Мальчик — летний ветер

Слэш
PG-13
Завершён
34
автор
MistyHedgehog бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
18 страниц, 1 часть
Описание:
Сопливые сёдзё манги — искренняя ненависть Тсукишимы Кея. И, как назло, его жизнь с каждым годом всё больше и больше походит на нарисованную на черно-белых страницах историю. Например, сейчас над них нависает — о боже — парень, который снес его с ног.
Посвящение:
My beloved,
а также бете, которая не шарит, но всё равно терпеливо читает всю мою писанину - спасибо
ну и любителям яматсукки, разумеется
Примечания автора:
Я просто обязана была это написать. Вдохновлено аниме "Одноклассник" и песней Алёны Швец — Скейтер

эти уютные мальчики заслуживают самого ванильного флаффа.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
34 Нравится 10 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Сопливые сёдзё манги — искренняя ненависть Тсукишимы Кея. И, как назло, его жизнь с каждым годом всё больше и больше походит на нарисованную на черно-белых страницах историю. Например, сейчас над ним нависает — о боже — парень, который снес его с ног. Еще бы не снес, так гонять на скейте в общественном месте. Тсукишима мысленно проклинает всех, кто занимается расписанием его жизни, потому что — кто бы это ни был, он явно испытывает Кея. — Мх… Вот блин! Извини! Парень резво подпрыгивает и смахивает с себя пыль. На мгновение он останавливается и переводит взгляд на Кея, который всё еще лежит на земле. — У-ударился?! Сильно?! Вот блин! Иди сюда! Тсукишима отмирает, когда скейтер касается его спины и ног с намерением поднять. — Ч-что ты делаешь?! — он отпихивает от себя парня. — Э? Поднимаю тебя. Чет не так? — Не приближайся. Я могу встать и сам. — Тогда чего сидишь? — Какое тебе вообще дело?! — Ну, это я снёс тебя. Я должен убедиться, что ты в порядке. Тсукишима подскакивает, прежде чем парень приблизиться к нему хоть на миллиметр. Конечно, приземление было не мягким — задница саднит, да и локти… — У тебя кровь! Стой, сейчас… Ладно, поздно, ты уже засрал рубашку, но я честно пытался. Кей чертыхается и шипит, сгибая локти. Мда, ничего лучше перед утренней тренировкой и быть не может. Скейтер тем временем роется в рюкзаке, выуживает из него белую бутылочку. — Давай обработаю. Лето… Самое его начало, школьники уже ждут каникул, чтобы коротать молодость перед экранами ноутбуков или в компании друзей. Воздух пахнет свежестью и такой тягучей расслабленностью. Ветер ласково качает ветки деревьев и портит пусть и не изначально идеальную, но хотя бы прилично выглядящую прическу подростка. Зеленые прядки медленно поднимаются и опускаются, пока их обладатель напевает себе под нос какую-то песенку. Тсукишима бы с радостью рассматривал чудесную россыпь веснушек на крайне милом лице, если бы не… — Тц, больно. Можешь осторожнее?! — Ну уж извини, я не гудини, хотя было бы неплохо. — Ай! Ох. Если бы Тсукишима знал, что произойдет после его «ай», то однозначно сдержал все эмоции в себе. Но поздняк метаться — сердце уже вышло на своей остановочке, мозг коротнул, и он все больше похож на Каминари*. Никто его не осуждает: всем бы снесло голову, если бы симпатичный парень, который еще секунду назад обрабатывал ранки, начал дуть на них, едва не касаясь губами кожи. Ах, да… Тсукишима Кей — чертов подросток, открывающий себя с неожиданных для него граней, одна из которых — гребаный сёнэн-ай в закладках на сайте по просмотру аниме. Но нет, он не гей. Наверно. Это он пока не выяснил, но правда в процессе. — Вот так! Немного неаккуратно, но всё же! — парень улыбается. Улыбается так солнечно, что Тсукишима, кажется, ослеп. — Спасибо… — Не за что! — он встает с места и улыбается. — Пока! Пара резвых шагов, одна нога на доске, вторая отталкивается от земли. И легкий летний ветер уносит зеленую макушку куда-то вглубь парка. Тсукишима провожает его взглядом, пока в кармане не вибрирует телефон. Кей отвечает на звонок, и на него возмущенно орут, угрожая разными мерзостями. — Скоро буду! Точно… его ждет волейбол. И его сэмпай явно недоволен тем, что парень задерживается. Кто он такой, чтобы выводить на эмоции такого святого человека, как Сугавара Коуши? Никто. Всего лишь талантливый первогодка. В целом, Тсукишима был доволен своей жизнью. Он умный, спортивный, красивый и саркастичный подросток. Прямо таки бинго собрал. Туда же идет всепоглощающее чувство одиночества, неполная семья и все прелести пубертата. Но Кей не жаловался. Сейчас ему очень комфортно в своей скучной и обычной жизни. — Тсукишима-кун, есть минутка? — М? — он отрывается от книги. — А, Аяки-тян. Да, конечно. — Ты решил десятую задачу? У меня цифры не сходятся… — Вроде да, сейчас. Он достает тетрадь по физике, и они утыкаются в нее, сравнивая решения. — Тут нельзя использовать эту формулу. Хотя с ней ответ получается цельный. — Черт, точно… Хм, тогда где у тебя ошибка?.. Кей берет тетрадь девушки и внимательно всматривается в пример. Щелкает пальцами. — Запятая, Аяки-тян. У тебя не там стоит запятая. — Ч-чего?! Не может быть, где? — Вот здесь, ты неправильно перевела значение в СИ. — И правда… Боже, какая глупая! Спасибо, Тсукишима-кун. — Да не за что, если бы не ты, я бы и свою ошибку не осознал. — Эй, очкарики, опять что-то зубрите? — Юмеко-тян! Кей показательно закатывает глаза и цокает. Всё-таки в его голове не укладывалось, как эти девушки дружат. Аяки Тена — высокая девушка, с темно-фиолетовыми волосами, с очками в аккуратной круглой оправе, высоким хвостом и идеальными оценками. Воплощение спокойствия и смирения. И именно вокруг нее носится ураган Шинори Юмеко — низкая блондинка с ярко-розовой прядкой. Все называют ее по имени, по непонятным причинам по ней сохнет половина школы, хотя она совсем далека от идеала «популярной школьной красавицы». — Ладно-ладно, что обсуждаете? — Физику. Ты сделала? — Ну, почти. там последние задачи были сложные, так что я не стала их делать. — Можешь списать на перемене. — Нет, я всё равно их не пойму, в чем смысл? — А если бы поняла, то списала бы? — влезает Кей. — Ну да. Я списываю только тогда, когда не выполняю домашку из-за нехватки времени. Если я не поняла что-то, нет смысла списывать. Пользы не будет. — Ты странная. — И это мне говорит Тсукишима Кей?! — Ну да. А что, со мной что-то не так? — Ты слишком нелюдим, а когда с тобой пытаются подружится, отталкиваешь сарказмом и безэмоциональностью. Хотя девчонки все равно кипятком ссутся. — Юмеко, следи за выражениями! — Прости, Те-тян. Кстати, сходим погулять вечером? Братец Ёми пригласил нас послушать, как они с ребятами играют. — Я бы хотела послушать! А где они будут играть? — О, да ничего серьезного, рядом со скейтпарком рядом с набережной. — Скейтпарком? — Э, да. Тсукишима-кун, тебе на волейболе мячом прилетело? — Нет, пытаюсь социализироваться, сама же возмущалась, что я затворник. — Я не возмущалась! Мне вообще на тебя плевать! — Да ну? А может ты в рядах моих фанаток? — он ухмыляется. — Лучше быть одинокой всю жизнь, чем встречаться с тобой! — Я и не предлагал. Раздается звонок. и все разбредаются по своим местам. Где-то через 10 минут после начала занятия Аяки передает Кею записку. «Наш друг детства Фуруя Ёми собирает свою группу, они будут играть вечером. Присоединишься к нам? Если у тебя, конечно, нет дел! И если хочешь!» Тсукишима улыбается. Он пишет, что не против, и оставляет свой ник в Line. На самом деле, он не знает, почему именно согласился: из-за того, что Аяки милашка, или из-за того, что это жуть как взбесит Юмеко. Скорее всего, обе причины имеют место быть. Как и то, что с этими двумя ему комфортно. Даже с Юмеко. В конце концов, должен же в этом мире быть человек, который сарказмирует ему в ответку. — А ЭТОТ ЧЕ ТУТ ДЕЛАЕТ?! — Юмеко-тян… Не шуми… — Я тоже рад тебя видеть, Юмеко-тян~ — Мерзость… Те-тян, не зови его больше, — девушка надувает губы и разворачивается. — Взять тебе сладкую вату? — Если несложно. — Для тебя всё, что угодно. Аяки немного краснеет и смотрит на Кея. — Надеюсь, ты не обижаешься на ее слова… — Да нет, меня это забавляет. К тому же, я бы не пришел, если бы мне было неприятно. — Юмеко на самом деле очень милая, — Тена поправляет очки. — Мне кажется, вы с ней подружитесь. — Кто знает. — Я тут, Те-тян, вот твоя вата, — она протягивает угощение девушке. — Эй, Вредношима, тебе тоже взяла! — Спасибо, Юмерзко-тян. — Вот засранец! — Тише… Они идут по набережной, слушая эмоциональные возмущения Юмеко о переизбытке фансервиса в аниме, о том, что в сёдзё зачастую романтизируют нарушение личных границ, а вся медиа сфера формирует у девушек синдром спасателя. Положа руку на сердце, Кей никогда бы не думал, что Юмеко рассуждает на такие темы. — Стой, то есть ты феминистка? — Разумеется! Я вообще не понимаю, как можно не быть ею! — Ну, не знаю, одно дело просто желать каких-то прав, но феминизм… Не знаю, складывается не очень приятное впечатление. — По чему? По глупым мемам в соцсетях и россказнях о страшных, небритых мужененавистницах? Кей тактично промолчал, не желая соглашаться. — Почему мужчины так любят внимание! Феминизм ни разу не про них! — То есть ты считаешь, что у мужчин нет проблем? — Нет же! Во-первых, феминизм не должен решать мужские проблемы, у женщин хватает и своих. Во-вторых, у мужчин есть маскулизм, и если их так напрягают проблемы, то пусть решают, у них есть движение. В-третьих, в проблемах мужчин все также виноваты мужчины, только с большими привилегиями. — Впервые слышу про маскулизм, я скажу тебе свое мнение об этом, когда прочту что-нибудь. Хотя мысль о том, что в проблемах мужчин виноваты другие мужчины… До ужаса простая и лежащая на поверхности. — Просто прежде чем фыркать, нужно немного углубиться. Феминистки не против мужчин, они против патриархата. Хоть иногда это и значит одно и тоже, в конце концов, среди феминисток достаточно гетеро. — Хм, но ведь откуда-то стереотипы берутся, нет дыма без огня. — Чаще всего стереотипы возникают из-за ошибочных представлений и подмены понятий. А некоторым вещам просто придают негативный окрас. — Как шарфики. — Чего? — Ну, шарфики. Когда видишь парня со стильным шарфом, почему-то первая мысль не самая лучшая. — Э, понятия не имею, о чем ты, но наверно. — Не выставляй меня идиотом! — Заметь, ты сам это сказал! — Ребят, мы пришли. — Юми! Тена! На них бежит высокий шкаф парень, который загребает девчонок в охапку и крепко обнимает. Тсукишима молча наблюдает за это картиной, как Юмеко тянет парня за ухо, а Аяки открыто смеётся. — Ну и кого вы с собой привели? — Это наш одноклассник! — Тсукишима Кей, — он протягивает руку. — Фуруя Ёми, рад познакомиться! — парень улыбается и пожимает руку. «Нишиноя в теле Асахи… Жуть…» — мысленно отмечает Кей, наблюдая за парнем. — Падайте, сейчас сыграем. Сейчас Тсукишима вспоминал все сериалы про подростков, которые он смотрел. Их, конечно, было немного, но атмосферу он уже прочувствовал, и сейчас ему казалось, что он где-то на экране. У кого-то алкоголь, кто-то целуется, где-то знакомятся, где-то уединяются. Так непривычно и в тоже время почему-то легко. И приятные звуки гитары… Голос… Голос. Кей поднимает голову и его снова выбивает из себя. — А из солист симпотный. М, что скажешь? — Юмеко пихает его локтем в бок. — Да. Ага. Стоп, что ты спрашивала? — Он не настолько симпатичный, чтобы терять голову, Вредношима. — Заткнись. Юмеко смеётся и, чуть приобняв Аяки за плечи, покачивается в такт песни. Кажется, Тена даже подпевает. Совсем тихонечко. My heart's a stereo It beats for you, so listen close, Hear my thoughts in every note, oh oh. Make me your radio, Turn me up when you feel low, This melody was meant for you, Just sing along to my stereo Скейтер замечает среди слушающих Тсукишиму и подмигивает ему. Кей поправляет очки, прикрыв ладонью смущение. — Кья! Он тебе подмигнул! Те-тян, ты видела?! — М? Нет, тебе показалось. — Мне не показалось! Вот же ж! Вы знакомы? — Нет. Слушай. Девушка цокает. А народ тем временем уже вовсю зажигает и подпевает знакомым песням. Ребята играли неплохо, вокал тоже был хорош. Кей думает, что если они будут петь свои песни, то быстро наберут популярность. — Ёми-кун, ты крут! Научишь меня играть на барабанах? — Юмеко, ты уже пробовала и испортила инструмент. — Ну блин! Я уже выросла! Разве я теперь не вызываю доверия? — Нет. — Грубо… — Зато справедливо. — Молчи, Вредношима! А, кстати, что за парень у вас на вокале? Я его раньше не видела. — Это Ямагучи, они с Мори-куном вместе катаются. Эй, Ямс, иди сюда! — Прошу прощения, дамы, — парень улыбается и отходит от толпы девушек с явным облегчением на лице. — Ёми-кун, ты мой спаситель! О, приветик! — Это Шинори Юмеко и Аяки Тена — мои подруги детства. А это Тсукишима Кей, их одноклассник. — Приятно познакомиться! Ямагучи Тадаши, для вас просто Ямс. — Ты круто поешь! — Юмеко с энтузиазмом налетает на парня. — Где-то занимался? — Ага, в душе. Нет, я нигде не учился, просто всегда любил петь. Вот сейчас гитару осваиваю. Мори-кун говорит, что я делаю успехи. — Пиздит! — раздается громкий голос басиста. — Он безнадёжен! — Эй! Мог и подыграть! У парней завязывается шуточная перепалка. Ёми приглашает подруг и Кея присоедениться к их походу в кафе. Аяки отказывается, говоря, что ее уже ждут дома, и просит повеселиться за неё. — Бросаешь меня с Юмерзко-тян? — Заткнись, Вредношима! — Боже… Ёми-кун, проследи, чтобы они не убили друг друга, пожалуйста. — Конечно, Тена, не переживай. Тсукишима ловит на себе взгляд Ямагучи. Тот улыбается и подмигивает, а после возвращается к диалогу с гитаристом. Да уж, необычный складывается вечер. Через пару минут Юмеко извиняется и кланяется. — Я к Те-тян! Можете утопить Вредношиму в речке. Пока! Кей театрально закатывает глаза. Ямагучи смеётся. Собранная компания медленно распадается, и Кей решает, что ему тоже пора домой. — Тухляк! — жалуется Тадаши. — Тебе в какую сторону? Тсукишима не сразу понимает, что обращаются к нему, и немного растерянно указывает в нужную сторону. Парень загорается и закидывает руку ему на плечо. — Мне тоже! Ну, чао! Завтра не ждите! — До свидания… — Пока-пока. Они идут в тишине: напряжённой для Кея и абсолютно неощутимой для Тадаши. Тсукишима едва заметно вздрагивает при лёгком порыве ветра. Ямагучи улыбается и снимает ветровку. — А ты, судя по всему, домосед. Он накидывает вещь на плечи парня, который разрывался между «с чего ты взял?» и «как ты узнал?» и решил вообще промолчать. Тсукишима смущённо начал стягивать с себя чужую вещь. — Н-не надо. — Замёрзнешь же. Мне не холодно. К тому же, считай, что это извинение за утро. Кей поджимает губы и согласно кивает — в конце концов, он правда подмерз. — Спасибо. Дальше Ямагучи спокойно рассказывает что-то, словно сейчас вниз по улице идут старые друзья, а не только-только узнавшие друг друга люди. Магия. Иначе не объяснить, почему не шибко разговорчивый Кей втягивается в диалог в веснушчатым парнишкой. Расстояние незаметно сокращается, и где-то в разгаре дискуссии Тсукишима понимает, что они у перекрёстка рядом с его домом. — А… — он указывает на свою улицу. — Мой дом там. — О, отлично, а я там живу! — он указывает в другую сторону. — Может тебя проводить?.. — Брось, мне также мало идти, как и тебе! — он улыбается и собирается уйти. — Стой, стой, твоя кофта… — Оставь! — Ну нет, — Кей снимает с себя ветровку и протягивает парню. Ямагучи вздыхает, берет ее и надевает на парня. Не выпуская вещь из рук, он дёргает за нее, тем самым притягивая Кея к себе. — Я ведь сказал — оставь. Считай, что это повод для ещё одной встречи. Тсукишима рад, что уже темно, что его румянец не будет виден и он может позволить себе застыть в растерянности. Ямагучи смеётся и отпускает его. Он поднимает руку, ожидая ответных действий от парня. Кей отмирает и отбивает парню пять, но тот ловит его руку и оставляет краткий поцелуй на кончиках пальцев. — До встречи! И уходит, не дождавшись ни ответа, ни реакции. Тсукишима растерянно кивает и поворачивает на свою улицу. Скрывшись за углом, он резко приседает и закрывает рот руками. Это его лицо так горит или руки замёрзли? В прочем, особого значения это не имеет — его сердце сейчас просто взорвётся. — Вы чё? Девушки переглянулись. Аяки учтиво уткнулась в книгу, предварительно метнув в Юмеко строгий взгляд. — Мы чё? — Да, вы чё? — Мы не чё, а ты чё? — Всё, довольно, мозг заболел от этого диалога, — парень отмахнулся. — Было бы чему болеть. — Неуместно. — Поддерживаю, не в его адрес. — Те-тян, и ты?! — Я за справедливость. Одноклассницы шуточно ссорятся, и Тсукишима прикрывает глаза. Он мысленно возвращается в тот вечер, кончики его пальцев все ещё горят поцелуем, а в школу он вообще пришел в одолженной вещи. А что? Прохладно после дождливых выходных, все подвернулось очень кстати. Юмеко задерживает взгляд на Кее. — Ну что? — На. Тебе. Шмотка. Того. Певунчика. — О Асахи, ты из-за этого меня чуть не испепелила? — Что у вас в тот вечер произошло? — Я просто замёрз, и Ямс одолжил… — Имя его запомнил. Так почему не вернул, когда расходились? — Забыл, — «потому что ко мне походу подкатывали?» — Юмеко. Все. Оставь Тсукишиму в покое, лучше повтори стих. Девушка кивает и отворачивается. Похоже, скоро Кей будет при мольбе упоминать не Асахи-сана, а Аяки. Святая. Не иначе. И все же. На выходных Кей прогуливался по парку, где они с Ямагучи — нет-нет, просто Ямс! — впервые встретились. Глупо? Определенно. Наивно? Однозначно. До чёртиков странно, потому что он Тсукишима, мать его, Кей, который вообще-то одинокий и крайне гордый волк? Стопроцентно. Да и вообще, иногда можно себе позволить, просто так. Уж в самоубеждении Кей был мастер. Никакого гейства. Просто ветровку отдать. Ветровку, пропахшую чем-то яблочным, с маленькими брызгами от краски на правом манжете и явно самодельным внутренним карманом — на удивление пустым. В общем, после тренировки Тсукишима пойдет в скейтпарк. Уж там он точно найдет своего неуловимого скейтера. — Тсукишима. Кей дёргается. Не к добру эта ангельская улыбочка и льющийся голосок. Блокирующий натягивает ответную улыбку. — Да, Сугавара-сан? — Зайчик, — ему на плечо опускается тяжёлая рука. — А чего это мы такие рассеянные? — Простите, перенервничал из-за контрольной. — Вот оно как… Думаю, ты отлично все написал, — Коуши нарочито мягко треплет парня по голове. — Ты ведь хорош в учебе, как и в волейболе. Так ведь, Тсукишима-кун? Потренеруешься с семпаем? «О Асахи, нет, вы в прошлый раз смогли умотать даже Хинату, идите к черту, дорожащий семпай!» — Разумеется. Кей просто молился, чтобы Дайчи увидел, как его демонюга издевается над первогодкой, но капитан, видимо, решил, что это хорошее наказание за халтуру. Ещё и Хината смотрит с таким сочувствием, что аж мерзко. Этот клуб явно хочет выжать из него все соки. Истязаться над первогодкой связующий решает и за пределами площадки, запрягая его помочь с черт знает чем. Когда они заходят в раздевалку, она пустует. «Просто свалить. Быстро одеться и свалить. Да поможет мне… Да никто уже не поможет, хрен с ним». Тсукишима даже удивляется, что смог переодеться без вопросов и в тишине, но радоваться нужно осторожно. Сугавара — резко и близко. Кей вжимается в шкаф, смотрит огромными глазами и не знает: удивляться или пугаться, ведь Сугавара из тех людей, кто будет смотреть сверху вниз независимо от роста. Они чуть ли касаются носами, Коуши хищно что-то выглядывает в глазах кохая. И довольно отстраняется, парень сдается под натиском, и румянец все же выступает на щеках. — Так и знал. Резко и внезапно — уходит, что-то напевая себе под нос. Тсукишима медленно моргает. «Демон!» — испуганно думает парень. «Чертила», — исправляет накатившая гейская паника. Где-то за дверью раздается: — Не задерживайся, Тсукишима-кун~ И парня передёргивает. Ни в какой скейтпарк он, разумеется, сегодня не пойдет. И всю неделю. Словно вся вселенная была против этой встречи. В конце концов, Тсукишима отбросил эту мысль в дальний ящик, а ветровку в комнатный угол — потому что Юмеко уже достала так смотреть. Мысли парня заняла другая задача — избегать Сугавару Коуши в школе и, если хоть что-то в этой жизни на его стороне и ему перепадёт удача — на площадке. — Тсукишима-кун. «О Асахи…» — Да? Сугавара на удивление серьезный, тон — будничный и даже чертята в глазах не скачут. Так что Тсукишима успокаивается и надеется, что не зря. — Сегодня тренировка начнется позже на два часа, передай Хинате и Кагеяме. — А почему бы не написать? — Эти оболтусы никогда не читают сообщения в срок. — Ладно. — Спасибо. Коуши как-то слишком вяло улыбается, и Кею даже становится его жалко, несмотря на ежедневные истязания. Ох уж этот Стокгольмский синдром. Тсукишима жалеет, что согласился, стоит ему только подойти к кабинету параллельного класса. Там что, младшеклассники? Что за галдеж? Ладно. Ладно. Просто глубокий вдох, и прямо в жерло. По партам скачет рыжая макушка. «ОНИ СЕРЬЕЗНО БЕГАЮТ ПО ПАРТАМ НАПЕРЕГОНКИ?» Кей готов скептически поиздеваться над сокомандником, но замечает вторую макушку. — Ямс? — Тсуки- Раздается грохот, и все подбегают к парню. Тадаши садится и потирает голову, отмахиваясь, мол, все путем, видали, как я эпично навернулся? Ему протягивают руку, и на лице парня расцветает улыбка. Тсукишима помогает ему подняться и сесть за стол. — Что ты тут делаешь? — Учусь, ну, точнее создаю видимость, — Ямагучи трёт нос и улыбается. — Почему я не видел тебя раньше? — Я был отстранён, а так… Мы не были знакомы, вот ты и не замечал. «Да как такого можно не заметить?» — Эй, Тсукишима, а тебе чего вообще тут понадобилось? — Хината влезает в разговор. — Сугавара передавал, что тренировка переносится на два часа. — Блин, надо сказать Кагеяме! Ураган-Шоё уносится, оставляя парней наедине. — Так ты спортсмен? — Ямагучи улыбается. — А по тебе и не скажешь, такой миленький. — Это комплимент или оскорбление? И вообще, почему спортсмены не могут быть милыми? — Разве во время игры не нужно наводить жути на противника? — Разве что во время игры. Ладно, мне пора. — Угу, — Тадаши улыбается. — До встречи, Тсукки. — Тсукки? — Ты против? — Нет. Я пойду. — Ещё увидимся! Тсукишима решает перед тренировкой забежать домой, чтобы поесть и сделать что-нибудь из уроков. У порога он сталкивается с каким-то парнем. — Прошу прощения. — Извини! О, ты младший брат Тсукишимы? — А, да. Вы его одногруппник? — Да, мы договаривались позаниматься, но его видимо нет дома. — У меня есть одна мысль, проходите. — Спасибо. Я Матомэ Шинто. — Тсукишима Кей. Рад познакомиться. — Я тоже, — парень улыбается. — Акитеру-кун про тебя много рассказывал. — Боюсь представить, что именно. Садитесь, я проверю брата. Кей поднимается к комнате Акитеру и предупредительно стучит. Ему отвечает тишина, так что он бесцеремонно заходит в комнату. Старший брат лежит в одежде на кровати и спит с телефоном на лице. Младший вздыхает, подходит к кровати и громко кричит прямо в ухо: — ВСТАВАЙ, ПРИДУРОШНЫЙ, К ТЕБЕ ПРИШЛИ! Акитеру шугается и чуть ли не ударяет Кея, но тот вовремя отскакивает. Братья сцепляются взглядом, и старший подскакивает, занимая воинственную позу. — Кей, засранец, сейчас получишь! — К тебе Матомэ-сан пришел, идиот! Если договариваешься с кем-то, не засыпай! — Ой, Шинто-кун… Черт, забыл! — студент бьёт себя по лицу. — Спасибо. Кей закатывает глаза и уходит. Его брат нереальный идиот. — Я ушел. — Пока-пока! Тсукишима надевает наушники и неспеша направляется к школе. Играет приятная мелодия, парень улыбается. Сейчас его снова будет изводить связующий, и он захочет умереть, но пока он наслаждается любимыми песнями. Рядом шевеление, Кей оборачивается и замечает сокомандника, снимая наушники. — Привет. — Ага, привет. А где твой попрыгунчик? — Не виделись после уроков, — Кагеяма пожимает плечами. Они идут рядом непривычно тихо, но молчаливая прогулка обрывается смехом у ворот. — Шоё-кун! Ты садист! Все, слезай с меня! — Ахаха, нет, ты должен отнести меня до зала! — Черт, где в тебе все килограммы помещаются?! Тсукишима невольно улыбается, наблюдая, как Ямагучи несёт Хинату на спине и возмущается, запинаясь смехом. — Это ещё кто… — неразборчиво бурчит Кагеяма и сверлит взглядом Ямагучи. — О, Кагеяма, Тсукишима! — Хината машет рукой. — Держись, идиот! Уроню же! Блин, Шоё! — Прости! — По имени зовёт… — Король ревнует? — Тсукишима усмехается. — Заткнись. Шоё спрыгивает с одноклассника и с вызовом смотрит на связующего. У них явно один мозг на двоих, учитывая, насколько синхронно они сорвались наперегонки к раздевалке. Тадаши тихо смеётся и смотрит на Кея. Парень чуть отводит взгляд и не сдерживает улыбку. — Тсукки, — Ямагучи касается его руки. — Мне можно посмотреть на вашу тренировку? Тсукишима прячет смущение в кашле и трёт шею. — Ну… Если сэмпаи не против… — Не против чего? Кей дергается и оборачивается. Третьегодки подходят к ним и улыбаются. — Добрый вечер! — Ямагучи улыбается и машет рукой. — Вы капитан? — он безошибочно обращается к Дайчи. — Я Ямагучи Тадаши! Можно посмотреть на вашу тренировку? — А может поучаствуешь? — Коуши коварно улыбается. — Сильно напрягать не будем, обещаю! Дайчи, можно ведь? — Ну конечно, — Савамура улыбается. — Если хочешь, присоединяйся. — Спасибо! — Ямс! Ты тоже будешь играть? Круто! — Хината напрыгивает на друга. — Полегче, Шоё! — Тадаши смеётся под холодным взглядом связующего. — Хината, оставь его, — Тсукишима закатывает глаза. — Что ж вы все такие вредные! О, Ноя-сан! — Боже… А на площадке он ещё активнее, чем в жизни. — Ты… Умеешь играть или что-то вроде того? — Я играл два года в средней школе, пока не забросил. К тому же, мой бывший был волейболистом. — Б-бывший? Ямагучи задерживает на парне взгляд и смеётся. — Ну да. — Ямагучи, так ведь? — к ним подходит Сугавара. — Тебе помочь с основами? — Не, я играл в средней школе! — О, правда? На какой позиции? — Центральный блокирующий. — Отлично, значит будешь на одной позиции с Тсукишимой! — Ага! — он улыбается и бросает взгляд на парня. Сугавара замечает переглядки и коварно улыбается. Он точно человек? Кей уже сомневается! А ребята тем временем решают сыграть матч, что означает однозначное веселье. — Сугавара-сан обещал нас не гонять! — Он обещал не гонять меня, а не вас, — Ямагучи улыбается. — Хотя меня он все равно умотал. — Ямс, ты не говорил, что раньше играл. Ты какой-то идеальный! Серьезно, что ты не умеешь? — Шоё, не смущай меня. Я многое не умею. — Аккуратно ездить, например. — Тсукки! Я уже извинялся! — А вы двое откуда знакомы? — Кагеяма наконец подаёт голос. — Да так… Случайно в парке встретились и- — Я сбил его на скейте! — Блин, Ямс… Кагеяма сдавленно хрюкает и отворачивается, а вот Хината не задерживается и громко смеётся. — Черт, почему я этого не видел?! — Потому что будь там ты, сбили бы именно тебя. — Тсукишима! — Да, боюсь, тебя бы я точно не заметил. — И ты туда же! Не общайся с Тсукишимой, превратишься в такую же вредину! — Я итак вредина, Шоё, — Ямагучи улыбается и треплет одноклассника по голове. — Нам в другую сторону, — Кагеяма резко дёргает Хинату и тащит за собой. — Эй! Ты чего так резко?! Да постой же ты! Пока, ребят! Блин, Кагеяма! Хватит! — Они всегда такие? — Тадаши удивлённо смотрит на Кея. — Придурки? Да, постоянно. — Тсукки! — парень смеётся. — Сегодня было хорошо играть. — Может вступишь к нам? — Нет-нет, я завязал. Сегодня я играл ради тебя, Тсукки. Больше не буду, но было круто. — Как скажешь. Они идут молча, Кей протягивает один наушник, и Ямагучи с улыбкой подходит ближе, чтобы послушать музыку вместе с парнем. — Тебя раздражает, когда кто-то напевает песню? — Нет. Можешь напевать, я не против. — Спасибо. You're beautiful. You're beautiful. You're beautiful, it's true. I saw your face in a crowded place, And I don't know what to do, 'Cause I'll never be with you. Тсукишима осторожно касается чужой руки, и пальцы податливо сплетаются с его. Он боится сжать руку чуть сильнее, чтобы не спугнуть, и лишь медленно водит большим пальцем по ладони парня. Ямагучи тихо напевает, с лёгкой улыбкой на лице, раз за разом бросая взгляд на Кея. Они доходят до перекрестка, и Тадаши притягивает к себе руку парня, вновь оставдяя мягкий поцелуй на пальцах. Кей не даёт ему отпустить руку и дёргает на себя. Руки медленно сцепляются за чужой спиной, он тычет носом куда-то в висок и замирает в ожидании. Ямагучи немного теряется, а после отвечает на объятия и утыкается в шею парня. Они бы простояли так вечность, но мимо с шумом проезжает машина. Ямагучи отстраняется и улыбается. — До встречи. — До встречи. Тело сопротивляется. Тсукишима не может и двинуться, а где-то там от него требуют продолжить тренировку. — Все, Суга, оставь его. «Я в раю? Ангел явился забрать мою душу на вечный покой?» — Тсукишима-кун, ты жив? — Нет. Парень открывает глаза и сначала правда пугается. Нет, Кей, всё хорошо, это не Иисус, просто Асахи. Третьегодка протягивает руку и помогает кохаю подняться. — Спасибо… — Ну и понравился же ты Сугаваре, что он тебя так загонял, — он протягивает бутылку воды и садится рядом. — Раньше он только меня гонял, да Ною с Танакой, когда буянят сильно. — А с виду такой милый… — Да, вот уж точно у кого внешность обманчива. — У вас тоже. — А? — Вы кажитесь таким большим и грубым, но это совсем не так. — Да, порой бывает, что меня пугаются… Ты ведь тоже не такой, каким хочешь казаться. — Возможно. — Асахи! Чего расселся?! Ты же ас! Иди и тренируйся! — Н-ноя, да мы тут… — Подъем! Пошли! — Нишиноя подхватывает руку парня и тащит на площадку. Асахи, чтобы либеро не напрягался и вдруг не упал, послушно встаёт и позволяет себя увести. То, как этот резвый малый крутит асом, как душа захочет, всегда удивляло Кея. — Кагеяма, что за ужасный пас?! — Заткнись! Пробивать надо нормально! У всех мелких есть эта суперсила доминирования? Не исключено. Так или иначе, Тсукишима поднимается. Скоро турнир. Ему нужно приложить усилия. — Тсукки! Ямагучи стоит у школьных ворот и машет рукой. Тсукишима кивает сокомандникам и ускоряется, подбегая к парню. — Что ты тут делаешь? — Тебя ждал. Не стоило? — Не… Ты… Блин, зачем? — Хотел пойти домой вместе. Если тебе что-то не нравится в моих действиях, то говори, я боюсь наседать. — Нет, я просто растерялся. Не нужно меня ждать, мы долго тренируемся. — Это ведь Ямагучи! — за спиной появляется Сугавара, и Кей вздрагивает. — Привет! — Добрый вечер! — Ты что, прождал Тсукишиму тут? Вот даёшь! Можешь спокойно заходить в зал, нечего стоять на улице. — Это как-то… Не очень. — Как вице-капитан я разрешаю, — он улыбается самой ангельской улыбкой. — А я как капитан говорю тебе оставить их в покое, — Дайчи утягивает парня. — Сами разберутся, не лезь. — Ну Дайчи! — Пошли, — Кей берет парня за руку и уводит его, пока не набежала вся команда. Они идут молча, теперь уже Ямагучи как-то неловко. — Прости, Тсукки. — А? Не нужно, все нормально. — Я тебя не напрягаю? — Нет, все хорошо. — Обещай, — Тадаши останавливается. — Обещай, что сразу же оттолкнешь меня, если я сделаю что-то не то. — Нет. — Что? Почему? — Кто вообще будет отталкивать человека из-за ошибки? Все можно решить, чаще всего достаточно простого разговора. Не накручивай себя, я никогда не делаю ничего, что причиняет мне дискомфорт. И уж тем более не общаюсь с теми, кто мне неприятен. И ты… Мне с тобой хорошо, так что не надумывай. — Тсукки… Прости. Спасибо. — Пошли дальше, — он крепче сжимает руку Тадаши и тянет его за собой. Теперь тишина вовсе не напрягает, но Ямагучи все равно спрашивает Кея про волейбол и предстоящий турнир. Тсукишима с энтузиазмом рассказывает, что они уже знают, против кого будут играть. — Можно будет прийти? Хочу посмотреть, как вы их победите! — Конечно. И… Правда, не жди меня на улице, заходи в зал. Раз уж Сугавара разрешил, никто не будет возражать. Заодно поможешь нашему менеджеру. — Спасибо! Как-то они слишком быстро доходят до перекрестка. Видимо, оба воодушевлены. Ямагучи улыбается и притягивает к себе руку парня. Смотрит прямо в глаза, целует кончики пальцев и ждёт. Тсукишима сразу притягивает его к себе, обнимая на прощание и скрывая свои покрасневшие щеки. Не впервые, но все ещё смущает. — До завтра, Тсукки! — До завтра, Ямагучи. — А? — А? Они пару минут глупо смотрят друг на друга, а потом Ямагучи улыбается. — Тсукки! Доброе утро! — Доброе утро… Они как-то не подумали, что и в школу им по пути, так что их встреча с утра на перекрестке ни капли не должна удивлять. — Ну вот, теперь от меня не отвяжешься, — Ямагучи смеётся. — И на пути в школу буду доставать. — Я не против. Тадаши улыбается. Они идут рядом, но не касаются друг друга. Все же, их прогулки до дома поздними вечерами гораздо ближе, совсем другие. Тсукишима соврет, если скажет, что не хотел бы и с утра ходить вместе. Может, совсем не так, как вечером, но в этих прогулках тоже есть что-то своё. Главное не встретить… — Вредношима?! Да. Её. — Юмеко-тян, не шуми. — Привет! — Ямагучи улыбается и машет им рукой. — Привет! Вы чего это вместе? — Юмеко с хитрым прищуром улыбается. — Мы рядом живём, вот и встретились по дороге. Вы тоже? — Те-тян сегодня у меня была, так что мы вместе. Ты, получается, в нашей школе? — Ага! Эти двое быстро находят общий язык, так что Тсукишима молча отходит к Аяки. Девушка улыбается. — Прости, Юмеко-тян немного… — Ничего, все в порядке. Готова к контрольной? — Ох, надеюсь. Мы вчера занимались, но я все равно переживаю. — Ты разобралась с пятой задачей? — Вот! С ней долго мучилась, но вроде нашла решение. Школьные разговоры уносят четверку в повседневную жизнь. Когда они заходят в здание, Хината уводит Ямагучи, приговаривая что-то про какую-то проверку, а Юмеко переключается на Тсукишиму. А дальше — школьная рутина, которая вроде и не изменилась вовсе. Ямагучи так органично вписался в мир Тсукишимы, словно был недостающим кусочком пазла, без которого картинка лишалась самого главного — легкого волнения и стука сердца где-то в ушах, потеющих ладоней и горящих от поцелуев кончиков пальцев. Ямагучи зачастил в зале. Он не играл, но много времени проводил с менеджером — парень довольно быстро нашел общий язык с Киёко, на что с завистью смотрели второгодки. Сам Тадаши получал удовольствие, когда помогал девушке, совмещал приятное с полезным и проводил время с командой. — Ямагучи-кун, я хотела кое-что спросить. — М? Что-то случилось? — Я уйду вместе с другими третьегодками этой весной, не хотелось бы отставлять ребят… Не хотел бы ты быть менеджером после меня? У тебя есть знания о волейболе, также ты ладишь с ребятами и кажешься очень ответственным. — Слышала бы вас моя мать, точно бы засмеялась, — Тадаши неловко улыбается. — Подумай об этом, хорошо? — Хорошо. Ямагучи переводит взгляд на площадку. Тсукишима на тренировках был совсем другим: внимательный, цепкий, крепкий, вовлеченный; наблюдать за ним — одно удовольствие. Тадаши, как бывший игрок, точно знал, что у Кея огромный потенциал, но даже сейчас он на высоте. Как только парень влюбится в волейбол всем сердцем — его будет не остановить. Вскоре наступили межшкольные отборочные. Ямагучи очень хотел на них попасть, ему до жути хотелось увидеть Тсукишиму в официальном матче. Вот только… — Ты что, придурок?! — Тсукишима! Кей с укором смотрит на Тадаши. — Иди домой, Ямагучи. Ты не едешь с нами. — Тсукки, я… — Ты больной, так что немедленно отправляйся в постель и лечись. Черт, как ты вообще додумался прийти?! — Я хотел посмотреть на твою игру, — Ямагучи виновато опускает голову, пряча усталое лицо и слабость от цепкого взгляда. Тсукишима вздыхает и дёргает парня за плечо, уводя подальше от команды. — Только не задерживайся, — Сугавара кричит вслед и переключает внимание команды. Кей дёргает парня на себя и крепко обнимает его. Ямагучи прижимается, немного вяло отвечая на объятия. Тсукишима мягко касается губами чужого лба. — Ещё и с температурой… Совсем дурной… Ямагучи, пожалуйста, не заставляй волноваться перед первым матчем. Я попрошу Юмеко и Аяки проводить тебя до дома. — Прости, Тсукки… — Ладно уж. Главное — твое здоровье. — Обязательно… Обязательно победите сегодня. — Будто есть выбор, — Тсукишима улыбается. — Ладно, сейчас. Он звонит однокласснице с просьбой, и девушки не отказывают, так что спустя пару минут приходят забрать горе-болельщика. — Не боись, доставим и отчитаемся. — Спасибо. Мне пора. — Удачи, Тсукишима-кун, — Тена улыбается. — Заблокируй их там всех, Вредношима! — Разумеется. Ямагучи ловко берет руку парня и оставляет мягкий поцелуй на пальцах. — Удачи, Тсукки. Где-то сбоку от неожиданности перехватило дыхание у Юмеко. Кей лишь улыбнулся и кивнул, а после удалился к автобусу. — Пошли, Ямагучи. — Угу. Перед первым матчем Кей проверяет телефон и видит сообщение от Аяки: «У него дома никого не было, мы пока остались с ним, Юмеко дала ему нужные лекарства» «Удачной игры, мы за вас болеем» Он успокаивается, пишет благодарность и убирает телефон. Официальная разминка переключает внимание на игру. Это его первый матч, он должен сосредоточиться.

«Мы победили в первом матче» «Как там Ямагучи?»

«Поздравляем! Ямагучи уснул, температура вроде спадает» «Сейчас пришла его мама, мы ушли» — Тсукишима, — рядом появляется Сугавара. — Как там Ямагучи? — Уже лучше. Вот ведь дурак, — тихим шипением вырываются переживания. — Не злись на него, — Коуши хлопает парня по плечу. — Он хотел тебя поддержать. Ты ведь ему нравишься. Тсукишима отмахивается от семпая, отгоняя его слова вместе с ним. Конечно, Кей это понимал, да и ему парень явно был не безразличен. Просто отношения никогда не входили в планы парня, тему любви он всегда обходил стороной. Ямагучи не оставил ему путей к отступлению, свалившись на него в парке. Возможно, Кей сделает то, чего никогда бы от себя не ожидал, но об этом позже. Сейчас — официальная разминка перед матчем с Датеко. — Эй, Тсукишима, — Хината оборачивается и выглядывает из-за сидения. — Чего тебе? Шоё протягивает телефон. Кей удивлённо смотрит на парня, потом на экран телефона. — Я подумал, вдруг у тебя нет его номера. Он будет рад узнать все от тебя. — Спасибо, — Тсукишима кивает и сохраняет у себя номер парня. — Да не за что, — Хината улыбается и возвращается на свое место. Тсукишима смотрит на номер и долго не решается написать, думая, с чего же ему начать. — Эй, Тсукишима, просыпайся, мы приехали. Кей вздрагивает и рассеянно смотрит на Сугавару. Старший улыбается и треплет парня по волосам. — Пошли уже. Тсукишима бросает взгляд на экран. Он так ничего и не написал. По пути домой он раздумывал, с чего все же начать. Кей останавливается на перекрестке и смотрит в сторону, где находится дом Ямагучи. Заходить к парню уже поздно, так что он просто идёт на улицу, набирая номер парня. — Да? — Привет. — Тсукки! — Ты, наверное, уже знаешь. — Нет, я специально не смотрел беседы. Хотел узнать от себя. Ну как? — Мы победили. Завтра играем против Сейджо. — Вы молодцы. Ты уже дома? — Я на твоей улице. — Чего? Тсукки! Иди домой… — Не волнуйся, все нормально. Какой твой дом? — Подними голову. Тсукишима поднимает голову и улыбается. Ямагучи стоит у окна и с улыбкой машет рукой. — Выглядишь лучше, чем утром. — Да, мне уже лучше. Передашь спасибо девочкам, ладно? — Конечно, — Кей садится на бордюр и смотрит на парня через окно. — Не сиди на бордюре, задницу отморозишь. — Переживаешь за нее? — Разумеется. Думаешь, я просто так на твои тренировки хочу? Все ради нее. — Вот негодяй. Ямагучи тихо смеётся. — Переживаешь на счёт завтра? — Больше сомневаюсь, чем переживаю. Все же, они сильные противники, а мы не такие опытные. — Лучше дрожать от страха, чем сомневаться в своей команде, Тсукки. Давай так, — он прикладывает руку к окну. — Если вы завтра победите, сходим с тобой на свидание, как я поправлюсь. Договорились? Тсукишима улыбается и прикрывает ладонью рот. — Надо же, как засмущался. — Заткнись, Ямагучи. Тадаши смеётся и внимательно наблюдает за смущённым парнем. — Договорились… — Беги домой и выспись, — Ямагучи улыбается. — Если конечно хочешь победить. — Хочу. — Спокойной ночи, Тсукки. — Спокойной ночи, Ямагучи. Ямагучи медленно садится на кровати и потягивается, а после берет телефон и с улыбкой читает сообщение от Кея: «Не забудь выпить лекарства»

«Удачной игры, Тсукки»

Тсукишима сидит на земле, раз за разом пробегая взглядом по сообщению. Прошлый вечер всплывает в голове, он вспоминает слова Ямагучи и лишь кусает губы. — Тсукишима, ты чего не ушел? Парень поднимает голову и видит Сугавару, который обеспокоенно садится напротив него на корточки. — Ты в порядке? Кей поджимает губы, а после тихо шепчет: — Любовь… Стоит ли она того, чтобы тратить на неё время? Заслуживает ли она всех слов, которыми все её хвалят? Есть ли в ней смысл, если всё заканчивается разбитым сердцем? — Есть ли смысл в волейболе? Все равно мяч рано или поздно упадёт, так зачем мы носимся по площадке как умалишённые? Тсукишима поднимает голову и смотрит на семпая. Сугавара мягко улыбается и опускает руку ему на макушку. — Тсукишима, мы вообще не знаем, есть ли в нашей жизни смысл. В мире столько вопросов, на которые мы никогда не ответим, а ты решил загоняться из-за любви. Если тебе хорошо, то какая разница, есть ли в этом смысл? В конце концов, пока твои действия никому не приносят вреда, не отказывайся от них. Да и вообще… Ты уже по уши влюбился, поздно об этом думать. Коуши встаёт и протягивает парню руку. — Пошли, уже поздно. Пора возвращаться домой. — Спасибо, — Тсукишима принимает помощь и встаёт. — Обращайся, семпай рад тебе помочь. Тсукишима стоит напротив окон парня и поджимает губы. Надо бы позвонить или уже идти домой, но он все ещё стоит и пытается что-то решить. Телефон вибрирует. — Тсукки, я не думал, что ты такой маньяк. Я вообще-то испугался. — Прости. У окна появляется парень и улыбается. — Ты чего такой кислый? — Мы проиграли. — Тсукки… Ничего, вы все равно молодцы, хорошо по- — Дело не в этом. Ямагучи внимательно смотрит на парня и улыбается. — Не волнуйся, я не против сходить на свидание и без твоей победы. — Ты мне нравишься, Ямагучи. Тадаши замирает и молчит, а потом и вовсе сбрасывает, уходя от окна. Тсукишима удивленно смотрит на опустевшее окно. Неужели он всё не так понял? Да нет, бред. Ямагучи просто засмущался, ничего удивительного. Дверь открывается, Тадаши выбегает из дома в домашней одежде, в спешке натягивая маску. — Ямагучи. Он налетает на Кея, крепко сжимая того в объятиях. Тсукишима улыбается и прижимает парня к себе. — Ты тоже мне нравишься, Тсукки. Расстраиваться после проигрыша слишком долго не пришлось: команда всерьез настроилась показать отличные результаты на весеннем турнире, так что регулярные товарищеские матчи и выбитый тренировочный лагерь не оставляли времени на сожаления. Тсукишима вздыхает и продолжает пробежку. Он снова начал бегать по утрам через парк перед утренними тренировками, не желая проигрывать. Все же, тренировочный лагерь и нападки токийских капитанов оставили свой отпечаток. — Осторожно! Тсукишима падает на землю, придавленный весом чужого тела. — Кто тебе права выдавал? — Для скейта не нужны права. — Жаль, надо бы запретить таким, как ты кататься в людных местах. — Я просто так охочусь на симпатичных блондинов. — И многих поймал? — Ты первый, и я считаю, что это джекпот. — Идиот. Ямагучи смеётся и помогает Кею подняться. Тсукишима притягивает парня за подбородок и оставляет на губах мягкий поцелуй, не давая времени ответить. — Штраф за неаккуратное вождение. — Тсукки! — Но если обгонишь меня по пути к спортзалу, то… — Ловлю на слове! И Ямагучи срывается с места. — Эй! Третьегодки лениво плетутся к залу, когда мимо них проносится ураган — Кагеяма с Хинатой. Каждый день одно и тоже, так что ребята уже не реагировали. А потом проносится второй, и в этот раз парни уже удивлённо спешат следом. — Я победил, Тсукки! — Вот… Ведь… Резвый… Тсукишима садится на лестнице и переводит дыхание. Ямагучи улыбается и наклоняется к парню. Хватает пальцами за подбородок, притягивает к себе. — Что ты там говорил? Штраф? Ну-ну, — Тадаши улыбается и целует парня. — ЧЕГООООО?! — Хината удивлённо пялится на первогодок. — ЯМА- ТСУККИ- — Яматсукки? А что, звучит, — Сугавара смеётся. — Отставить! Никаких поцелуев на площадке! — Дайчи, они ещё не на площадке, не завидуй. Ямагучи смеётся и отстраняется от Кея. — Прошу прощения, капитан. — Все бегом на тренировку! Ямагучи, штрафная пробежка! — Дайчи-сан! — Без возражений! — Ну, что скажешь теперь? Любовь стоит того, чтобы тратить на неё время? Тсукишима переводит взгляд на Сугавару и усмехается. — Стоит.
Примечания:
*Каминари Денки - персонаж аниме и манги "Моя геройская академия". Причуда - статическое электричество. Если Денки сделает слишком сильный заряд электричества, его мозг тоже замыкает и примерно на час он становится хихикающим идиотом.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты