Да пошёл ты... в мои объятия

Слэш
R
Завершён
10
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
"Алексей Навальный грубо прокомментировал в своём Twitter ролик, в котором известные люди выражают поддержку поправкам в Конституцию. Заслуженных деятелей науки и культуры за выражение своей позиции он назвал "продажными холуями", "предателями" и "позором страны".
"Да пошел он в одно место, извините меня, столько лет только гадит и гадит. Чего его слушать. Навальный для меня — это абсолютный враг, и слушать его совершенно не стоит. Он к этой стране никакого отношения не имеет", — Лановой.
Примечания автора:
Меня наверное забанят, но я не мог не...

Все герои вымышленные, совпадения случайны.

Ланового скоро добавят в фандом.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 7 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Да пошёл ты... в мои объятия — Ой, кто это к нам пожаловал?! Будущий Президент? А может быть это Верховный правитель? — приоткрыв входную дверь и узрев гостя, зычно вещает на весь подъезд Василий. Потом играет благоговейный ужас. — А может это... Сам царь-батюшка?! Боже, царя храни! Алексей Навальный — а именно он является незванным гостем, закатывает глаза и хочет что-то возразить, но Лановой продолжает. — Спаситель Родины и вдруг посетил вертеп продажного холуя? За что такая честь?! — наигранно недоумевает Лановой. — Вы один? — успевает поинтересоваться Навальный. — Нет! С мной ещё Владимир Владимирович тут! — гордо заявляет Василий и показывает гостю томик Маяковского. — Пустите меня, а? Вот с Владимиром Владимировичем посоветуйтесь, — Навальный улыбается и показывает Лановому принесëнную бутылку вина. — А то ещё увидит кто из соседей... — Что Светоч демократии к позору страны захаживает? — усмехается Василий и открывает дверь, впуская наконец гостя в квартиру. — Что Народный артист СССР у себя агента Госдепа США принимает, — Алексей разувается и сразу проходит на кухню, где ставит бутылку на стол и привычным жестом достаëт из шкафчика пару бокалов, а из ящика штопор. Лановой берёт бутылку и внимательно рассматривает этикетку. — О, Италия — прекрасный выбор. Люблю их вина. — Я помню, — кивает Алексей. — Выбор истинного патриота — хвалить Крым, но пить вино из Италии. Лановой берёт бутылку за горлышко. — Вот сейчас как двину тебе... Как Штирлиц тому фашисту. Не смотрел небось? — Смотрел! — заметив в тёмных глазах собеседника огоньки веселья, Навальный забирает у него бутылку и принимается её откупоривать. — И помню, тамошний Вольф пошатнул мою неокрепшую пионерскую гетеросексуальность. Вам идёт нацистская форма. — Ты мне зубы-то не заговаривай, — Василий картинно хмурится и скрещивает руки на груди. — Зачем пришёл к холую? Навальный разливает розовое вино по бокалам. — Здесь так красиво — я перестаю дышать... — напевает Алексей и подаёт один из них Лановому. — Эти облака — фиолетовая вата... Я помню как ты включил этот ужас, — Василий чинно принимает бокал. — Только такой Пятой колонне, как ты, может нравиться эта вульгарщина. В стране Пушкина, в стране Есенина!.. — За вас! — прерывает речь Ланового Навальный, чокаясь с ним. — За нас — за позор страны? — Василий отводит руку от руки собеседника. — Или за предателей? В ответ Навальный молча обнимает мужчину, крепко прижимаясь к нему. Лановой свободной рукой ласково хлопает Навального по спине. — Що, нема чого сказати? — смеëтся Василий. — Я был на эмоциях, — шепчет Алексей, уткнувшись носом в шею Ланового. — Но зачем вы снялись в этом позоре? — Лёш, ты сначала сделай что-то действительно полезное для России, а потом выговаривай мне, — Василий треплет гостя по светлым волосам. — Я поболе твоего о стране знаю и её проблемах. А эмоции надо в узде держать. — Сказал человек, который мало того, что публично послал меня, так ещё и абсолютным врагом назвал. Это всë — сдерживание эмоций что ли? — Навальный выпускает Василия из объятий. — Конечно, — Лановой отпивает из своего бокала. — Если бы я не сдерживал эмоции — врезал бы тебе-балаболу по-мужски! Ты думаешь, я не смогу? — Сможете, — Алексей следует примеру собеседника, также отпив вина. — Приходите ко мне в эфир — бой столетия устроим... Да и вообще, хоть раз бы на эфир пришли. — Хомяков твоих веселить? — Мои «хомяки» — это ваши же зрители, — Навальный снова закатывает глаза. — Не могут мои зрители смотреть такую вражескую чушь! — заключает Лановой. — Давай выпьем... за Россию. — За прекрасную Россию будущего! — кивает Алексей. Снова чокнувшись бокалами, мужчины пьют терпкий напиток. — Не дай Бог России такого будущего, как ты, — смеëтся Лановой. Он уходит с кухни, жестом приглашая Навального следовать за собой. — А я бы дал вам Народного артиста РФ, — улыбается Алексей. — И какой-нибудь орден... — И героя России. Планируется прямой подкуп избирателя! Зайдя в спальню, мужчины снова обнимаются. — Мир? — Алексей целует Василия в губы. — Мир, — прервав нежный поцелуй, Лановой решительно берётся за пуговицы на клетчатой рубашке Навального. — Но только попробуй ещё раз такую гадость написать! На порог не пущу. — Ладно, дебаты с вами переносим на потом, — кажется, Алексей сейчас готов согласиться практически со всем сказанным любовником. Раздевшись, мужчины ложатся на широкую кровать. — Красивый ты, — Василий нетерпеливо смотрит на нависшего над ним Алексея. — Глаза, губы... А так бы давно тебя послал. — Но вы всë равно красивее, — Алексей принимается покрывать шею и плечи Василия горячими поцелуями. — Хоть и ровесник убийства Кирова. — Только с юмором у тебя беда, да, — наигранно вздыхает Лановой. — Но что поделать-то... На этом всякие беседы в комнате прекращаются. Василий лежит на боку, Алексей обнимает его сзади. Прикосновения пальцев сменяются проникновением — Навальный входит в любовника неспешно, давая вновь привыкнуть к знакомым ощущениям. Придерживая бедро Василия, снова и снова берëт расслабившегося мужчину. Происходящее слишком неправильно, но именно эта неправильность доставляет сейчас особое болезненное наслаждение. Все споры забыты, а трения в эти минуты далеки от политических. Лановой кусает губы, зажмуриваясь на особенно резких рывках. Навальный прижимается к его спине, тихо постанывая. Оба мужчины взмокли, сминая тонкие простыни они вместе ощущают приближение пика удовольствия. Наконец, Навальный со стоном отстраняется: его семя течёт по бедру Василия. Тот ложится на спину, позволяя Алексею ласкать себя ладонью. — Побыстрее, — с мольбой смотрит Лановой на Навального. Навальный жадно целует Ланового в рот. Ещё пару мгновений и на пальцы Алексея течёт семя любовника. Навальный прерывает поцелуй. Мужчины смотрят друг на друга тяжело дыша. Алексей медленно облизывает свои влажные пальцы. — Лучше бы я этого не видел, — констатирует Лановой. — Тебя не кормят что ли? — Госдеп зарплату задержал, — Навальный ложится рядом с Лановым. — Кстати, а я ведь в том твите вас ещё «голубчиком» назвал. — За такую фамильярность мне придëтся подать на тебя в ЕСПЧ, — качает головой Василий. The End

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Политика"

Ещё по фэндому "Советские актёры"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты