40 дней

Джен
NC-17
Закончен
0
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Описание:
А начинается все в этом мире с мелочей. Может, Будда проиграл кому-то в го, а может, и кто повыше решил, что скучно живет, или просто очередной безумный ученый забыл закрыть в лаборатории кран.
Посвящение:
ФБ 2012
бета FanOldie-kun, маленький грустный тролль
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

40 дней

Настройки текста
А начинается все в этом мире с мелочей. Может, Будда проиграл кому-то в го, а может, и кто повыше решил, что скучно живет, или просто очередной безумный ученый забыл закрыть в лаборатории кран. В общем, как говорится, самое досадное в ситуации не когда проблему надо решать, а когда даже обматерить некого. Потому что виновник, конечно, найдется, но позже. Скажет торопливо и очень виновато: "Извините, совсем замотался, некогда было вентиль-то проверить, поправить, вы уж простите" - и все закончится. И будет снова хорошо и мирно. Только вот до этого момента еще надо дожить. И искать виновника некогда. Потому что... В общем как-то так и получилось, что очередную атаку екаев дежурный отряд не просто не отбил с блеском, а лег всем составом, не успев даже дать сигнал тревоги, и, только открыв врата, новая смена нашла трупы... * - Где маршал Тенпо? - советник воззрился на пустое кресло за столом. Главнокомандующий Западной армией Годжун невыразительно посмотрел на спрашивающего, моргнул. Штатский лез не в свое дело, маршал Тенпо был на той же ступени иерархии, что и советник. Годжун снова моргнул. Белесые ресницы больно задели шелушащуюся чешуйку под глазом. Советник просто был ближе к императору, куда маршал никогда не рвался. Сейчас советник пытался пересмотреть короля-дракона, по совместительству главнокомандующего Западной, требуя отчета и - самое отвратительное - зная ответ. Маршал внизу! Как вчера, как три заседания назад, как десять проебанных этими советами дней назад, дней, после которых Годжун по ночам просматривал бумаги, спал полчаса в сутки, проносился вихрем по складам и лабораториям, потому что читать отчеты не было сил, и возвращался на очередной совет, пытаясь сто первый раз доказать: резерв восточной нужен здесь. Немедленно. Переносите портал. Отправляйте машины, найдите гребаного еретика, который пойдет в бой, пока западная армия еще существует! Советники налетали на него, как свора на медведя, забрасывая вопросами, требованиями отчетов, пояснений и главное - требуя обещаний. Что все будет прекрасно. Требуя и желая слышать лишь одно: армия не имеет значения. В Тенкай мир и покой, и все внизу не имеет никакого отношения к ним. На попытку зарычать, что армия не устоит, пока они выбирают платье к новой церемонии и не могут донести до императора приказ о переброске частей, зал накрыло тишиной. На миг Годжуну показалось, что оттуда даже воздух выкачали, погружая все в вакуум. А потом кто-то рявкнул: "Это предательство говорить так". Годжун зарычал. Тихо, но стоявшие рядом услышали, волной отодвинулись на пару шагов. Дракон медленно закрыл и открыл глаза. Если в предательстве обвинят его, западная ляжет в полном составе внизу без поддержки. О них если и вспомнят, то слишком поздно. Какое дело дракону до людей... до ками. Может быть, только драконова верность - тем, кому он давал присягу. Не во дворце, а на площади, признавая этих ками, эту армию своей... - Разумеется, - выхрипел Годжун. Прочистил горло. - Предательством было бы говорить так, но я говорю о неизбежной победе, которая принесет славу мудрецам, руководившим доблестной армией и направлявшим ее... совет сотни будет увековечен благодаря ей, но нам надо... - Мне нравится эта мысль. Я хотел бы свою статую из... - начал один из советников. Дракон почувствовал, как когти вонзаются в ладонь. * На очередное совещание ворвался полковник Западной. Покрытый пылью и пахнущий порохом, он отшвырнул заградившего ему дорогу охранника в дверях и вытянулся в струнку перед Годжуном. - Все так плохо? - сузил глаза главком. Полковник прочистил горло и выдохнул: - Маршал требует подкрепление немедленно. Годжун обвел взглядом примолкший совет и произнес очень тихо: - Маршала наверх. Просите помощи у генерала, если сам не пойдет. Иначе подкрепления не будет. - Сообщите маршалу, что до конца совета это невозможно, - прозвучало уже громко. - И вы свободны, полковник. Через сорок минут двери совета распахнулись повторно. В зал влетел вихрем маршал Тенпо. Кенрен появился за ним через несколько секунд и замер у двери рядом с двумя дворцовыми солдатами, призванными после явления полковника охранять покой многоуважаемого совета. Взгляд маршала не предвещал ничего хорошего. Несколько ками из совета вскочили со своих мест, словно желая убраться подальше. - Проходной двор! - взвизгнул кто-то. Тенпо замер. - Прошу прощения за опоздание. Отвлекли срочные армейские дела. - От вежливого тона маршала Кенрену стало не по себе, под ровным бархатом слов в голосе кипела кислота. Маршал занял свое место за столом. * - Они уже месяц внизу!!! Вы зде!.. - Тенпо! - голос дракона рубанул воздух не хуже меча. Маршал замер на полуслове, бешено сверкая глазами, вытянулся по стойке смирно. Щелкнул каблуками и, развернувшись, вышел, не издав ни звука. Кенрен, выходя следом, бросил взгляд на главкома. Если бы кожа белого дракона могла побледнеть, Годжун был бы сейчас бледнее мертвеца. Но его состояние выдавали лишь губы, отмеченные яркой полоской крови: секунду назад острые клыки пропороли кожу. Коридоры Тенкая сном мелькнули перед глазами - после месяца внизу их безупречность и покой казались чем-то нереальным. Генерал несся за маршалом чуть не бегом, понимая одно: сейчас отстать нельзя и на шаг. Их обоих выдернули из краткой передышки между боями. Западная не имела права подпустить екаев к вратам и, чуть отбросив их, вынуждена была удерживать позиции. А бои шли один за другим. Откуда внезапно появилось столько чудовищ, никто не знал, но их становилось все больше. Западная стояла под кеккаем, совершая вылазки, времени не хватало на сон и еду, а чудища прекрасно бродили в полуметре от кеккая, оглашая ночь довольным рыком, пожирая собственных мертвых собратьев. Транспортировать наверх пойманных все равно было некому, людей и так не хватало. У Тенпо был план, сотня планов, но черт возьми, еще один-два полка - и проблема внизу была бы решена. Решена настолько, чтобы пробраться в глубь лесов, куда всегда отступали чудища, и найти гнездо. Тенпо переправил планы Годжуну сразу. Наверху боялись. Боялись задуманного трехдневного перехода внизу. Боялись рассыпать по лесам разведчиков. Боялись неизвестного. Не опробованного раньше. А западная сражалась. Имея лишь один приказ: "Не пропустить к вратам". Кажется, сейчас про чертово "не убивать" забыли даже в совете. Впрочем, все понимали, стоит стихнуть боям - вспомнят. И найдут виновных. Возможно, даже показательно казнят. Только через месяц внизу это уже мало пугало... еще немного и пришлось бы спасать не одного, а всех. Через сорок дней внизу ками становятся смертными. Еще немного и вернуться необходимо всем, но свет открывающихся врат каждый раз притягивает зверей. Это значит поочередную эвакуацию и бои в урезанном составе... Последнюю неделю Тенпо почти не спал. Забывал есть по нескольку дней. Кенрен с трудом утаскивал его к походному котелку, и там маршал, съев половину порции, снова утыкался в карты и искал, искал решения. Кенрен пытался следить сам за всем, чем мог, но каким-то чудом маршал успевал опережать его почти везде. Проверять патрули, дозоры, вырываться в первые ряды в бою. Кенрен не спорил насчет разделения ответственности. Не сейчас. Спор отнял бы время и силы, а уступить маршал вряд ли мог себя заставить в такой момент. Впрочем, на долю генерала доставалось и без того столько, что он едва успевал. Прикрыть фланг, проследить за ситуацией, когда вновь открываются врата, выпуская вниз очередного гонца с требованием явиться на совет, или принять доставку патронов и провизии, скоординировать отправку раненых, проверить уставших на границах кеккая бойцов, подготовить смену... Но все же в отличие от маршала он спал. И порой со страхом думал, что будет, когда усталость возьмет свое, и Тенпо просто уснет в самый неподходящий момент. Нет, они справятся. С боем. Но... это Тенпо. Маршал казался железным. Словно не терял сил в боях, словно ему хватало получаса сна раз в двое суток у костра с дозором, словно... Кенрен прибавил шаг - словно никогда не устававший в жизни Тенпо несся по коридорам, заставляя в ужасе шарахаться по сторонам разодетых в шелка ками. На пороге дворца маршал перешел на бег, едва ли притормозил, чтоб сунуть карточку перехода в компьютер у врат. Сухо щелкнуло в механизме. Кенрен успел нырнуть в последний миг в гаснущее сияние перехода и тут же едва сдержался, чтоб не шагнуть назад чисто инстинктивно, когда маршал, почувствовав движение за спиной, развернулся... С таким взглядом выходят против сотни и ложатся последним, сто первым. Врата захлопнулись за спиной. Кенрен вытянул вперед руку, то ли остановить разъяренного зверя, на которого сейчас очень похож был маршал, чтоб не убежал, то ли просто коснуться... Тенпо руку не принял, но немного сбавил скорость, может, сказалась усталость, может, осознал, что уже в лагере - зашагал к скалам, укрытым мхом, где располагалась смотровая площадка - небольшой уступ на высоте метров семи. Впервые за эти дни Кенрен увидел у маршала признаки усталости. Идя сквозь лагерь, Тенпо шагал бодро, отвечая на окрики, останавливаясь, спрашивая о состоянии раненых, усмехаясь на "задали вы там жару, наверху?!". Но чем ближе он подходил к площадке, находившейся у самого края лагеря, тем заметнее понемногу опускались плечи маршала, заставляя чуть ссутулиться. Маршал рывком взобрался наверх к наблюдательному пункту, быстро окинул взглядом окрестности и, не заметив шевеления тварей, - может, екаи тоже, наконец, устали реагировать на каждую вспышку врат? - растянулся на спине, глядя в небо. Лицо Тенпо было бледнее обычного, генерал на миг подумал, что именно сейчас наступит предел и маршал просто отрубится, как у себя в библиотеке. Кенрен успел даже порадоваться, что место довольно безопасное, но перехватил взгляд Тенпо. В светлых глазах была бесконечная усталость и опустошенность, но они светились слишком ярко для находящегося на грани сна. Кенрен молча улегся рядом и, поколебавшись секунду, протянул снятую с пояса флягу Тенпо. Маршал принял ее почти автоматически, сделал глоток - и генерал удивленно вскинул брови: крепкая, только недавно найденная внизу выпивка ему-то горло обжигала, но Тенпо будто пил воду. Маршал посмотрел на флягу одобрительно и еще глотнул, после чего вернул забеспокоившемуся было Кенрену и медленно выдохнул, пока генерал снова пристегивал флягу на пояс. - Легче? - поинтересовался Кенрен. - Пока нет. Но будет. - Тенпо помотал головой, словно сбрасывая внезапную сонливость. - Ты же понимаешь, что они... Генерал кивнул: - Будем надеяться на Годжу... - взгляд собеседника заставил его осечься. - Его просто будут слушать дольше чем меня. Минут на десять. Из вежливости, - голос маршала, наполненный горечью, зазвенел перетянутой струной. - Да, да раздери из всех екаи, чтоб этих советников сюда всех первым заградительным полком, мать их трижды налево через екайскую задницу на рога и вертеть там! Им не нужна армия! Им нужны те, кто будет вышагивать на парадах, демонстрируя сами себе свою охуительную мощь, им, блядь, в страшном сне не приснится, что если мы тут с ребятами все сдохнем, то рано или поздно врата наверх откроются все равно. Прямым ходом к их шелковым постелькам, чтоб их на этих шелках екаи по трое в ряд пялили, пока мозг из задниц не вытечет. - Тенпо зло саданул кулаком по земле рядом с собой. Кенрен смотрел в небо. Дворцовые полки не было смысла сманивать в бои. Это было пушечное мясо, одетое в красивые шелка. Из первого же сражения не вернулось бы и десяти процентов тех, кто красиво вскидывал копья на параде и салютом клинков встречал выезд императора. Кенрен и Тенпо могли дойти до императора. По головам стражи. Они бы смогли.. но кто бы стал слушать, что у их ребят уже не остается времени вернуться в Тенкай. Что внизу часы текут иначе, что внизу нельзя оставаться постоянно. Не ками. Что небеса могут потерять четверть армии... Но маршал и генерал просто окажутся в темнице. Пока их ребят будут класть внизу и дальше. Потом их простят. Но ничего не изменится. Годжун правильно сделал, что остановил рванувшегося к императору Тенпо. Тенпо понимал, что правильно, иначе не остановился бы. Но... от всей этой правильности было тошно. За последний месяц екаев стало больше в четыре раза. Примерно то время, когда за западной стали жестче следить. Годжун ничего не мог сделать: император перенес ставку на запад, и - советникам надо было чем-то заняться. - В твоем лексиконе с каждым разом появляются новые выражения, а я, как младший по званию, забористее материться должен, - попытался пошутить Кенрен. От мыслей тошнило. - Не должен. Но учитесь, генерал. - Тенпо фыркнул. - Вдруг пригодится на моем месте, а то екаи порой не помнят, что нам-то умирать не положено. Генерал на последнее прищурился недобро, но отозвался: - А сейчас типа не положено по субординации? - По выслуге лет, - голос маршала вдруг стал серым, словно наполнился пылью. - Сколько лет ты служишь? - Сто пятьдесят? - Кенрен снова сощурился, прикидывая. - А что? - А я не знаю, - Тенпо лежал с закрытыми глазами. - Я помню, как это - быть полковником, а вот когда им был, не помню... наверное, слишком много лет прошло. Хотя у меня вообще с датами... - Гм, - неопределенно отозвался генерал и все же потянулся к фляге, к которой не притронулся в начале беседы. Маршал запоминал все, что хотел. Это генерал знал. Тенпо, не открывая глаз, перехватил флягу. - Прости, меланхолия что-то. - Он отобрал флягу, не дав Кенрену приложиться, и сел. - Вы идете наверх, генерал. К Годжуну. Мне нужен полк, как хочет, так пусть и достает. Хоть дворцовые, раз из других армий долго вести. Окопы рыть будут. Маршал улыбнулся: - До критического времени внизу у ребят неделя. Прорвемся. Выбора нет, - и кивнул в сторону врат. - Шагом марш, генерал. Через сорок дней спустившиеся вниз ками начинают стареть как люди. А значит, они должны подняться наверх раньше.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты