Память будет вечной

Смешанная
R
В процессе
0
автор
Размер:
планируется Макси, написано 12 страниц, 2 части
Описание:
Сейлем, Массачусетс. Город, известный жестокими расправами над ведьмами в конце семнадцатого века.
История семьи Фифр в какой-то момент резко сворачивает не туда.
Посвящение:
Моей семье, которая всегда поддерживала меня в написании моих работ. Я сильно благодарна им!
Примечания автора:
Моя первая большая работа в данных жанрах. Для чтения советую слушать:
Arcade- Duncan Lawrence
ТАРАНТИНО- ЯМАУГЛИ
Line Without a Hook- Ricky Montgomery
Control- Halsey
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Daemones Praeteritum*

Настройки текста

1991 год На берегу соленых вод Атлантики, на устойчивых сваях стоит дом на углу, где заканчивается Шор-авеню, и начинается Оушен-авеню, Сейлем, Массачусетс. Если смотреть на дом со спутника, слева от него находится лодочный ангар «Fred J Yacht Yard», где раньше стояла «Софи», лодка Макса Ричардсона. Теперь же остатки этого белого рыбацкого катера покоятся на дне океана из-за мощного штиля в девяносто двух километрах от самого побережья.

Сейчас три часа утра, в доме горит только одно окно, окно гостиной. Тусклый свет лампады, которую давно никто не менял, время от времени мерцает- то погружая комнату во мрак, то снова порождая свет. На большом бежевом диване из кожи, на котором появляются первые потёртости, лежит Софи с прикрытыми глазами и блаженной полуулыбкой. Ее левая рука перевязана выше предплечья, а рядом с правой рукой покоится использованный шприц с героином. Женщина уже не выглядит, как восемь месяцев назад, до смерти мужа. Желтоватая кожа лица, покрытая мелкими язвами; Вздувшиеся вены со следами маленьких уколов на обеих руках; Остриженные почти месяц назад под ноль густые черные волосы теперь отросли и сальными клоками торчали в разные стороны; тонкая кожа, натягивающаяся на ключицах и скулах, казалось, что ещё чуть-чуть и она порвётся. Сейчас Софи хорошо- она под кайфом. В глазах пляшут разноцветные человечки, невероятное тепло разливается по всему телу, конечности становятся легче воздуха и почти парят в воздухе… А главное- никаких воспоминаний о Максе. Ведь именно его смерть заставила Фифр ступить на столь скользкую дорожку. Она даже на его похоронах смотреть на гроб не смогла.

***

Единственным человеком, кто не смог оставить Фифр в ее личном Аду была Лиан Шарп. Она всеми силами пыталась помочь Софи завязать с героином и алкоголем, отпустить Макса и начать новую жизнь. Однако, все ее усилия оказались напрасными… Сколько бы она не пыталась, Софи всегда приносила в дом либо пакетики с белым порошком, либо жидкость в шприцах. Все деньги с продаваемых картин женщина тратила на новые и новые дозы. «Ты не обязана мне помогать… Я уже не выберусь. Оставь меня, Ли!» — заплетающимся языком говорила ей Софи. «Я не могу… Просто не могу. Позволь мне помочь тебе. Знаешь, Макс бы не хотел для тебя такой жизни», — не отступала Шарп. «Да что ты вообще знаешь о Максе?! Он мертв!» — начинала кричать Фифр, размахивая руками в стороны. Лиан смотрела на нее с сочувствием: «Софи… Я ведь тоже тогда потеряла мужа. И любила я его не меньше тебя!». Шарп никогда не кричала на Софи, она понимала ее мотивы, поэтому срываться на бедную наркоманку не могла. Сначала был алкоголь, в попытке отгородиться от всего и забыться. Потом были пьяные истерики, когда Софи била посуду, рвала подушки и разбрасывала перья по всем комнатам, кричала на холодные черные воды океана, стоя босиком на прохладном песке, изредка покрытым белыми кристаллами снега, из ее рта вырывались огромные облака пара: «Почему? Почему Макс? Что он тебе сделал? Верни его! Я не могу без него! Верни обратно». Софи знала, что Много плакала, почти перестала есть- она не могла понять, за что с ней так. Она этого не заслуживает… Софи даже хотела покинуть этот мир, но в самый ответственный момент к ней заходила Шарп и отдергивала руку с лезвием от линии вен на запястье. «Софи, пожалуйста, не делай этого… Отпусти его!» — с проникновенным взглядом говорила Лиан, пытаясь «наладить контакт» с Фифр.

***

Январь. Софи в тоненькой ветровке и в синей кепке сидит на заснеженном крыльце дома, глядя на покрытый в некоторых местах снежными хлопьями пляж. Вода почернела, пасмурное небо навевало меланхолию, от которой тяга к алкоголю и героину у Фифр усиливалась. Скрип за спиной, женщина поворачивается и пытается разглядеть гостя. Это Шарп. — Приветик, — улыбаясь, говорит Лиан, садясь рядом с Фифр. — Доброго, — тихо отвечает Софи, изо рта идёт пар. Женщина завороженно смотрит на него, а потом дует, снова глядя, как появляется бледное облачко пара. Лиан улыбается, а потом кладет руку на колено Фифр, Софи с вопросом смотрит на подругу. — Софи, тебе нужна помощь, — говорит Шарп, Фифр закатывает глаза и отворачивается, надувшись. «Опять она за свое!» — фыркает Софи.- Слушай… Я знаю как тебе помочь. В городской библиотеке часто проводятся реабилитационные курсы раз в неделю для нарко и алкоголезависимых. — Лиан, — тяжело вздыхает Софи.- Мне это не поможет. — Тоесть алкоголь и героин тебе помогают? — приподнимает брови Шарп. Фифр поворачивается к ней, делая надменное лицо.- Пожалуйста, ради меня. Один сеанс. Прошу, Софи, тебе же это на пользу пойдёт! Фифр убирает руку и Лиан с колена и встаёт, отряхиваясь от снега: — Только один сеанс! И ты отстанешь от меня? — Я не смогу, Соф. Ты же моя лучшая подруга! Я всегда буду волноваться за тебя, — Лиан тоже встаёт с холодного крыльца, вглядываясь в серо-голубые глаза Фифр, и победно улыбается.- Тогда можем выезжать. Сессия начинается через двадцать минут, мы успеем, если выедем сейчас. — Я поеду вот так, только портфель возьму, — безразличным взглядом смотрит на подругу Софи, засовывая руки в карманы и заходя в дом. — Хорошо, поехали, — пожимает плечами Шарп. Салемская городская библиотека находилась почти в центре города. Женщины ровно за двадцать минут успели добраться за назначенного адреса. Когда они остановились, Софи вылезла из машины и вопросительно посмотрела на Лиан: — А ты что? Не идёшь? — Я за перекусом съезжу в Costco. А потом ты мне расскажешь, как все прошло! Веди себя хорошо! — подмигнув женщине, Лиан завела мотор и поехала. Фифр стояла и смотрела вслед удаляющейся машине. «Ну что же- Вперёд!» — пожала плечами Софи, засунула руки в карманы и вошла в библиотеку. Ее нос сразу учуял странно опьяняющий запах, витавший в библиотеке. Множество столов с зелёными лампами на каждом месте занимали одну треть просторного помещения читального зала, другие две третьи- книжные стеллажи с тысячами книг. В конце зала, она увидела небольшую дверь, куда вошла пара человек, внешне похожих на наркоманов. «Так, мне туда!» — Софи быстрым шагом направилась ко входу в небольшое помещение. Она и не знала, что в библиотеках могут проводиться сеансы реабилитации или были небольшие зальчики, где иногда собирались клубы, а, по легендам детей, ещё и ведьмовские ковены на шабаш в Вальпургиеву ночь или в Самайн, на простом языке, в Хэллоуин. В маленьком помещении было тринадцать кресел мешков, десять из них были заняты. — Привет? — заискивающе спросила Софи, снимая портфельчик со спины и занимая свободное кресло зелёного цвета. — Ну что, начинаем? — хлопнула в ладоши женщина в длинном фиолетовом платье женщина с рыжеватыми волосами.- У нас сегодня новенькая. Так что, я, для начала, объясню ей правила наших сеансов, — женщина приложила руки к груди.- Меня зовут Марго Адамс, я психиатр-нарколог, — Адамс обвела руками всю группу.- Мы здесь все вместе справляемся с зависимостью, — она улыбнулась.- Представься, пожалуйста. Ты можешь не называть своего настоящего имени. — Ладно, — качнула головой Софи, задумавшись.- Меня зовут Гебура. И я героиновая наркоманка. — Приятно познакомиться, Гебура, — в разнобой сказали остальные. Сеанс прошел на удивление продуктивно. Оказалось, это была своеобразная группа поддержки людей с тяжёлыми зависимостями. Марго, как узнала Софи от парня, которого звали Питер, тоже страдала от наркотиков, употребляла ЛСД и амфетамины. Фифр решила немного изучить библиотеку после сеансов. Бесцельно бродя среди стеллажей и вдыхая типо запах типографских чернил от новых экземпляров, либо чувствуя чёрствые корешки под своими пальцами, Софи набрела на отдел про историю города. Ее взгляд привлекла довольно массивная книга с названием «Салемские ведьмы, и почему их сжигали». «Интригующе», — женщина аккуратно вытащила книгу с полки и раскрыла посередине. Глава, на которой была открыта страница, рассказывала о способностях ведьм: «…Ведьмы могли накладывать чары; подкладывать мешочки своим недругам; а некторые даже воскрешали мертвых, однако для этого им было необходимо достать тело умершего. Благодаря данной потребности, большинство ведьм и ловили на кладбище за осквернением могил», — далее шел целое описание обряда некромантии, который, якобы, под пытками рассказала одна ведьма. Фифр так и застыла на месте, глядя в текст книги, который потерял всякий смысл. Оглядевшись по сторонам и примечая, что никого нет, Софи быстро засунула книгу в портфель, застегнула его и, как ни в чем не бывало, вышла из библиотеки. На улице ее уже ждала Лиан. — Ну как все прошло? — она протянула Софи пачку Doritos, живот женщины заурчал.- Ты когда вообще последний раз ела? — спросила Шарп, рассматривая впавшие щеки Фифр. — Не помню, — коротко ответила Софи, открывая пачку чипсов и начиная засовывать их в рот горстями. — Походу, давно…- с удивлением посмотрела на нее Лиан, заводя машину.- Так ты мне расскажешь, как все прошло? — Ну…мы кхарочше… Этэ оказлофсь пфростфо грффпой пофффержфки…- жуя, отвечала Софи, но Шарп прервала ее, смеясь: — Ты прожуй сначала!

***

Февраль. После сеанса в библиотеке прошел почти месяц, Софи перечитала всю книгу о ведьмах, но возвращать ее в библиотеку она не спешила. Кладбищенский снег хрустит под тяжёлыми зимними сапогами Софи. В одной руке женщина держит фонарь, а в другой тяжёлую лопату, которая почти перевешивала женщину, а за спиной портфель с листком заклинания на латыни, серебряным кухонным ножом, травами, маленьким котелком, коробком спичек и зажигалкой. Почему именно эти атрибуты- они требовались для проведения ритуала. Почти час ночи, темно, хоть глаз выколи, свет фонаря расскажет тьму всего на три метра вперёд. Софи примерно помнит, где был похоронен ее супруг, так что это немного облегчило ей поиски. На кладбище витала нагнетающая атмосфера, где-то вдалеке каркал ворон, сливающийся с чернотой ночи. Женщина осторожно шла по вытоптанным тропинкам между надгробиями, алтарями и стелами. Наконец она дошла до места, где по ее воспоминаниям проходили похороны.

Покойся с миром** Макс Ричардсон Послушный сын и лучший муж на свете 1963-1990

Фифр застыла рядом с могилой, глядя прямо на буквы, выбитые на гранитном надгробии. — Привет, дорогой, — шепчет Софи, на глаза набегают слезы. Перед глазами возникает лицо смеющегося Макса.- Ничего… Мы снова будем вместе! С этими словами женщина снимает портфель, расстёгивает ветровку, кладет фонарь так, чтобы вся могила была видна, а затем она начинает копать. Сначала было тяжело, руки не слушались хозяйку, снег втягивал лопату себя, как болото. «А ну-ка! Собралась!» — вдыхонула Софи, копая все активнее и активнее. Сил у нее хватило только на десять минут. До гроба осталось ещё двадцать дюймов. «Ещё немного… Дав…ай-дав.ай», — Фифр все копала и копала, пока полотно лопаты не начало биться о нечто деревянное на дне. Женщина несколько раз ударила по тому месту, сомнений не было- гроб здесь! Софи стоит над собственноручно вырытой могилой и смотрит вниз, где в открытом гробу лежит скелет Макса. Фифр смахивает пот со лба, от нее идёт еле различимый пар. Затем женщина достает из портфеля все необходимое. Перечитав заклинание про себя несколько раз, она начинает смешивать все ингредиенты в котелке. Сначала туда отправились растертые бутоны амаранта, красного цветка, похожего на сережки русских берез; несколько травинок розмарина с невероятным ароматом; лепестки примулы; Размешав все растительные ингредиенты, женщина достала нож, собралась с силами и быстрым движением располосовала руку. Кровь закапала на снег, сначала Софи прижала, словно обожженную пламенем, ладонь к груди, а затем, опомнившись, сжала ладонь над котелком, чтобы струя вязкой крови падала в котелок. Как только накапало достаточно, Фифр приложила ладонь к снегу, на котором сразу появился красный оттенок. Женщина спустилась в яму, чтобы взять «частичку» Макса- кость пальца. Положив кость в котелок, Софи достала лист с заклинанием и начала медленно читать его, чтобы не совершить ошибок. В некромантии ошибок делать было запрещено! — Qui dereliquit nos Reliquit mundum nostrum Corpus terrae Get revertere anima vestra Fluit sanguine in venas Ita fit vivens tunc surgere tunc surgere tunc surgere tunc surgere tunc surgere tunc surgere!!!***- последнюю фразу Софи прокричала, чиркая спичкой и бросая ее в котелок. Вспыхнуло голубое пламя, женщина почувствовала, как потеряла контроль над телом, ведь какой-то кукловод начал ее губами повторять снова и снова: «Tunc surgere… Tunc surgere…» Ветер зашумел в голых ветвях тонких ветвях деревьев, дикое карканье птиц… Фифр отключилась. Софи очнулась от того, что нос начал попадать ей в нос. «Апчхи!"-громко чихнула она, вытирая нос от снега рукой. Ей было невероятно холодно, мороз пробирал до костей, единственная вещь, которая могла сейчас ее согреть- ветровка. Когда Фифр пришла в себя, она не сразу поняла, что что-то вокруг нее изменилось. А когда до нее дошло- страх охватил ее. Могила Макса была закопана, а надгробие исчезло, была лишь свежезарытая земля, на которой было тоненькое покрывало из снега. «Твою мать, твою мать!» — женщина вскочила со снега, не обращая внимания на внезапно возникшую усталость и боль в конечностях, и начала собирать вещи, то и дело оглядываясь по сторонам. Ничего не было видно, пушистые хлопья снега, закрученные удивительным танцев метелью закрывали обзор. Пальцы, онемевшие от холода, совершенно не слушались, но Софи не переставала пытаться запихнуть грязный котелок, окровавленный нож, фонарь в портфель. Женщина бежала без оглядки, убегая от кого-то, спотыкалась о надгробные камни, падая, но снова вставая и продолжая бег- дальше и дальше от чертового места. В тот вечер Фифр забыла на кладбище лопату, которую утром обнаружил сторож, совершавший обход кладбища по утрам.

***

Зимой Софи перебиралась в домашнюю студию, где она рисовала безобидные натюрморты, или, вкалывая небольшую дозу, бесцельно брызгала на холст краски ядовитых цветов, либо изображала психоделические картиночки. Хотя человек под веществами, и так, видел мир, как сплошное психоделические видео. Все могло слиться в единое месиво из невероятно ярких цветов, от которых жгло глаза. Сегодня был один из немногих дней, когда Фифр не кололась и не пила- периоды «восстановления», как она их называла. Софи стоит в растянутой белой майке-алкоголичке, в обтягивающих розовых лосинах и в синих сланцах перед мольбертом с деревянной палитрой в левой руке и с кистью в правой, время от времени выглядывая, чтобы свериться с «натюрмортом». «Натюрмортом» Фифр называла гроздь искусственного винограда, безжизненно переливаясь в свете лампы над стендом, белую фарфоровую вазу с букетиком из трёх засушенных хризантем. Уже около двух часов она не выходила из студии, нанося маслом на холст тусклые бутоны хризантем в вазе. Из звуков только монотонное жужжание ламп и редкие мазки кисти. Это было время, когда Софи могла абстрагироваться от мыслей о погибшем муже. Она просто погружалась в мир красок, теней, мольбертов и холстов. Она могла творить все, что ее душе будет угодно- ведь мастерство владения кистью давало огромную власть над собственной реальностью, и Фифр ей пользовалась. В гостиной, над камином, висела картина, где в полный рост был изображен Макс в черном классическом костюме, а справа от него в пышном свадебном платье стоит Софи, склонив голову жениху на плечо. В такой позе пара и застыла на полотне навечно. Фифр могла часами сидеть перед картиной на диванчике и пялиться на такие родные черты лица Ричардсона, иногда разговаривая с ним, словно он слышал ее и мог ей ответить- словно он все еще был жив. Но его жизнь продолжалась только в сердце Софи, и сделать с этим ничего было нельзя…

***

Софи стоит перед мольбертом и начинает напевать свою любимую песню, песню, под которую они с Максом танцевали в кухне их нового дома еще в восемьдесят восьмом. Это какая-то мелодия, название которой стерлось у Фифр из головы еще несколько месяцев назад- лишь знакомый такт и ритм, тихо отбиваемый ногой женщины. «Доброе утро, любимая… Как тебе спалось? Фредди не пугал мое солнышко, а то весь моей день будет мрачным без его лучей!» — смеялся Макс по утрам, целуя Софи в губы. Их связь была намного сильнее той, которую описывают в любовных романах, а девочки-подростки только о ней и грезят. — Привет, Соф, — Фифр не сразу замечает в темном углу мужской силуэт, скрытый тенью. Это его голос… «Я же сегодня не кололась!» — в панике лихорадочно думает женщина, опуская руки и испуганными глазами глядя в темный угол. Силуэт делает шаг навстречу, и свет падает на лицо так, чтобы она смогла разглядеть «гостя». — Макс…- тихо говорит Софи, а затем закрывает глаза и начинает несильно постукивать себя пальцами по лбу. — Ты не реален. Нет-нет-нет… Ты умер. Тебя нет…- Фифр пытается себя успокоить, однако безуспешно- как только она открывает глаза, «Макс» никуда не делся. Он лишь смотрит на нее таким родным взглядом голубых глаз, с теплой улыбкой на лице, с топорщащимися во все стороны светлыми волосами, в забавной майке с Микки Маусом и в растянутых спортивных штанах- в своей домашней одежде, от которой всегда сильно пахло прованскими травами. — Я реален, прямо как эта гроздь винограда, — «Макс» подходит к композиции и аккуратно берет в руки искусственный виноград, рассматривая его, словно ребенок диковинную игрушку. — Я видела твое тело…- поежилась Софи, делая шаг назад, увеличивая расстояние между ней и «Максом». В студии температура внезапно опустилась, изо рта пошел пар. Мужчина склоняет голову в немом вопросе, рассматривая женщину, и делает несколько шагов к ней. Тут терпение Фифр лопает, она кидает в «Ричардсона» кисти с палитрой и быстро выбегает из рабочего помещения, захлопывая за собой дверь, прижимаясь к ней спиной. Дрожащими пальцами Софи поворачивает ключ в двери, ведущую в студию, запирая в ней незнакомца. Затем отрывками она помнит, как добежала до телефона, набрала номер службы спасения: «Служба спасения 911. Что у вас случилось?» — Дом 13, на съезде Оушен-авеню. В моем доме какой-то посторонний мужчина. Он выглядит как мой муж, погибший восемь месяцев назад. Можете кого-нибудь прислать, пожалуйста. «Высылаем ориентировку. Сохраняйте спокойствие» Софи повесила трубку и попыталась успокоиться: «Так… Все хорошо. Скоро приедет офицер… Все хорошо… Вдох- выдох! Ты не спятила, Софи. Но он, черт возьми, реален!» Женщина начала быстрыми шагами мерить комнату, надеясь, что «Макс» не выберется из студии до приезда полиции. Хотя откуда она знала- была просто небольшая надежда на подобное развитие событий. — Ты не рада меня видеть, любимая? — услышала она знакомый голос позади себя. Резко обернувшись, Софи начала отступать назад- все дальше и дальше от «Макса». — Ты кто такой?! И что ты делаешь моем доме?! — оказавшись рядом с камином, женщина вытащила кочергу и направила ее в сторону незнакомца. С серебряной кочергой в руках она чувствовала себя гораздо увереннее- если он решит к ней приблизиться, ему придется познакомиться с навыками Софи в фехтовании. Макс заинтересованно смотрел на нее, засунув руки в карманы. — Софи, ты разве меня не узнаешь? Это же я, Макс! — развел мужчина руками, невинно улыбаясь. Фифр прищурила глаза, не опуская кочергу. Макс начал подходить ближе, открываясь для объятий, он словно не замечал, что женщина в любой момент могла ударить его по голове или в грудь. — Я смог… Я вырвался из Небытия, чтобы исполнить одно твое желание. Помнишь, о чем мы с тобой мечтали еще с момента нашей помолвки? — Ну и о чем же? — спросила Фифр, немного опуская кочергу. — Ну как «о чем же», солнышко? — Только представь, Софи… У нас во дворе бегает маленькая девчушка с воздушным змеем. Мы купим ей беленького щенка. Потом она пойдет в школу, мы будем помогать ей с уроками. Я научу ее рыбачить и водить «Софи», а ты с ней будешь рисовать новые шедевры, — мечтательно говорил Макс, лежа на спине, пока Фифр пальцем выводила замысловатые узоры на его груди. — Мы же мечтали завести с тобой ребенка… Софи, ты помнишь? — мужчина все приближался, пока его руки на опустились на напряженные плечи женщины. -Зачем ты состригла их? — провел он рукой на торчащим во все стороны волосам женщины, грустным взглядом смотря на нее. Затем он обнял ее крепко и нежно, закрывая собой ее ото всех бед на свете. В объятиях было невероятно жарко, Фифр почти плавилась в них. Макс отстранился на небольшое расстояние и вгляделся в затуманенные от слез глаза Софи. У женщины в горле стоял ком, мешающий дышать, разум не был способен мыслить рационально. «Вот он… Ты так долго скучала по нему. Воспользуйся шансом!» — шептал тихий голосок в сознании Фифр. Момент нарушает звонок в дверь. «Это, наверное, офицеры» — думает женщина, отстраняясь. Макс обижено смотрит на нее, а затем отходит и садится на диван. — Иди открой, солнышко, я подожду. Придешь- мы продолжим, — он многозначительно улыбается, играя бровями. Софи на ватных ногах ковыляет к двери, все еще держа кочергу в руке. На пороге стоял мужчина в офицерской форме. — Добрый вечер, мэм. Офицер Райт, — из внутреннего корма он достает удостоверение и раскрывает его перед женщиной. — На ваш дом была дана ориентировка. У вас все хорошо? — Да, — кивает Софи. Райт осматривает ее, его взгляд цепляется еще за незажившие уколы на сгибах рук, за заметные язвы на лбу и щеках женщины. — Все хорошо. Он уже ушел. Офицер кивает, разворачивается и начинает спускаться по крыльцу. До ушей Фифр долетает брезгливое: «Наркоманка хренова!». Да, она была героиновой наркоманкой. Что правда- то правда… Женщина оставляет кочергу в коридоре, закрывая дверь за спиной Райта, направляется в гостиную, где на диване ее ждал Макс. — Вернулась, — мужчина поднимается с дивана, походит к Софи и кладет руки на ее талию. Женщина обхватывает его лицо руками, притягивает к себе, властно целуя желанные губы. Затем Макс перехватывает инициативу и нежно укладывает ее на кровать, нависая над ней. Они лежат вдвоем на узком диванчике, Софи чертит пальцем странные узоры на груди мужчины, вдыхая его запах. Ей казалось, что это не может быть реальным, а насладиться сейчас этим стоит. Перед глазами еще мелькали яркие огни от эйфории, а тело растворилось в неге. — Ты знаешь, Соф, — начинает Макс поворачиваясь на бок, лицом к женщине. — У нас будет девочка. Назови ее Эли…

***

На этом моменте Софи вскакивает с дивана, оглядываясь по сторонам. Она лежит в гостиной. Шторы задернуты, свет мерцает, а на настольных часах три часа утра. Рядом рукой лежит шприц. «Господи… Это был бред», — плюхается обратно Фифр, пялясь в потолок. Но все же было таким реальным: его губы на ее теле, сильные руки, обхватывающие ее ноги, его низкий голос, шепчущий нежности в ухо- всего лишь сновидение. «Но стоит признать, что он было потрясающим» — мечтательно вздыхает Фифр.
Примечания:
*- демоны прошлого( лат.)
**- R. I. P./ Rest in peace(англ.)
***- он оставил нас
Он покинул наш мир
Тело земли
Вернись к своей жизни
Кровь течет по его венам
Так он оживет
Затем вставай (×6)! (Лат. авторское заклинание неркомантии)

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Ориджиналы"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты