Белый пион, прорастающий к солнцу

Слэш
PG-13
Закончен
26
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Описание:
Солнечные блики ласково покачивались на водах озера...
Примечания автора:
Внезапная зарисовка посреди ночи. Ещё не вычитано.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
26 Нравится 4 Отзывы 5 В сборник Скачать
Настройки текста

***

Солнечные блики ласково покачивались на водах озера, ослепляя глаза, казалось, будто то вот-вот взорвется фейеверком жидкого золота. Медленный танец света на поверхности завораживал, пугал, притягивал взгляд. Если бы не легкий ветерок, изредка пробегающий по поверхности, то спокойный лик воды никогда не всколыхнулся бы беспорядочным сиянием хаотического тепла. Примерно так ощущал себя Сычжуй, чувствуя, как голова Цзинь Лина сонно склонилась на плечо, видя, как волосы юноши спутались с его собственными, как приоткрылся в глубоком дыхании рот, как мягко трепетали ресницы смеженных век. Глубокое спокойствие его души было потревожено рябью непонятных, немного смущающих чувств, и концы белоснежной ленты, сковывающей лоб в знак чистоты помыслов, теребил все тот же шаловливый ветерок, будто грозясь вот-вот развязать её. Сычжуй вздохнул, не решаясь отстраниться и потревожить чужой сон (ведь гораздо лучше оставить собственную душу в смятении), отвел взгляд от созерцания Цзинь Лина и вернулся к чтению бамбукового свитка. Иероглифы, поначалу послушно складывающиеся в слова, внезапно разбежались перед глазами, теряя знакомый облик и превращаясь в груду бесполезных черточек. Он скользил взглядом по строчке снова и снова, но никак не мог ухватить её смысл, пока горячее дыхание Цзинь Лина щекотало чувствительную кожу шеи совершенно ненамеренно, но оттого не менее волнующе. Юноша вперил взгляд в землю, откладывая в сторону свиток и поднимая кончики изящных пальцев, чтобы коснуться прохлады вышитых облаков на белой ленте, мысленно повторяя правила Ордена Гу Су Лань. Быть праведным не только в делах, но и в мыслях. Не допускать путаницы чувств и быть свободным от постыдных желаний. Держать разум холодным и не поддаваться сиюминутным прихотям, дабы посвятить тело и дух свой тропе самосовершенствования. Вот только… один из людей, воспитавших его, совсем не придерживался ни одного из этих правил, а облака Ордена Гу Су Лань все еще не могли затмить собой яркого солнца Ордена Цишань Вэнь, рвущегося из груди всякий раз, как он видел Цзинь Лина. Сычжуй негромко рассмеялся. Какой же он… безнадежный, бесполезный, влюбленный идиот. Того гляди и рукав отрежет, дабы не потревожить сон «юной госпожи». Лёгким движением руки он материализовал перед собой гуцинь и задумчиво коснулся струн, все еще поражаясь, как он умудряется держать себя в узде и не коснуться вместо этого лба Жуланя, отводя от лица упавшие на него пряди. Тихая мелодия родилась от прикосновений его рук, задрожала в воздухе потоком невысказанных чувств, взвилась к небесам, словно потревоженная стайка свободолюбивых птиц. Почти молитва — о прощении, о любви, о едва сдерживаемых желаниях. В ней можно было ощутить тоску по прикосновениям любимого человека и жар фантазий, берущих в плен посреди ночи. Мелодия воплощала собой что-то настолько откровенное, что если бы было возможно облечь её в слова, то уши Жуланя сгорели бы со стыда, услышав подобные признания. Внезапно ряд стройных нот прервался на особо высоком и пронзительном звуке. Одна ладонь легла поверх другой, грубо обрывая мелодию — Жулань проснулся и теперь смотрел глазами, полными столь же слепящего золота, как и блики на водах озера. Таким взглядом, от которого перехватывало дыхание, а сердце начинало биться чаще, будто позабыв, что и до этого не сдерживалось, аккомпанимируя отчаянным барабанным боем мелодии гуциня. — Хочешь — и молчишь? — зло пробормотал Цзинь Лин, стискивая пальцы еще сильнее на чужой ладони. Он не был настолько терпелив, как адепт Ордена Гу Су Лань, унаследовав эту черту своего характера от столь же упрямого и закипающего при любой возможности дядюшки. — И молчишь? Но, помимо злости, в его голосе слышалось столь много оттенков невысказанного… смущения, желания, благодарности и какого-то нежного, взбаламошного счастья. Они и впрямь были двумя дураками, каждый по-своему не способный облечь в слова собственные чувства. Их отношения — это игра на грани, это натянутая тетива лука, дрожащая от напряжения, это лязг извлекаемого из ножен меча. Но не только — это также тихий звон колокольчика Юнмэнь Цзян и трогающий до глубины души перебор струн гуциня. Лань Сычжуй мягко улыбнулся — самыми уголками — и ничего не ответил. Но взгляд его совершенно бесстыдно поведал Цзинь Лину все, что тот хотел услышать. Юноша в золотистых одеждах потянулся вперёд, подминая под себя ворох бело-голубой ткани и податливое тело, вовлекая в горячий поцелуй. Терпения у наследника клана Ланьлин Цзинь и впрямь не было ни на грамм. Но ему простительно было быть настолько голодным и жаждущим — ведь не сразу удалось разогнать хлад облаков и увидеть за ними испепеляющий жар небесного светила. А цветы — совсем как белый пион, распустившийся у него на груди — всегда тянутся к солнцу.

***

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mo Dao Zu Shi"

Ещё по фэндому "Неукротимый: Повелитель Чэньцин"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты