Поклонница

Гет
R
Закончен
2
автор
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Метки:
Описание:
Мартин, совершивший убийство три года назад, разбивает всё больше дамских сердец. Однажды одна из влюбленных в него девушек заходит чуть дальше остальных...
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Поклонница

Настройки текста
Мартин апатично сидел за столом в комнате для посетителей. За 3 года нахождения в психиатрической больнице его посещали около 8 раз, да и то только близкие раньше люди. Сейчас же, по словам санитара, еще утром вколовшего ему немалую дозу транквилизатора, внизу, несколькими унылыми этажами ниже, ожидала симпатичная и совсем юная Молли Лауд. Это имя не вызвало в памяти мужчины никаких воспоминаний, поэтому мысленно, сквозь едва ставшую слабеть сонливость Мартин недоуменно спрашивал себя о цели визита девушки. И вот она вышла из дверей скрипучего железного лифта - нежная, свежая, с большой коробкой на вытянутых загорелых руках. Молли можно было дать не больше 18; темные как смоль волосы обрамляли сияющее личико с ярким макияжем; топик с какими-то мультяшными персонажами едва удерживал уже сформировавшуюся грудь, короткая клетчатая юбка почти полностью открывала любопытному глазу тонкие ноги с округлыми ягодицами; руки плотно обхватывали белые кружевные перчатки; на ногах с красным педикюром красовались сандалии. - О Боже, мистер Пайнс, это и правда вы? - восторженно выдохнула девушка, чуть не уронив коробку, но санитар вовремя подхватил последнюю, поставил на стол, и удалился в наблюдательный пункт на другом конце отделения для особо опасных пациентов. Мартин промолчал, без видимого интереса разглядывая посетительницу. - Поймите, я просто так рада, что наконец увидела вас! - Молли закинула голову вверх, словно удерживая подступающие к глазам слезы радости. - Вы меня не помните, но я два года писала вам письма! А сегодня, в 18 лет, я могу осуществить свою мечту - отпраздновать свой день рождения с вами! Мартин слегка поморщился от звонкого голоса девушки, словно заполнявшего каждый уголок комнаты. Кто она? 3 года пребывания здесь скопили в его каморке около трехсот писем - от журналистов, бывших коллег, одноклассников, незнакомцев, желающих ему смерти и адских мук, женщин разного возраста, строчащих любовные послания на надушенной бумаге. Неужели Молли одна из них? - Я знаю о вас абсолютно все, мистер Пайнс, - воодушевленно продолжала девушка, расположившись на стуле напротив, - и просто уверена, что вы невиновны! Я сопоставила все факты и... Впрочем, неважно. А вы знаете, что я втайне от родителей хранила вашу фотографию, где вы со своим сыном в Диснейленде? - Молли внезапно покраснела и потупилась. - Робби я отрезала от снимка, чтобы осталось только ваше лицо и прекрасное тело. Я уже немаленькая, мистер Пайнс, а вы мне нравитесь, понимаете? Мартин внутренне смутился и удивился одновременно, но мышцы на лице будто застыли в сплошную маску. - Сегодня я хотела бы рассказать в общем то, что знаю о вашем деле из прессы. Потом вы, может, заговорите об этом подробнее, ведь я знаю - верить газетам, телевизору и глупым новостным порталам в гугле не стоит, они же все вас ненавидят. - Лауд нагнулась через стол (пожалуй, слишком низко для потухших глаз мужчины) и извлекла из-под коробки пухлую папку с распечатками, вырезками, фотографиями и подобной ерундой. - Итак, 13 января 20.. года вы сдали коттедж для шумной вечеринки подростков. Сами же поехали в горы, откуда, судя по следам машины, через пять минут вернулись обратно. Затем вы ворвались в дом, схватили со стены топор, являвшийся до того момента лишь элементом декора, и по очереди зарубили им всю компанию. - девушка подвинула к Мартину фотографию со смеющимися подростками, - Чарли Минзен, Сарра Хопкинс, Шарлотта Браун, Майкл Лакинс, Карл Моддис и Робби Пайнс, ваш сын. - Молли восторженно заглянула в глаза мужчине. - После вы позвонили полиции и сдали себя. Хоть и отрицали свою вину, все улики указывали только на одного человека. Но эксперты признали вас невменяемым, что и сохранило жизнь такому обворожительному человеку! Мартин заскрипел зубами - снова всплыли воспоминания той страшной зимы. Он тогда в первый раз осознал, как страшно не контролировать свой разум. Мужчина ничего не помнил - ничего после того, как выехал на дорогу. В памяти эти минуты были мигающими кругами, кривыми линиями, готовыми затянуть его на кровавое дно. Сейчас такие приступы происходили раз в месяц в неопределенное время, и лишь большие дозы мощных препаратов немного удерживали Пайнса в реальности. Мартин шумно задышал, вспомнив себя, лежащего на полу его собственного коттеджа около искромсанного сына. Разве он мог так поступить со своим единственным и любимым ребенком? - Я невиновен, - глухо простонал мужчина, исподлобья пожирая глазами девушку. - Вот и я о том же! - запищала Молли. - Я на 100 процентов уверена, что те ребята готовили какое-то противозаконное действие, а вы героически остановили их. Мартин покачал головой. Долго эта девчонка будет здесь болтать? - О, позвольте, - девушка попросила мужчину подписать несколько газетных вырезок и фотографий, сделала несколько снимков с ним на новенький телефон, а потом быстро откинула крышку коробки, - а это мой вам подарок! Сама пекла! На пергаменте благоухали кексы с кремом, печенюшки с шоколадной крошкой и пара эклеров. Мартин почувствовал, как желудок, сжавшийся на воде и гороховом пюре с кусочком плесневелого сухаря, нервно заурчал, но есть, как ни странно, не хотелось. - Думаю, этот получился лучше всего, - Молли плавно переместилась на колени Мартина; то ли боясь испачкать ярко накрашенные губы, то ли пытаясь соблазнить его, она медленно откусила кекс, а другой рукой уверенно вложила в ладонь мужчины эклер, - вы же лучший! И вам должно достаться все самое лучшее! - лицо девушки стало слишком близко: мужчина чувствовал ее теплое учащенное дыхание, аромат дешевых духов, прижавшиеся к нему упругие груди... "Транквилизатор скоро перестанет действовать, " - подумал Пайнс, с изумлением ощутив теплую зудящую волну чуть ниже живота. Молли тоже заметила эрекцию мужчины и стала небольно покусывать его ухо, шепча что-то про любовь и запретное влечение. А Мартин вспомнил жену - она приезжала два месяца назад, чтобы сообщить о продаже того самого коттеджа и усыплении его собаки. Почти седая, с трясущимися от целлюлита бедрами, морщинистым лицом, в безвкусно подобранной одежде Лина пыталась любить то, что осталось здесь от мужа, но безуспешно. И он, и она понимали, что воссоединение невозможно - между супругами, подобно призраку, застыл их маленький Робби. - А ваша жена - полная дура, чмошница! - едва расслышал Мартин страстный шепот Молли, - знаешь, что она давно трахается с одним из журналюг, что писал о вас? А я, будучи самой популярной девочкой в колледже, все равно осталась верной вам! Подумайте, я же лучше всех тех куриц, что пишут сюда письма, лучше вашей старой толстой жены? Мартин было инстинктивно потянулся к губам обхватившей его руками и ногами девушки, но вдруг отстранился, взглянув на санитара, с ехидной усмешкой наблюдавшего за ними через стекло. - Он смотрит, - мужчина чуть не ударил Лауд по лицу. - Ой, как неудобно! - девушка вскочила с его колен, оглянулась на санитара и смущенно махнула рукой. - Наверное, и время посещения вышло. Пожалуйста, попробуйте хоть одно пирожное, я старалась! Это все вам, милый! - чмокнув Мартина в щеку, Молли схватила со стола папку и почти побежала к лифту, напоследок крикнув. - Я приду еще! Обещаю! Санитар будто в замедленной съемке подошел к дверям, также медленно захлопнул их, а затем уселся рядом с Мартином. - Ешь, а то заберу, мы такие сладости не печем на заказ - работник мерзко хихикнул, взял одно печенье и понюхал его. Пайнс автоматически запихнул эклер в рот и стал быстро жевать. Забыть, забыть, забыть... В такт смыкающимся челюстям в висках пульсировала кровь, заполняя голову вновь ожившими страшными образами. - А она ничего, правда? Только психованная, - санитар откусил маленький кусочек печенья, с видом знатока пытаясь оценить его вкус, - но тебе же это подходит, верно? Мартин внезапно почувствовал, как рот заполняется чем-то теплым, жидким, с железистым привкусом. Мужчина почувствовал, как теряет сознание. Последней картиной в жизни Мартина Пайнса стал санитар, с недоумением достающий из печенья маленький шипованный шарик.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты