Heir to the throne

Слэш
NC-17
В процессе
0
автор
KdariaS бета
Размер:
планируется Макси, написано 6 страниц, 1 часть
Описание:
Наследник престола, что обязан подчиняться, стоя на коленях перед... Хозяином... Пока тот ухмыляясь, грубо хватает за волосы...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Part 1.

Настройки текста
      Светлые пряди волос запачканы в грязи, лицо в саже, а на теле красуется множество ссадин. Порваная рубаха, что когда бы была белая, словно первый снег, сейчас перепачканная и напоминает кусок ткани, каким порой протирают пыль в домах. Штаны в не менее хорошем состоянии, имеют множество дырок, а одна штанина вовсе порвана почти до колена. Из лисьих глаз текут горячие слёзы. На улице холодно, а дождь лишь усугубляет ситуацию, попадая своими каплями на свежие ранки, что начинают печь, пока одежда мокнет и не приятно липнет к телу, создавая больший дискомфорт и боль. Ушки прижимаются к голове, а хвост обливает бедро правой ноги. Босые ступни онемели и болят от долгово бега. Мальчик сидит в грязи, не в силах подняться. Юнги слишком устал и сейчас сидит в каком-то закоуке между домами и достаёт из кармана три медных монеты, прижимая их к груди, словно это самое важное в его жизни. Смешно, если бы это не было правдой. Мальчик не ел уже несколько дней, а за эти монеты, он сможет купить себе булочку хлеба. Это для него будет самым большим счастьем. А сейчас он ползёт к небольшой луже, которую успел образовать дождь и зачёрпывает из неё воды в ладошку, поднося к губам мутную жидкость, от холода которой неприятно болит горло, но пить хочется слишком сильно, что бы думать о таких пустяках. В голове лишь крутятся фразы, что словно мёд заполняют каждую щёлочку, что б не забыть: "Гибриды слабы, а слабые должны подчиняться - сабмиссивы. Твоё мнение ничего не стоит", - больно... Больно, ведь этот человек, так был важен в жизни Юнги. А сейчас он в бегах, уже как несколько месяцев, скитается по городам и деревням, потеряв счёт времени, вовсе забыв куда и зачем бежал. Всё, что он помнит, это идти. Куда и зачем не известно. После падения в овраг, это всё, что он помнит.       Юнги держит в руках заветную булочку свежеиспечённого хлеба и вдыхает приятный аромат выпечки, смотря завистливыми глазами на людей, что так спокойно покупают себе или своим детям слабости, ходят в чистой одёжке и счастливо живут. Какая-то женщина ругает своего сына за плохое поведение, рядом идёт беременная девушка с супругом, а пожилая старушка обсуждает с одной из торгашек, какие-то редкие приправы, от этой женщины как раз только отошёл Юнги, купив булочку хлеба и получив жалостливый взгляд в свою сторону, на который он даже не обратил внимание, ведь такие взгляды его преследовали везде. Юнги делает пару укусов от булочки, закрывая глаза и наслаждаясь приятным вкусом тёплой свежей выпечки, а после кидает взгляд на церковь. Обычно там сидит много попрошаек, но сегодня на удивление пусто. Всему виной погода, думает Юнги и кутает тёплую булочку под одеждой, уходя с ярмарки, тут ему больше нечего делать. Денег всё равно нет, а искушаться не хочется. Юнги будет жить целую неделю на одну булку хлеба. Для него это не впервой, но он особо счастлив, ведь теперь он сможет целую неделю ежедневно кушать, хоть и очень мало. Мальчик прогуливается по набережной с головой уходя в раздумья. Неужели ему всегда придётся так жить, но в ту же секунду вспоминает о своей сущности, коей его наградила Матушка-природа. По этому Юн либо отправится в какой-нибудь бар, где будет ублажать мерзких богатеньних стариков или будет пойман и продан на рынке, ну или аукционе. В ещё одном варианте дальнейших событий, его могут подобрать и присвоить себе, а ещё хуже, если привяжут, создав невидимую связь, а после выкинут на страдания. Юнги подходит к воде и рассматривает своё отражение. Ни кожи, ни рожи, думает лис. Вряд-ли его купят или хотя бы подберут. Ждут его бесконечные походы по набережной и попрошайничество, ведь вряд-ли найдётся человек, который сможет спокойно взять гибрида на работу, разве что в бар, торговать телом. В крайнем случае, Юнги умрёт от сильной простуды или более опасной болезни, что поселится в его органазме, хотя очень вероятно,что это будет голод или зима, ведь морозы сильные, а обычная рубашка вряд-ли сможет согреть.       Гуляя по парку и рассматривая золотые деревья, что скоро станут раздетыми, лис думает о жизни и его предназначение. Не может быть же, что в этой жизни его судьба умереть от недостатка пищи и холода, таким молодым. Юнги не поверит,это слишком просто и бессмысленно. При таком повороте он уж лучше сам утопится или спрыгнет с какой либо скалы, нежели будет умирать в таких мучениях. Юн не замечает, как оказывается в незнакомом ему месте, пока его не окликивает какой-то человек в костюме стражи. Вот тут то лис понимает, что попал и собирая все силы, срывается с места и бежит, куда глаза глядят. Лишь бы оторваться. От долгого бега, силы покидают ослабленное тело, а ноги не хотят слушатся. Долговременное голодание и не самый лучший образ жизни дают о себе знать. Парень валится без сил, теряя сознание и окунается в пелену мрака. - Проваливайте! - Слышится разъярённый голос, а после хлопок двери. Твёрдая поверхность и холод окружает Юнги, но он привык. Силый пинок в живот, заставляет резко распахнуть глаза и прижать ушки в страхе. - Что за убожество, - в голосе плещет презрение и брезгливость, словно обладатель смотрит не на живого человека, а на дохлую мышь. Юнги поднимает глаза, его взору перестаёт невысокий мужичок с пивным пузом и отвратным голосом, что одет в вычурную одежду, которая совершенно ему не идёт. На шее, где кадык, что заплыл жиром и около носа, находятся две большие волосатые бородавки, несколько зубов заменяют золотые, а на руках вместо пальцев какие-то колбаски. Глаза до безумия узкие, веки повисшие, морщин много. Волосы короткие и жирные на вид, словно их салом обтёрли. Противно. Юнги хочет подняться, но его вновь толкают, брезгливо корчась. Юнги падает, а рядом звон цепи железной раздаётся, что сильно бьёт по вискам. Парень обращает взгляд на свои ноги и ужасается, на правой ноге оковы железные, тяжёлые, с такими не сбежишь, это бессомненно. - Тебе придётся отплатить мне за то, что шляешься, где не нужно, жалкое животное, - скрипучий голос режет слух, хочется лишиться слуха, лишь бы не слышать это, но сильный пинок в грудь, заставляет перевести свои мысли, а рана, что только начала заживать, открылась и начала истекать кровь, марая и без того грязную тряпку, которая когда-то была полноценной вещью. - Киньте это в клетку, пусть отрабатывает. После отправим на рынок, - поднимая лиса за шкирку и кидает в ноги двум людям из стражи, что покорно ждут приказа, а после хватают Юнги под руки и тащат в неизвестном направлении. Двое стражников вовсе не обращают внимание на брыкания и слабые удары, лишь сильнее перехватывая руки, заставляя старые раны кровоточить, пока на теле образуются новые синяки. Страх окутывает в свою пелену, смешиваясь с болью и создавая незабываемый контраст чувств. Юнги даже не замечает, как горячие слёзы текут из глаз, размазывая грязь. Дыхание сбито и сил вовсе нет, от того остаётся лишь успокоиться, переставая дёргаться, создавая новые волны боли. Тёмный омут погружает всё глубже, высасывая все эмоции, оставляя лишь страх и ожидание. Время тянется слишком медленно. Кажется его уже тащат по этому коридору целую вечность. Последние попытки сопротивления прекращаются, а в глазах размыто. Юнги различает лишь темноту со серыми стенами, где красуются редкие огоньки от факелов.       Стражники кидают Юна за решётку и уходят. Вокруг много таких же сабов, как и сам Юнги, но выглядят они явно лучше, чем он сам. Нет таких ран и одежда поприличнее, в отличии от его тряпок, которые даже не похожи на одежду. Юнги бессильно валяется на холодном полу, уже не понимая чего хочется. Может жить, а может и умереть. Неизвестно, сколько проходит времени. Час, три, может сутки, а то и больше. Юнги потерял сознание и точно не знает, сколько так пролежал.       Замок шумит и в клетку заходит женщина в медецинском халате белого цвета. Стражник смирно становится у входа и готов усмерить лиса, если это понадобится. Только сейчас Юнги замечает, что лежит на неком подобии кровати из дерева. Женщина подходит к Юнги и ставит рядом с ним тарелку с некой похлёбкой, говоря, что это можно съесть и Юнги просто накидываеься на миску, ведь долго голодал. Опустошив тарелку и доев кусочек хлеба, Юнги ждал, чего от него хотят. Женщина задавала множество вопросов, на которые Юнги отвечать старался честно, но не до конца. После та приказала раздеться, тут Юна передёрнуло, но он молча исполнил просьбу, оголяя своё израненное тело. Госпожа Ли, как представила себя женщина, придирчиво осмотрели тело и дала приказ идти за ней. Она повела Юнги по коридорам подземелья, как оказалось в баню, где приказала служанкам отмыть тело лиса, а сама ушла. Служанки посадили саба на табуретку, намывая душистыми бальзамами тело и отмывая волосы, после обмазывая маслами. Так же Юнги очистили кишечник, хотя касание к интимным местам и это самое очищение стоило многого, ведь лис начинал царапаться, выпуская когти и нападать на девушек, но как только одна из них собралась позвать страдника, Юнги сразу заткнулся и успокоился. Не хотелось, что бы его тела касались какие-то не далёкие.       После банных процедур, Юнги отвели в просторные покои, где госпожа Ли обработала ему все раны и ушла, говоря, что зайдёт позже. После ухода врача, Юнги с минуты три ещё смотрел на дверь, а после понял, что его словно готовили в чему-то. Оглядев покои, Юн понял, к чему. Страшные мысли лезли в его голову. Тревога и страх заковали в свои аковы. Тугой узел внизу живота неприятно тянул, предвещая беду, страх загнал в угол. Юнги через силу поднимается с кровати и выбегает на балкон. Высоко и холодно. Ветер развивал подол шёлкового халата. Юнги смотрел в даль, понимая, что отсюда ему не сбежать. Сейчас он слишком слаб для побега. За дверью слышатся тяжёлые шаги, а после щелчок, оповещений о том, что дверь открыли. В покои заходит немного грузный мужичок лет пятидесяти. Кажется в этот момент, сердце замирает.       Мужчина внимательно рассматривает стоящего перед ним парня. Молодой гибрид с бледной кожей, тощий и хрупкий. Как на заказ, словно фарфоровая кукла. Даже подойти страшно. У Юнги ноги подкашиваются, а сердце пускается в башенный пляс, словно оно стучит в висках, заставляя дыхание сбиться. Человек подходит ближе и хватает застышего гибрида за руку, осматривая его со всех сторон. Мужчина рывком скидывает халат с гибрида и проводит рукой вдоль позвонков. Ни единого изьяна на фарфоровой коже, если не считать множество царапин. Но это ничего, они заживут. А у Юнги мир переворачивается. Он стоит совершенно обнажённый перед незнакомцем, который разглядывать его, словно товар. И страшно ожидать, что будет после. - Точно кукла, - разглядывая слабо выраженный прес и проводя рукой, до ярко выраженных ключиц, восхищённо делает вердикт мужичок, поднимая халат и возвращая его на дрожащее тело. После покидая покои. Лис облегчённо вздыхает, но тело продолжает панически трястись, словно ожидая чего-то более ужасного, чем просто посмотреть. Врядли этот человек пришёл, что бы просто поглазеть на него. Но Юнги, где-то в глубине души надеется, что-то просто старый похотливый мужичок, у которого не встанет на него в силу возраста и он захотел просто посмотреть на молодое тело. Странно, но надежда умирает последней. Так думает Юнги.       Прошло около двух часов, после ухода мужичка. Юнги долго прокручивал у себя в голове его слова: "Точно кукла". Лис уже слышал такое обращение к себе.       Тогда ещё тепло было и гибрид слонялся по лесу, в надежде поскорее оттуда выбраться, ведь оставаться на ночь, не очень хотелось. Слишком много охотников последнее время посещали лес в поиске животины. Стемнело уж, а у Юнги вовсе сил почти не осталось. Утром в бегах от охотников сюда забрёл, а теперь приходится искать путь назад, что выходит совершенно безуспешно. Звук колёс и ударов копыт о землю, заставил уйти от своих мыслей и поднять голову, осматривая окрестности, сквозь мутную пелену слёз. Выглянув из-за дерева, около которого стоял, лис смог разглядеть пятёрку могучих коней, которые везли карету белого цвета с золотой росписью, точно королевскую. Шторка была приоткрыта, но небыло видно, что творится внутри кареты. В один момент, кони остановилась и открыв узорчатую дверь, из экипажа вышел мужчина лет тридцати в чёрном костюме дворецкого. Он медленно подошёл к Юнги, который прижал свои ушки к голове и с большим непонимание, и страхом в глазах, разглядывал придворного. - Мылыш, ты потерялся? - Лис даже и не понял, что это обращение к нему, лишь сильнее сжимая в кулачках ветки дерева. Голос у человека был глубокий и успокаивающий, но совсем не помогал. - Давай мы тебе поможем, не бойся, - продолжил наступать мужчина, протягивая свою руку. Голосовые связки полностью отказались в работе и Юнги лишь замотал головой, показывая своё несогласие с мужчиной, а после опустил голову, не желая смотреть в чужие глаза, чувствуя, как дрожат ноги. Не стоит верить всем подряд. Этот урок Юнги уже давно усвоил и сейчас не хочет поддаваться настойчивым уговорам, считая, что ему лгут. - Какой вредный, пойдём. Ни кто не будет с тобой няньчиться. Не гоже по лесам в ночное время ходить, тем более детям, - строгий голос послышался сзади, а после Юнги почувствовал чужие руки на талии, которые повели его прямо к карете. Вырваться было бесполезно, ибо ловкие руки неизвестного человека, легко прервали любые попытки и лишь силою затаскивали в карету. - Успокойся. Ни кто не собирается тебя убивать. Как давно ты бродишь по лесу? - Гибрид предпочёл бы не отвечать, но пара кариих глаз в ожидании утавилась на него. - С раннего утра, - дрожащим голосом всё же ответил Юнги, получая в ответ лишь вздох. Чужие пальцы взяли его за подбородок и подняли голову, заставляя посмотреть на себя. Спаситель, долго осматривал Юнги, а после резко выдал: - Точно кукла. Словно над тобой работали самые искусные мастера, - после наступила тишина, а Юнги наконец оставили в покое, но страх всё ещё кутал в своих объятиях. - Возьми. Ты ведь не писался целый день, тебе стоит поесть, - мужчина протянул гибриду заливное красное яблоко, но реакции не последовало, Юнги всё ещё сидел с опущеной головой, перебирая пальчики. Ему и так стыдно, ведь внешний вид оставляет желать лучшего. В таком дорогом экипаже ему не место в своей порваной рубашке. Но человек настойчиво кладёт сладкий фрукт в небольшие ладошки и гзозно заставляет поесть, продолжая рассматривать чужое тело, покрытое царапинами. Юнги благодарно кивает, поднося яблоко к губам и откусывая небольшой кусочек. Фрукт настолько сочный, что на губах остаётся капля сока, которая хочет стечь по подбородку, но розовый язык, быстро её перехватывает. - Спасибо Вам... - Тихо шепчет саб. - Почему ты оказался в лесу? - Охотники... - Это всё, что смог выдавить из себя Юнги. В его мыслях было лишь одно - поскорее вернуться на свободу. Человек, сидящий на против, его пугал, заставляя мурашки пройтись по коже. Хоть в карете было безопасно вроде и его накормили, страх посилившийся в сердце, давал о себе знать. Юнги и не заметил, как заснул, обхватывая ручками надкуснное яблоко, что казалось безумно большим.       Тот человек... Лицо его Юнги не помнит, ибо не смотрел. Но вспоминая этот отрывок из жизни, на языке ощущается вкус того самого яблока. Юнги высадили в городе, около ярмарки, и рубашку даровали новую, со словами: "Негоже ходить в такой вещи потрёпаной". Рубаха не сильно отличалась от той, в которой был лис. Только вот та не была потрёпана, а была новенькая, чистенькая и дырок не было. Вот только, спустя время стала выглядеть даже хуже, чем первая. Но сейчас это не столь важно, ведь её уже выкинули.       Вновь шаги раздались за дверью, заставляя гибрида сжаться. Послышался звук открывания замка и в покои вошёл тот самый мужичок, вместе с торговцем, который несколькими часами ранее избивал Юнги. - Господин Хан. Вы уверены, что Вам нужен именно он? Зачем Вам такой. Посмотрите на это убожество. Ни внешность, ни тело, лишь кости одни, да шрамы. Никудышный он! - Вы с Её Величеством спорить будете? Королева приказала найти именно такого саба, а дальше не ваше дело - Он будет стоить дороже других, - не унимался торговец. - Так ежели он никудышный.. Коли цену на него так повысили? - Спокойным тоном, задал вопрос, мужичок, с упрёком смотря на торговца, заставляя того запутаться в своих же словах. - За нарушение прав. На чужие территории шляться не хер, - выплюнул торговец, подходя к Юнги, который сжался и понимая его за подбородок, сальными пальцами. - Ну-ну. Забудьте о бранных словах, в моём присутствии! Сколько хочешь за него? - Недовольно процедил Хан. Его полностью начинало бесить присутствие старого торговца.

***

      Жизнь швыряет Юнги из крайности в крайность. Дорогая карета, долгая дорога, замок. Тут сердце болит сильнее, но лис не чувствует, лишь прокручивая в голове знакомые строки разговор. - Вчера бал во дворце был! Ах, как он прекрасен! - Девушка восхищённо прикрыла глаза, прикрывая губы дорогим веером, что идеально сочетался с кремовым платьем, украшенным бантами кофейного цвета. - Бесспорно! А какие бесподобные блюда подали, - поддержала её стоящая рядом девушка в розовом одеянии. - Да что Вы! Разве Вам не удалось увидеть Его Высочество! Ах, как он прекрасен! Представьте, он на меня весь вечер глядел. Взгляду не отводил, словно я его воздух... - Хвасталась, мечтательно барышня. - Что Вы! Что Вы! Неужели не слышали о том, какие слухи ходят о юном принце! Да он же изверг, - девушка говорила шёпотом, наклоняясь к чужому ушку, что бы лишние уши не могли услышать их разговор. - Да не говорите Вы глупостей! - Да что Вы! Как я могу. Мой батюшка ему служит! Стражник предворный. Говорит, каждый вечер из покой Его Величества слышны крики молодых парней и девушек. - Негоже принцу, так поступать! Не верю я Вам! Вы мне завидуете! - Топнула каблуком барышня и с хлопком закрыла веер, давая знать, что не намерена продолжать столь бессмысленный разговор.       Спустя неделю вновь барышни собрались у знакомой поляны, где Юнги часто ночевал. - Что случилось? Почему Вы так неожиданно нас собрали? - Взволновано оглядывалась девушка лет девятнадцати в салатовом платье. - Мисс Лин опять опаздывает? - Поинтересовалась барышня сидящая рядом. - Она не прийдёт больше... - Сказала девушка, в розовом одеянии, а сама она дрожала, едва стоя на ногах. - Как же так? Неужто что-то всё таки произошло? - Среди девушек прошёлся шёпот и все пристально смотрели на дрожащие губы старшей девушки. - Матушке её вчера мёртвой привёз стражник из королевских покой! Погубил её принц, - кое-как всё таки рассказала барышня, выпалив всё на одном дыхании. И никому не стоит знать, что тот стражник - её отец.       Карета приблежалась к замку, заезжая на закрытую территорию, где стражники проверяли пропуск на разрешение въезда в замок. Юнги паника новой волной накрыла, а руки дрожать стали похлеще, чем у той девушки, что рассказывала о смерти своей лучшей подруги. Как только ворота за повозкой закрылись, сильная паника заставила Юнги задыхаться, чем он сильно напугал, купившего его мужчину.       Как бы лис хотел сейчас потерять сознание и заснуть. Желательно навсегда. Но ненавистное чувство, не собиралась забрать Юнги в свой тёмный омут, а лишь держало его на трясущихся ногах, пока гибрида вели в тонный зал.       Девушка прекрасной внешности, сидящая на троне и кажется не имея даже малейшего изъяна во внешности, легко взмахнула изящной рукой, после чего все слуги покинули тронный зал. А королева одарила Юнги мягкой улыбкой. Кто бы мог предположить, что всего через мгновение, эта улыбка станет самой ненависной в жизни лиса.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты