время мяу и волшебные бобы

Слэш
PG-13
Закончен
20
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Описание:
– Меня знают под разными именами: Диабло Гато, Двойная Порция, Рыжий Наемник или Мурчащий Любовник. Но эта история, моя история – история Кота В Сапогах!..
– Эй, мачо, а каблуки не высоковаты?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
20 Нравится 0 Отзывы 4 В сборник Скачать
Настройки текста
В тот вечер в единственной на весь Сан-Рикардо таверне было особенно шумно. Столы лихо сдвинули вместе, двери распахнули в ночь, словно приглашая гулять до утра и весь город. Лавок не хватало. Да не хватало даже бочек: на всех уже стояли, сидели, танцевали и целовались — поэтому кое-кто особо бойкий устроился прямо на барной стойке, свесив ноги и болтая в воздухе пыльными сапогами. Все веселились, будто в последний день на земле. Выпивка лилась рекой. Разносчицы бегали из кухни в зал и обратно, даже не успевая пялиться на красавчиков — а их, уж поверьте, было немало! То гремел неудержимый хохот, то нестройный хор голосов подпевал бродячему музыканту, перекрикивая музыку. Каждый на один вечер стал братом и верным другом тому, с кем оказался за одним столом. — Эй, Кот, двигай свой тощий зад, мне нужна текила! — улыбчивый парень, красивый, словно черт, протолкался к бару и попросту сдвинул чуть в сторону наглеца, оседлавшего барную стойку. — Бармен, дорогой!.. Названный котом расхохотался, запрокидывая голову и придерживая рукой огромную широкополую шляпу. Смех этот утонул в общем гвалте таверны, но ловкий пинок под зад догнал его друга и все сам прекрасно сказал. — Побольше уважения, Серый, ты еще не знаешь, что у меня сегодня за работа! А вдруг ты? Заберу твою текилу… Докричавшись наконец и получив свою текилу, названный Серым красавец обернулся и сверкнул ухмылкой на сотню золотых: — Не успеешь, — и вместе с бутылкой исчез в море пьяных и веселых людей. А вот бармен, вроде бы трезвый, возвышавшийся над всем этим бардаком, глянул на Кота с пониманием, если не сказать с одобрением. Сделал узнаваемый жест рукой: — Яр, тебе повторить? Кот-Яр утвердительно подмигнул лукавым ярко-синим глазом. Отвлекся на кого-то в зале, а через полминуты уже поймал бокал с молоком, который бесстрашно толкнули к нему через половину барной стойки. Должно быть, бармен по старой дружбе налил ему заказ вне очереди. И… ну да, молоко. В конце концов, он же Кот — Кот В Сапогах! И он отпил сразу почти половину и ухмыльнулся, даже не потрудившись вытереть нарисовавшиеся усы. До того, как он убьет Джека и Джилл, заберет волшебные бобы и выполнит самый сложный, может быть, в своей практике заказ, оставалось десять минут и полбокала молока. Вечер был веселым как никогда.

***

Кот В Сапогах выскользнул на задний двор таверны. Запахнулся в плащ поплотнее, надвинул шляпу на глаза, проверил привычным движением, легко ли будет вытащить шпагу. Почти не примеряясь, по хлипкому заборчику, а потом по крыше погреба взлетел на узенький фальш-балкончик тесно прижавшегося к таверне здания — какой-то постоялый двор, который вечно менял вывески. Он точно знал, что там остановилась на ночь смертельно опасная парочка, те самые «живыми или мертвыми, награда за голову растет с каждым годом, помогите правосудию» Джек и Джилл. Бобы, что вырастят мост на само небо, спрятаны в шкатулке, шкатулка — в ящике на трех замках, ключи на шее у Джилл, ящик под кроватью, а ручка ящика накрепко пристегнута к запястью Джека. Джек спит у стены, ближе к краю — Джилл. Легкотня. Кот, не издав ни единого звука, аккуратно открыл окно. Просунул руку в щель, отпер балконную дверь и беззвучно распахнул ее. Впустил в комнату теплую испанскую ночь, пришедшую после жаркого дня. Придержал задвижку, чтобы не скрипнула, когда будет возвращаться на место. Ногу в легендарном сапоге занес над порогом и… Хвать! Кто-то крепко сцапал его за запястье рукой в мягкой перчатке, железной хваткой впился в плечо. Кот так и обомлел. — Что — ты — творишь?! — одними губами, в четверть самого тихого шепота гневно прошипел по слогам. Ему не ответили, только тяжело вздохнули на ухо. — Не смей лезть! Это мой заказ! — Кот в Сапогах начинал закипать. Мог бы — проорал бы в морду, но у Джека самые острые ножи во всей Испании, а у Джилл самые бешеные поросята, выращенные на сытной человечине. — Не-а. Кот скорее угадал по контексту и ритму, чем услышал. — Свали! — Сам свали. Ему начало казаться, что он знает, кому принадлежат эти перчатки и эти уж слишком хваткие руки. Как вцепился, вот сволочь! Только один человек не только в Сан-Рикардо, но и далеко за его пределами был способен на такое. Был способен, обладал гнусным характером — и носил перчатки. Этим была известна Киса Мягколапка, пусть никто и не знает ее лица. Его лица, если быть точнее — неважно, откуда, но Яр-то знал. — Не свалю! — о, как на него похоже! — И ты вообще уверен, что на этот жалкий балкон можно вставать? Яр фыркнул, мол, уверен конечно, не такой же я дурак! — Чего ты добиваешься?! Нас тупо прикончат, если продолжишь мне мешать! — словно издеваясь, что-то опасно хрустнуло у них двоих под ногами, но, что бы то ни было, оно пока держалось. Яр свято верил, что балкон выдержит, и все будет нормально. А вот то что Джилл зашевелилась во сне… И Кот, и парень, что скрывался под личиной докучливой Кисы, замерли на долгую минуту. Потом тот, второй, продолжил: — Заказ — мне. Твой был — прошлый S-класса, два подряд — против правил. — Да сейчас! — Все равно один не потянешь. — Потяну! — Псих! — Сам псих! — Нет, ты! Яр медленно выдохнул и вдохнул снова, унимая поднявшееся было бешенство. Впервые полуобернулся к Мягколапке и прошептал медленно: — Я знаю твой секрет. Обменяю молчание на заказ. Так ты… Тут хлипким, гнилым насквозь штырям это надоело. Раздался оглушительный треск — и под спорщиками наконец рухнул несчастный балкон. Они втроем под мат, «АААААА» в полный голос, грохот ломающегося дерева — и, конечно, звон оружия подорвавшихся с постели Джека и Джилл — полетели вниз. — Ублюдочное ворье! Мы найдем вас и разделаем на корм поросяткам! — Вам хана, просто хана!!! Грабители, еще не долетев до земли поняли, что у них нет ни единой секунды. Не сговариваясь, они бросились врассыпную, один направо, в подворотню, другой налево, на узкую улочку. В останки фальш-балкона, точно в то место, где только что были оба вора, врезался пущенный меткой рукой отельный стул и рассыпался на сотню щепочек. Уже взлетая по водосточной трубе на крышу, парень обернулся на улепетывающего Яра и заорал: — Балкон — на твоей совести! Яр показал ему средний палец, ныряя за угол на полной скорости. Они встретились на крыше таверны через две минуты. Сюда Джек и Джилл бы точно не забрались — старая черепица не выдержит таких громил, да и вряд ли криминальной парочке вообще придет такое в голову. Обычно от них драпают со всех ног. Кот выхватил шпагу, острие клинка затанцевало между ними. Киса Мягколапка, кажется, усмехнулся. Второй клинок мгновение блеснул и тут же зазвенел, скрестившись с первым. Силуеты на фоне ночного неба закружились в изящном танце, старом как мир и каждый раз первозданном. — Я бы справился! — бросил Яр взвинченно. — Да ты мастер, я заметил, — парень фыркнул, откидывая край плаща в сторону. Ветер рванул шелковистую ткань, и капюшон упал, открывая лицо: острые скулы, ямочки на щеках, вздернутую бровь и синяки под глазами. — Весь город заметил — не каждый день балконы падают. — Эй! Я же Кот, Кот в Сапогах! Тот расхохотался, пряча свое оружие и легко отводя шпагу Кота в сторону перчаткой, будто и не боится за свою жизнь. Хотя, говорят, у кошек их девять?.. — Кстати об этом! Послушай, мачо, а каблуки-то не высоковаты? В руке наглый парень держал пару сапог, а Яр вдруг понял, что стоит на не остывшей еще после дневного пекла крыше босиком. Должно быть, он выглядел так потешно, что тот расхохотался. Пока Кот давился негодованием, он успел успокоиться, швырнуть откровенно драную обувку Яру под ноги (может, каблуки все же слишком высоки — самую малость!) и по-хозяйски подбочениться. — Знаешь, Котик, почему меня стали называть Мягколапкой? Я могу тебя обчистить, а ты и не заметишь, — он подумал немного, усмехаясь чему-то своему. Потом вдруг протянул руку, вопросительно заглянул Коту прямо в глаза, хотя показалось, что в душу. — Вообще-то, Алекс. Кот в Сапогах не слишком-то удивился, когда будто бы со стороны увидел, как его собственная рука отвечает на крепкое рукопожатие. Услышал свой голос: — Яр. — Будем знакомы. Знаешь, я ведь уже придумал как вынести бобы и не пойти поросятам Джилл на корм. Смотри… Безоблачно ясное ночное небо, лунной дорожкой сияющие в темноте скаты крыш, навсегда означающие бесконечность дорог и свободу, и вереницы огней расчерчивают это море. А где-то внизу, будто в совсем другом мире, снова хором, всей таверной народ горланил что-то задиристое и веселое.

***

Когда на барную стойку вспрыгнул обладатель давешних пыльных сапог на каблуках, бармен и бровью не повел — он от Яра и не такое видел, тем более ночь была длинной, все вокруг веселились, так почему бы и нет?.. Но тот галантно предложил руку кому-то, кто появился за ним следом, и на бар легко взлетел второй такой же тощий и смутно знакомый персонаж. Кир даже хмыкнул, поднимая на них взгляд. Кот в Сапогах коснулся своей невозможной шляпы в жесте уважения, его спутник изобразил театральный поклон — и тогда бармен вспомнил. Несколько лет назад… Это было ранним утром, душным, пыльным. Ворвался какой-то пацан, орал, что за ним гонятся, стул в проходе снес — но машинально вернул на место, и именно тогда Кир и решил со вздохом, что ему придется помочь. Сунул плащ и маску в руки и вытолкал из зала в подсобку потайным ходом. Дальше пацан сам разобрался, благо оказался хваткий, деловой весь такой, серьезный, кажется — и уж очень хотел жить. Совсем не то что Кот, который то снимал шпагу с пояса и заталкивал ее глубоко под бар, то прятался от девчонок, то прибегал под утро весь мокрый, изодранный, с бешеными глазами и клочьями лезущей шерстью. В такие моменты Кир обкладывал его матом, а Кот жадно пил молоко из горла, потом с полчаса изучал взглядом ровную стену, а еще через четверть часа взмахивал пером на шляпе, салютовал лапкой и звонко стучал каблуками по направлению к дверям. Работа, которую парни себе выбрали, до добра не доводила уж и когда они были по одному, а теперь — вот оно как… — Повторить заказ, сеньоры? — Повторить! — просиял Яр, пока за его спиной Алекс носком ботинка скидывал с бара пару пустых бутылок, битую тарелку и чей-то зуб. — Давай то же, что мы брали… скажем, минут десять назад, но двойную порцию, а? Бармен понятливо сверкнул на них обоих глазами, непривычно снизу вверх — потому что с его ростом такое случалось, только если собеседники и правда стояли на столе. — Думаю, я припоминаю, что вы пили. Сейчас организуем еще. — Спасибо, Кир, — Мягколапый спутник Кота в Сапогах кивнул с благодарностью. — Мы в долгу не останемся. — Да уж, где вам, — бармен беззлобно рассмеялся. — Ну, вон там Серый сдает карты — а ну живо слезайте с бара и дуйте туда! Кое-кто слишком пьян, чтобы вообще заметить то, что вы так хорошо пытаетесь скрыть. Говорят, у него талант заговаривать стражникам зубы — слышали, про него говорят, адвокат дьявола… Алекс расхохотался и лихо спрыгнул в зал, за руку утянув Яра за собой — тот только мяукнул от неожиданности и схватился за шляпу, но мгновение спустя рассмеялся следом. В гомоне, посреди толпы, затянувшей новый куплет про куртизаночьи прелести, в эпицентре крошечного фестиваля по имя самой жизни, этого, конечно, не было слышно — но их голоса идеально сливались, будто всегда так и должно было быть. Кир проводил их задумчивым взглядом, отмечая, что движения кошачьих наемников зеркальны, и можно было бы подумать, что это две части одной и той же сущности — духа свободы, азарта и пламени, что заставляет вновь и вновь срываться с места и лететь навстречу приключениям. Потом его, правда, отвлекло от философии то, как двое наемников вдруг словно качнулись один к другому навстречу. Шляпа с плюмажем слетела на пол. Искра, губы — к губам, руки уже в волосах на затылке и на плечах, и кто-то толкнул их, а они так и рухнули на стол, не отрываясь друг от друга. Серый, кажется, вскочил и заулюлюкал, менестрель по-хулигански обернулся и мгновенно затянул что-то про вечную любовь… Ногу в легендарном драном сапоге Кот как само собой разумеющееся закинул Алексу на бедро, на них пролили вроде бы немного вина, кто-то засвистел. Да уж, овации срывать у них всегда получалось даже лучше, чем нарываться на неприятности, по одиночке — на сотню из десяти, а что же будет теперь?! В это время года в Испании светает рано — но до зари они-то уж точно успеют спасти свои шкуры друг друга. У барменов есть чутье на такие вещи, поэтому он наливал им молоко по бокалам и улыбался. И в тот вечер в единственной на весь Сан-Рикардо таверне было особенно шумно.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Кот в сапогах"

Ещё по фэндому "Кирилл Гордеев"

Ещё по фэндому "Александр Казьмин"

Ещё по фэндому "Ярослав Баярунас"

Ещё по фэндому "Сергей Смолин"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты