Призрачная, вечная

Гет
PG-13
Завершён
11
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
«Если бы он мог сейчас, схватил бы ее за плечи, встряхнул хорошенько… А потом обнял, прижав к себе, спрятал в объятиях от всего мира и никогда бы больше не отпустил. <…> “Я просто… Таш, я просто не могу без тебя, понимаешь? Совсем не могу. Вообще”».
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
11 Нравится 8 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Говорят, самое тяжелое — пережить первые сутки. Говорят, что время лечит, нужно лишь немного потерпеть. Говорят, что постепенно тускнеют воспоминания, притупляются эмоции, проходит боль, из памяти стираются черты… И вот не остается уже ничего, кроме размазанного силуэта и коротких вспышек образов, вкусов и чувств из прошлого, вызванных случайными событиями, случайными ассоциациями. Просто вызванными случайно. Когда-то, — кажется, будто в прошлой жизни, — Клинт в это верил. Может быть, не полностью, не до конца, оставлял место для сомнения, но все же. Теперь же он знает наверняка: это все ложь. Тяжелы не только первые сутки. Время — не лечит и не надо терпеть. Воспоминания не тускнеют, не тают, не стираются. И ее образ не становится смазанным, блеклым, далеким. У Клинта — своя история и свой опыт. И он все это ненавидит. До внутреннего крика и обреченного признания самому себе: скучать, — тосковать по той, что никогда не вернется, — уже просто невыносимо. И он все еще считает, что все это — досадная ошибка. Глупость какая-то, в самом-то деле. Все не так, все так не должно быть. Время идет. Клинт сбился со счета, сколько прошло дней с момента, когда ее блестящие от слез глаза смотрели на него в последний раз. Может быть, это было вчера, просто он этого не осознает. Может быть, — целую вечность назад, но он этого все так же не принимает. Оставаясь вечерами в своей квартире, куда он буквально сбегает ото всех и от всего, Клинт разговаривает с ней так, как будто Наташа рядом. Как будто Наташа жива. И он готов поклясться, что иногда улавливает в душном воздухе запах ее легких цветочных духов, что он кожей чувствует ее взгляд, ощущает дыхание в шею, — холодно, боже, как холодно, — слышит ее шаги в темном коридоре. Квартира, куда он сбегает теперь, так похожа на ту, в которой когда-то были убиты Шелли Вебстер и Эрик Дрейвен*. Он понимает это как-то запоздало и будто бы случайно, и не знает, какой потаенный смысл может быть спрятан в этом странном совпадении. Или его вовсе нет? Последний этаж, под самой крышей. Из большого круглого окна видны старое кладбище, готический собор, острые шпили, мертвые изломанные деревья… Клинту кажется, что это очень иронично, но в чем вся соль — он все так же объяснить не может. Особенно темными, дождливыми вечерами, когда он стоит напротив запыленного окна и смотрит в темноту, слыша глухой колокольный перезвон, он чувствует присутствие Наташи за своей спиной и будто бы видит ее в нечетком отражении. «Отпусти меня. Все хорошо» — слова, ставшие для него проклятием. В эту ночь дождь особенно неприветлив. Он зарядил еще с вечера, к полуночи превратившись в почти сплошную стену холодной воды. Залиты дороги и мостовые, сливы в городе не справляются, из-под колес редких машин грязные брызги разлетаются во все стороны. Клинт не знает, в какой момент он задремал, убаюканный непогодой, закутавшись в плед и полусидя в кресле. Но, видимо, это было еще тогда, когда кофе в чашке на низком столике был горячим, а по телевизору шли вечерние глупые ток-шоу. Теперь кофе — остыл, по телевизору — белый шум. И Клинт резко, будто кто-то толкнул в плечо кулаком, открывает глаза. Он подслеповато — со сна — щурится, быстро поморгав, и вглядывается в сторону входной двери в комнату. Там клубится полумрак. Там танцуют тени. Там стоит Наташа. В этот момент у Клинта по загривку проходят холодные мурашки. Липкие, пугающие. Ему кажется, что он все еще спит. Или это просто гипнопомпические галлюцинации**. Что это просто какая-то шутка — издевка — его измученного сознания. Ровно сев в кресле, Клинт не спешит отводить глаз. Но на всякий случай пару раз больно — до бурого следа — щипает себя за руку. Ничего не меняется, ничего не происходит. Застыв на пороге, Наташа молча, пристально смотрит на него. — Таша? — тихо, вкрадчиво. Движения Нат медленные, плавные. Она слегка склоняет голову к плечу и прикладывает палец к своим губам, жестом давая Клинту понять, чтобы молчал. И он молчит. Замирает, наблюдая за тем, как она выходит из темноты. Маленькая. Тонкая-звонкая. Хрупкая. Призрачная. Ему кажется, что она вся дрожит. Клинт тяжело, шумно выдыхает. И чувствует, как в комнате становится холодней. Наташа беззвучно ступает по паркетному полу, подходит ближе и останавливается перед ним, то ли болезненно-горько, то ли умилительно складывая брови домиком. Клинт продолжает хранить молчание, только смотрит на нее неотрывно. Нат бледная, до ужаса бледная, кажется, что сквозь поблескивающую фарфоровую кожу можно рассмотреть вязь вен и переплетение артерий. Под широко распахнутыми, — покрасневшими, заплаканными, — глазами залегли дымчатые тени. Подрагивающие ресницы отбрасывают косые акварельные линии на нездорово заострившиеся скулы. Она медленно облизывает побелевшие губы, в уголке которых застыли капельки крови. И Клинт только сейчас, когда экран телевизора начинает сиять ярче, замечает, что волосы Нат не привычно рыжие, а пугающе бордово-красные. И те прядки, что некогда были высветлены, выделяются на этом фоне, горя убийственным алым. Клинт понимает, что ему нечем дышать. И в горле застыл мерзкий колючий комок. — Таша? — он все-таки не выдерживает. И снова зовет ее по имени. Эта тишина, разбавляемая белым шумом и нервным, тревожным перестуком капель по стеклам, его убивает. — Отпусти меня, — Нат едва шевелит губами. — Ты мне снишься. Ты просто мне снишься… — Глупый, — она грустно улыбается, моргает в противовес всем своим движениям слишком быстро, и вниз по щеке скатывается слеза. — Я ужасно скучаю. — И я… Таша, девочка, ты не представляешь, как скучаю я, — Клинт выдыхает это, забываясь, и подскакивает с кресла. Ему хочется обнять ее, хотя бы просто коснуться волос, стереть с ее лица слезы. Но когда он тянет к ней руку, Наташа будто тает. Но лишь на миг. Она судорожно выдыхает и с болью в глазах смотрит на Клинта. А тот не может вдохнуть, грудную клетку сдавило: он глядит на свою руку, легко прошедшую сквозь плечо Наташи, чувствует обжигающий холод, но больше — ничего. — Какого… — Знаешь, тут так темно, — тихо говорит Нат и прижимает сухую, ледяную ладонь к горящей щеке Клинта. Ее прикосновения он чувствует слишком четко, и от этого голова идет кругом. — Тут очень темно. И тишина давит на барабанные перепонки. Тут так темно, что мне кажется, я — ослепла, — голос Наташи почти срывается. — Здесь нечем дышать, воздух вязкий, будто сгустившаяся кровь. Здесь холодно, до ужаса холодно. Внутри меня все дрожит. И больно. Мне до слез, до немого крика так больно. Каждое движение, каждый жест, каждая попытка вдохнуть. Эта мигрень, эти жуткие разряды тока вдоль всего позвоночника. У меня пепел и черный песок скрипят на зубах. Мне так хочется уйти отсюда. Сбежать. Куда-нибудь, хоть куда-нибудь. Клинт слушает ее и чувствует, как сердце все сильней и сильней — с каждым словом, с каждым взмахом мокрых ресниц — сжимается стальными тисками. И в горле застывает новый крик. — Знаешь, после — нет ничего. Никакого света в конце тоннеля. И жизнь не проносится перед глазами за один короткий миг, — Наташа устало качает головой и гладит все такими же ледяными пальцами по щеке и шее Клинта, всматриваясь в его посеревшее лицо. — Нет никакого ада и рая. Нет никакой Сансары… Ничего нет. Только ты один на один со своими страхами, со своей болью, с ужасом осознания, с темной пустотой. Она замолкает, но лишь для того, чтобы потом добавить: — Отпусти меня, это невыносимо, Клинт, пожалуйста. — Я не могу, — Клинт не слышит своего голоса, кажется, он в принципе не говорит, лишь еле шевелит пересохшими губами. Слушая Наташу, быстрым судорожным взглядом изучая всю ее, будто стараясь насмотреться на вечность вперед, он чувствует, как земля уходит из-под ног. И когда между ними — тихо, легко и беззвучно — откуда-то сверху опускается несколько хлопьев пепла, Клинт отшатывается назад. А Нат с едва различимым стоном выдыхает, закрыв глаза. — Я отпустил тебя уже однажды. Не удержал твоей руки, хотя обещал держать долго, держать вечно. Второй раз, Таша, я не смогу. Это невыносимо. Не проси. — У тебя не было выбора. — Ты приняла это решение сама, не спросив меня! Решение, которое я до сих пор не одобряю! И не могу тебе простить. Это было неверное решение, Таша! Ты слышала, что я говорил? Я говорил «нет»! Нет, Наташа, н-е-т. — Не было выбора, — упрямо негромко говорит Нат. — Выбор есть всегда. — Другого выбора не было. — Лучше бы я прыгнул за тобой следом. Лучше бы не отпустил твоей руки, а разжал руку другую. Слышишь?! Таша, ты слышишь?! — Кому бы от этого стало бы лучше? — Нат хмурится. — Тебе? Только тебе. Это было бы слишком бессмысленно. — Не только, — бурчит в ответ Клинт и злится. Да, он злится и не пытается этого скрыть. Если бы он мог сейчас, схватил бы ее за плечи, встряхнул хорошенько… А потом обнял, прижав к себе, спрятал в объятиях от всего мира и никогда бы больше не отпустил. — Это эгоистично. — И это ты говоришь мне про эгоизм? — Клинт, ты не прав. — Так же, как не права ты, — он поднимает на Наташу мрачный тяжелый взгляд. — Я просто… Таш, я просто не могу без тебя, понимаешь? Совсем не могу. Вообще. — Тогда найди способ меня вернуть. Слова Наташи звучат как надрывный колокольный перезвон. И Клинт только лишь ошарашенно распахивает глаза. — Но как? — Я не знаю, — ее взгляд на секунду мутнеет. — Или отпусти. Не мучай меня больше, пожалуйста. Я люблю тебя, я так тебя люблю, но все это — невыносимо. Дай мне уйти или помоги вернуться. Видишь? В этот раз у тебя точно есть выбор. От таких слов Клинт готов взвыть. Он трет ладонями лицо, стараясь сделать хотя бы один глубокий полноценный вдох, и понимает, что на зубах скрипят песок и пепел. А когда он отнимает ладони от лица, так и не находя, что ответить и как поступить, он видит Наташу, неотрывно смотрящую на окно в другом конце комнаты. — Таш, пожалуйста… — Я не могу тебе помочь, — она бросает на Клинта лишь короткий взгляд. — Больше никак не могу тебе помочь. — Я не знаю, что мне делать, Нат. Не знаю. Мне кажется, я схожу с ума, слышишь? — Отпусти или верни. Клинт остается стоять на месте, будто к полу прирос. А Наташа в мгновение ока пробегает через всю комнату, на расстоянии вытянутой руки до окна круто развернувшись на каблуках. Прижав на миг пальцы к губам, она посылает Клинту воздушный поцелуй, и он слышит в своей голове ее голос: «Что бы ты ни выбрал, как бы все не сложилось дальше, я всегда буду рядом». Раскинув руки, разбивая спиной стекло, от чего вся квартирка на последнем этаже дома наполняется дребезгом и звоном, Наташа закрывает глаза и падает вниз. Но когда Клинт, снова забыв, как дышать, добегает до окна, внизу — на мокром и грязном асфальте — он не видит ее. Лишь на какую-то долю секунды перед глазами встает картинка с Вормира. А дождь продолжает шуметь, заливать собой улицы, мосты и дома. Клинт отворачивается только на секунду, ощущая, как быстро сырость и ветер заполняют комнату. А когда снова смотрит на окно, то лишь выдыхает тяжело: оно целое, абсолютно целое, все такое же забрызганное и мутное, как часами ранее. Едва переставляя ноги, Клинт добредает до кресла, устало рухнув в него. Находит пульт, выключая телевизор, и вся комната тут же погружается в темноту, которая рассеивается уличным ночным светом. Он закрывает ладонью глаза, а в его ушах продолжает звенеть битое стекло. И сквозь этот звук он слышит ее голос: «Отпусти или верни. Но я всегда буду рядом».
Примечания:
*Персонажи из фильма «Ворон» (1994).

**Гипнопомпические галлюцинации – слуховые, тактильные, зрительные и другие варианты галлюцинаций, очень яркие, похожие то ли на сон, то ли на явь, возникающие в момент пробуждения. Иногда называют «сны наяву», потому как человек уже проснулся, но при этом видения его не отпускают.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Marvel Comics"

Ещё по фэндому "Мстители"

Ещё по фэндому "Первый мститель"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты