Весеннее обострение

Слэш
NC-17
Закончен
70
Meowkis бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 14 страниц, 1 часть
Описание:
Чем чревато хорошее настроение капрала Леви и вспыльчивость Эрена? Явно ничем хорошим. Точнее, ничем приличным.

Или как Эрен капрала переубеждал весьма интересными способами.
Примечания автора:
Это всё писалось на спор и исключительно удовольствия ради. На гениальность и небанальность сюжета, а также на смешные шутки или что-либо ещё другое фанфик вовсе не претендует. ООС присутствует.
__________________

Всем приятного чтения ^-^
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
70 Нравится 13 Отзывы 11 В сборник Скачать
Настройки текста
Последнее время, дела обстояли достаточно спокойно. Ситуация была вполне стабильной: титанов не наблюдалось, еды и воды пока хватало, а жизнь разведотряда шла своим чередом. Тренировки, уборка в замке, иногда охота — всё, чем они нынче занимались. Начальство, конечно, не устраивало, что солдаты последнее время только и делают, что прохлаждаются, поэтому было решено ввести вторую тренировку на дню. Как и ожидалось — такие нововведения вызвали массу недовольства и возмущений среди ребят. Эти волнения успокоил Ривай, рявкнув на всех и заверив, что это пойдёт им на пользу, а тот, кто так не считает, будет драить санузел и чистить выгребную яму следующие несколько недель. Разумеется, такого удовольствия никто не хотел, поэтому все благополучно смирились. Однако, вторая тренировка нужна была не только для поддержания солдат в форме, но также для возвращения режима дня в отряд, ибо до Ирвина дошли слухи (ладно, он сам услышал), что в казармах после отбоя вовсе не спят, а чешут языками, играют в карты и дерутся подушками. Посчитав такое поведение неприемлемым, он решил убить двоих зайцев одним выстрелом: и солдаты форму не теряли, и под конец дня так сильно выматывались, что засыпали на раз-два. Но ведь потребность в общении никуда не делась, поэтому каждая тренировка превращалась в дискуссионный клуб, стоило Риваю хоть чуть отвлечься. Бывало, Ирвин вызывал его к себе в кабинет, поэтому оставаясь без надзора, ребята нагло халтурили и отлынивали, усаживаясь прямо на землю и начиная болтать. Главным зачинщиком всех острых и горячих тем был Жан, к которому всегда подключался Конни. В основном их беседы состояли из обсуждения тем весьма интимных и деликатных, или же если не церемониться с выражениями — обсуждали они еблю. Не особо подбирая правильные и нужные слова, Жан бесстыдно, ничуть не смущаясь, раскидывался громкими фразами о том, как же он хорош в постели. Остальные парни ржали и подшучивали над ним, а вот девушки фыркали, некоторые из них называли Жана «отвратительным». Но как ни крути — всем было весело и прекращать такие разговоры никто не собирался. Как-то после очередной тренировки, между парнями завязался довольно жаркий разговор, начал который всё тот же Жан, уже как по традиции пошутив для начала пару мерзких (поверьте, действительно мерзких) шуток. Затем одну из них развил Конни, приписав ещё пару подробностей, а потом гляди — все вновь навострили уши, собираясь в небольшой полукруг. На этот раз весьма увлекательная беседа отличилась от прошлых, ибо шутки кончились быстро, плавно переходя в довольно серьёзное обсуждение. Эрен, который до этого показательно и принципиально игнорировал эти собрания кружка девственников (как он про себя их называл, хоть и сам таким был), веря в то, что мир нужно от титанов спасать, а не секс с товарищами обсуждать. Сейчас же, он стоял в стороне и краем уха слушал. Разумеется, в силу возраста и бушующих гормонов, Эрену частенько в голову забирались пошлые мысли, от которых он первое время нервно краснел, смущаясь собственной развращённости, и пытался перестать думать о подобном. Но, вскоре благополучно забил на это дело: было уже невтерпёж и тогда-то он и открыл для себя все прелести мастурбации. Он не не хотел заниматься сексом, нет, он просто считал, что подобные разговоры крайне неуместны в подобных условиях. И всё же, именно сегодняшний разговор его почему-то заинтересовал, поэтому пропуская мимо ушей не совсем лестные высказывания некоторых своих сотоварищей и так же не совсем уместно подобранные термины, он погрузился в свои собственные мысли, ведя внутри себя параллельный диалог с самим собой на всё ту же тему. Тем временем, тема сменялась одна за другой. Что ребята только не обсудили: и минет, и сиськи, и даже к анальному сексу почти подобрались. И Бог знает, чем бы закончили всю эту дискуссию в итоге, если бы не раздавшийся позади голос Ривая. — Может, кто-нибудь объяснит мне, что за клуб сплетниц тут собрался? — поинтересовался мужчина. Парочка ребят, заметив его, сразу же догнали, что капрал, должно быть, слышал последнее, о чём они говорили, поэтому очень разумно сейчас было быстро ринуться вперед, срываясь на бег, а вот те, что остались обреченно салютовали капралу, уже предчувствуя наказание. Ривай каждого поочередно награждал холодным взором, выжидая, пока кто-нибудь всё же расколется и первым расскажет. — Мы обсуждаем, — начал было Жан, но сразу же стушевался под грозным взглядом капитана. — Мы обсуждаем… — начал снова он, но его тут же прервали. — Ладно, не продолжай. Я всё слышал, — конечно, конечно, Ривай прекрасно слышал больше половины сказанного, ибо стоял всё это время, оперевшись на дерево позади ребят и ждал, когда эти сосунки его наконец уже заметят. Но решив, что смутить эту похотливую мелюзгу будет куда веселее он и выдал себя, намеренно задавая эти вопросы. Все ребята сразу же залились краской, понимая в каком неловком положении они предстали пред начальством, не имея ни малейшего представления, как же им теперь оправдываться и выкручиваться. Но то ли надвигался апокалипсис, то ли звёзды сошлись в неведомой удаче, но Леви сам для себя решил, что сегодня у него хорошее настроение. И на удивление всех добродушный нынче Ривай спокойно выдал следующие слова, ошарашив всех присутствующих. — Дурью вы, конечно, маетесь. Вместо влажных фантазий, лучше бы задались вопросом, а что вы делаете для того, чтобы те воплотились в реальность, — буднично, будто говоря про погоду, сказал капрал и, заметив недоумевающие взгляды на себе, продолжил, — мужчина должен быть сексуальным, чтобы его хотели и желали. И ваши громкие словечки совершенно под это не подходят — всё в той же манере говорил Ривай, — да и на одной сексуальности далеко не уедешь: в сексе, важно очень хорошо чувствовать вашего партнера. Ощущать его эмоции, улавливать сигналы. Вот ты, Эрен. Эрен вздрогнул, то ли от неожиданного внимания капрала, то от от произнесённого им его имени. А может, от всего сразу. Тому была причина: он стоял дальше всех и никак не ввязывался в разговор, пытаясь вообще не привлекать к своей персоне внимание, ну, а ещё капрал очень редко звал его по имени. — Некоторым девушкам хоть и нравится грубость в постели, но ты парень буйный, а этого они не потерпят, — с укором проговорил Леви, — мой тебе совет: тебе нужно быть более чутким и сдержанным. А то гляди в самый ответственный момент, тормоза тебе точно сорвёт. И всё — пиши-пропало. Не веря своим ушам, Эрен захлопал глазами. Капрал, что… Сейчас упрекнул Эрена в том, что у того ни черта не выйдет? Да с чего он вообще это взял. — Неправда, капрал, — не сдержавшись, выкрикнул Эрен. В нём закипало возмущение: с чего это Ривай так решил? Подобные утверждения, безусловно, задели его эго и достоинство. Йегеру хотелось опровергнуть слова капитана, заставить того поверить, что тот ошибается, — откуда вам знать, чуткий ли я в постели, — на последних словах он заметно растратил весь свой пыл и негодование, с которыми так резво начинал, и смущённо закусив губу, отвёл взгляд в сторону. — Просто мне слабо в это верится, сопляк, — капрал даже на него не взглянул, ибо его взгляд был прикован к Жану, — а, впрочем, если уж говорить про чуткость, то думается мне, Жан бы отлично справился. Жан засиял и натянул лыбу аж до ушей. Поблагодарив капрала за столь неожиданный комплимент (если это вообще можно назвать комплиментом), Кирштайн гордо расправил плечи, устремил свой взгляд на Микасу, что стояла не так далеко от Эрена, и которую явно как и Йегера не сильно интересовала данная тема. Эрен бросил на Жана полный негодования и злости взгляд, вот было хотел на эмоциях что-то ещё выпалить капралу, но тот прервал его попытку поднятой вверх рукой, требуя заткнуться. — Так, довольно! Поблажек больше не даю: все марш три круга вокруг замка! Сейчас же! — прикрикнул Ривай, вызывая возмущенные стоны у ребят, что тут же принялись готовиться к очередному забегу. Больше ничего интересного тогда не происходило — тренировка закончилась, а после все отправились на обед.

***

Весь оставшийся день, слова капрала не выходили у Эрена из головы. Он то и дело мысленно возвращался к тому диалогу, прокручивая в голове сказанные ему фразы. Даже на второй тренировке, никто так и не проронил ни слова, замечая, что капрал Леви наблюдает за всеми пристальней обычного. И Эрен вместо того, чтобы сосредоточиться на выполнении упражнений, плавал сознанием где-то не здесь, то и дело норовя покинуть чертоги разума. Иными словами — витал в облаках. Признаться, ему было весьма неприятно слышать от Леви, что он ни на что не годен (хотя для Эрена это не было новостью, так как капрал и раньше не раз подмечал несдержанность мальчишки, но в этот раз как-то особенно задело, может, из-за интимности этой темы), а желание доказать капралу обратное в парне только росло. Ну, сказал он и сказал, чего такого то, спросите вы. И вправду, остальные уж поди забыть забыли про это, только Жан всё ещё напыщенно расхаживал, маячил перед Микасой, что так усердно его не замечала. Но, как говорилось ранее, Эрена это задело, и он, как маленький ребёнок, замышлял месть. Его преследовало желание оправдаться и обелить свою честь именно в глазах капрала. Почему-то он просто не мог позволить себе отпустить данную ситуацию. И пока Эрена терзали все эти навязчивые идеи, Ривай вёл себя как ни в чём не бывало. И на Йегера даже не смотрел. А когда всё же удостаивал его своим взглядом, пока бегло оглядывал ребят, делающих упражнения, вопросительно вскидывал брови, мол, чего ты пялишься, Йегер, займись делом. День, безусловно, выдался тяжёлым, так как ребят всё же ждало наказание за вольность сегодня утром в виде светских бесед, вместо тренировки. Ничего необычного: уборка территории замка, подрезание кустов, удаление сорняков и прочая садовая хренотень. Приказано было наводить порядок вплоть до заката, а дальше отправляться на ужин. Уже смеркалось, некоторые из ребят с чистой совестью отложили секаторы и ножницы, постепенно разбредаясь кто куда. В итоге самые стойкие проработали аж до восьми вечера. Эрен ушёл позже всех, полагая, что если заметит капрала на ужине, то не удержится и вмажет ему, а потом капрал размажет его кишки по стенке. Последнего Эрен не очень-то и хотел, поэтому принял решение, выместить всю свою злость на бедном кусте крыжовника, что рос неподалёку от входа в столовую. Его задача заключалась в том, чтобы подвязать ветки, дабы они не падали и не врастали в землю. Но крыжовник, мать его, колючий. Получилось так, что вместо столь желанного покоя и умиротворения, Эрен получил только раздражение. Вот сейчас он, только приступив к последнему кусту, успел уколоться уже раз десять. Но всё равно продолжал делать свою работу. Асом в делах садовых Эрен Йегер абсолютно не был, но сытые и весёлые ребята, выходящие из столовой в тот вечер оклеймили его «главным садовником разведкорпуса», на что он только закатывал глаза. И тут-то до Эрена дошло — столовая постепенно пустеет, а это значит, что скоро должен будет закончиться ужин. В животе предательски заурчало, и всё-же Эрен решил распрощаться с этим несчастным кустом, так его и не подвязав. Он залетел в помещение, чуть не сшибив ближайший к двери стол. — Эрен, мы уж думали, что ты не появишься. Хотели отдать твою порцию Саше, но Микаса была против, — выпалил Конни, как только Эрен подошёл ко столу. Он поблагодарил Микасу за защиту его еды и принялся хлебать остывшую похлёбку. Микаса что-то опять начала говорить про то, что Эрену стоило бы меньше напрягаться и больше отдыхать. Но Эрен её совершенно не слушал, ибо его взгляд был прикован к капралу, что сидел и со спокойным видом потягивал свой чай. Мысли, что посетили его на тренировке, вновь заполонили разум. Теперь, доедая похлёбку, он всё думал, как бы заставить капрала поменять своё мнение о нём. Спустя пару мгновений, решил, что весь план продумает позже, ибо в данный момент никакие идеи в его голову не лезли. По иронии судьбы, бесцельно шатаясь по замку после отбоя, дабы побыть наедине с самим собой и хорошенько обдумать свои дальнейшие действия, не ожидая здесь никого увидеть, Эрен без задней мысли заходит в столовую. Сначала до него конечно, не доходит, в связи с чем здесь не погашен свет, ну, а затем его взгляд натыкается на одинокую фигуру, сидящую в самом дальнем углу комнаты с кружкой чая. Без труда опознав, кто же там такой, Эрен хотел было уйти, пока его не заметили и не отчитали, но стоило ему попятиться назад, попутно закрывая дверь, как пол предательски скрипнул. Ривай флегматично повернулся и уставился на нарушителя своего покоя. — Чего ж тебе всё неймётся, щенок? — голос капрала звучал спокойно, без тени какой-либо угрозы. Он вообще в последнее время какой-то расслабленный весь. И именно это настораживало Эрена. Он мог поклясться, что Ривай пребывает в хорошем расположении духа последние несколько дней, что было в диковинку для Эрена, который привык к раздражённому, злющему и вечно недовольному капралу. А сейчас тот сидел без капли ничего из вышеперечисленного во взгляде, и это действительно сбивало с толку. — Сэр, я… Просто… — жалкие попытки оправдаться, ведь не факт, что доброта капрала не сменится в следующую секунду гневливостью. — Иди сюда, — Ривай жестом подозвал мальчишку к себе, затем похлопал по стулу рядом, указывая, чтоб тот присел на него. Эрен от этого куда больше удивился, нежели до этого. Значит, он не ошибся — у капрала и вправду хорошее настроение. На ватных ногах Эрен преодолевал расстояние до стула. Усевшись рядом, он напряжённо застыл, ожидая уже чего угодно от такого непривычного и непонятного капрала. Тот, будто позабыв о непрошеном госте, продолжал как ни в чём не бывало пить чай, пока не опустошил всю чашку. И как только Ривай аккуратно поставил её обратно на стол, устало потёр пальцами переносицу, Эрен громко вздохнул. Видимо, слишком громко, ибо будто не замечавший его до этого капрал устремил на него свой взор. — Чего не в койке? — спросил мужчина. — А я это… — Эрен на секунду замялся, пытаясь сообразить, что сказать в своё оправдание, ибо ничего сносного за это время, что он сидел здесь, так и не придумал. Но заметив на себе выжидающий и недовольный взгляд, выпалил первое, что пришло в голову, — я вас искал. Это было зря. Потому что у Ривая теперь точно появится ещё больше вопросов, к которым Эрен был, мягко сказать, не готов. — И зачем же я тебе понадобился в столь позднее время, а? — Капрал, сэр, — западня. Эрен судорожно старался придумать повод, по которому пришёл. И вновь ощутив на себе чужой взгляд, решил, что нечего ему мямлить, как девчонка, и сейчас самый подходящий момент, чтобы разрешить его насущный вопрос, — сегодня вы сказали, что я слишком буйный. Хотелось бы вам доказать обратное! — он выпалил это на одном дыхании, но достаточно уверенно и смело всё протараторив. Ривай лишь удивлённо приподнял брови, тут же вспоминая утренний разговор. Надо же — он совсем уже забыл про это, а этот сосунок всё ещё в голове пережёвывал его слова, вот умора. — И как ты планируешь мне это доказывать? — вполне очевидно поинтересовался Ривай. А вот Йегера будто с небес на землю скинуло, а ведь и правда — как? Именно это и было причиной его столь позднего обхода по замку — ему нужно было, блять, придумать как доказать. И опять Эрен у себя в голове принялся нервно перебирать всевозможные варианты. Раз на словах ему не поверили, значит остаётся только доказать на деле… Нет, этому не бывать. Эрен затряс головой, пытаясь выкинуть эти идиотские мысли из головы, а капрал, судя по всему, прекрасно догадался, на что именно у парня такая реакция, ведь вопрос его изначально двусмысленный и планировался. Хмыкнув, Ривай продолжил: — Раз нечего предложить — проваливай. Я не поверю тебе ни за что, поэтому в добрый путь, — Эрен поклясться был готов, что Ривай нарочно это всё делает. Подначивает, издевается и берёт его на слабо. Вот ведь, говна кусок. А Эрен… А что Эрен, сопляк какой-то что ли? Нет — раз решил доказать — значит докажет. И неважно каким способом. Собрав всю свою волю и силы в кулак, Эрен поднял, ранее отведённый в сторону взгляд, уставившись капралу прямо в глаза. — Можете убедиться в этом лично и на практике, сэр, — только вот решимость в миг куда-то испарилась, как и понятие о том, что такое субординация, стоило Риваю встать со стула и наклониться над Эреном, довольно близко приближая своё лицо к лицу парня. Расстояние сократилось до нескольких сантиметров, а губы почти соприкасались. Весьма двусмысленно, как и весь их разговор. Теперь Эрен был абсолютно уверен, что правильно истолковал весь подтекст и мысленно дал себе пощёчину за то, что вообще пошёл на это. Но думать надо было раньше, а он как всегда поторопился с действиями, в чём нехотя себе и признался. — В таком случае, буду ждать тебя завтра у себя в комнате, после отбоя — ты всё равно в это время не спишь — назначил время и место встречи капрал, вот он уже начал отстраняться, но только сделать это ему не дали: Эрен как-то внезапно и импульсивно схватил его за плечи, притянул к себе, накрывая губы капрала своими. Всего лишь пару мгновений потребовалось для того, чтобы Ривай пришёл в себя от этой неожиданной своевольности Йегера и отстранил этого несносного мальчишку от себя. — Ещё одна подобная выходка — и ты летишь к чертям, вместе со всеми своими доказательствами, Йегер, — выпрямившись и кинув на него короткий взгляд исподлобья, капрал направился к выходу из столовой. А Эрен ещё с минуту сидел всё также смирно, пока не осмыслил до конца произошедшее, и не двинулся в сторону казармы.

***

Следующий день встретил разведотряд достаточно радостно — тренировки отменили. Почему — не сказали, но ребятам это было уже неважно. Все были заняты своими делами: некоторые просто болтали, другие грелись на тёплом весеннем солнышке, а кто-то просто дрых. Армин снова был занят бумажной волокитой — ему Ирвин, видимо, выходных не назначает, а Микаса зависала на кухне с Сашей, они там, походу, что-то готовили. Именно поэтому Эрен расхаживал в гордом одиночестве, погрязнув в своих глубоких размышлениях. Первое, что его волновало — это неожиданный поцелуй, инициированный им же самим. Второе — реакция капрала на это всё. Мотивов ни того, ни другого Эрен понять не мог. И если с первым разобраться ещё было возможно, ежели покопаться в себе и своих чувствах, то второе походило на тайну, покрытую мраком. И, по правде говоря, его ещё беспокоило то, что сегодня должно было произойти в спальне капрала. Неужели тот всерьёз собирается проверять всё лично? Эрен искал подвох в его действиях, но так его и не нашёл, аргументируя такое поведение Ривая его странным настроением, причину которого Йегер тоже назвать был не в силах. Раздумывая, как же всё-таки ему придётся доказывать свою чуткость и сдержанность, переубеждать капрала в целом, Эрен навернул кругов, наверно, пять по двору. Само собой, в голову ничего приличного не лезло, да и воображение подкидывало весьма развратные картинки. У Эрена назрело несколько вариантов в конечном итоге, но принял он их с оговоркой для самого себя, что использовать их будет только в том случае, если предстоящее не окажется просто шуткой, или если капрал будет настаивать на чём-то. Проще говоря — они на всякий пожарный. Заходя на седьмой круг, Йегеру всё же подворачивается удача и он замечает впереди капрала, что только что вышел из замка, лёгкой походкой направлялся в противоположном от Эрена направлении, даже не заметив паренька. И Эрену уж очень хотелось окликнуть его, дабы тот обратил на него своё драгоценное внимание. Только потому, что у Эрена возникло невесть откуда взявшееся желание с ним поговорить, но парень так и не осмеливается произнести ни слова, решив просто подойти и тихо кашлянуть в кулак. Леви не спеша повернулся, становясь к нему лицом, далее сверля Эрена взглядом, от чего последний испуганно пискнул. — Чего, сопляк, ты ещё не передумал? — Эрен сразу понял, о чем его вопрошают, поэтому отрицательно замотал головой, — ну и отлично. Помыться главное не забудь, — всё также без единой эмоции в голосе оповещал его капрал. — Везде, — добавил он, подчеркивая, что никакой грязи не потерпит, поэтому Эрену надо как следует привести себя в порядок перед приходом. Осознав, что «всякий пожарный» наступил, а свои планы придётся воплощать в реальность, Эрен вяло улыбнулся, понимая, что ему крышка. Не то чтобы он ссал (нет, желание доказать капралу его неправоту было сильнее), и не то чтобы он не был уверен, что это именно то, чего от него ждут, проблема была в другом — у Эрена до этого подобного опыта не было, и он понятия не имел, что нужно делать. Скорее так: понятие он имел, а вот знание, как это применять на практике — нет. Но как ни крути — давать заднюю уже поздно, он только что согласился на это, поэтому выхода у него всё равно не осталось. — Так точно, сэр — Эрен отдал капралу честь, после чего тот обогнул его в два шага, становясь за спиной. Ривай приблизился к Йегеру сзади и обдал его ухо горячим дыханием. — Тогда до встречи, Йегер, — прошептал он и отстранился, уходя прочь со двора, оставив Эрена стоять с сильно колотящимся в груди сердцем и покрасневшими щеками. Теперь Эрен до конца осознал всю говняность ситуации. К вечеру многие уже не знали, чем и заняться от безделья, ибо всё, что они хотели сделать — они уже успели сделать. Поэтому уже как полчаса чуть ли не все всё ещё бодрствовали, от чего в казарме стоял гул от разговоров, смешков и прочих разных звуков. Кто-то рубился в карты, другие вообще невесть где, раздобыли самые настоящие шахматы. А вот Жан, снова с той же компанией, что и обычно, мирно устроились в самом центре помещения, опять что-то бурно обсуждая. И в этот раз, Эрен принимать участие в дискуссии не стал, сказав, что он вовсе не заинтересован в разговоре, что хочет побыть один, и поэтому сейчас он опять и снова идёт шататься по замку. Ребята же, привыкшие к своему склонному к рефлексии товарищу, лишь пожали плечами, выпроводили из казармы, закрывая дверь прямо у него перед носом, мол, не хочешь — так не порть нам вечер своей кислой миной. И, знаете, Эрен был не против, ибо собирался он идти далеко не самокопанием заниматься, а кое-чем куда более интересным. Добравшись до душевых, Эрен наспех скинул с себя всю одежду. Он обычно не отводил водным процедурам много времени: во-первых, вода здесь не бесконечная, а помимо его, мыться нужно ещё как минимум десятку человек, а во-вторых, Эрен не видел особого смысла намываться, ибо на следующий день всё равно потеть. Сейчас же он решил подойти к процессу ответственно, поэтому довольно тщательно натирался мылом, чтоб уж наверняка. Да и к тому же вода успокаивала, помогая не нервничать так сильно, словно вымывая из головы плохие мысли. Само собой, Эрен волновался. Как и обычного человека его пугала неизвестность, а ещё перспектива получить свой первый сексуальный опыт ни с кем иным, как с неприступным капралом Леви, явно спокойствия ситуации не добавляла. Не то чтобы Эрен боялся, или как-то его стеснялся, просто… Он ведь и знать не знал, чего ему ожидать, вот и всё. Где-то с полчаса провозился он, моясь. Непозволительно долго, да, но у него было оправдание. Если Ривая что-то не устроит в гигиене Йегера, то того вышвырнут за дверь без каких-либо объяснений. И уж что что, а это бы ещё сильнее пошатнуло, и так уже задетое ранее достоинство. Поэтому довольно уверенным и твердым шагом Эрен бесстрашно направлялся к комнате капрала, хоть сердце и предательски колотилось, а ладошки вспотели. Обратной дороги нет — вот она, финишная прямая. Подойдя к двери, он всё же помялся несколько секунд, сомневаясь стучать или же нет. Отвесив себе мысленно оплеуху и бросив себе под нос невнятное «да похуй», он постучал. — Входи, тут открыто, — раздался голос из-за двери, Эрен уж очень как-то чересчур судорожно схватился за ручку двери, толкнув ту от себя, как ошпаренный залетел в комнату к ошарашенному таким поведением, капралу. — Говорил же — буйный ты, — сделал замечание Ривай, косясь на дверь, что стукнулась об стенку, — чего застыл то? А Эрена как парализовало. Он стоял как вкопанный, боясь пошевелиться под этим выжидающим, таким явно испытывающим взглядом. Резко стало как-то не по себе и захотелось сбежать куда подальше, лишь бы не чувствовать этой неловкости и беззащитности перед капралом. Они здесь одни, а о том, что тут произойдёт не узнает никто, а если и узнает, то всё равно не поверит. От былой уверенности и отваги у Эрена не осталось и следа, стоило ему осознать всю свою уязвимость в этой ситуации. Ривай заметил тщетные попытки парня пошелохнуться и лишь насмешливо хмыкнул, заставив того ещё пуще стушеваться. — Ты, чего это, щенок, зассал небось? Эрен снова принялся за так полюбившийся ему за эти последние два дня, судорожный подбор вариантов ответа и оправданий. — Никак нет, капрал, — наконец выдавил он из себя, снова приняв решение говорить всё, как есть, не привирая. Куда лучше, если он сразу скажет правду, и капрал уже будет предупрежден, нежели соврёт, затем лицом в грязь, — просто понимаете, я никогда раньше ничего подобного не… — всё-таки те крохотные силы, что он рьяно в себе отыскивал, вновь покинули его под конец фразы. Он опустил глаза, принялся рассматривать пол, подмечая для себя всё более интересные детали на нём — так интересно вдруг стало рассматривать деревянные доски, очекуреть можно! Ривай спокойно прошёл к двери, закрывая её, а затем, развернувшись, ткнул Эрена в спину, пытаясь того заставить очухаться. В ответ на сиё действо, Эрен как-то затравленно пискнул, будто его сейчас будут пытать. Наплевав на попытки привести Йегера в чувство, Ривай вальяжно расположился, сидя на кровати, облокотившись на локти, чуть раздвинув ноги, в тот момент испытующе посмотрел на парня снизу-вверх. — Йегер, — Эрен вздрогнул от неожиданно наполненного энтузиазмом и весельем, задорного голоса капрала. Он явно потешался над Эреном, даже, блин, не скрывая этого — должен заметить, что это очень опрометчиво с твоей стороны, никак не подготовиться. Скажи, неужели у тебя даже догадок, что делать нет? Эрен шумно сглотнул, всё ещё не поднимая взгляда. Он не знал, что ответить — признание, что он уже всё продумал до мельчайших деталей, только усугубит его положение, лишний раз докажет, что тот боится и ссыт, а фраза вроде «нет, что вы, капрал, я спец в этом деле» уже не прокатит из-за недавнего откровения. Да и не прокатила бы всё равно: капрал не дурак и понимает, с кем связался и какой у этого кого-то опыт. — Хотя, судя по тому, что я услышал из того, что вы тогда обсуждали, знать что и как ты должен. Эрен снова вздрогнул от осознания, что капрал и впрямь всё слышал, но в тот же момент вспомнил для чего он здесь. Обидные слова капрала вновь всплыли в голове, заставляя Эрена сжать кулаки, позволяя ему обратно поднять на капрала взгляд. Тот с вызовом посмотрел на юношу, а у того в свою очередь, что-то переклинило. Сейчас или никогда — подумал он и, не церемонясь, опустился на колени. — Нет, капрал, я даже понятия не имею, что мне делать, — задумчиво и томно проговорил Эрен, про себя удивляясь тому, что вообще так умеет. Вопреки своим словам, он подвинулся ближе, разводя руками колени Ривая и усаживаясь между ними. Тот лишь удивлённо шмыгнул, явно не ожидая от этого сопляка ничего, что уж тут про такое говорить. — Эрен, скажи, — капрал схватил его за волосы, больно за них дёргая, от чего парень болезненно зашипел, — разве это хорошо — без спроса просто так набрасываться, словно голодная шавка на еду? — Ка-капрал, прошу прощения, я думал, что вы не против, — Эрен выпалил на одном дыхании, зажмуриваясь и уже готовясь к тому, что сейчас его побьют. Неужели он не так всё понял? Не уж то капрал просто шутил над ним, а сам он был слишком слеп и наивен, что даже не потрудился придать никакого значения, превеселому и насмешливому взгляду Леви, которым тот его встретил. И вновь нехотя Эрен сам себе признавался, что и в этот раз действовал чересчур импульсивно. И, кстати, раз уж на то пошло, то Леви был не против, но вот только говорить об этом Эрену он не спешил. Он вообще никуда не спешил. — Думал он, — Ривай недовольно цокнул, — а про прелюдию ты не слыхал? — от такого вопроса, Эрен в удивлении расширил глаза, приоткрыв рот. Он уже в край запутался в своих же ощущениях. Ох уж этот непредсказуемый капрал, который, гляди, прям-таки и норовит что-нибудь да выкинуть, в ответ на каждое действие (и бездействие) Эрена. — Чего рот разинул? Я спрашиваю — про прелюдию слышал? — Эрен закивал головой, понимая, что этого он не спланировал, да и не предвидел в целом: думал, что сделает то, за чем пришёл и спокойно свалит к себе обратно в казарму. Разумеется, знал он и про прелюдию, и про всю важность прикосновений, и про бла-бла-бла. Также он был прекрасно осведомлен, что самое интересное, как правило, остаётся на потом, но только вот представления о сексе у него были, мягко говоря, слишком уж идеализированные, от чего и не подходили под происходящие в сей момент события. Целовать, обнимать и гладить капрала? Легче пойти на верную смерть, хотя Эрен считал, что это и есть верная смерть. Поймав небольшой приступ неподдельной паники от того, что его так легко загнали в тупик, Эрен боязно и затравленно посмотрел Риваю в глаза, в которых всё также прослеживались веселье и азарт. Заметив, что парень то реально волнуется, капрал напомнил себе ещё раз о том, кто именно сейчас сидит меж его ног, и сжалился. — Эрен, я не кусаюсь. Иди сюда, — и пока тот переваривал услышанное, Леви, не церемонясь, подхватил его подмышки и потянул на себя, усаживая к себе на колени. Как только Эрен удобно устроился, Ривай приобнял его за талию, прижимая к себе, попутно целуя парня в шею. И это сработало, как панацея — Йегер заметно расслабился и успокоился, понимая, что смерть ему вовсе не грозит. Тут же взяв себя в руки, Эрен обнял капрала в ответ, ещё сильнее к нему прижимаясь. Теперь, когда его больше не терзали никакие сомнения, он смело затянул капрала в поцелуй — невинный и нежный по началу, но постепенно меняющий свой характер, становясь всё более страстным и развязным. Почувствовав, что и он, и капрал уже достаточно возбудились, а дыхание у обоих сбилось, Эрен принялся расстёгивать сначала свою, а потом чужую рубашку. На себе он её оставил, а вот с капрала стянул, не сильно отбрасывая ту на кровать. Эрен разорвал поцелуй, отстраняясь от чужих губ, и принялся целовать шею, спускаясь всё ниже. Ривай прерывисто задышал, стоило тому добраться до живота. К этому моменту Эрен вновь расположился между его ног, поглаживая их. И, честно говоря, Леви было уже невтерпёж, поэтому он, не сдержавшись, подался бедрами вперёд, безмолвно прося Эрена поскорее приступить к делу. И этот намёк был сразу понят и принят к сведению — Йегер осторожно расстегнул ширинку и приспустил брюки. Что делать дальше он знал, но тень сомнения в том, что он сделает это хорошо, всё же не оставляла. Подняв на капрала взгляд, никуда не отводя его, сохраняя зрительный контакт, Эрен наощупь приспустил его трусы, нащупывая вставший член. Утверждение, что Эрен действовал сейчас по наитию, было правдиво лишь от части. Так как он, разумеется, понимал, где находятся чувствительные места и где нужно касаться он тоже знал, ибо как было замечено ранее — прелести мастурбации он познать успел. Но, увы, все инстинкты и подсознание будто отключились, ничего не подсказывали и никак не помогали в столь нелегкой ситуации, когда у тебя в руке чужой член, а представление о том, как с ним взаимодействовать довольно абстрактно. Понимая, что времени на внутренние терзания и раздумья у него нет, ибо сверху то и дело доносилось недовольное шипение, Эрен закрыл глаза и прикоснулся губами к головке члена. И всё же он был не до конца уверен, что всё делает правильно, поэтому после того, как он вобрал его в рот наполовину, сразу замер, не решаясь на большее. Но очень неожиданно (ладно, на самом деле, это было вполне предсказуемо, но Эрен настолько сомневался в своих действиях, что этого не ожидал) он услышал сдавленный стон, что сорвался с губ капрала, после чего сразу оживился. Устремив свой взгляд обратно на Леви, он встретился с его, и мысль о том, что в данный момент он смотрит своему капралу в глаза, пока во рту держит его же член, нехило так вдарила в голову, накрывая волной возбуждения. Ривай положил ладонь ему на затылок, надавливая и заставляя продолжить начатое. И тут-то можно сделать небольшое отступление, ибо именно в тот момент, когда он принялся сосать, помогая себе при этом рукой, до него и дошло, что значит быть «чутким». Безусловно сейчас, когда Эрен не имел чёткого понятия, а то ли он вообще делает, необходимо было как раз-таки прислушаться к партнеру, уловить малейшие изменения в голосе, движениях и эмоциях на лице у одного. Важно было исследовать, находить и запоминать те самые точки и чувствительные места, чтобы возвратиться к ним снова, заставляя партнёра блаженно стонать и теряться в ощущениях от удовольствия. Поняв такую простую истину, Эрен ещё с большим энтузиазмом включился в работу. Пробовал и так, и сяк: и лизал, и целовал, и сосал, вбирая член полностью. Не всё, конечно, было так идеально: помимо стонов и слов вроде «давай», «сильнее» и «ещё», сверху также доносились и тихие, едва слышные «зубы, блять», «поаккуратней», и Эрен брал всё это во внимание, мгновенно исправляясь. Продолжалось это довольно долго, минут, может, с двадцать. Под конец Эрен слегка утомился, а скулы начало сводить. Ривай, видимо, понял это, так как движения Эрена уже не были столь активными, а губы не так сильно обхватывали член, поэтому вполне разумно, было перехватить инициативу на себя: зафиксировал голову Эрена, сказав, мол, не двигайся, и принялся трахать его рот. И начал капрал как-то грубо, с остервенением это делать, засаживая член по самую глотку, что у Эрена аж слёзы наворачивались на глазах, он то и дело покашливал настолько, насколько это, конечно, вообще было возможным, с членом то во рту. И Ривай, конечно, не дурак, всё же поумерил свой пыл — стал засаживать не так глубоко, но от того не менее энергично. И на дольше его не хватило, поэтому толкнувшись последний раз, капрал кончил. В тот же миг Эрен выпустил изо рта член, шумно и показательно сглатывая сперму, с вызовом смотря на капрала. У Йегера самого болезненно стоял, но он, ни на что не надеясь, отпрянул от Ривая, вытирая уголки губ. И хотел уж было встать, да отойти на приличное расстояние, дабы не находиться более, так непозволительно (на самом деле, в такой ситуации — позволительно) близко. Но капрал схватил его за руку, притянув обратно к себе. — Признаться, сопляк, было довольно неплохо — проговорил капрал, как только отдышался и отошёл от оргазма, нагибаясь и нависая над парнем, — хотя в следующий раз, советую не накидываться так. И всё же, за старания тебе полагается награждение. Эрен чуть ли не заскулил от счастья, понимая, что ему всё же помогут с этим каменным стояком. Капрал вновь подхватил его подмышки, поднимая, но в этот раз сам завалился на кровать, утягивая Эрена на себя. Эрен навис сверху и тут же потянулся за поцелуем, в итоге столкнулся на полпути с ладонью и, открыв в изумлении глаза, уставился на капрала, что недовольно сдвинул брови. — Что я тебе говорил про подобные вольности, а, Эрен? Парень тут же поник и стушевался — вот всё же было хорошо, зачем портить то. Тем более они уже целовались сегодня. Несмотря на искреннее непонимание такой реакции на обычный, блин, поцелуй, Эрен быстро начал догадываться о её причине. Значит, капрал всё-таки брезгует, что задело мальчишку, хоть это было вполне в духе Ривая. Он прикрыл глаза, разочарованно и покорно вздыхая, принимая такие условия и подчиняясь, но в тот же момент их распахнул, почувствовав чужие губы на своих. Эрен всё никак не мог привыкнуть к этой странной двойственности капрала: то тот сначала запрещает, всячески пресекая любые попытки, потом лезет сам. Но даже несмотря на отсутствие обоснований этой непредсказуемости, Эрен не оставлял попытки понять, что же Риваем движет. Но проблема в том, что Леви специально пытался запутать мальчишку. Делал он это из, конечно, благих (для самого себя) побуждений: старался держать Йегера в узде, ибо как ни крути, хозяин ситуации здесь он, а позволять этому сопляку двигать процессом он не собирался. Да и не любил он подставляться и прогибаться, под чужие хотелки. И пока Эрен вновь пребывал в прострации, Ривай, не особо напрягаясь, поджал его под себя, меняя их местами. Не обращая внимания на недовольный шик, капрал не спеша спускался всё ниже, попутно раздевая своего горе-любовника, стягивая с него рубашку. Эрен тяжело задышал, буквально задыхаясь от понимания, что капрал собрался делать. Он, конечно, ожидал награды, но не так быстро и не в таком виде. Он уж никогда бы не подумал, что Ривай соберётся отплачивать ему минетом, прекрасная зная о брезгливости того. Думал, что капрал максимум отдрочит, а после всё с тем же невозмутимым лицом, тщательно вымоет руку и выставит его за дверь, сказав пару ласковых на последок. И в то время как Эрен в который раз успел потеряться, забыться в своих ощущениях и размышлениях о предстоящем отсосе, капрал уже расстегнул его брюки, возвращая его из мыслей обратно на землю, стоило Эрену почувствовать чужой язык у себя на члене. Он протяжно и довольно громко простонал, от такой столь желанной ласки, на что получил не одобряющее замечание в свою сторону. — Чего разорался, Йегер? Всех перебудишь, успокойся. Ответить ему ничего не дали, так как он вновь разошёлся в уже более тихом стоне, как только почувствовал движение языка от самого основания, до головки. Капрал справлялся, не сказать, что прям искусно, всё же у него самого опыта не особо много было — не каждый день перепадает возможность взаимного минета со своими подчинёнными, но движения Ривая были достаточно уверенными, и Эрен готов был поспорить, что капрал уже делал подобное раньше. И не один раз. Ривай стал сосать активнее, от чего Эрен более не продержался и собирался было кончить, снова громко простонав, но в самый последний момент, капрал выпустил член изо рта, заменяя рот руками. Было поздно брать попятную, да и Эрен бы уже не смог, даже если бы сильно захотел, итого он

всё-таки кончил уже от руки. Дальше ему потребовалось пару минут на то, чтобы прийти в себя, пока капрал вытирал свою ладонь салфеткой, что всегда носил с собой, без сожаления отправив её после в мусорное ведро. Отойдя от кровати, Ривай оглядел взглядом лохматого и слишком уж довольного Йегера, что сейчас нежился в его постели, счастливо улыбаясь, как дурак, и всё ещё тяжело дыша. — Чего разлёгся, ночевать у меня мы не договаривались. Это вернуло Эрена в реальность, мгновенно уничтожая всю эту блаженную негу и истому, что сейчас так приятно разливалась по телу. Он вскочил и принялся нервно натягивать рубашку и застёгивать штаны. Изредка бросая на Ривая робкие, как тому показалось, взгляды, будто что-то хотел сказать, но не решался. Закончив приводить себя в порядок, Эрен ещё немного помялся, заметно сомневаясь, но всё же спросил. — Скажите, капрал, я вам доказал? — и тут же расплылся в улыбке, ожидая больше похвал. Он был больше чем уверен, что да — доказал. Ну очень уж ему хотелось, услышать от капрала это лично, дабы потешить своё эго, в чём без зазрения совести себе признался — всё-таки он заслужил, действительно же старался. — Тебе есть над чем поработать, Эрен. Говорю же, ты слишком буйный. Надо тебя усмирять, — это не то, что он ожидал услышать, так что на секунду он даже расстроился. Но сложив в голове два плюс два, он неверяще уставился на капрала, гадая, правильно ли понял намёк. — Сэр, вы хотите сказать, что… — Да, Йегер, именно это я и хочу сказать. А теперь вали спать, отбой был сорок минут назад. — Так точно, капрал! — воодушевлено прикрикнул Эрен, не веря своим ушам. Это оказалось даже лучше, чем он предполагал. А Ривай лишь поморщился от столь громкого, режущего звука. Махнув рукой на прощание (что, кстати, было успешно проигнорировано), Эрен покинул комнату, уже представляя, что впереди его ждёт как минимум ещё одна ночь, проведённая с капралом.

***

Эрен уже битый час ворочался в кроватке, пытаясь уснуть. Перед глазами то и дело всплывал образ капрала у него между ног, что так старательно отсасывал. И как бы Эрен не желал перестать об этом думать, и уже наконец, заснуть, ибо завтра сто пудов подымут спозаранку, а капрал вне сомнений чисто из вредности отыграется на нем на тренировке, но все мысли вновь сводились к одному. Не выдержав, Эрен ударил кулаком в подушку, приподнимаясь, затем плюхнулся обратно и уставился в потолок. Осознание произошедшего не заставило себя долго ждать, и щеки Йегера залились румянцем, когда тот понял, что только что он пережил. Казалось бы, как идиотское обсуждение секса среди не менее идиотских товарищей могло привести к взаимному отсосу с капралом Леви. И тот факт, что это было ни с кем другим, заставило Эрена поёжиться. Не походило это на реальность, да как вообще капрал позволил ему сделать это? Да ещё и намекнул на продолжение банкета. Предвкушая, что, возможно, в следующий раз они зайдут чуть дальше, и что минетом явно не ограничатся, Эрен нервно вздохнул, прикрыл глаза, постепенно проваливаясь в сон. Безусловно, дальше — лучше.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты