Водитель

Фемслэш
R
Закончен
24
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Описание:
Эмма Свон в снегопад садится на трассе в междугородный автобус...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
24 Нравится 13 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
В такие городки не летают самолеты. Вряд ли владелица пары провинциальных закусочных может себе позволить летать на шопинг в Мегаполис по выходным, вряд ли любые другие лавочники имеют такие возможности и имеют такие желания. Над своим желанием (или скорее сказать не желанием) попасть в этот город Эмма Свон раздумывала уже около часа - машина заглохла. Уговоры не помогли, проверка уровня масла и заряда аккумулятора, нецензурная брань, попытки связаться с помощью на дорогах и полицией. Ничего. Эмма Свон размахивала руками перед медленно плывущим междугородным автобусом. Снег сыпал в глаза, обычный зимний мэнский снег, такой же обычный, как Техасская жара. На старом ките-автобусе работали старые дворники и он медленно останавливался. Эмма Свон широко улыбалась и готова была расцеловать за спасения старого, испытанного ветрами и дорогами водителя автобуса. Обнять, поблагодарить, в тепле салона. Дверь медленно отъехала. Эмма Свон зашла в салон и принялась чеканить речь, которую не на один раз отрепетировала, когда застучали зубы от холода. - Машина сломалась в самый не подходящий момент, а вы для меня, как спасение! Спасибо! Огромное… - Ну-ну, - сказал водитель автобуса и окинул ее взглядом. Лицо Эммы Свон вытянулось - за широким рулем сидела брюнетка в деловом костюме, с парфюмом и помадой. Облизала край губы и не выказала никого сочувствия. - Э.. - Эмма Свон посмотрела в салон и насчитала восемь человек, которые были видны и пара ног спящего. - До Сторибрука? - поинтересовалась Эмма Свон у водителя. - Да, по прямой. - Отлично! Спасибо! - Вы забыли… - сказал резкий голос водителя. Эмма Свон обернулась: - Что? - Оплатить. - Сколько? Деловая женщина за рулем пожала плечами. - Сколько я должна? - еще раз спросила Эмма Свон распахивая свой кошелек. - Спросите у пассажиров, - ответила водитель. - У пассажиров? Водитель не знает сколько стоит проезд? - Водитель знает, - ответила брюнетка. - Сколько я вам должна? - Транспортной компании. Спросите у пассажиров. - Почему у них? Почему не у водителя? - Мисс, - брюнетка, выкинула это слово «мисс», как рыбу из морозилки, холодом по коже, - вы можете постараться спросить у водителя, если он еще дышит. Последний ряд, пожалуйста. Эмма Свон слышит слишком ярко каждое слово. Слышит усмешку брюнетки, которая как ток бежит вместе с кровью к мозгу. Проводит взглядом по салону и останавливается на вытянутых ногах. Идет решительно по салону. Седой мужчина лет восьмидесяти. Лежит. Бледен, как пелена снега за окнами. Его техосмотр, должно быть, закончился не менее десяти лет назад. Седой мужчина, возможно, дышит, возможно, нет. У Эммы Свон нет зеркала, но его восьмидесятилетнее тело не остыло - притуляет руку к шеи - ничего. Возвращается к брюнетке за рулем. - Он - труп? - спрашивает Эмма Свон. - Я не врач. Заплатите за проезд. - Вы не водитель? - Эмма Свон нависает брюнеткой. - А вы умеете управлять этим? - Я?! Нет, конечно. - Сядьте и замолчите до полиции и врачей! Я могла вас не спасать! - Я? Вы? Полиции? Эмма Свон протягивает тридцать долларов и садится на ближайшее свободное место. С этого места ей виден локоть брюнетки. И снег за окнами. Восемь других пассажиров молчат. Эмма Свон несколько раз оборачивается, будто выискивает свидетелей собственного пребывания на этом рейсе. Автобус замедляется. За окнами сквозь снег видны маячки службы медицинской помощи. Автобус останавливается. Старуха с заднего ряда волочит тяжелую сумку. Дверь открывается, будто выдыхает воздух. Эмма Свон провожает взглядом седого медика и его рыжую ассистентку. - Где Марко? - на ходу бросает мужчина в халате. - Задний ряд, - отвечает голос брюнетки. В этот момент мимо медика протискивается старуха с котомкой и вываливается на снежную улицу. Эмма Свон пытается разглядеть название придорожного кафе, но у нее не выходит - снег размывает световые буквы. За старухой следует пара среднего возраста. Мужчина в клетчатой кепке останавливается около водителя и благодарит женщину. Эмма Свон оборачивается назад и рассматривает, как мужчина в халате делает укол, отрывая голову у стеклянной ампулы. Орет: «Носилки!», его помощница вылетает на улицу и возвращается с полным полицейским. Эмма Свон видит значок: «шериф». Переводит взгляд на локоть водителя - никого. Вытягивает шею - брюнетки уже нет за рулем. Встает с места и обнаруживает, что кроме нее и Марко, которого грузят на носилки никого из пассажиров уже нет. Поправляет сумку на плече и выходит на улицу. Брюнетка нервно курит, сжимая портфель перед автобусом. «Это не техническая остановка - это Сторибрук» - Эмма Свон тоже прикуривает сигарету и рассматривает автостанцию. Черная спортивная сумка закрывает ее задницу от ветра. «Это не плохо» - заключает про себя Эмма Свон и идет к брюнетке-водителю. - Подскажите, пожалуйста, где в этом городе гостиница? Брюнетка вновь меряет взглядом Эмму Свон, вытягивает руку и быстро указывает направление. Эмма Свон пожимает плечами: - Спасибо! Их взгляды соприкасаются. Брюнетка в теплом пальто и широком сером шарфе поверх ведет в раздумьях губой, чуть приподнимает бровь. - «Лукасы» перекрывали крышу и вряд ли вам повезет сегодня остановится у них, - говорит брюнетка. - Где здесь можно остановится на ночь? Брюнетка не отвечает, но останавливает за руку вышедшего из автобуса шерифа: - Хант, мисс Бланшер сдает комнату? - Мэри в Бостоне вторую неделю, - отвечает полный шериф, - Марко жив, врач говорит, что острая аллергическая реакция. Ты как попала-то на этот рейс? - Машина подвела, Марко поймал меня на трассе, - отвечает брюнетка. - Новый Мерседес из салона? Шутишь? - Хотела бы. Хант, эта мисс ищет где переночевать. - Мисс, - шериф рассматривает Эмму Свон, поглаживая свой живот, - Отель «Лукасов» закрыт, они только часть крыши перекрыли… Чем бы вам помочь, у нас даже дома не сдают. У меня трое разбойников и теща в гостиной. Эмма Свон поднимает брови и смотрит в глаза брюнетке. - Из Нью-Йорка? - спрашивает брюнетка. - Да. - В сумке, - будто бы с усмешкой спрашивает брюнетка, - бомбы нет? Эмма Свон отрицательно качает головой, разводит руками и не успевает задать вопрос: «Что мне делать?», как брюнетка отходит от нее к машине, оставляя окурок в урне. - Мисс, - брюнетка уже открыла дверку такси, - садитесь. Эмма Свон идет к машине и оказывает на заднем сидении. Очень близко к брюнетке, так что можно различить запах ее духов со множеством чувственных оттенков, как хорошая драматическая пьеса для фортепьяно. Машина медленно отъезжает от автостанции и Эмма Свон выискивает слова еще большей благодарности, но они теряются в профиле этой женщине, в мокрых от снега кончиках ее кудрявых коротких волос. Белый особняк возникает неожиданно, как сказочный замок. Эмма Свон думает о том, что он больше похож на дом большой обеспеченной семьи, чем на гостиницу, пансионат или место, где можно остановиться на ночь. Брюнетка открывает дверь и включает весь свет на табло в прихожей. Дом оживает. - Это мой дом, - поясняет брюнетка, - на первом этаже комната для гостей, - оставляет свой портфель в прихожей и идет вперед, не оглядываясь на Эмму Свон, на то идет ли она следом, - направо ванна для гостей. Я вам принесу постельные принадлежности. Запишите номер в телефон, - говорит брюнетка и принимается по памяти диктовать цифры сотового, - Это номер автомастерской, открывается в восемь утра. Вы голодны? - оборачивается брюнетка, закрывая шторы в просторной комнате для гостей, слишком просторной. - Вы не боитесь меня пускать в свой дом? - Мы не в Нью-Йорке, мисс. И у меня есть оружие, а вас нет бомбы в сумке. - Мы даже не знакомы, - Эмма Свон опускает сумку на пол, констатируя этот факт. - Вы правы. Я это упустила. Реджина Миллс, - брюнетка сдергивает шарф с шеи и протягивает руку. - Вот дерьмо! - отвечает Эмма Свон, ее лицо бледнеет и вытягивается, - Я… - Вы ко мне? - брюнетка усмехается, - Из налоговой или еще какой государственной инспекции? - Эмма Свон. Я вам объясню… - Я ужасно голодна, оставим разговор до ужина. Устраивайтесь, мисс Свон. Эмма Свон плетется в ванну. Эмма Свон долго умывается под проточной водой, смывая тушь с глаз и пытаясь остудить жар в щеках. Она осталась в черной рубашке, она кинула на середину кровати утепленную куртку. Она чувствует себя хуже, чем на дороге около заглохшей машины, медленно покрывающейся снегом Мэна. В доме пахнет ужином, таким, который она ест только на рождество, в доме пахнет уютом. Эмма Свон идет с ноутбуком в столовую. Брюнетка сервирует стол. - Подумала, что подкуплю хорошим ужином налогового инспектора. Что с моей декларацией? - Я не из налоговой, - отвечает Эмма Свон, - Я могу сесть? - Пожалуйста! Эмма Свон пропускает воздух через легкие, пропускает запахи ужина, она чувствует, как кружится ее голова. - Я занимаюсь поиском пропавших детей, - говорит Эмма Свон и внимательно смотрит на брюнетку в фартуке поверх легкого платья, женщина выставляет графин с соком, поправляет вилки и не единый мускул на лице не выдает ее волнения. - Детей в Сторбруке? - Да. По данным, которые у меня есть… - Оставим, мисс Свон, - Реджина Миллс раскладывает по тарелкам ужин, - мэрские дела до мэрии завтра? Хорошо? - Это не… У вас есть сын. - Да. Генри Миллс. - В нашей базе… Мисс Миллс… - Мой сын не пропадал… - секундное замешательство, бровь вверх, вторая добавляется к ней, они вместе изгибаются и женщина устремляется в прихожую. Эмма Свон слышит обрывки разговора: «Знаю, что ночь! Рядом с тобой? … его услышать! Генри…». Реджина Миллс возвращается и садится напротив Эммы Свон. - С ним все отлично, - отвечает брюнетка, - приступим к ужину? - Мисс Миллс, ваш сын в базе пропавших детей! - Мой сын не пропадал, он вместе со своей бабушкой в Финиксе, только что слышала его голос. - Мисс Миллс! - Эмма Свон открывает ноутбук и поворачивает экран к Реджине Миллс, - Это ваш сын? - Почему он… он… Он очень на него похож. Да, это мой сын. - Уверены, что это он? - Уверена! Что вы хотите? Что это за база?! - Я федеральный агент, мисс Миллс, - Эмма Свон ловко достает корочки и протягивает их Реджине Миллс, - и я занимаюсь поиском пропавших детей. Месяц назад, при вступление в должность, я проверяла данные по старым делам и ваш сын - это одно из таких дел. Я должна была приехать в этот город и удостовериться, что он это он. Вы усыновили ребенка, который находится в нашей базе… - Никого я не усыновляла! Удостоверяйтесь, как хотите, агент Свон. - Мисс Миллс! - Не несите мне тут херню. Я вам не девочка из-за стойки библиотеки и у меня есть связи, - Реджина Миллс выхватила удостоверение Эммы Свон. Эмма Свон развела руками и проследила за тем, как брюнетка ушла из столовой вместе с ее удостоверение и спустя пару минут вернулась в комнату. - Допустим, вы - это вы, агент Свон. - сказала Реджина Миллс, - но мой сын - это мой сын. Он не усыновлен и у меня уйма свидетелей. Кто те люди, который якобы его разыскивают? - Реджина Миллс посмотрела на фотографию и попыталась выйти в общий каталог, но у нее не вышло, на ноубуке Эммы Свон высветился пароль. - Я хочу знать тех, мисс Свон, кто смеет устраивать со мной такое шутки! - Я не имею право, как федеральный агент, разглашать имена и данные из базы. Они в порядке, я проверяла! - Ну-ну, - отдался холодом во всем теле Эммы Свон ответ Реджины Миллс и ее взгляд, - Я, как мэр это города, могла бы и не остановить перед вами автобус, а вы могли бы до посинения ночью ждать попутку. - Я… - Не оправдывайтесь, - Реджина Миллс усмехнулась и встала с места, - Принесу бумаги. Бумаги вас устроят? Вы можете собрать свидетельства очевидцев и что там… ДНК. Реджина Миллс вернулась с папкой. Посмотрела на то, что осталось в тарелке Эммы Свон от горячего. Не осталось ничего. Эмма Свон виновато положила ложку на тарелку. Реджина Миллс усмехнулась: - Пройдемте в мой кабинет, сниму вам копии. Когда последний лист вылез из копира, брюнетка собрала копии в папку и протянула ее агенту Свон. - Вопрос исчерпан? Эмма Свон вздохнула, внимательно посмотрела в глаза женщине и опустила руки вниз, вместе с папкой: - Вы не врете, я… со мной в первый раз такой промах. Соберу вещи, простите, мэм. Извещу вас по итогу разбирательства. - Вы не найдете в такое время в нашем городе кровати. - Вы разрешите мне остаться? - Почему я вам, мисс Свон, должна отказать? - Но… - О… вы могли сгладить впечатление о себе тем, что назовете мне имя того, кто объявил моего сына в розыск. - Я не имею права. - Имеете-не имеете, - брюнетка вновь усмехнулась, - это риторика, которая не имеет отношения к гуманности. Дверь в столовую громко закрылась. Эмма Свон осталась один на один с ужином на двоих. Ее еще так никто не бросал за ужином. Спустя восемь минут, Эмма Свон закрыла дверь комнаты, в которую ее определили. Посередине стоял рояль, на стенах фотографии природы Мэна и парков Нью-Йорка. Переключила основной свет на теплый торшер. Легла и прислушалась: дом издавал звуки, ветер издавал звуки, Реджина Миллс ходила по кабинету из стороны в сторону. Чувствовался сквозняк и запах табака. Эмма Свон закрыла глаза и теперь слышала все еще более отчетливо, она была сосредоточена на малейшем звуке и это сосредоточение вознаградилось. Отрывочные слова телефонному собеседнику. Реджина Миллс слишком повышала голос, голос, как пламень, который выжигает. «Завтра же приду к твоей жене!» «Город? Слухи? Я столько их выслушала!» «Что ты урвешь, если будет установлено твое отцовство?!» «Не ты пришел к федеральным агентам? Да?! Они к тебе? Неси херню кому-нибудь другому!» «… рассчитывал урвать, если меня внезапно не станет?! Генри не нужно твое воспитание! Не ты? Трясешься над тем, чтобы твоя жена не узнала? Ты угрожаешь мне?» - женщина громко рассмеялась, - «Очень убедительно! Кому еще понадобилось, чтобы моим сыном интересовались федеральные агенты?! Не убеждай меня! Твоя узнает все!» Эмма Свон выдохнула воздух. Выждала момент, когда разговор точно закончился. Когда затихли шаги по кабинету. Аккуратно поднялась на второй этаж, постучала. Открыла дверь - Реджина Миллс водит сигаретой по краю пепельницы и смотрит в одну точку. Эмма Свон постучала по уже открытой двери, но не дождалась реакции - женщина продолжала отрешенно курить и смотреть в одну точку. - Мисс Миллс, - выдохнула Эмма Свон и бесцеремонно села напротив, - Ваш сын находится в базе пропавших детей. Было заведено дело в Далласе, Артур Стенли потерялся 8 февраля, пять лет назад. Прочитайте статьи, которые есть в новостных архивах, его ищут родители, сестра и брат, мисс Миллс. - Что? - Вы меня не поняли в первом разговоре, мисс Миллс. - Что? - Если ваш сын - это ваш сын, то вам не стоит переживать и… искать источники того, как он попал в нашу базу. - А вам не стоило бы слушать чужие разговоры в чужом доме! Закройте дверь с другой стороны, - Реджина Миллс подвернула голову и посмотрела на Эмму Свон, штрих размазанной туши, нервные уголки губ и бледность. - Простите. Я… - Мне стоило оставить вас на трассе. Закройте дверь! В шесть сорок утра Эмма Свон вышла на заснеженную улицу. Белый особняк еще спал. Она написала короткую записку Реджине Миллс и теперь шла одна между фонарей и сугробов к кафе, которое, если ее не обманул навигатор, должно открыться через пятнадцать минут. Витрина. Вывеска. Спина женщины за стойкой. Эмма Свон выкурила сигарету, постояла еще несколько минут на холодном воздухе, рассматривая, как ветер играет со снегом, как темнота не желает отступать и как окна постепенно загораются в домах. Провинция - место, где встают раньше, где тишина настоящая, нерушимая, почти живая, которой можно отдать множество мыслей, не размытых быстрыми машинами Нью-Йорка, мусорщиками, вагонами метро, пьяницами и студентами. Толкнула дверь, заказала кофе и выпила залпом. Кофе, которое горчило. - Я попала в этот город случайно, - только и сказала Эмма Свон. - О… многие попадают сюда случайно. Я тоже! - воскликнула женщина, - Какая была очаровательная случайность сорок лет назад! В семидесятых я была здесь с группой студентов из Калифорнийского университета, исследовать местные горные породы. И влюбилась. - В город? - В мужа. Но вы-то не по счастливой случайности? - Холодно на душе. - Вас спасет мой кекс, - женщина достала горячие кексы, - это бесплатно, первому посетителю. От кекса стало сытнее, но не лучше. Женщина с остекленелым взглядом сидела как будто перед ней. Женщина в костюме с 43 улицы Нью-Йорка поворачивала руль. «В каждой работе есть издержки» - попыталась себя оправдать Эмма Свон, она уже много лет этой фразой оправдывала себя, а когда выслужила место начальника, она полагала, что эти «личные издержки» сократяться, останется поиск, находки, момент, в который она выиграла джей-пот и стерла пот с лица, довольная собой. Если бы перед ней сидела она сама, то она бы заявила сама себе в лицо: «Ты мне врешь, Эмма! Ты никуда от этих издержек на этой работе не избавишься! И ты это понимаешь». Второй кекс Эмма Свон попросила завернуть с собой, аккуратно спрятала его в сумку и пошла пешком, сверяясь с картой до автосервиса. Перед мастерской «Ключи-болты» стоял старый черный Мерседес. Входная группа в виде двух гаечных ключей. Довернула дверь, выслушав колокольчик. Запах масел ударил пощекотал нос. В помещение быстрым шагом зашел мужчина лет сорока пяти с щегольской бородкой. - Как только расчистят снег, мы сразу выдвинемся за вашей машиной, - сказал мужчина. Эмма Свон удивленным взглядом посмотрела на него. - Я не успела представиться, - пожала плечами Эмма Свон. - Мэр Миллс предупредила о вашем визите. - Мэр Миллс? - Эмма Свон посмотрела на часы - восемь ноль пять, - Когда? Реджина Миллс вышла из той же двери, что минутой ранее продавец. - Только что, мисс Свон. Зашла со второго входа, - сказала Реджина Миллс и протянула руку Эмме Свон. Рукопожатие, - Оставьте документы на машину, ключи и номер своего телефон Алексу. Дальше только ждать. Алексу можно доверять, - улыбнулась Реджина Миллс, - выйдем на улицу, мисс Свон? Ключи и болты остались за спиной. Реджина Миллс прикурила сигарету: - Вчера… я нашла вчера материалы про исчезновение Артура Стенли. Я подумала, что была с вами груба и не гостеприимна, мне бы не хотелось представлять, чтобы со мной было, если бы мой сын исчез. Я пытаюсь вам придумать извинительную речь. Такая подойдет? - Я должна была вам принести свои извинения, мисс Миллс. - Сто долларов это много для извинений. - И мало за спасение. Я не должна была вам оставлять деньги? Вы и ваше чистосердечие… - Мое? Чистосердечие? Не скажите это еще кому-нибудь в нашем городе, - рассмеялась Реджина Миллс, - я заискивала перед федеральным агентом. - Это не правда. - Вы выглядели, как чиновник, это только расчет, мисс Свон. - Вы врете! Я знаю, когда мне врут. Сто из ста, по мне можно сверять полиграфы. - Вы сами-то всегда честны, мисс Свон? - Когда могу. - Когда можете? - Мисс Миллс? - Мисс Свон? - Реджина Миллс взяла за руку Эмму Свон и вложила ей в руку ключи. - Мисс Миллс? - После эвакуации наших машин с трассы, Алексу нужно будет провести технический осмотр вашей машины и вам нужно будет куда-то пойти ночевать. Полагаю, что вы разумная женщина, чтобы не ехать на трассу в такую пургу. - Ключи от вашего дома? - Провинциальное гостеприимство, - усмехнулась Реджина Миллс, - нарабатываю связи на федеральном уровне. Взгляды остановились друг на друге. Долгие, изучающие. Колкие, не уютные, до дрожи. Эмма Свон кивнула. Реджина Миллс помахала ей рукой, открывая дверь своего старого Мерседеса. - Всегда сами за рулем? - спросила Эмма Свон. - Всегда веду в нужную мне сторону, мисс Свон. Спустя какое-то время. Из Сторибрука в Нью-Йорк коротким сообщением в мессенджере: «Руби, я не вернусь. Я в ней и всем вокруг нее увязла. И у меня нет никакой уверенности, что я нужна, но это не имеет значения». Сообщение отправлено. Это кажется слишком жестоким расставанием с прошлой жизнью, но каждое расставание жестоко по определению самого расставания.
Примечания:
Хотелось бы комментариев) Вероятно, завершен)
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты