, возможно, ей мерещилось.       Растрёпаные волосы, собранные в хвост, распластались по чёрному пальто, обвивая маленькие плечи. Волосы светлые, почти белые, издалека напоминали седину. На бледном полотне кожи алеет пятно помады, на пухлых губах видны следы укусов, а лицо покраснело от холода и смущения. На душе было как-то паршиво, а голова раскалывалась от режущего обоняние запаха сжигаемого топлива.       Иван торопливо запер дверь гаража и яростным взглядом окинул Гретхен. Та преспокойно сидела на капоте ниссана, подтачивая ногти, такие же красные, как ярко-алые губы. Она на время отложила пилку и принялась снимать пальто. Мужчина быстро сел за руль, включая мотор и врубая музыку на полную громкость. Стук быстрого бита давил на уши. Иван не мог слышать редкие слова, что слетали с желанных губ. Хорошо.       Их стоны никто не услышит.       Автобус, будто большая гусеница, подполз к остановке, и Гретхен бесшумно вплыла в салон, еле удерживая равновесие от дрожи во всём теле. Эти встречи выматывали её до безумия: гараж, двор, автомобиль, всё в её проклятой жизни пропитано запахом бензина и сырости, которые лишь вызывали головную боль. Но в то же время, они дарили ей неописуемое наслаждение. Гретхен не могла назвать это любовью: она знает, что Брагинский никогда не звал её за чем-то, кроме секса. Кого она любила? Братьев, мужа. Мужа даже, возможно, больше.       Просто так получилось, что Иван попался ей на глаза, весь из себя такой привлекательный, красивый, заботливый именно в тот момент, когда Гретхен больше всего этого не хватало. Он был просто Иваном, без прошлого, без будущего, без имени и мечт. Он ей так нравился, что хотелось тоже стать никем: не-женой, не-девушкой, не-человеком.       Она тяжело вздохнула. Ее мысли не могли услышать, но могли видеть. Или так она думала.       — Почему гараж? — спросила она, натягивая бежевый свитер, чья широкая горловина удачно прикрывала шею, покрытую тёмными цветами укусов. Брагинский хмыкнул, вытаскивая ключ зажигания и выходя из машины.       — Здесь никто не подумает нас искать, — прохрипел он, вновь закашлявшись. Казалось, бесконечные ночи в объятиях сигаретного дыма и угарного газа делают своё жестокое дело — убивают медленно и мучительно, но без боли, как-то… сонно.       Гретхен посмотрела в окно. Коричневая зима — так она ощущала снег в этом городе. В маленьком городке на севере Германии, в котором родилась она, снег выпадал много раньше, густой и холодный, он собирался в пуховые сугробы. Мимо проезжали редкие автомобили, слегка размешивая грязь и свежий снег.       В Москве снег мокрый и вязкий, словно желе, грязно-коричневого цвета, как и испачканная колёсами тёмная дорога. Всё вымазано в песке и реагентах — такой вот московский снег.       Выйдя из автобуса, она немножко потопталась на остановке, не понимая, в какую сторону ей поворачивать: за несколько лет жизни здесь она всё ещё терялась в неудобном пространстве, в котором тупики встречались повсюду. Посетовав на свою рассеянность и яркий слепящий свет солнца, она направилась домой, не уверенная, что смогла бы на этот раз вести себя бодро, непринуждённо болтать с мужем о работе и пить горячий ричард, обжигая нёбо.       Гретхен старалась не смотреть в глаза людям, её тревожили любопытные взгляды, которые прохожие бросали на неё, бледную тонкую куклу с красными глазами и фарфоровой кожей. Она резко остановилась и закуталась посильнее в шарф: вдруг они видел синяки? Но каждый раз она напоминала себе, что никто не узнает, а если узнает, никогда не огласит, потому что здесь все предпочитают статус кво любым изменениям.       Дверь поддалась. Лифт пах краской, и от этого запаха у Гретхен ещё сильнее разболелась голова. Её жизнь состояла из токсичных запахов, разрушающих легкие и мозг: крепкие сигареты Брагинского, запах резины и горючего. А теперь краска.       Она не могла почувствовать ничего, когда, будто плывя по воздуху, зашла в серую расплывчатую квартиру. Здесь всё так же пахло угарным газом. Квартира была пуста и безжизненна.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты