Сон в летнюю ночь

Слэш
PG-13
Закончен
8
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Вредно это - спать днем, да еще и на неудобном диване
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
8 Нравится 5 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
— Да не, ну че ты начинаешь! — ерепенился Башка. Ржавый вяло отмахнулся от него и ввалился в комнату. Кажется, Мишка еще что-то говорил. Утро выдалось определено недоброе. Голос Башки и собственные мысли то сбивались в кучу, то расплывались куда-то, разогнанные алкоголем. Смутно он — Ржавый, то есть — слышал громкий хлопок двери, с которым Башка запер за ними квартиру, и как-то еще в стороне подумал, что, мол, хорошо, что матушки нету, впаяла бы она ему за этот хлопок… Яркое солнце вовсю блестело за окном, зачетно так, на аквариуме, на крышах машин внизу, вообще было только утро, но было вообще пофигу. Спать хотелось дичайше. — Да я ж гипотетически… — что-то возражал ему Башка, почему-то уже откуда-то с пола. И ползал он, почему-то, на четвереньках. — И вот и завались, — грубо посоветовал Андрей. — Гипотхетхисески… Издав виртуозный храп — чтобы на все сто выразить свое мнение — он наконец-то таки плюхнулся на диван, и даже если Мишка что-то и сказал — хрен бы. Сил не хватало даже на то, чтобы скинуть обувь. Щека растеклась по подлокотнику, шея запротестовала, но спать хотелось капец, а двигаться вот совсем не. Поэтому он приказал еще и себе завалиться. Ржавый сделал глубокий вдох и блаженно улыбнулся, почувствовав, как проваливается в сон. Хо-ро-шо. Мишка свалился рядом. Ржавый слышал, как он елозит по полу, подстраивая под голову стянутую из-под Ржавого подушку. Пальцы дрогнули — это Ржавый хотел отмахнуться, чтобы не борзел тут, но на этом возражения закончились. Гипотетически. Как будто это вообще что-то решает. Окно бы открыть, чтобы не так душно. Гипотетически. Да не, нормалек. Гипотетически. Надо будет навалять Башке, за словечки. Гипотетически. Хорошо, что матушки нету. Гипотетически. И так рубит. Гипотетически. Раз-два-три-четыре-пять… Гипотетически Ржавый спал, да бы спал и дальше, если бы не странное ощущение, что что-то происходит поблизости. Ржавый разлеплял то один глаз, то другой, но проснуться не удавалось. Как клеем заклеило. Мерзкое ощущение, вообще. А когда Ржавый наконец открыл глаза, трудно было понять, сколько прошло времени. Раскумарило же. Дай боже. Ржавый все еще валялся; Башка тоже, только свет какой-то странный был вокруг, но это смеркалось уже, наверное. В коридоре бесшумно танцевала Шакира, на шесте, впаянном прямо на месте. Ржавый нахмурился. Откуда шест-то?! А, этот тот, который он тогда купил, еще участковый его снимал… Ржавый успокоено вздохнул и кивнул сам себе. А откуда Шакира?! Он хотел было встать, чтобы воздать почести Шакире, но его придавило как тогда, когда Кабан их с Башкой отпинал и в багажнике запер, поэтому вставать не хотелось, и Ржавый малодушно понадеялся, что Шакира не обидится, если он встанет чуть позже. А если обидится, типа, он смотрел, прерывать не хотел. К тому же, такое… А Башка-то видел? Ржавый лениво ухмыльнулся и скосил взгляд, чтобы посмотреть на Башку. Пусть тоже посмотрит, а то хули. Но Башка тоже был не один. Он валялся на своем полу, а рядом с ним сидела Натаха. Ржавый с трудом сфокусировал взгляд. Натаха… Как вошла-то? Наверное, матушка открыла дверь. Хотя матушка с отчимом, в Мурманске… Ну и ладно. Может, Башка поднялся, и впустил, заодно ее и Шакиру. Только че ей тут надо? Непонятно. Натаха о чем-то говорила с Башкой, смеялась, Башка тоже смеялся, и Ржавый хотел было посоветовать им заткнуться, чтобы не сбивать Шакиру, как вдруг Натаха наклонилась и принялась целоваться с Башкой, как-то по-дурацки чмокаться, и хихикать с ним, и щекотать. Ржавый хмыкнул. Тоже мне, детский сад. Вот они, с Шакирой… Внезапно он вспомнил, о чем он тогда говорил с Башкой, и захотелось доказать, что он прав. Гипотетически. Да разве этот Башка че-то там может? Нет. Вот Ржавый лучше знает. А Показать ему, как это делается. Хоть Башка, типа, и старше… Шакира все еще вытанцовывала, и не обращала внимания ни на кого, когда Ржавый свесился с дивана. Он хлопнул Мишку по плечу, чтобы привлечь его внимание, и Натаха отстранилась — Мишка перевел на него свой взгляд, какой-то мутный, пьяный, поплывший вообще взгляд. «Да разве этот Башка че-то там может?» Нет. А Ржавый лучше знает. Ржавый открыл было рот, собираясь по-пацански совершено объяснить Михе, как надо с телычами, да и как надо, чтобы телычи с ним, как вдруг понял, что друган взял его за запястье и держит его руку в своей. А пальцы, те вообще раскаленные. Ржавый дернул рукой, но отнять не получается. Откуда столько силы, тощий же… Он перевел взгляд на Башку. Глаза зеленые, хищные, щеки смуглые, раскраснелся весь. Поди, не зря Натаха щекотала. Где щекотала-то… Внезапно, мысли приобрели другой поворот. Мало ли где. И все же. Да ну, разве эта Натаха че-то там может… Нет. Вот Ржавый… Ржавый наклонился еще ниже и наконец-то нашел, что искал. Мягкие, упругие губы — а ведь дрыщ, ну как есть дрыщ, носатый еще. Но рот горячий, и отвечает так… Только пусть не вертится. В комнате тихо — вообще тихо, задним умом соображает Ржавый. Ни Натахи, ни Шакиры, наверное, на кухню ушли, или покурить так. Вот и хорошо. И так же не сразу, как их отсутствие, Ржавый обнаруживает, что целует Башку. Но эта мысль не вызывает вдруг никакого отторжения. Ну, целует и целует, ладно, главное — доказать. Доказать — что? Ржавый не знает. Он боится вдруг, что девчонки вернутся, что он не успеет, поэтому нужно все, и быстро, и сразу, и Мишка, в кои-то веки, не ерепенится, поэтому Ржавый все еще целует и — проводит, скользит шершавыми пальцами по бархатной, горячей, смуглой, немного колючей от щетины коже, и тянет Мишку на себя, хотя это Мишка держит его за запястье… Ладно. Башка тяжелым весом оказывается на его бедрах, и Ржавого пробирает. Серьезно так пробирает. Так, что он стонет. Ох, хорошо. Вот, вот, так, чуть правее, не елозь так. Когда это он сам успел… Пофиг. Тут не это главное. А что главное? А, да. Доказать. Ржавый как-то деревянно хватает Мишку за плечи и ведет руками вниз, по напряженной — олимпийку нах, вниз, на пол — груди, цепляет под майкой, как телычу дразнит, и вниз, еще вниз. Еще вниз. А если руку просунуть так… Да. Да. Хорошо, хоть пацаны не слышат, как Башка скулит. Ну и не надо, пусть. Пусть не слышат. И девчонки пусть не слышат. И никто вообще. У Башки стоит, но это ничего, исправимо. И Ржавый… Комната рывком поворачивается на ровно напополам, на девяносто градусов, как сказал бы Башка, и Ржавый хватает ртом воздух: — Е мое! — А?! — подрывается Башка. Он хлопком прибивает подушку к полу и тоже вертит башкой. — Че? Че случилось?! От звука его голоса Ржавый взвивается вообще как глист — так, что падает с дивана, и тут же вскакивает на ноги. — Башка! — Че?! Ржавый еле стоит. Ноги дрожат и не слушаются, но ничего, главное, он на ногах, а то, что между ног, не… — Да че? — Да ниче! — выдыхает в сердцах Ржавый, но не удерживается и сочно повторяет. — Е-мое! — Ниче?! — переспрашивает Башка. Слишком пьяный и сонный. Слишком… — Ниче! — Ну так спи дальше, е-мое, — недовольно резюмирует Башка и засыпает обратно, подтягивая подушку. Ткань спортивных брюк облепляет его ноги, и бедра, и… — Орет тут… — Да ну нахер, — от души отвечает в тишину Ржавый, глядя нарочито в сторону, на аквариум. — Спать еще… Башка не отвечает. Он спокойно спит, свернувшись калачиком у дивана, на полу и с подушкой, а Ржавый по стенке обходит сладко спящего друга. Он выливает на себя, наверное, тонну воды, пока алкоголь и сон полностью не выветриваются, но и тогда еще выжирает все беляши из холодильника — и все пачки активированного угля, прежде чем вернуться в комнату, но и тогда… Мало ли. Может, это и помогает. Ржавый не знал. Он так и остался сидеть там, не сомкнув глаз, на диване, под храп Башки и мерно булькание аквариума на другом конце комнаты, и И долго еще Ржавый не рисковал спать днем.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты