Приятного аппетита?

Фемслэш
R
Закончен
6
автор
yaminohime бета
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Описание:
Небольшое поручение для горничной оборачивается приятной беседой в горячей обстановке.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
6 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста
— Эй, Ниджимура-сан! Он привыкла к слишком громкому голосу второго сына семьи Хигашиката, поэтому даже не вздрагивает и продолжает молча складывать тарелки в посудомойку, ждёт, когда он закончит фразу. — Сестрёнка просила принести ей махровый халат в ванную на втором этаже, — добавляет юноша. Ох, точно, она же совсем забыла забрать свежие халаты и полотенца из прачечной. И пусть никто из членов семьи не делал ей ни разу замечаний по поводу некачественно выполненной работы — да и в этот раз была скорее просьба — Кей почувствовала неприятный укол в сторону своих профессиональных способностей. — Конечно, сейчас сделаю, — коротко отвечает она, устанавливает программу на посудомойной машине и отправляется в прачечную. Все полотенца идеально мягкие, пахнут едва ощутимым лавандовым кондиционером и сложены в стопочки, которые хоть линейкой мерь, все одинаково ровные. Халаты на ощупь такие же, их нужно по два в каждую ванную. И Кей без раздумий берёт один размера S, так как это специально для Хато. Высокая, да. И в то же время такая хрупкая и изящная. Кей знает о модельном мире только из фильмов и вряд ли назовёт по именам этих прекрасных девушек на обложках журналов. Пусть они красивы, а улыбки белоснежно блестят, при взгляде на их лица у Кей пробегают холодные мурашки по позвоночнику. Что-то примерно такое же происходит и рядом с Хато. Однако дома модель совсем не похожа на ту себя из журналов, она весёлая, открытая и по-доброму со всеми общается. Шутит над младшим братом и заразительно смеётся. Но только Кей наблюдает за этим со стороны. Изредка может незаметно улыбнуться услышанной забавной фразе, но редко когда скажет что-то сама. Лишь коротко отвечает на вопросы, а иногда только кивает и держится отстранённо, стараясь лишний раз не смотреть в голубые глаза главной красавицы этого дома. Она коротко стучится в ванную и приоткрывает дверь. — Хато-сан, я принесла халаты, — негромко говорит домработница, после чего принимается их развешивать на крючки около зеркала. Зеркало полностью запотело, по плитке стекают капельки воды, а пар в комнате такой густой, что и не разглядеть ничего толком. — О, как раз вовремя, спасибо! — весело говорит Хато и подходит к широкой раковине, чтобы одним движением ладони вытереть пар и взглянуть на собственное отражение. Продолжая складывать ровными стопочками полотенца на отведённую для них полочку, Кей бросает взгляд на фигуру возле себя. Не проходит и секунды, как она закрывает глаза ладонями и отворачивается. — Прошу прощения, Хато-сан! Я не обратила внимания… — Что? Оу, ты смущаешься потому что я голая? — она хихикает и берет с полки какой-то крем для лица, принимается наносить его на мягкую распаренную кожу. — Знаешь, я часто бываю на показах, где у нас одна комната на всех. И уже не обращаешь внимания, кто голая, а кто нет. К тому же, мы ведь обе девочки! Она говорит это так обыденно и спокойно, а Кей продолжает взглядом буравить стену и думает о том, как оставить здесь корзинку из прачечной и незаметно сбежать. — Эй, ну повернись ко мне. Мне что, со спиной разговаривать? — голос Хато звучит по-детски обиженно. Кей всё равно не смотрит ей в глаза. Сначала куда-то в пол, на то, как стройные ноги с фиолетовым педикюром топчутся по мягкому банному коврику. Хато рассказывает что-то ещё. О моделях, о работе. О том, что завтра у неё съёмка в 4 утра. Почему в такое неудобное время? Кей пытается задуматься, может, для фотографии нужен определённый свет или цвет неба? Разве нельзя это поправить на компьютере? Но это не те мысли, на которых сейчас она может сосредоточиться. Куда больше её внимание привлекают влажные пшеничные волосы, идеально ровные, острыми прядями спадающие на спину и грудь. Они почти полностью прикрывают тёмные ореолы сосков и Кей очень хочется смахнуть эти волосы. Но она даже и представить это не успевает, как Хато сама собирает их за плечо и наклоняет голову, чтобы нанести крем на скулы и шею. — Почему ты так смотришь? — девушка спрашивает с улыбкой, проводит свободной рукой от ключицы вниз по своему телу, немного приподнимает небольшую упругую грудь ладонью. — Они настоящие, я ничего в себе не меняла. Это очень ценят в модельном бизнесе. Естественную красоту. На ощупь разница тоже будет заметна. Хочешь потрогать? — Нет, я… Я верю, — только отвечая ей, Кей замечает, как во рту пересохло, что язык прилипает к нёбу, а каждое слово такое скомканное и тяжёлое. Она не узнаёт свой собственный голос. Хато смотрит в глаза так пронзительно, слабо улыбается, едва обнажая белоснежные зубы. Она всё понимает. Эта улыбка вызвана вовсе не тем, что Кей верит её словам. Тому, что это тело идеально без какой-либо пластики. Дело в другом. — Подойди ко мне, присядь, — Хато хлопает ладошкой по мраморной столешнице у раковины прямо перед собой. И Кей подходит, а ноги ощущаются словно ватные. Она садится сбоку от Хато и кладёт руки на колени, прямо на звездочки на своих колготках. Продолжает невнимательно слушать. Больше любуется. Теперь она гораздо ближе и даже может коснуться, если протянет руку. Коснуться вздымающейся груди, выступающих бедренных косточек или даже просто провести ладонью по внутренней стороне бедра. Только она этого никогда не посмеет. — В том фильме тоже так было, — продолжает Хато, но проблема в том, что домработница не имеет ни малейшего понятия, о каком фильме идёт речь, — И там эту красивенькую молоденькую модель, ну, которая обходилась без пластики, её съели потом. Чтобы заполучить её молодость, — девушка сдержанно хихикает. — Глупый фильм. Концовка особенно глупая, — она молчит, а потом добавляет: — Вот бы меня кто-то съел. Кей смотрит с непониманием. Но сапфировые глаза даже не обращены в её сторону, чтобы заметить это. Она ждёт продолжения, но так и не получает его, потому снова пробует свой голос на возможность произносить разборчивые слова: — Зачем?.. Зачем кому-то вас есть? Хато наконец-то смотрит на неё и смеётся. Тыкает своим тонким указательным пальцем в кончик её носа, оставляет на нём немного крема. — Это брат привёз из командировки, французский, — модель вертит в руках красивую баночку, а потом воодушевлённо говорит: — Такой запах чудесный! И кожа после него мягкая-мягкая. Ты должна попробовать, хочешь я тебя намажу? Возможно, это не совсем то, чего Кей сейчас хочет, но ей определённо нравится, как девушка подходит поближе, становится между её коленей и заглядывает в лицо. — Надо же, ты не пользуешься тональным, — Хато гладит её большим пальцем по щеке, немного приподнимает лицо за подбородок. С тихим щелчком отстёгивает ободок фуражки и снимает её с головы горничной. — Ты красивая такая. Ты очень красивая, — тихо говорит она, когда тень от козырька уже не прячет взгляд Ниджимуры. Мягкими движениями кончиков пальцев Хато размазывает крем по её лицу, осторожно похлопывает подушечками по коже. У неё коротко стриженные аккуратные ногти, длины нет совсем и такими невозможно поцарапать. Может, такой маникюр предписан всем моделям, а может… Кей хотела бы подумать, что ещё может быть удобно делать этими изящными пальчиками, но тогда бы точно не смогла спокойно дышать в присутствии старшей дочери Хигашиката. — Ах, насчёт съесть меня, — вдруг вспоминает Хато, и лукаво прикусывает губу. — Это шутка такая. Из английского. «Съесть» означает «eat», но у них ещё фраза такая есть «Eat my pussy», это… — Куннилингус. Я знаю, — зачем-то обрывает её Кей, будто если это скажет она, то будет не так страшно. — Да-а, точно! Это слишком сложное слово, разве так говорят ещё? — с насмешкой интересуется блондинка. — Не знаю, — Кей кладёт руку на свою щёку и ощущает, какая она бархатистая уже сейчас, когда крем только был нанесён. — Я никогда не задумывалась… Громкий стук в дверь заставляет обеих девушек вздрогнуть и обернуться. — Эй, сестрёнка! Ты там долго ещё?! — Джошу крайне недоволен, что у него нет личной ванной, потому что он никогда не успевает первым и приходится ждать остальных. — У меня завтра первая пара! Имей совесть! — Уже выхожу! — громко отвечает ему сестра. Она быстро накидывает халат и завязывает пояс. Кей поправляет фуражку на голове и берёт в руки корзинку с парой полотенец, которые нужно отнести во вторую ванную. Всё в порядке. Ничего ведь не было, но сердце почему-то очень стучит. — Заглянешь ко мне попозже? — и опять голос Хато напрямую ударяет по нервам, её ладонь на пояснице и теребит ленточку белого фартука, а потом и вовсе спускается ниже и легонько шлёпает: — Хочется чего-то съесть перед сном.
Примечания:
Не стесняйтесь пользоваться публичной бетой, если нашли в тексте ошибку.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты