Кровью на траве

Джен
R
В процессе
7
Размер:
планируется Миди, написано 3 страницы, 1 часть
Описание:
Рапунцель живёт в заколдованной башне посреди древнего леса уже 20 лет. Все эти годы она учится основам колдовского искусства у Готель, однако их мирной жизни настаёт конец, когда в чаще она натыкается на труп королевского гвардейца. Теперь матушка готова на всё, чтобы защитить их обеих от обвинений в колдовстве, по лесу рыщет капитан королевской гвардии, а странный мальчишка с цветной прядкой просит у неё защиты и помощи. Кому из троих Рапунцель может доверять? Это ей и предстоит выяснить.
Посвящение:
Всем поддерживающим меня постоянным читателям))
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
7 Нравится 11 Отзывы 1 В сборник Скачать

Пролог

Настройки текста
Древний лес шумел под резкими порывами северного ветра, срывавшего юную листву с ветвей и печально завывающего среди вековых дубов, точно стайка колдовских огоньков – неприкаянных духов, что бродят в ночи, тщетно стараясь найти путь на ту сторону. Тьма окутывала мир, мягкой лисьей лапой прокрадываясь под сплетённые ветви, грозовыми облаками затмевая юный тонкий месяц в ночном небе, скрывая узкие лесные тропы от глаз. Впрочем, это никому не мешало – ни один путник не посмел бы войти в колдовскую чащу ни днём, ни тем более в полночь, которая, как известно, является временем ведьм. И хоть любой из жителей окрестных деревень мог похвалиться в таверне за кружкой мёда, что старые поверья его совсем не страшат, само слово ведьма, брошенное неосторожным юнцом, могло заставить замолчать всех кругом. Потому что жители Старой Короны знали, прекрасно знали, что ведьмы существуют, хоть никогда не признавали этого вслух. Сплетни о них передавались за закрытыми дверями, тёмной зимней ночью у очага, когда за окном бушует вьюга и ни один злобный дух не может подслушать тихого разговора за столом. Говорили, что глубоко в чаще стоит высокая колдовская башня, сравнявшаяся куполом с кроной дерев, потерявшаяся среди густой листвы, незаметная для человеческого взгляда. И в той башне, разумеется, живёт самая настоящая ведьма. В прошлом году староста видел её на лесной поляне, когда осмелился достигнуть края леса в погоне за подстреленным оленем. Тогда он застыл, увидев впереди неясную фигуру в тёмном плаще, из-под капюшона которого выбивались золотые локоны волос. Ведьма стояла на опушке, успокаивающе гладя приникнувшего к ней подранка, а тот стоял смирно, будто внимая её словам, и даже не пытался избежать прикосновений человеческих рук. В тот день староста вернулся домой без добычи – ведьма так зло зыркнула на него, что лук опустился сам собой, а ноги понесли прочь от проклятой чащи. И никто в деревне не посмел упрекнуть его в трусости. Бывали, однако, случаи и другого толка. Когда шестилетняя Гертруда, дочь деревенской знахарки, убежала от старшего брата, что её дразнил, и направилась прямиком в лес, именно ведьма вывела её к селянам. Никому не забыть ту сырую, промозглую, осеннюю ночь, в которую они позабыв про поверья, рыскали по лесным тропам, но не смогли отыскать ни следа девчушки, пока сама ведьма в привычном тёмном плаще не вышла к ним, держа её на руках. Передав ребёнка плачущей знахарке, она безмолвно скрылась в чаще, оставив деревенских перешёптываться о её нежданной доброте – и толстой золотой косе, что спускалась почти до земли. Она же приводила в деревню заблудших домашних зверей, если тем случалось забредать в лес, и ни одна корова или овца в Старой Короне ещё не была задрана волком, с тех пор как ведьма поселилась в чаще. Поэтому жители Старой Короны боялись ведьму, почитали ведьму, принимали ведьму и не говорили о ведьме при свете дня, когда вокруг слишком много чужих ушей. Рапунцель такой расклад совершенно устраивал, равно как устраивало её и то, что жители Старой Короны и не подозревали, что ведьм в башне двое. Узнай королевская семья о том, что в отдалённом уголке государства кто-то занимается колдовством, тут же сожгли бы их с матушкой на костре. Именно поэтому они живут в глуши, вдали от больших городов и королевской стражи, которой, как известно, только дай волю, и они всех красивых дев на пепел изведут. Так говорила матушка Готель, и у Рапунцель не было причин ей не верить. Ведь матушка Готель порой бывала нетерпелива, вспыльчива, замкнута, но никогда неправа. Поэтому Рапунцель предпочитала держаться в тени, позволяя деревенским болтать чушь и придумывать про себя сплетни, которые ничуть её не трогали. Ей всегда хватало лесных зверей, полевых цветов да колдовских отваров, чтобы занять себя в ночные часы, когда она обычно бодрствовала, и, вопреки опасениям матушки, она вовсе не тянулась к людям. Не после того, как она случайно потерялась в холмах, дойдя до широкого тракта, но о том дне Рапунцель вовсе не любила вспоминать. Вот и сейчас она приказала себе забыть о нём, вместо этого прислушиваясь к шёпоту ветра в зелёной весенней листве и далёкому вою стаи, загоняющей добычу по ту сторону реки, разделившей лес напополам. Одна половина располагалась неподалёку от старой деревни, и в ней нужно было осторожничать, особенно если случалось покидать башню днём, ходить оглядываясь и таиться за деревьями при виде неясных силуэтов вдали, выжидая, различая – человек ли, зверь. Вторая же была расцвечена полночными огоньками неприкаянных духов, наполнена колдовством, служила приютом диким зверям и диковинным травам. Их башня пряталась под кронами деревьев на опушке неподалёку от реки, на неизведанной и запретной для селян стороне леса. Сейчас же можно было позволить себе полностью расслабиться, снять капюшон и вдохнуть свежий полночный воздух полной грудью, не заботясь о случайных путниках, которые могли бы забрести в лес. Однако Рапунцель убыстрила шаг, не в силах как всегда беспечно наслаждаться ночной прогулкой. Отчасти в этом были виноваты дурные воспоминания, разбуженные неизвестно чем и вытащенные на поверхность разума, но дело было не только в них. Всё вокруг было совершенно ей привычным, и волчья песня, разлившаяся над кронами, и лёгкий шелест трав под старыми шнурованными ботинками, которые одолжила ей матушка, чтобы она не плутала босиком в холодную раннюю весну. Лес вокруг неё перешёптывался дуновением ветра, переливался птичьими трелями и смотрел на неё колдовскими огоньками из темноты, но ощущение какой-то неправильности не покидало Рапунцель, заставляя настороженно оглядываться по сторонам. Её чутьё, как и всегда, не подвело её: через несколько минут она резко застыла, увидев обломанные ветви куста дикого шиповника на своей любимой поляне. Трава около куста была примята, а под поломанными ветвями блестел под слабым светом луны какой-то большой предмет. Неслышно будто тень Рапунцель подкралась к разлапистому кустарнику, пытаясь различить, что именно скрывалось под ним, а потом ощутила, как по спине пробегают мурашки – здесь, в самой глуши заколдованной чащи, лежал медный щит с гербом Короны на нём. Такой, какие носят гвардейцы короля. Первым порывом было развернуться и бежать, бежать что есть сил обратно к башне, предупредить матушку, запереться на все засовы, а может и собрать вещи для бегства, но вместо этого она сделала глубокий вдох и постаралась унять мысли, беспорядочно мечущиеся в её голове. Холодная логика подсказывала ей, что в данный момент опасности рядом не было. Хоть на поляне и виднелись следы борьбы, птицы и духи не покинули чащу и не замолкли в страхе перед внезапным вторжением незнакомца, что могло означать только одно: кто бы ни приходил сюда раньше, сейчас его здесь не было. Равно как не было в башне матушки, два дня тому назад отправившейся в большой город за покупками, так не лучше ли было бы разведать здесь всё, узнать о таинственном гвардейце, забредшем в лес, чуть больше, чтобы к её возвращению Рапунцель могла поделиться не только своими страхами и смятением, но и сухими фактами? Осторожно ступая по примятой траве, она обошла поломанный куст и сердце предательски дрогнуло, когда луна высветила след из капель крови, тянущийся глубже в заросли. Затаив дыхание, она направилась дальше, пока её нога не наткнулась на что-то выступающее из земли. Рапунцель машинально переступила препятствие, будто корень старого дерева, но потом всё же опустила глаза и пронзительно вскрикнула, отшатываясь. Опомнившись, она зажала себе рот рукой, чтобы не потревожить лесных обитателей и не привлечь к себе внимания людей, если они были неподалёку, и в первый раз за всю жизнь порадовалась, что матушка заставляла её надевать эти чёртовы ботинки. На траве, бессильно раскинув руки, лежал гвардеец короля или, вернее, то, что было гвардейцем короля ещё несколько часов назад. На груди недвижного юноши виднелись глубокие царапины когтей, продравших кольчугу, а горло было разорвано клыками обезумевшего зверя. Глядя в его остекленевшие глаза, Рапунцель поняла, что это конец. Конец всего. Жестокий король пришлёт в их лес своих ищеек, которые не будут разбираться, виновны ведьмы или нет, а сразу сложат им обеим костёр из тех же деревьев, которым она заботливо подвязывала ветки, когда они были юными. Добродушные с виду селяне найдут их и выдадут, чтобы самим не попасться под горячую руку служителей закона. Их башня будет разграблена, а всё, что они создавали и хранили столько времени, канет в небытие, и всё из-за какого-то голодного существа, что решило полакомиться молодым гвардейцем. Но что же это? Рапунцель нагнулась над телом, подавляя подкатившую к горлу тошноту; раны были глубокими и рваными, но крови вокруг трупа было не так уж и много. А её должно было быть много. Она видела, что бывает, когда стая волков задирает по весне молодого оленя – кровь оставляет пятна повсюду, но здесь всё было иначе. Приглядевшись повнимательней к самим ранам, она поняла, что они имеют странную форму. Матушка учила её различать следы от клыков волков, диких кошек и даже медведей, но подобных этим она не видела никогда в жизни. Рапунцель нахмурилась, страх постепенно уступал место злости; как посмел кто-то незнакомый вторгнуться в её лес и убить в нём человека, будь то зверь или злобный дух? Никто не смеет приходить в земли ведьм незваным и чинить в них хаос. Этому гостю недолго осталось бродить по чаще, матушка непременно подскажет, что делать и как дать отпор злодею, когда вернётся из города, а пока нужно собрать для неё как можно больше сведений о произошедшем. Рапунцель сделала глубокий вдох, доставая из сумки с травами листок бумаги и кусочек угля, и принялась зарисовывать раны. За её спиной тревожно шумели вековые деревья.
Примечания:
Вот и началась следующая большая работа по Рапунцель. Впереди нас ждут загадки, заклинания, немного колдовского быта и история любви, канешн - stay tuned, как говорится)

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Рапунцель: Запутанная история"

Ещё по фэндому "Рапунцель: Новая История"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты