кто мы на самом деле

Слэш
R
Закончен
36
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 14 страниц, 1 часть
Описание:
— Мы оба не идеальны, но ведь мы можем попробовать, верно? — Антон улыбается, коснувшись свободной рукой чужой раненой скулы.
Посвящение:
всем твиттерским и импрофандомовским солнышкам
Примечания автора:
данная работа была вдохновлена дорогим и любимым Шерлоком, а также одним прекрасным фанфиком по этому чудесному фандому
в данной работе Антону 30, а Арсению 38
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
36 Нравится 5 Отзывы 12 В сборник Скачать
Настройки текста
Антон тяжело вздыхает, заходя в здание полиции. Лондонская погода снова хмурится, окутывая весь город туманом и неприятной изморозью. Сотрудники сонно плетутся по своим кабинетам, здороваясь с ним. Декабрь в этом году был тихим и никаких убийств, краж, угонов и ограблений не было. Бездумное перекладывание документов с места на место или же проверка старых дел было совершенно бесполезным занятием, поэтому Шастун решает, что сегодня отпустит всех пораньше, оставив лишь дежурных. Зайдя в кабинет, Антон видит небольшой букет белых цветов, удивлённо замирая в дверях. — Сержант Вилсон, можно вас на пару минут, — зовёт сотрудника Антон, повесив свою куртку на вешалку в кабинете. — Да, инспектор Кросби, — молодой парень вбегает в кабинет с несколькими папками в руках. — Убийство? Ограбление? — Нет, куда интереснее. Цветы, — Шастун подходит к столу, смотря сначала на букет, а потом переводя взгляд на сержанта. — Откуда они в моем кабинете? — Я думал, что-то поинтереснее, — улыбается парень. — Это вам передал курьер, когда принёс заказ, что мы делали к завтраку. — Просто принёс и всё? Не сказал от кого? — с недоумением спросил Антон, взяв букет в руки. — Так точно, инспектор. Только сказал, чтобы передали вам. Мы всё проверили, они не опасны. — Спасибо, можешь быть свободен. Антон нашёл подобие вазы, налив в неё воды и поставив цветы. Всё это было весьма странно и непонятно. До Рождества было ещё две недели, но и это никак не связано. Спустя пару часов работы за просмотром улик по последнему делу и составления документации за ноябрь, Антон потянулся в своём кресле и решил отвлечься тем, что стал рассматривать букет, пытаясь понять, что же это за цветы. После того, как Антон переехал в Англию прошло семь лет и за это время он лишь пару раз дарил цветы — знакомой на день рождения и чисто символически на день Святого Валентина сотрудницам. Когда они ещё не развелись с Ирой, цветы бывали в их дома не по инициативе самой девушки, а как подарки её любовников, с которыми она была за спиной мужа. Воспоминания неприятно кольнули где-то внутри, но неприятное ощущение пропало как только телефон завибрировал и на экране высветилось сообщение от знакомого номера.

« Перестань так унывать, погода не фактор для твоего упадочного настроения. АБ. » 11:43

« Как ты об этом догадался? Мы вроде нигде сегодня не пересекались » 11:44 Антон всегда удивлялся способностям своего хорошего знакомого видеть то, что скрыто мои совершенно неочевидно для большинства.

« На улице туман, небольшой дождь. Высока вероятность пробок, из-за которых ты едва не опоздал на работу и того, что пробуждение было неприятным, потому что в очередной раз ты засиделся допоздна за прочтением скучного романа, а значит, совершенно не выспался. Как итог сложения всех этих факторов дают ответ на весьма простой вопрос. АБ. » 11:46

« Как всегда гениально » 11:46

« Ты снова констатируешь очевидное. АБ. » 11:47

Шастун усмехается, откладывая телефон в сторону. Арсений его давний знакомый, который ему очень помог во время переезда. Помогал всем, начиная от поиска жилья и заканчивая тем, какой соус для лапши взять в ресторане китайской еды. На все вопросы Антона о том, для чего же он ему помогает, получал всегда один и тот же ответ: « Несколько лет назад я был таким же, как и ты ». По немногочисленным рассказам Арсения о себе, Шастун узнал, что тот переехал в Англию в возрасте восемнадцати лет. Его родители были весьма богатыми людьми, которым, по классике жанра, было вовсе не до сына. Поэтому он собрал часть своих вещей и личные средства, уехав в Лондон. Он полностью изменил личность, оставив лишь имя и дату рождения. Взял другую фамилию, а от старой оставил лишь инициал и привычное « Попов » от старых знакомых. Арсений, по мнению Антона, был человек непредсказуемый и немного социопатичный. Он был частным, но по его словам консультирующим, детективом и иногда помогал полиции раскрывать особо трудные дела. Он был очень умным, даже гениальным, по оценкам его коллег в полиции. Многие считали его заносчивым и слишком прямолинейным. Арсений был поистине удивительным человеком, чья личность была для всех одной большой загадкой. Антон выплыл из своих размышлений, всё-таки вернувшись к букету, поэтому долго не мучаясь, он решил сделать фото цветов через поисковик. « Акация — цветок сожаления и признания своих ошибок, тайная любовь, целомудренность, одиночество. Дарящий акацию, хочет сказать, что жалеет о том, что вы не вместе ». Шастун с недоумением смотрит на текст, а затем на цветы. Кто-то тайно в него влюблён и поэтому решил подарить цветы? — Сэр, ограбление в Паддингтоне. Только что был звонок, — произносит сержант, вбегая в кабинет. — Выезжаем сейчас же, — Антон подрывается с места, хватая на ходу телефон с курткой и убирая пистолет в кобуру. Ближе к семи вечера Антон вместе с группой полицейских вернулись в участок уставшими и почти обессиленными. Они чуть было сами не попали в западню, когда приехали на место, но всё обошлось и грабители были пойманы, а украденное вернули уже сотрудники полиции. В девятом часу Шастун попрощался с дежурными и покинул здание, направляясь домой. Уже будучи дома, Антон поставил цветы в вазу на столе рядом с окном, устало сев на диван и слушая тихое тиканье часов и редкий стук дождевых капель по оконному стеклу. Шастун сам того не заметил, как глаза закрылись и он погрузился в сон. На следующее утро сон Антона был прерван стуком в дверь. Перед тем как открыть, он обнаружил, что вчера уснул в рабочей одежде, а что ещё хуже в неудобной позе, из-за чего сейчас болели поясница и шея. Открыв дверь, Антон не увидел никого, а на полу лежал свёрток с небольшой запиской. « Английское утро иногда бывает добрым «. Свёрток был легкий и от него едва исходил тонкий аромат. Уже закрыв дверь, Шастун осторожно распаковал бумагу и увидел букет нежно-розовых цветов, немного похожих на хризантемы. Антон проделав те же самые действия, что и вчера, нашёл через несколько секунд обозначение сегодняшнего подарка. « Гербера — тайна, улыбка, флирт, оптимизм. Человек, дарящий герберы, выражает вам свою симпатию ». На лице Антона появилась улыбка, когда он читал значение новых цветов. Поставив герберы в вазу к вчерашнему букету, Шастун открывает мессенджер и печали сообщение. « Не хочешь пообедать где-нибудь? Погода не самая прекрасная, но дождя в прогнозе нет » 10:34

« Прогноз погоды вещь бесполезная и с вероятностью в шестьдесят восемь процентов неточная. Приезжай ко мне, я заказал еду. АБ. » 10:36

« Ты точно не следишь за мной? » 10:36

« Слежка это скучно. Захотел бы я это сделать, то попросил бы сержантов из твоего отдела наблюдать за тобой. АБ. » 10:38

« Через полчаса буду у тебя » 10:39 Сообщение прочитано Антон улыбается этому уже привычному обыкновению Арсения читать, но не отвечать и начинает собираться. В половине двенадцатого Шастун уже сидит в кресле рядом с камином после немного раннего обеда, наблюдая за очередными экспериментами друга на кухне. — Что на этот раз ты делаешь? — спрашивает Антон, смотря на Арсения. — Провожу анализ того, как быстро в разных жидкостях растворяются глазные яблоки, — отвечает Арсений, не отвлекаясь от переливания жидкостей в разные колбы и пробирки. — Я даже не буду спрашивать зачем ты это делаешь, — Шастун морщится, не желая знать результатов исследования. — Я хотел тебя спросить. Тишина. — Арсений? Вновь тишина. — Раз ты хотел спросить, то спрашивай. Эти паузы между осведомлением и вопросом выглядят глупо и совершенно не к месту. Глупая привычка людей так делать, — Попов отвлекается от своего занятия, держа в одной руке дымящуюся колбу, а в другой глаз. — Задавай свой вопрос. — Почему именно Баскервилл? — спрашивает Антон. — То есть? — Твоё полное имя Арсений Ульям Баскервилл, — повторяет Шастун. — Почему именно Кросби? — произносит Арсений, возвращаясь к своему эксперименту. — Извини? — Твой вопрос также непонятен мне. Я взял ту фамилию, которая мне понравилась. А второе имя для большей уверенности в том, что меня не найдут, — говорит Попов, приседая, когда в стену за его спиной вылетает обугленное глазное яблоко. — Закись азота не подходит. Печально. — Просто ты никогда не рассказывал об этом. Ты знаешь всё обо мне, а я о тебе ровным счётом ничего, — отвечает Антон, вздохнув. — Потому что ты — открытая книга, дорогой друг. Я в первый день нашего знакомства всё о тебе понял, — Арсений закатывает глаза, снимая перчатки и возвращаясь в гостиную. Попов скидывает домашний шелковый халат, оставаясь в свободных чёрных штанах и белой футболке, и падает в своё кресло напротив Шастуна. — Раз тебе так интересно узнать о моём прошлом, то расскажу, — Арсений откидывает на спинку, смотря на Антона. — В восемнадцать лет я переехал в Англию, об этом ты знаешь. Родителям совершенно было всё равно на меня и на мою жизнь, восполняя своё внимание деньгами и дорогими подарками. С самого раннего возраста я читал научные книги, учил языки и думал о том, о чем мои сверстники даже не думали. — Например? — прервал его Антон. — Из чего состоит ядерная бомба и как сделать оружие массового поражения, — увидев удивление на лице Шастуна, Арсений усмехнулся, продолжив. — Я же шучу. Это слишком скучно для меня. Я начал наблюдать за людьми, за их чувствами и эмоциями, анализировать их действия. К тринадцати годам я полностью изучил психологию человека, сделав ряд элементарных выводов. Я создал огромную библиотеку информации в своей голове, тем самым исключив из своей жизни любые чувства, присущие людям. Перестал что-либо чувствовать к родителям, и когда стал совершеннолетним, собрал вещи и уехал. Антон видел, как Попову было тяжело говорить о своих внутренних переживаниях, которые он так скрывает внутри самого себя. Он не показывает эмоций, потому что не знает как именно их проявлять. — Заплатив деньги нужным людям, я исчез. От старого меня ничего не осталось. Я полностью изменил личность, через пять лет в России меня признали умершим и в это же время я получил британское гражданство. Началась новая жизнь с чистого листа. Сначала я жил в небольшом городе под Дувром, а когда заработал достаточно денег, то переехал в Лондон. После получения гражданства купил себе эту квартирку, первое время работал администратором в Лондонской библиотеке, а потом стал тем, кем ты меня знаешь. — Консультирующим детективом, — ответил Антон, смотря на то, как Арсений облегченно выдохнул. — Арсений Ульям Баскервилл. — Констатация того, что есть, мой дорогой друг. На следующий день после встречи с Арсением, Антон допоздна задержался на работе, разбираясь в новых делах, что разом появились за день. Несколько небольших краж, которые были найдены вечером и пропажа человека, который просто хотел отдохнуть от своих родственников на чердаке собственного дома. Ничего особо важного, но бумажной волокиты было достаточно. Уже вернувшись ближе к одиннадцати ночи, его встретила пожилая соседка, что жила с ним по соседству. — Миссис Флетчер, что-то случилось? — спрашивает Антон, с беспокойством смотря на женщину. — Нет, что ты, — старушка улыбается, открывая дверь собственной квартиры. — Тебе тут передали. В руках Шастуна появляется букет голубых цветов, перевязанных белой лентой. Едва уловимый аромат приятно растекается по лёгким, от чего даже усталость не кажется такой сильной. — Тебя не было, а я как раз вернулась из кондитерской и молодой человек попросил передать тебе. Своё дело я сделала, а теперь доброй ночи, дорогой. — Доброй, миссис Флетчер. Антон закрывает за собой дверь, вешая куртку в шкаф. Новый букет присоединяется к прошлым, занимая своё место на столе. Сев через полчаса за поздний ужин перед телевизором, Антон открыл поисковик, находя новые цветы. « Гортензия — скромность, искренность, надежда. Человек, дарящий эти цветы, хочет напомнить о себе ». Шастун всё ещё не понимает, кто же этот тайный посланник букетов, причём каждый день определённые. Возможно, он сам себе что-то придумывает и это лишь чья-то шутка. Поэтому недолго думая, Антон решает написать Арсению и спросить у него совета. « Спишь? » 23:42

« Сон — это бесполезная трата времени. АБ. » 23:43

« Значит, не спишь. Мне нужна твоя помощь ». 23:43

« Чем я могу помочь тебе АБ. ? » 23:44

« Кто-то уже третий день мне присылает цветы, но я не знаю кто и зачем » 23:44

« Они опасны? АБ. » 23:46

« Нет, самые обычные цветы » 23:46

« Тогда в чём проблема? АБ. » 23:48

« Мне кажется это странным. Зачем это делают? » 23:48

« У людей нормально делать какие-либо знаки внимания, сам же мне об этом говорить. АБ. » 23:50

Антон лишь выдыхает, понимая, что от этого человека он не получит совета. Бросив это дело, он относит пустую тарелку на кухню и возвращается к просмотру кулинарного шоу. Утро не задалось с самого начала, из-за чего Шастун почти не спалил рубашку и почти не пролил кофе, пока бежал в участок. В отделе стоял непонятный беспорядок и неразбериха. — Что происходит? Почему все такие взвинченные? — Антон подходит к сержанту, хмурясь. — Инспектор Кросби, вас ожидает мистер Баскервилл в вашем кабинете, — Вилсон выдыхает, смотря в сторону кабинета. — Мистер Баскервилл немного пообщался с сотрудниками. — Господи, ну за что мне это, — Шастун закатывает глаза, направляясь в свой кабинет. В кабинете сидел Арсений с небольшой коробкой в руках, но внимание Антона привлек новый букет уже знакомых цветов — белых хризантем. — Их принёс курьер ещё до вашего прихода, — говорит сержант, отвечая на произнесённый вопрос. — Хорошо. — Итак, у нас новое дело, — Арсений ставит на стол коробку, вытаскивая из неё человеческую голову. — Бога ради, сейчас же убери её с моего стола! — Шастун повышает голос, отвернув голову. — Откуда это?! — Инспектор Кросби, эту коробку принесли нам мистер и миссис Эшби, — отвечает сержант, забирая коробку с головой. — Сказали, что это подложили им под дверь, они ожидают вас в приемной. Начавшееся расследование заводил в тупик всех экспертов, выехавших на место после выяснения обстоятельств. Ближе к восьми часам вечера полицейские смогли найти тела погибших, одно из которых было обезглавлено. Антон лишь потёр гудящие виски, когда они проводили второй час на заброшенном заводе в поисках улик и хоть каких-то догадок для решения появившейся проблемы. Попов ходил снаружи, рассматривая завод и уходящее солнце. — Мистер Баскервилл, инспектор Кросби сказал, что вы можете войти, — произнесла девушка, подойдя к детективу. — Долго до него доходило, что не справитесь, — Попов поднял воротник своего пальто заходя внутрь. — Арсений, — Шастун отошёл от трупов, рукой показывая экспертам отойти в сторону. — Парню двадцать два, девушке двадцать. Оба учились в медицинском, но странно, что не поняли, что им в кофе добавили хлороформ, глупо с их стороны покупать напитки в подобных заведениях. Их явно убили обычным ножом с шириной лезвия двадцать пять сантиметров, такой есть в любом кухонном наборе, — Попов выпрямляется, поправляя волосы рукой. — Вам нужно искать девушку, ростом метр шестьдесят, с русыми волосами и алкогольной зависимостью. — Но как? — непонимающе спрашивает один из сержантов. — Вы упускаете все улики, хотя они лежат прямо у вас перед носом. — Почему девушка и почему именно с зависимостью? Обезглавлен же парень, — Антон даёт жест санитарам паковать тела. — Мы живем в двадцать первом веке, инспектор Кросби, — Попов улыбается, убирая складную линзу в карман пальто. — Она любила эту девушку, убила с первого раза и сразу смертельно, парень же был преградой в их отношениях. Она пережала ему сонную артерию, а потом только убила. О, ещё и так изощрённо. — Что? О чём ты? — Шастун идёт следом за Арсением, когда они выходят из здания. — Он был ещё жив, когда она отрубала ему голову. Эти ножевые ранения его не убили, лишь заставляли терять сознание временами, — детектив едва заметно повёл плечами. — Найдите мисс Макнис, она уже готова во всём признаться. Арсений поднимает руку, ловя такси. Запахнув пальто, он садится в подъехавшую машину и закрывает за собой дверь. — Девушка жертва несчастной любви, ей руководили чувства, а не разум, — произносит Попов в открытое окно, после чего авто трогается с места, уезжая. Антон возвращается домой, когда стрелка настенных часов подходит к двум. Сбросив одежду, он упал на диван накрывшись пледом, вытянувшись с облегчённым вздохом. На столе теперь стояли две вазы с четырьмя букетами. Шастун достал телефон из-под подушки, заходя в поисковик. « Белые хризантемы дарят, чтобы подчеркнуть правдивость или искренность чувств ». Улыбнувшись, Антон убрал телефон обратно под подушку и погрузился в сон. Следующим день ничем не отличался, лишь отрубленные головы больше не мелькали в его кабинете. Ко второй половине дня была найдена убийца. Девушка во всем созналась и рассказала всё с самого начала. Дело было передано в суд и фактически считалось закрытым, остались формальности. — Инспектор Кросби, можно? — сержант заглянул в кабинет, показав лишь светлую макушку. — Заходи, Том, — Антон устало потёр переносицу, откладывая папку с документацией по вчерашнему двойному убийству. — Как она? — Она совсем разбита. Она явно не хотела их убивать, но что сделано, то сделано, — Шастун кивнул сержанту, разминая кисти рук. — Вам передали новый букет. — Кто именно? — Антон на автомате поднялся, наливая в вазу воду из кулера. — Курьер, — с улыбкой ответил парень, пожав плечами. — Могу идти? — Да, спасибо. Антон смотрит на букет жёлтых цветов с ярким выраженным запахом. Небольшие соцветия словно маленькие звёзды, озаряют этот серый день. Уже привычные действия и пятый поисковой запрос о новых цветах. « Желтые нарциссы — внимание, невзаимная любовь. Тот, кто дарит эти цветы, хочет сказать, что вы для него единственный ». Из раздумий Антона вырывает звук пришедшего сообщения.

« Не хочешь сегодня поужинать? АБ. » 17:14

« Только за. Я освобожусь в половине седьмого » 17:15

« Я зайду за тобой. АБ. » 17:17

Спустя час Антон вышел из полицейского участка, держа в руках букет нарциссов. Погода впервые за декабрь была спокойной и начал порошить небольшой снег — первый за эту зиму. — Хочешь продолжать мёрзнуть и пытаться смотреть на преобразование молекулярных облаков? — рядом раздаётся голос, из-за чего Шастун вздрагивает, оборачиваясь. — О чём ты? — спрашивает Антон, подходя к другу. — О звёздах. Ты же пытался на них смотреть, — Арсений подстраивается под шаг Антона, смотря вперёд. — Почему пытался? — В городе их редко увидишь, тем более ещё рано. Прогулка до ближайшего ресторанчика проходит за той редкой уютной беседой, когда Арсений не ёрничает и разговаривает на обычные темы, о которых свойственно говорить людям. Ужин, как продолжение вечера, был спокойным и тихим. Антон считал, что именно такие вечера для него были самыми лучшими. Арсений становился слушателем, который мог действительно слушать и слышать, за что цены ему не было в такие моменты. Для Антона Попов был вечной неразгаданной тайной, тем, чьи секреты хотелось раскрыть и больше никому не показывать. Арсения хотелось укрыть от всего мира, ведь каким бы неприступным замком он не был, в душе он ребёнок, который не знал, что такое любовь. Арсений был необычайным человеком. Уникальным и по-своему человечным. Даже порой перегибая в некоторых моментах, он всё равно знает грань и не переходит определённой черты, хотя его человеческие понятия далеки от общепринятых и считающихся адекватными. В этом был весь Арсений. Возвращались домой они уже ближе к десяти часам ночи, когда город начинал оживать перед ночной жизнью. Арсений рассказывал об очередном клиенте, считая, что в последнее время нет ни одного стоящего дела. — Дело о убийстве любовницы раскрыл за четыре минуты, не выходя из дома, — произносит Попов, хмурясь в своей манере. — Ну же, раскрой мне эту тайну, — напущено важно говорит Шастун, улыбаясь. — Четверня, шанс рождения один к шестьсот восмидесяти тысячам, — отвечает Арсений, останавливаясь напротив дома Антона. — Внимание и невзаимная любовь. — Ты снова думаешь вслух? — удивлённо спрашивает Антон. — Что? Да, мысли вслух, — отрешенно говорит Попов. — Доброй ночи, Антон. — Доброй, Арсений. Утро понедельника впервые выдалось добрым. За окном ещё было темно, когда Антон открыл глаза, вытягивать на диване. Вчерашнее чувство эйфории после встречи с Арсением приятной негой продолжало растекаться по телу, невольно вызывая улыбку. Случайные прикосновения, руки Арсения на его плечах, когда они завязали шуточный спор и его запах, что так впитался в кожу. Только свойственный Арсению. Еловый, с нотками его любимого зелёного чая со сливками и смешением химических веществ, что есть у него в дома. Всё это было смесью несовместимого, как и сам Попов. Антон вздрагивает, когда в его окно что-то ударяется. Подойдя, он замечает букет фиолетовых цветов, едва припорошенных снегом. Шастун быстро открывает створку, взяв букет в руки. Отряхнув цветы от снега, Антон ставит их в новую вазу вместе с другими букетами, но поближе к батарее, чтобы не повредить соцветия после холода. Заботливо коснувшись прохладных лепестков, Шастун с улыбкой делает фото на память и вновь заходит в поисковик. « Дельфиниум — эти цветы символизируют верность, сильные чувства, честность и благородство ». В голове Антона невольно появляются слова Арсения, сказанные вчера вечером. — Внимание и невзаимная любовь. Шастун садится за стол, смотря в одну точку. В голове был ответ, который Антон не хотел и боялся озвучить. Чувства к Арсению стали для него чем-то особенным, тем, что он берёг и скрывал ото всех, даже от самого себя. Они казались запретным плодом, который так и хотел забрать себе. С Арсением всегда было хорошо и спокойно. Несмотря на его заносчивый характер и немного надменный нрав, Попов всегда мог поддержать советом и помочь, даже когда о помощи не просили. За суровой и черствой оболочкой скрывался человек с огромным сердцем, которое скрывается, боясь быть отвергнутым. Было решено попросить совета у человека, который знал Антона уже долгое время и точно мог бы помочь ему разобраться в собственных чувствах. — Дим, привет, — Антон ровнее ставит ноутбук, чтобы его было лучше видно при тусклом свете настольной лампы. — Ого, кто мне позвонил, — по ту сторону экрана слышится сонный голос друга. — В целых восемь часов утра. — То есть? Точно, у нас же разница три часа, — Антон виновато улыбается, поправив чёлку рукой. — В том-то и дело. У тебя пять утра, ты какого не спишь? — Да привык уже рано вставать. Не отвлекаю? — Ты с утра так и блещешь умом, Тох, — Дима надевает очки, удобнее садясь на кровати. — Что случилось? В последний раз ты звонил по видеозвонку, когда пытался приготовить лазанью и чуть не спалил кухню. — Это было давно и неправда. — Это было две недели назад. Так что случилось? — Мне уже шестой день кто-то анонимно присылает цветы, — Антон немного поворачивает камеру, показывая букеты. — Все разные и не похожие друг на друга. — Именно тебе? Может, твоей девушке? — Очень смешно, она же у меня есть. — Ладно, не злись, — Позов поправляет очки, когда Шастун возвращает ноутбук на место. — Есть догадки или предположения, кто это может быть? — Ни одной, Дим, — Антон тяжело вздыхает, переводя взгляд на заблокированный экран телефона. — Нет даже никаких намёков на того, кто это делает. — Может кто-то странно себя ведёт или кто-то старается с тобой времени больше проводить? Антон замирает, чувствуя, будто его где-то обманули. В голове складывается пазл, в котором не хватает последнего элемента, являющегося основным. — Спасибо, Дим! Ещё созвонимся. В участке вновь царил покой. В коридорах был лишь слышен шум гудящих сканеров и булькание воды в кулерах. Антон заполнял последние документы по недавним убийствам, будучи удовлетворенным законченным и раскрытым делом. Но покой продержался ровно до половины третьего. Антон отложил законченный отчёт в стороны, вслушиваясь в начавшийся шум. — Инспектор Кросби, — сержант не успевает договорить, как в кабинет входит Арсений, с окровавленным лицом и верёвкой в руках. — Бога ради, что с тобой?! — Антон вскакивает с кресле, тут же подходя к детективу. — Не поверишь, но прогулки по крышам Лондона не кажутся такими спокойными, как может быть, — Попов садится на стул, всё ещё держа верёвку. — Том, можешь быть свободен, — Шастун достаёт аптечку из шкафа, как только за сержантом закрывается дверь. — Что ты на этот раз натворил? — Ничего, с чего ты взял? Антон лишь вздыхает и начинает оттирать кровь с лица Попова, временами обрабатывая небольшие ранки и ушибы. — На скуле глубокая царапина, но ничего критического. Она быстро затянется, — закончил Шастун, слушая редкое недовольное шипение. — Я вызову тебе такси, поезжай домой и немного отдохни. — Ты ведь знаешь, что я терпеть не могу новые такси. Я сам в состоянии добраться. Арсений хмурится, пока поправляет воротник своей рубашки, с тоской в глазах смотря через зеркало на Антона. — Счастье понятие бессмысленное и требующее слишком много бесполезных усилий. Люди глупо тратят время на чувства, слепо не видя очевидного. Отводя взгляд в сторону, Попов выходит из кабинета, лишь бросив напоследок: — Этой верёвкой она связала их и тащила из машины до здания, поэтому у них стёрта кожа на ногах. Антон смотрел в окно за уходящим детективом, что в последние дни был сам не свой. Он и раньше творил непонятные вещи, которые не поддавались никакому объяснению разумного человека, но подобное встречалось впервые. И главной проблемой было то, что совета не у кого было спросить. Круг друзей Арсения начинался на самом Антоне и заканчивался на нём же. В число людей с кем у него были более менее нормальные отношения и тех, кому он не смог вынести мозг до конца, были патологоанатом Генри Таббс, что работал в Лондон Бридж, и его бывшая квартирохозяйка миссис Фарлоу. Поэтому оставался лишь один вариант — спросить у Попова напрямую о его состоянии, что Антон решил сделать завтра же. На следующий день Антон поздно возвращался с работы, с трудом передвигая ноги. Начальство завалило работой с самого утра, а после пришлось ловить грабителей музея, ловя их почти по всему Лондону. Поэтому, разговор с Арсением был отложен до выходных, которые казались спасением от большого количества новой работы. Дойдя до дома, Шастун поднялся по ступеням на четвёртый этаж уже же было доставая ключи, как заметил силуэт рядом со своей дверью. Антон сжал пистолет в кобуре, едва дыша. Силуэт шагнул в свет тусклой лампочки, являя Арсения. Взъерошенная челка была разбросана по лбу, а тёмные круги залегли под глазами, прибавляя ему несколько лет. — Мы можем поговорить? — тихо произносит Попов. Антон облегченно выдыхает, видя его живым и почти невредимым, не считая вчерашней царапины. Шастун открыл дверь и пропустил Попова внутрь, заходя следом за ним. Комната озарилась светом, когда Антон включил свет и прошёл к дивану, приглашая Арсения сесть. Тот лишь отрицательно мотнул головой, всё ещё держа руки за спиной. — Я самый невыносимый, несносный, невоспитанный, невежественный, мерзкий и отвратительный человек, которого ты знаешь. — Арс… — Не прерывай, — произносит Арсений, хмурясь. — Я не понимаю красоту, не прислушиваюсь к мнению других, неуважительно отношусь к вере, но ты единственный, кто принял меня таким. Ты сделал для меня огромный подарок — свою дружбу. И сейчас со мной происходит то, что я не могу объяснить словами, потому что не знаю этого. Я хочу сказать, что ты мне очень дорог, Антон, и ты самый важный человек в моей жизни. Арсений протягивает Антону букет красных роз, делая шаг вперёд. Каждый цветок усыпан крохотными каплями росы, что переливаются в свете люстры и огней жёлтых гирлянд на окнах. — Красная роза — символ страсти и любви. Даря букет таких роз, человек хочет сообщить о единстве, взаимности и близости любящих сердец, — произносит Арсений, слабо улыбаясь. У Антона перехватило дыхание от чувств и эмоций, что охватывали его в этот момент. Аккуратно положив букет на диван, Шастун разделяет расстояние, что было между ним и Поповым, взяв его за руку. — Мы оба не идеальны, но ведь мы можем попробовать, верно? — Антон улыбается, коснувшись свободной рукой чужой раненой скулы. — Мы можем, — отвечает Арсений и обнимает Антона, вдыхая его запах. И пусть они совсем не идеальны. Пусть допускали ошибки. Пусть делали неправильные выборы и поступали не так, как велела душа. Но они исправятся ради друг друга и будут бороться за своё счастье.
Примечания:
спасибо вам за прочтение! для меня очень важны Ваши оценки и отзывы

p.s. все диалоги, кроме разговора с Димой, на английском языке

визуализация всех цветов:
https://pin.it/5bC6Vf8
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты