ты осилишь?

Слэш
R
Закончен
35
автор
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Описание:
Может ещё, а?
Посвящение:
моему второму пилоту
Примечания автора:
на самом деле этого не было, я обещаю
внимание: пожалуйста, не давайте линков на эту работу в открытом доступе
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
35 Нравится 6 Отзывы 3 В сборник Скачать
Настройки текста
— У тебя есть цель в жизни? — Ага, умереть, будучи в своём уме, — фраза вызывает смех, тот шумит, как море, и на фоне играет какая-то ебучая и доставучая музыка. Из круга людей его вытаскивает Ваня с виноватой улыбкой и бокалом вина в руке. — Ты домой не собираешься? — он улыбается широко, отлично делает вид, что не устал ещё, Диме бы у него поучиться. Дима только старается держать спину ровно и пытается поддакивать, когда этого ждут. Что на часах? Почти полночь, детское время, как любят говорить те, кому удалось вырваться из-под гнёта родителей. — Может ещё, а? — спрашивает Дима и кивает кому-то, кто решил свинтить тихо, не задавая лишних вопросов и не прощаясь. — Ты осилишь? — не остаётся в долгу Ваня, он теперь выглядит хитро, соблазняет на глупость. Глупость заканчивается два бара спустя, они даже не пьют, болтают без умолку и не могут остановиться. Сигареты заканчиваются, на улице Ваня стреляет у кого-то, в ответ его просят расписаться прямо на пачке. Дима не прячет улыбку, он так прикалывается над Ваней. — Ой, отъебись ты, — тот всё верно понимает без слов и даёт ему длинную сигарету. Та с ментолом, Дима курить такое не может, начинает кашлять. — Эй, давай без этого! — быстрым движением Ваня вытаскивает у него из пальцев сигарету и заменяет своей. Мальборо, это даже хуже, только Дима не кашляет после каждой затяжки. Вызывают такси, точнее, пытаются, долго спорят, к кому вызывать, ни у одного нет мыслей разъехаться. У обоих дома есть бар, из содержимого которого без проблем можно намешать коктейль, или выпить водки, или лимончелло. Лимончелло Ваня предлагает голосом, тянущимся как жвачка. — Давай к тебе, — соглашается Дима, потом они спорят, кто оплатит такси, Ваня не сдаётся, утихает лишь его громкость. У него дома забавные светильники, Дима об этом сообщает: — Да тут постеры должны были висеть, а в итоге нихуя, я уже жалею. — Что не так с постерами? — Разонравились. Прихожая-ванная-раковина-толчок-раковина. Дима в отражении спокойный, настроение хорошее. Ваня на кухне наливает себе воду и хлещет её жадно. Кивает Диме, мол, хочешь? Хочет. Наливает в тот же стакан, отдаёт, уносится прочь. Возвращается с бутылкой лимончелло, двигает Диму, который ещё пьёт, в сторону и достаёт рюмки. Разливает в них до самого верха. — Давай с горочкой, — усмехается Дима. — Давай завали, — отвечает Ваня, — морозилку открой. Он загружает две рюмки туда и смотрит на Диму: — А теперь закрой, — Дима слушается. — Вообще, маловато будет, — Ваня достаёт ещё четыре рюмки и повторяет операцию. После того, как шесть порций остаются остывать в тесной компании, Ваня стягивает с себя свитер и остаётся в мятой футболке. Вот у него самый настоящий капустный стиль, может выглядеть прилично с первого взгляда, а стоит приглядеться и понятно, что так некоторые люди выходят мусор выбросить. — Чего? — спрашивает Ваня и смотрит на футболку, на свитер, на Диму, откидывает волосы со лба. — Ты осилишь? — спрашивает Дима и переключается на разглядывание кухни. Ничего особенного, всё удобно, вид из окна не самый впечатляющий, зато центр. — Зря ты меня на слабо хочешь взять, — упрекает Ваня и кидает свитер на стул, сам садится на соседний. — Да я и не хочу, — Дима давит зевок и думает, что надо было реально домой, ещё тогда. И Ваня его сразу же… отправлял? Или звал? Что он делал? — А сигарет нет, — грустно сообщает Ваня и стучит по столу. Дима смотрит на то, как запястье его выглядит. Можно было бы сфотографировать, да только за него это уже сделали несколько сотен раз, а в будущем сделают ещё больше. — Что ты, не обойдёшься без курева до утра? — С сигаретами всё не так, — качает головой Ваня и прислоняется затылком к стене, смотрит вот так на Диму. Вспоминается блевотный привкус ментола, Дима смеётся. — С нормальными сигаретами, — поправляет себя Ваня. — Короче, да, балкон мой, считай, пропадает. — Какой кошмар, — Дима снова чувствует, как хочет зевнуть и не сдерживается. На это Ваня реагирует быстро — может, просчитал уже в голове, как быстро Дима сможет свинитить — вскакивает со стула и подходит к морозилке, достаёт две рюмки. Они не успели замёрзнуть, скорее, немного остыли, не то, что нужно, у Вани жалобный взгляд, отказаться не получается. Дима опрокидывает лимончелло в рот и глотает, только потом ощущает на языке привкус сладкий с кислинкой. Рюмка всё ещё в руке, когда Ваня его целует, жмётся всем телом и выбивает на плече пальцами мелодию неузнаваемую. Рот Дима открывает чтобы спросить: Что происходит? Ты зачем? Ваня? Не спрашивает, язык Вани не даёт, собственная рука — свободная — уже добравшаяся до горячей поясницы, тоже не даёт. Заканчивается всё звоном рюмок, Ваня хмыкает, вытирает рот вороватым жестом и забирает рюмку из пальцев Димы. Он стоит онемевший, зевать не получается, губы горят, свитер мятый, даже одной рукой Ваня провёл масштабное исследование. — Это на брудершафт такой был? — Хочешь, на посошок выпьем? Вторую порцию Дима достаёт сам, они не чокаются, выпивают и не двигаются с места. Ваня прижимает на левой руке мизинец и указательный к ладони и протягивает правую ладонь вперёд — рюмку-то отдай. — Ещё? — Ваня выстраивает на столешнице башню из стопок, та уже не выглядит устойчиво. — Ты знаешь, что если рука дрогнет, — Дима достаёт последние рюмки, — если прольёшь налитое или до рта не сможешь донести, то… — То гостя надо оставить ночевать, — кивает Ваня. Дима трясёт рукой, лимончелло льётся на пол, Ваня закатывает глаза и выпивает свою рюмку. — Зачем вы пол мне угваздали, Дмитрий? — с полной серьёзностью спрашивает и смотрит: как Дима облизывает пальцы. Перехватывает руку — рюмка уже на столе — и сам проходится языком до самого запястья. — Это я не со зла, — дыхание у Димы сбивается, Ваня вглядывается в его лицо. — Никакого пола, — делает вывод и за липкую руку тащит Диму в спальню. Там стягивает с себя футболку, резко оказывается худым и подтянутым, это знакомо, правда, в другой атмосфере. Грудь побрита. Дима не спрашивает, когда это произошло, он говорит: — Знаешь, сколько там рюмок было? — Куда уж мне, — ловкими движениями трезвого человека Ваня стаскивает с себя джинсы, толкает Диму на кровать, заставляя сесть. — Ты поболтать хочешь? Садится сверху и гладит по плечам. — А ты чего хочешь? Покататься? — он тоже не отстаёт, ногтями касается лопаток и опускается ниже, пока Ваня не прогибается в пояснице. — Там и для такого рюмка была. — Дима целует его в подбородок. — Тебя попросить замолчать или ты сам? Как же сам, — думает Дима, медленнее, чем обычно. Хорошо, что они не успели упиться в дрова, сейчас так, милое беспечное опьянение, после которого и похмелье не появится. Может, будет оно от поцелуев Вани, который мнёт губы Димы своими и постоянно пытается пропихнуть язык ещё глубже. — Как же молчать, — сопротивляется Дима, Ваня с него скатывается и начинается война с ремнём и джинсами, — когда всё так… Пальцами Ваня сжимает его член через трусы, Дима поворачивает голову, выглядит Ваня как бесёнок, румяные щёки, язык постоянно скользит по губам. — Ванечка, — зовёт Дима, Ваня смотрит ему в глаза. — Ты помочь не хочешь? Не хочет, а приходится. Дима стаскивает с себя джинсы, остаётся в свитере, жарко, душно, влажно под пальцами — Ваня опять ему их облизывает и держит за запястье. — Не надо показательных номеров, — слабо просит Дима, он упирается в кровать коленями, Ваня свои расставляет. Была ещё рюмка приворотная, а следом заворотная. Дима ощущает, что выпил их все и где-то раза по три, не меньше. — Давай уже, я тебе всё скажу, — он вытаскивает пальцы изо рта Вани. Сдёргивает с них двоих бельё, теперь только носки и свитер, за который Ваня цепляется, остались. Там, где не хватает слюны, Дима сам её добавляет, тоже облизывает пальцы и ладонь, Ваня под ним брыкается и хмурит брови. — Что такое? Жадность тебя распирает? — Дима смотрит в тёмные глаза и в этот момент обхватывает член Вани. — Меня тоже, — голос стал глуше, — я бы тебя уже поставил в коленно-локтевую, — Ваня губу нижнюю прикусывает, не забывает двигать бёдрами вверх, пока Дима ему дрочит. — Думаешь, наверное, что так бы и выебал? Нет-нет, — Дима облизывает свой рот, чтобы Ваня без слов понял. Тот очень умный мальчик, он скулит и зажмуривает глаза. — Замолчи ты, пожалуйста, — а вот здесь он фальшивит, особенно, когда хватает Диму за плечо и тянет к себе, целует голодно и глубоко. Умный, старательный, сладкий такой, что вкус сигарет перестал ощущаться. Его пить можно как крепкий алкоголь, его звуки тоже, Дима глохнет, тонет, теряется во всём этом. Носом утыкается в шею Вани и вдыхает глубоко. Целует возле ключицы и вжимает в одеяло беспокойную левую руку, держит чётко за запястье. Ваня кончает и обмякает весь. Дима не успевает ничего подумать такого, Ваня уже пихает его в плечо, заставляя лечь на спину, и нависает сверху. — Иногда, — он гладит головку кончикам пальцев, смотрит за тем, как реагирует Дима, — слова излишни. Сгибается рядом и отсасывает ему, весь такой воодушевлённый, помогает правой рукой, а левую держит у Димы на груди, ощущает, как бьётся сердце. Ваня кажется таким крошечным, что Дима на секунду ощущает ужас, который отпускает быстро. Тянет его за волосы, кончить в этот рот очень хочется, приходится обойтись кулаком Вани. Вполне себе ласково, особенно когда Ваня ему в губы дышит и гонит-гонит, вперёд и только вперёд. Влажные салфетки пахнут ромашкой, Ваня морщит нос, Дима нос не морщит, что-то забавное в этом есть. Когда через минут десять они лежат рядом, Ваня вздыхает. — Видишь, я осилил, — Диме хочется смеяться, голова лёгкая. — Вижу, а сигареты так и не появились. Над ним надо сжалиться, Дима это и делает: — У меня в куртке, — тут же Ваня пихает кулаком его в плечо и называет «сукой». Через минуту возвращается, в домашних штанах и кивает в коридор, — вставай, блин. Балкон оказывается застеклённым, Дима в трусах и уже без свитера чувствует себя там тепло. Ваня достаёт две сигареты, прикуривает их и одну отдаёт Диме. — Ты раньше не мог сказать? — А как бы я узнал, что всё это по любви? — он поднимает брови и затягивается. — Такой ты дурной иногда, — недовольствует Ваня. — Всегда дурной, просто хорошо это скрываю. — Уже интереснее, — он щурит глаза и пытается передразнить Диму: — Ванечка. — Нет? Не понравилось? Не зашло? Ваня докуривает сигарету до середины и тушит в пустой пепельнице. — Понравилось, — гладит Диму по ладони, та уже не липкая и пахнет не химозной ромашкой, а мылом, — утром проверишь. Что-то нехорошее блестит во взгляде Вани. Что-то, спрашивающее: «а ты осилишь?». Диме придётся постараться.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Текст"

Ещё по фэндому "Иван Янковский"

Ещё по фэндому "Дмитрий Глуховский"

Ещё по фэндому "Топи"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты