проведи со мной свой последний вечер и растворись в закате уходящего дня.

Слэш
PG-13
Закончен
10
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Описание:
— ничего, Саш, ещё увидимся.

— да, увидимся... — проговаривает Кикир и шмыгает носом, понимая, что ни с кем он больше не увидится.
Посвящение:
Витенька, I 💛 u.
Примечания автора:
прости господи.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 3 Отзывы 1 В сборник Скачать

они ненавидят, но каждый по-своему.

Настройки текста
звон бокалов коротким звуком проносится по небольшому помещению. Саша крутит в руках свой, придерживая его за ножку, и задумчиво вглядывается в искрящуюся золотистую жидкость. настроение как-то совсем пропадает, несмотря на приятную компанию и вкусный алкоголь. просто он понимает, что всё идёт явно не туда, когда вспоминает те самые слова. редкий и настолько дурацкий диагноз, что даже обидно становится — мало того, что безответно влюбился, так ещё и медленно умираешь от этого; зато красиво, с цветочками. что насчёт них — Кикир смотрит на нарциссы, стоящие на стойке в вазе, и криво ухмыляется. Паша ловит его взгляд, что-то спрашивает, и Юра наконец-то обращает на них внимание. — Саш, ты что-то неважно выглядишь, — он двигает свой бокал в сторону и устраивает локоть на стойке, чтобы расположить голову на согнутой руке, — всё в порядке? — Паша тоже обеспокоенно поглядывает, часто моргая, но Анисимов под их взглядами только расплывается в улыбке и отрицательно мотает головой. — всё хорошо. замотался что-то, — он собирает волосы в небольшой хвостик, чтобы не мешались, и залпом допивает злосчастное шампанское. ему совсем непонятно, почему сегодня они пили именно его, но решил не заострять внимание — решил Юра хотя бы на день отказаться от виски, и то хорошо. от шампанского немного кружит голову, но удаётся оставаться в здравом уме. — завтра отдохнёшь, — Музыченко тоже допивает свой напиток и встаёт со стула, — можешь, в принципе, начать прямо сейчас. давайте по домам, я тоже что-то устал, — Паша только согласно кивает, а Кикир поправляет пальто и выходит из бара следом за друзьями. Личадеев сразу же садится в такси, толком не попрощавшись, а Юра предлагает пройтись до метро — тепло, погода хорошая, да и не слишком поздно. там и до дома совсем недалеко, буквально пять станций. Саша сначала идёт почти плечом к плечу, но начинает чувствовать першение в горле. приходится отойти на пару шагов, чтобы организм наконец успокоился и не мучил его приступами. Музыченко, как ни в чём не бывало, обнимает его на прощание, а Кикир только успевает ощутить его горячее дыхание около шеи, прежде чем отстраниться. — до понедельника, — бросает Саша и быстрым шагом спускается в метро, не давая вставить хоть слово. поговорить они всегда успеют, а сейчас хочется поскорее доехать до дома и спрятаться от внешнего мира в куче одеял и подушек, чтобы не чувствовать себя изгоем. глупо как-то получается, что он сам себя закапывает, но ничего с этим поделать не может, приходится молча закрыть глаза и мысленно забить болт на этот факт. значит так и надо. ближе к ночи Паша пишет ему о каких-то «классных ребятах», но Анисимов особо не вчитывается и отвечает односложными предложениями. не до него сейчас, хочется всё выключить и лечь спать, но приходится поддерживать разговор хотя бы ради приличия. всё равно минут через двадцать Личадеев прощается первым, говоря про какие-то дела и сонливость, и Саша со спокойной душой откладывает мобильник на полку. тишина. жить одному хорошо — никто не мешает, не достаёт, не трогает, но в случае чего даже помочь будет некому. от этой мысли в горле встаёт ком, и Кикир думает, что сейчас ему ещё приступа не хватало, но, видимо, у организма свои планы, раз он собирается избавиться от очередной порции цветочков. нога путается в одеяле, и Саша чуть не падает, но вовремя возвращает равновесие и босыми ногами шлёпает по паркету в ванную. привычный кашель и тошнота, после которой наружу обязательно выходят блядские нарциссы. цветок этот, кажется, связывают с самовлюблённостью, но Анисимов в этот момент испытывает только отвращение к себе, к своим дрожащим руках и испачканным в крови губам. даже синяки под глазами стали проглядывать, хотя режим сна оставался тот же. сказывались сильная усталость и почти постоянное напряжение, поэтому Саша, в очередной раз зыркнув в зеркало, нажимает на кнопку слива и выключает свет, прикрывая за собой дверь. не хочется ни есть, ни говорить с кем-то, ни вставать с кровати, куда он и направляется. подушки и одеяла встречают его оставшимся теплом, и, не находя больше причин оставаться в сознании, он гасит светильник на тумбе и ложится спать. во сне всё переносится куда проще, поэтому он старается как можно больше времени проводить за сновидениями, чтобы не воспринимать реальность так резко. иногда даже помогает. утром Юра заваливает его сообщениями о каком-то скейт парке, но Кикир осознаёт, что на доску, скорее всего, больше не встанет. становится тяжелее стоять на ногах и сохранять равновесие, а скейтборд требует именно этого, но Музыченко так активно настаивает, что приходится согласиться. упадёт, раздерёт руки — всё как обычно, ничего страшного. главное виду не подавать, что на самом деле больно каждый раз, как в первый, и всё будет в порядке, и вопросов не будет возникать. но они всё равно возникают, потому что в первую же минуту Юра спрашивает в лоб, не случилось ли чего. Сашка привычно отнекивается и в очередной раз спотыкается. — ты какой-то рассеянный в последнее время, что такое, Сань? — Томас кладёт руку ему на плечо, и от этого Кикир отшатывается в сторону, закашливаясь. — говорю же, устал просто, — хмурится он, подхватывая доску, и отходит немного в сторону. кружится голова, и он облокачивается о какой-то столб, выдыхая. прикрыть глаза, сделать несколько глубоких вздохов, собраться с мыслями. Юра всё это время наблюдает откуда-то сбоку, даже подходить не решается, только немного нервно крутит кольцо на пальце и поджимает губы, — пойдём лучше домой, Юр. сил нет сейчас этим заниматься, — Музыченко приходится только резко кивнуть и выпрямиться, чтобы продолжить путь в обратную сторону. судя по всему Саша не настроен даже на обычную прогулку, поэтому он молча идёт рядом, вперив взгляд под ноги. Юрин дом, конечно же, ближе, и он предлагает зайти, но Кикир только кривится и хмурит брови. он знает, что может быть, если он зайдёт, и поэтому не решается соглашаться. на небе кучкуются облака, как бы намекая, что лучше в ближайшее время не высовываться на улицу; даже по прогнозу погоды должен быть дождь, так что Саша всё-таки слабо кивает и осматривается по сторонам, выглядывая нужный дом. тот виден почти сразу, точно такой же, как и все вокруг, но он уверен, что это тот самый. так и оказывается — Томас пригласительно распахивает дверь парадной и пропускает его вперёд. он знает, что в холодильнике точно найдётся пару бутылочек пива, а Саша точно не откажется, и это кажется ему идеальной схемой. может и разговорить его получится. — проходи на кухню, я сейчас приду, — он что-то активно ищет в тумбочке, а Кикир послушно идёт по памяти, по пути заскакивая в ванную, чтобы проверить свой внешний вид и помыть руки — те все пыльные и ободранные, но он всматривается в отражение, уже не задумываясь об этом. на кухне совсем ничего не поменялось с последнего его визита — кажется, пачку сигарет с подоконника Юра никогда не убирает, а цветы в вазоне — искусственные. слабо пахнет цитрусовыми и древесиной, и это заставляет осмотреться вокруг себя. на одной из кухонных тумб покоится благовоние, и Саша усмехается. в пачке находится зажигалка, огонь лижет ароматическую палочку, на несколько секунд зажигая её, а затем дым начинает струиться к потолку. в этот момент на кухню заходит Музыченко, сразу же проходя к холодильнику, и действительно выуживает с полки две бутылки из зелёного стекла. — Юр, может не стоит? — словно разочаровавшись, проговаривает Анисимов, и неуверенно смотрит на стоящее на столе пиво. — стоит. выпей, станет легче. я вижу, как ты напряжён, — и Саша соглашается, уже в который раз за этот день. крышка без проблем откручивается вручную, и холодное горлышко припадает к губам, обжигая. пиво, несомненно, вкусное, но настроения его пить нет, да и не было. Юра, на удивление, молчит, но Кикир скидывает это на то, что все темы для разговоров уже исчерпались. время как-то утекает сквозь пальцы, и вот и бутылка опустошается, и дождь начинает барабанить по стеклу. — у тебя есть зонт? — тихо спрашивает Саша. Юра отрицательно мотает головой по сторонам. — останься у меня, впервые что ли. фильм какой-нибудь заценим, — и тут Анисимов уже заметно начинает нервничать. он сопоставляет какие-то мысли в голове и что-то надумывает. — давай Пашу позовём? — это, наверное, единственное, что может спасти его от тесного контакта с Томасом, да и обстановку поможет разрядить. Музыченко на это достаёт мобильник и печатает сообщение, а Саша перебирается в гостиную всё так же по памяти. минут через сорок Личадеев, наконец, приходит, и сразу становится понятно, что тот подготовился и сразу зашёл в магазин. запихнув пиво в холодильник и оставив себе по бутылке, они рассаживаются на диване, и Кикир специально садится между Пашей и подлокотником. горло и так весь вечер дерёт, лучше отгородиться от Юры, пока это возможно. смотрят они какую-то свежую комедию, Музыченко постоянно что-то говорит, а Сашу от двух бутылок пива уже начинает клонить в сон. он безучастно смотрит на экран телевизора и чувствует, как тяжелеют веки, а Паша замечает, как тот начинает заваливаться набок. — Саш, ты чего? — что? — Анисимов сразу же выпрямляется и трёт лицо руками. да уж, не стоило ему пить, да и вообще лучше бы домой поехал. блядский Музыченко, — всё нормально, просто сморило. наверное я всё-таки домой, не хочу никого напрягать, пока ещё не поздно, — он даже не совсем понимает, в каком смысле «пока ещё не поздно», и от этой мысли ухмыляется. глупость. — не неси бред, ложись здесь, — настаивает Томас, переглядываясь с Личадеевым. Саше такой расклад не нравится от слова «совсем», но он не может бесконечно отказываться. конечно, ему в любом случае было не комильфо под дождём идти до метро, а потом ещё и ехать несколько станций до дома, но это казалось лучшим вариантом из всех возможных, — надо только диван разложить, и всё заебись будет. так и поступают. Кикиру неудобно до жути, но он молчит, глядя на застеленный простынёй диван. ложится тоже молча; сходятся на том, что Паша тоже ляжет на диване, а Юра — в своей спальне. места много, тесниться не приходится, потому Саша соглашается и с этим. буквально через двадцать минут после того, как Музыченко ушёл к себе в комнату, начинает першить в горле. Анисимов понимает, что Паша не спит, поэтому просто встаёт и бросает «я сейчас» напоследок. щелчок — дверь в ванную закрывается, и ему остаётся только надеяться, что там хорошая звукоизоляция. через несколько минут он возвращается в комнату и садится на край дивана. Личадеев поворачивается к нему, разглядывая в темноте только силуэт, и вздыхает. — может расскажешь, что у тебя происходит? — совсем тихо и хрипло спрашивает он, и Саша вздрагивает. они, несомненно, друзья, но вряд ли поймут друг друга. — не забивай голову, — Кикир ложится под одеяло спиной к другу, как бы говоря, что разговор окончен. засыпают в тишине. наутро Саша сразу же уезжает домой, даже не дождавшись, когда все проснутся. в своей квартире намного комфортнее, и даже на душе становится немного поспокойнее. первую половину дня он игнорирует все звонки и сообщения, отмокая в ванной и отлёживаясь в кровати, а вечером пишет всем лаконичное «у меня всё хорошо». хорошо-то хорошо, но отмазка уже не рабочая, и всё же больше отвечать он никому не собирается. пусть не лезут не в своё дело, а он и сам как-нибудь разберётся. только вот сам он тоже уже от всего устал, да и проблема эта вряд ли решаемая — всё и так понятно. сначала дома поблюёт цветочками, затем в больнице, а «на том свете» он надеется уже от этого избавиться. не хватало ещё после смерти мучиться с этими нарциссами. звонит телефон, и Кикир устало прикрывает глаза, прочитав имя абонента. хочется, чтобы было «вспомнишь солнышко — вот и лучик», а получается только «вспомнишь говно — вот и оно». решение не отвечать приходит почти сразу, и мобильник летит на другую часть кровати, лишь бы не мозолил глаза. пару минут глядения в потолок, и мысли возвращаются туда же. приходится включить телевизор, лишь бы не забивать этим голову; после такого уже не так серьёзны эти все наигранные эмоции и выдуманные трагедии, которые пытаются показать в дешёвых сериалах на первом, и всё же со временем и к этому приходит интерес. Саша молча смотрит в экран, вздыхая, и периферическим зрением видит, что Музыченко всё не может успокоиться. на дисплее отображается очередное сообщение, и Анисимов сдаётся. тянется рукой, хватает гаджет и читает всё, что тот успел ему написать. ничего информативного там, конечно, не находится, и Саша только в очередной раз вздыхает, нажимая кнопку вызова. знает, что не отвяжется, пока своего не добьётся. упёртый. — да, Юр. что ты хотел? — он делает звук на телевизоре потише и приглаживает волосы рукой. — под шумок уехал, на сообщения не отвечал, потом бросил это своё «всё нормально», как будто так и надо. может объяснишься? — голос у Юры буквально пропитан недовольством, и всё же он не давит. точно переживает. Кикир прокашливается и неосознанно кладёт руку на горло. — у меня проблемы, но тебя это не касается. мы друзья, Юр, но я не могу. давай останемся каждый при своём. всё правда в порядке, — ложь, но вынужденная. Саша морщится. конечно, ему стыдно, да и врать как-то совсем не хочется, но он знает, что если скажет правду — лучше не станет. — ладно, хорошо. пока, Саш, — звонок обрывается, а Анисимов кладёт телефон и свешивается с края кровати. снова приступ, снова сильнее предыдущего, и под всё тот же непонятный сериал на телевизоре он звонит в скорую, понимая, что вряд ли долго протянет. пять дней восстановления и сплошного вранья, и Саша возвращается домой под недовольные взгляды врачей. говорят, что шансов почти нет, и если он проживать этот месяц — это будет чудо, а Кикир только смеётся, кашляет и ставит свою подпись, обещая вернуться через три дня. на эти три дня у него есть планы, но сил на них уже не так много. приходится справляться как есть, и если первые два дня он вывозит, то последний становится для него сложным испытанием. Музыченко сразу соглашается на встречу, о чём-то рассказывает, подмечая Сашину рассеянность и нервозность, и в конце концов выводит его на разговор. за спиной садится солнце, доски скамьи тихо скрипят под весом двух тел, а Кик шаркает ботинком по земле, перекатывая камешки под подошвой. спокойно, тихо, но всё равно дискомфортно, и он знает, почему. — я уезжаю, — тихо говорит Саша, скрывая чистую ложь за слабой улыбкой и не отрывая взгляд от земли, — не знаю, на сколько. может на неделю, может на месяц. в случае чего хотел попрощаться. — что случилось? — ничего. семейное. не переживай, Юр. всё в порядке, — говорить без дрожи в голосе трудно, но он почему-то справляется; чувствует, как сдавливает грудную клетку, и боится опоздать. — ничего, Саш, ещё увидимся. — да, увидимся… — проговаривает Кикир и шмыгает носом, понимая, что ни с кем он больше не увидится. он только рад, что легенда про отъезд прокатывает, и поднимается со скамейки, протягивая руки. Юра встаёт следом и крепко обнимает его, а затем они расходятся — каждый в свою сторону. Анисимов на полпути падает, ударяется головой и растворяется в темноте. четыре дня комы, четыре дня борьбы за жизнь и четыре дня сплошной суеты. Томас просыпается от телефонного звонка, лениво тянется и отвечает. формальности, пара вопросов, и он окончательно приходит в себя. — что это значит? — нам жаль, — слышится на том конце. Юра смотрит на погасший дисплей и поджимает губы, но понимает, что не чувствует ровным счётом ничего. Саша умер в реанимации, так и не выйдя из комы, и никуда уезжать не собирался. он собирался на тот свет, а после себя оставил только нераскрывшиеся бутоны нарциссов. он знал, что Юра ненавидит нарциссы.
Примечания:
люблю сливать концовки! ураа дааа давай ура!! вставить текст.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Юрий Музыченко"

Ещё по фэндому "The Hatters"

Ещё по фэндому "Александр Анисимов (Кикир)"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты