Комната на чердаке

Слэш
PG-13
Завершён
60
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
История о том, как маленькая комнатка на чердаке стала отдушиной для двух студентов.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
60 Нравится 1 Отзывы 11 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Среди обитателей общежития академии UA давно ходил слух о заброшенной комнатке на чердаке. Здание было совсем новым, еще не до конца обжитым, поэтому молва не была чем-то удивительным. Только что заселенным студентам хотелось обследовать каждый уголок, залезть во все запретные места, что, собственно, и было сделано в первые дни проживания. Вот только одно местечко еще оставалось тайным, но и это продлилось недолго. Кто-то из учеников прознал о той самой комнатке и незамедлительно пустил слух, который радостно подхватили остальные. На самом деле попасть туда было делом нелегким. Самые отчаянные авантюристы, не боявшиеся гнева Айзавы-сенсея, неоднократно пытались пробраться в заветную комнату, терпя неудачу за неудачей. Такая недоступность лишь подогревала интерес студентов, из-за чего сами слухи обрастали все более фантастическими подробностями: вплоть до Айзавы-сенсея, выращивающего на чердаки прекрасные сорта роз. Абсурдность порой зашкаливала.       Но был один ученик, для которого тайна этого места давно перестала быть чем-то неизведанным. Еще задолго до обнаружения комнаты остальными, он нашел способ пробраться туда. К сожалению (а может и к счастью), комнатка не представляла собой ничего особенного: это был обычный склад для ненужного барахла. Вот только Тодороки все равно любил туда приходить. Пока его одноклассники строили теории вокруг загадочного места, парень уже вовсю облюбовал этот уголок. В куче хлама, оставленного, скорее всего, строителями, можно было найти самые неожиданные вещи. Тодороки никогда не был любителем всяких безделушек, но именно здесь ему нравилось проводить время, перебирая коробки. Что-то из найденного он даже умудрялся притащить к себе в комнату. Парень и сам не понимал зачем он сюда неоднократно приходит, но было в этом месте что-то успокаивающее. Здесь не было шумной компании друзей, изматывающей Тодороки до предела, не было постоянного давления со стороны отца, не было страха отстать от рвущихся вперед ровесников. Была только куча никому ненужного хлама и пыльный воздух, пропитанный одиночеством.

***

      Бакуго был зол. Бакуго в очередной раз пришел вторым. Гнев распирал изнутри, не оставляя и шанса сдержать в себе нахлынувший шквал эмоций. Руки непроизвольно сжимались в кулаки, глаза нервно бегали по лицу бормочущего что-то Киришимы, очень сильно хотелось кричать. Надсадно, срывая глотку, да так, чтобы слышали все. И все равно, что они подумают, что скажут вслед, держать в себе просто нет сил. И никогда не было.       Бакуго был таким с самого раннего детства. С тех самых пор, как ему по чистой случайности вбили в голову, что он лучше остальных, что он сильнее, умнее, талантливее. Вот только чем старше он становился, тем больше понимал: он самая настоящая посредственность. Раздутое эго годами не могло принять этого факт. Да что там, до сих не принимает. Масло в огонь подливало постоянное нахождение рядом одной зеленоволосой брокколи. Мидория Изуку... Вот уж кто действительно заслуживал восхищения, и кто получал лишь насмешки. Бакуго это злило. Злило, что какой-то беспричудный задрот был лучше него, что окружающие по-прежнему слепо восхищались блондином, не замечая, что рядом есть кто-то достойнее. Гнев перерос в ненависть. Бакуго ненавидел людей вокруг за их невнимательность, ненавидел Мидорию за то, что тот смел быть лучше него... Но больше всего он ненавидел себя. За посредственность, за то, что смел верить в собственное превосходство, за слабость. Ненависть росла с каждым днем все больше, и в итоге Мидории не повезло стать козлом отпущения.       А потом настало время поступления в UA. Время, когда вся ненависть внутри Бакуго переросла в отчаяние, а внутри образовалась большая дыра, заполнить которую мог только необузданный гнев. В тот день он увидел как Мидория поднялся еще выше. Непонятно откуда взявшаяся причуда, удавшееся поступление... Бакуго был раздавлен окончательно. Ведь нет ничего больнее, чем когда твое до невозможности раздутое эго лопается словно мыльный пузырь. С тех пор каждое поражение било сильнее чем предыдущее, и не оставалось ничего, кроме как злиться, кричать, лишь бы никто не заметил как на самом деле больно. Ведь отчаяние так легко замаскировать под гнев.       И вот, сейчас Бакуго застал очередной проигрыш. Парень шел, не разбирая дороги, пугая каждого встречного недоброжелательной аурой. Киришима уже давно отстал, решив, что другу просто надо побыть наедине. И не прогадал. Благо занятия на сегодня закончились, и Бакуго мог спокойно закрыться в собственной комнате, подальше от внешнего мира.

***

      Тодороки устал. На сегодняшней тренировке он пришел четвертым, а значит отец снова будет доставать. Перспективы не радовали. В последнее время Тодороки стал замечать, что слишком отстает. Мидория несся вперед, подгоняемый мечтами, Бакуго спешил следом, не желая так просто уступать место героя номер один. Тодороки хотел лишь стать достойным героем, как пообещал когда-то матери. Вот только даже после принятия левой стороны желание утереть нос отцу никуда не исчезло. Пожалуй, единственная причина почему парню хотелось еще побороться. Но бешеный темп развития окружающих выбивал парня из колеи. Он попросту не успевал, и это отнимало последние силы.       В общежитии уже давно наступил комендантский час, только Тодороки на пределы здания выходить и не собирался. Выскользнув из комнаты, парень направился по уже отработанному маршруту. Прямо по коридору, затем направо до пожарной лестницы, подняться и нашарить в темноте нужную дверь, взломать код замка. Свет Тодороки не зажигал, боявшись, что его обнаружат, благо фонарик всегда выручал.       За время отсутствия в комнате мало что поменялось. В углу по-прежнему пылился старый диван, который, не смотря на свой внешний вид, был довольно удобным. Часы на стене, хоть давно уже и не показывают правильного времени, убаюкивали мерным тиканьем. В центре лежал старинный ворсовый ковер бордового цвета, весь истоптанный, давно потерявший свой первоначальный вид. И коробки, много коробок. Одни уже были вскрыты Тодороки в порывах любопытства, а другие, все еще плотно замотанные скотчем, занимали половину комнаты. В маленькое круглое окошко проникал лунный свет, озаряя комнату серебряным сиянием.       Тодороки прикрыл за собой дверь и прошел в глубь помещения. Воздух был затхлым, дышать здесь было тяжко, поэтому парень решил на свой страх и риск приоткрыть окно. Ночная прохлада заполнила помещение, Тодороки выдохнул. Опустившись на диван, парень прикрыл глаза, наконец расслабившись. Тишину разбавляло лишь мерное тиканье часов и доносившееся с улицы стрекотание сверчков. Несмотря на усталость, спать не хотелось. Было лишь желание остаться здесь на вечность... — Какого хрена!?       Тодороки моментально подорвался. В дверях стоял Бакуго собственной персоной. На лице его застыла ехидная ухмылка, а глаза пугающе поблескивали в темноте. Сердце Тодороки забилось быстрее. Меньше всего ему хотелось быть пойманным. И дело было даже не в получении выговора от сенсея и не в отцовском гневе. Тодороки боялся лишиться возможности посещать это место. Лишиться единственного уголка спокойствия в этом бешеном мире. Возможно, Бакуго уловил что-то в выражении его лица, перестав ухмыляться, блондин прошел в комнату, закрывая за собой дверь. — Должен признаться, — начал он, чуть погодя, — тебя я меньше всего ожидал увидеть в подобном месте. — Не думай, что я буду оправдываться перед тобой, — Тодороки откинулся на спинку дивана, страх отошел на второй план. — Да я вроде и не просил оправдываться, — что-то с Бакуго было не так. Вместо привычной вспыльчивости Тодороки видел лишь невообразимую усталость. Выражение лица блондина резко стало серьезным, — я никому не скажу.       Облегченно выдохнув, Тодороки благодарно кивнул. Однако, Бакуго не спешил уходить. Наоборот, пройдя вальяжной походкой вглубь комнаты, он присел на диван. Тодороки удивился, но виду не подал. — А я все думал, что за бредовые слухи ходят, — Бакуго прикрыл глаза, — а тут, оказывают, вон оно как. — Как ты нашел меня? — Ты слишком громко ходишь, —Тодороки недоумевающе нахмурился, — я решил прогуляться перед сном, а тут ты по коридорам шатаешься, ну и я решил проверить.       Поведение Бакуго все больше и больше вводило парня в ступор. Сейчас блондин был непохож сам на себя. Слишком спокойный, слишком покладистый. — А ты? — продолжил Бакуго, — как нашел эту комнату? — Просто прогуливался, — Тодороки передернул плечами, — решил подняться на крышу, а в итоге набрел на это место. — Ясно, — Бакуго взглянул на одноклассника, — можно я тоже буду сюда приходить?       Тодороки глупо моргнул, пытаясь избавиться от шока. Заторможенно кивнув, парень все же решил взглянуть на блондина в ответ. Взгляд Бакуго был уставшим и поблекшим, словно из него разом выкачали все силы. Круги под глазами в темноте смотрелись жутко, а лицо казалось слишком исхудалым. Тодороки подумал, что Бакуго тоже не помешает отдохнуть в маленькой комнатке. Да и не потеснит он никого, в конце концов, рядом с ним было даже теплее.

***

      Прошло всего пару месяцев с тех пор, как Бакуго узнал о тайне Тодороки. И не сказать, что они стали с тех пор закадычными друзьями, но что-то все же изменилось между ними. Общие тайны сближают людей, и этот случай не стал исключением.       Бакуго поднялся с кровати и уже отработанным движением проскользнул в коридор. Тодороки уже ждал его. Он всегда приходил первым, взламывал замок и терпеливо дожидался прихода блондина. Они не говорили, не вели задушевные беседы, не плакали друг у дружки не плече. Но они все равно упорно приходили туда каждый вечер.       Тодороки дежурно улыбнулся пришедшему и подвинулся, чтобы блондину было куда сесть. Бакуго давно понял характер одноклассника. По началу кажется, будто Тодороки вообще ничего не чувствует, но чем больше ты с ним знаком, тем больше ты понимаешь: еще как чувствует. На самом деле он был куда эмоциональнее многих знакомых Бакуго, просто надо было уметь замечать это. В обкусанных от волнения губах, в извечной привычке заламывать пальцы, когда становится некомфортно, в едва заметной улыбке, которая таит в себе очень много. Во время их встреч Тодороки всегда молчал, но Бакуго не нужны были слова, он научился понимать язык тела.       Вот и сейчас, Тодороки был слегка нахмурен, и, казалось, глубоко погрузился в свои мысли. Бакуго понимал: расстроен из-за стычки с отцом. Все в классе были наслышаны о небольшой ссоре между Старателем и сыном. Бакуго был недоволен. Ему не нравилось, когда этот придурок был слишком загружен, это не давало возможности сосредоточиться на себе. Осторожно приземлившись рядом с одноклассником, Бакуго слегка прислонился к плечу Тодороки. Тот лишь приподнял брови, но больше никакой реакции не последовало. блондина начинала раздражать эта ситуация, ему не по душе были эти телячьи нежности, но подсознательно он понимал: Тодороки был расстроен сильнее обычного. — Эй, придурок, — начал блондин, — расскажешь, что случилось?       Тодороки лишь повел плечом, отстраняясь, и вопросительно глянул на одноклассника. — Видел бы ты себя со стороны, — Бакуго начинала раздражать эта ситуация. — Отец грозился пресечь наши встречи с матерью, если я продолжу отставать от вас с Мидорией, — тон Тодороки был ровным, ничто не выдавало в нем беспокойства. Только Бакуго видел, как дрожала нижняя губа, — я не могу позволить этому случиться, но и догнать вас мне будет тяжело.       Бакуго понимал. Понимал каково это, пытаться превзойти кого-то, лезть из кожи вон, а в итоге все равно оказываться позади. Мы не рождаемся равными, и сколько бы ты порой не надрывался, ты все равно ничего не можешь добиться. Это ломает. Сейчас рядом сидел Тодороки, такой же сломленный как и сам Бакуго. Так уж вышло, что они доверились друг другу еще в первый день в этой комнате, показали свои слабые стороны. Просто сил притворяться тогда не осталось. Бакуго почему-то хотел приободрить. Сам себя не понимал, но зато видел, что Тодороки на грани. Как и он сам. Не понимая, что творит, Бакуго потянул руки к однокласснику. Объятия были неловкими, но Тодороки не спешил вырываться. Наоборот, он сомкнул руки вокруг талии блондина и прижался сильнее. Это было так непохоже на Бакуго днем, но так ожидаемо от парня в этой комнате. Будто два разных человека. — Как давно ты живешь с этим? — Бакуго сразу понял о чем говорит его одноклассник. — Я уже и забыл, когда в последний раз не душил себя собственной никчемностью, — слова дались блондину с трудом: ком в горле мешал нормально говорить. — Бакуго, — Тодороки отстранился ровно настолько, чтобы видеть лицо собеседника, — ты это ты. Неважно насколько ты слабее или сильнее других, все люди имеют свой лимит, и лишь единицы могут его превзойти. Нет ничего зазорного в том, что ты в чем-то хуже остальных. Я никогда не тяготился своими недостатками, но это за меня делал отец. Сейчас я и вправду не знаю, что мне делать, потому-что на кону драгоценная возможность видеться с мамой, и я потерян. Но если бы на меня не давили внешние обстоятельства, я бы никогда не начал винить себя в том, что уступаю кому-то.       В словах Тодороки была правда, и Бакуго прекрасно понимал это, вот только все равно было больно. — Всю жизнь мне впаривали, что я превосхожу остальных, — говорить это вслух было еще неприятнее, чем осознавать, — какое-то время это и вправду было так, но не сейчас уж уж точно. Моя "исключительность" давно стерлась и... — А разве быть обычным это так плохо?       Бакуго замер. Внутри что-то перевернулось. Мир закружился перед глазами, стало так легко. Черт... Он так много страдал, хотя все было так просто. А ведь достаточно было просто задать себе один вопрос. Из груди вырвался смех. Хриплый, безумный смех. Тодороки лишь смотрел на эту картину и качал головой, он не ожидал, что его слова произведут подобный эффект. Через какое-то время истерика Бакуго начала стихать. — Тодороки, — Бакуго резко стал серьезен, — что планируешь делать со своим отцом? — Я... я не знаю, — Тодороки слегка передернуло, — при особом желании, я смог бы нагнать вас, наверное...Черт. Я ни в чем не уверен, но, думаю, поговорить с Фуюми. Ее отец хоть немного слушает. — Хей, — Бакуго немного криво улыбнулся, — даже если он запретит, будешь лазить через окно. В конце концов, ты же у нас чертов взломщик, выкрутимся. Я помогу.       Тодороки лишь благодарно улыбнулся. Бакуго вновь утянул одноклассника в объятия, окончательно успокаивая.       Маленькая комнатка на чердаке еще долго будет хранить в памяти своих стен этот день. День, когда два начинающих героя шагнули на новый этап жизненного пути, когда между ними зародилось нечто большее, чем они могут себе пока что представить.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты