Люлицзинь

Слэш
NC-17
Закончен
26
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Описание:
– Цзыси, –горячее дыхание буквально опалило ухо , от чего у Гу Юня мурашки пошли по коже, – не мог бы ты , пожалуйста надеть люлицзин?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
26 Нравится 2 Отзывы 4 В сборник Скачать
Настройки текста
Закатные лучи неторопливо пытались спрятаться в ночи, все вокруг стало погружаться во тьму. В комнате с трудом удавалось что-то разглядеть, лишь силуэты мебели и некоторые предметы проглядывали сквозь занавес полумрака. Строчки, выведенные аккуратным почерком, постепенно стали превращатся в одну сплошную линию, с нечёткими очертаниями. Гу Юнь неспешно поднял голову, когда дверь с еле слышным скрипом приоткрылась, и в кабинет вошел юноша. Одеяния на нем были просты и в тоже время изысканные, создавая образ мудрого и рассудительного молодого мужа. — Цзыси, как можно работать в такой темноте? Сейчас тебе не нужно принимать лекарства и твое зрение в полном порядке, но даже для здорового человека такая освещенность причиняет необратимый вред. Чан Гэн быстрыми шагами преодолел расстояние от порога к месту, где висела паровая лампа и спешно зажёг ее. Комната наполнилась легким, желтым светом, ее блики попали на бледное, прекрасное лицо мужчины, который уже несколько часов находился в полной сосредоточенности, что было довольно редким явлением. Его стол располагался недалеко от окна, поэтому он и не сразу заметил как быстро начало темнеть, лишь посильнее начал напрягать и без того не слишком хорошее зрение. Бумажная работа была подобна пытке для Гу Юня, в основном он всячески ее избегал, стараясь переложить всю эту волокиту на плечи Шень И. Но в этот раз уклониться от другой стороны своих обязательств не удалось. У Шень И возникли проблемы с семьей, которые не требовали отлагательств, а другого подручного, который понимал его с полуслова и был готов посвятить себя этому непосильному труду, у маршала не было. — Когда ты вернулся, ты же сказал, что сегодня останешься во дворце? — не отрываясь от своего занятия, мимолетно бросил Гу Юнь. — Мне удалось скорее разобраться со всеми проблемами в военном совете, а некоторые из них перенести на следующие заседания. Янь — ван неспешно подошёл к месту, где сидел андиньхоу и прислонился к краю стола, скрестив руки на груди. — Неужели ты не рад меня видеть? Я так торопился к тебе, а ты даже поприветствовать меня как следует не хочешь. — Принц ловко обошёл находящегося на стуле маршала, становясь сзади и начал разминать тому шею. Впрочем Гу Юнь не выказал особого сопротивления, так как за долгое время, проведенное в сидячем положении, все позвонки буквально онемели, а голова уже отказывалась держаться ровно, так и норовя опустится прямо на безупречные строки. — У меня ещё много непроверенных отчётов, не мог бы ты подождать? — от умелых прикосновений глаза Гу Юня стали закрываться сами по себе, и желание побыстрее забросить все дела и наконец-то отдохнуть возростало всё сильнее. — Цзыси, –горячее дыхание буквально опалило ухо, от чего у Гу Юня мурашки пошли по коже, — не мог бы ты, пожалуйста, надеть люлицзин? — Это ещё зачем? — Он повернулся и вопросительно выгнул бровь, смотря прямо в сверкающие и шальные глаза напротив. — Сейчас мне он без надобности, да и в комнате светло как днём, я всё и так прекрасно могу разглядеть. Гу Юнь, конечно же мог его нацепить, просто всякий раз когда он это делал, напоминание о болезни и снадобье, которое нужно было регулярно принимать, отчётливо вырисовывалось в памяти. Но больше всего у него возникала ассоциация с уязвимостью, которую маршал старался всячески преодолевать всеми силами. — Если не хочешь, я не буду заставлять. Но может хотя бы примеришь этот? В руке он держал тонкое стекло в золотой оправе с изящной, резной гравировкой на длинной утонченной цепочке. Цзыси неохотно принял вещицу, хотя честно признать, сам люлицзин был очень не плох. Можно смело сказать, что это работа высочайшего качества, и мастер, который всё это изготовил, был очень искусный в своей специальности. — Ну и с чего это ты так расщедрился? — Все же, надевая поделку и слегка обернувшись, маршал в неком замешательстве проследил за реакцией принца. Его лицо ничего не выражало, сохраняя полное спокойствие и некую прохладу, лишь лёгкая улыбка играла на губах. Глаза же, напротив , пылали диким, всепоглощающим пламенем, создавая заметный контраст. Неожидавший, такой внезапной, и непонятно чем вызванной, перемены, маршал не сразу среагировал на то, как его губы смело оприходовали, а ловкие руки заставили подняться со своего места. Теперь они оба стояли, и под напором чужого тела Гу Юнь был вынужден опираться спиной о крышку стола, а руками ухватиться за одежду на плечах Чан Гэна. Всё же насилу отстранившись и кое-как отдышавшись, маршал спросил: –Что это на тебя вдруг нашло? Неужели так соскучился по мне? — он хотел убрать мешавший их действиям люлицзин, но принц поспешно перехватил его запястье и начал покрывать пальцы короткими поцелуями. — Не снимай, я хочу немного полюбоваться, ведь Ифу просто прекрасен, и все, что на нем, только подчеркивает его безупречность. Впрочем у Гу Юня не было каких либо аргументов против, тем более на данный момент он не был слепым и не чувствовал себя как то ущемленно. Его мысли по этому поводу насовсем не ушли, но ясно рассуждать он не мог потому что Чан Гэн не хотел терять ни минуты, проведённой со своим Ифу. Бумага и все принадлежности которые лежали на столе, были сброшены на пол одним быстрым движением, и теперь в комнате царил полный хаос. Гу Юню это не понравилось, он хотел что-то возразить, но сейчас стол был нужен для совершенно иных целей, и вскорее его перестало это волновать, так как он уже придумал, кто будет заниматься бумагами. Принц подхватил Гу Юня за бедра и усадил на поверхность стола. Чан Гэн аккуратно перекинул его длинные волосы за спину, открывая вид на бледную и бархатную кожу. Быстрыми и короткими поцелуями он покрывал шею, слегка покусывая кадык, оттягивая ворот одежды, но не пытаясь ослабить ее. Его руки проводили вдоль позвоночника, спускаясь вниз и оглаживая через ткань ягодицы, вызывая табун мурашек и слыша шумный выдох. Маршал запустил руку в волосы принца, нарушая безупречную преческу, вынуждая поднять голову и страстно поцеловать. Поцелуй был глубоким и жадным, его язык вылизывал рот Чан Гэна, проходясь по белоснежным зубам и сплетая их языки вместе, не давая возможности перехватить инициативу. Люлицзинь съехал и теперь находился на уровне щеки, это вынудило их немного отстраниться и оторваться от желанных губ. Чан Гэн поправил на место стекло люли. Он безумно любил вид такого маршала: красные щеки, припухшие губы (но по его мнению недостаточно), руки, которые так чувственно сжимаются в попытке заставить продолжить начатые действия, но больше всего ему нравился этот полный желания и любви взгляд. По его мнению, люлицзинь идеально подчеркивал и без того безупречные глаза, играя золотыми бликами и тонкими переливами стекла, которые утопали в глубине персикового взгляда. Гу Юнь не стал больше медлить, он начал снимать свои одежды. Сначала развязывая пояс и откидывая его в сторону, потом верхний и нижний слой, постепенно освобождаясь от мешавшей ткани. Закончив со своими одеждами, он принялся делать тоже самое с принцем. Он пристально следил за его реакцией, подмечая малейшие изменения, и видя безумное желание в ярких глазах. Не в силах больше тянуть, он втянул принца в очередной развязный поцелуй, поочередно кусая его губы.  — Ифу так не терпится, ммм.? Вместо ответа он услышал тихий стон, от которого в паху стало разливатся тягучее и обжигающие тепло. Чан Гэн начал покусывать его ключицы, переводя укусы время от времени на шею. Вся кожа раскраснелась и сделалась черезвычайно чувствительной так, что от обычных поцелуев кружило голову, а все чувства концентрировались только в одном месте. Руками Чан Гэн проводил по горошинам сосков, перебирая их между пальцами и ощутимо прокручивая, чем вырывал у Гу Юня очередной, хриплый стон. Кончиками пальцев он слегка касался твердого живота, при этом не опускаясь ниже, и не дотрагиваясь к самому главному. — Ифу такой красивый и соблазнительный, чего же он желает? — всматриваясь в глаза напротив и не прекращая блуждать по телу, ощутимо оглаживая кожу и надавливая слегка на места укусов, прошептал принц. — Может ты уже, что-то сделаешь с этим? — Он перехватил его руку и прижал к возбужденому члену, и громко простонал, когда Чан Гэн провел по всей длине, специально надавливая на головку. — Раз Ифу так просит, я не в праве ему отказать. Он опустился на колени, смотря снизу вверх на это прекрасное лицо, слегка проводя пальцами, по выпирающим косточкам таза. Принц подвинул Гу Юня на край стола, закидывая его ноги себе на плечи. Поспешными укусами он начал осыпать нежную кожу бедра и тут же зализывая алые следы, при этом щекой то и дело задевая вставший орган, который изнывал от нехватки внимания. Чан Гэн обхватил одной рукой талию Гу Юня, другой — придерживал его за бедро, и одним движением полностью захватил его член. Тот от неожиданости и такого, резко хлынувшего наслаждения не смог сдержать вырвавшийся наружу гортанный стон, который больше был похож на рык. Чан Гэн двигался в одном темпе, проводя языком вверх-вниз, задевая каждую выперающию венку, задерживаясь и уделяя особое внимание головке, с которой сочилась смазка. Он размазывал ее по всей длине смешивая с собственной слюной, выводя незамысловатые узоры. Ему нравилось растягивать удовольствие и наслаждаться очередными стонами в перемешку с бессвязным мольбами о большем. Гу Юню это порядком надоело, все тело сводило до предела, а этот паршивец и не думал наградить своего ифу. Он схватил принца за волосы, полностью растрепав их, и крепко сжал, вынуждая ускориться и взять глубже. Чан Гэн, повинуясь, расслабил горло, взяв до основания. Чувствуя приближение разрядки и участившиеся дыхание своего Ифу, он резко отстранился, чем вызвал сплошное недовольство сверху. Собственное возбуждения уже кружило голову, туманя все мысли, и больше игнорировать его было не под силу. Чан Гэн опустил Гу Юня на пол и поднял на руки, направляясь к кровати в углу комнаты. — Ифу, ты позволишь? — Нависая сверху и проводя по контуру подбородка, он аккуратно убрал с прекрасного лица люлицзинь и отложил его в сторону, утягивая Гу Юня в глубокий, влажный поцелуй, от которого, когда их губы разомкнулись, тянулась ниточка слюны. — Разве, я не ясно дал тебе понять, так нравится дразнить своего Ифу, ммм? Не теряя больше времени, принц потянулся к прикроватному шкафчику, извлекая оттуда пузырек с ароматным маслом и погружая туда два изящных пальца. Он аккуратно сел между разведенных ног, поглаживая коленку, и начал медленно вводить в разгареченное нутро один палец, выискивая особую точку наслаждения. Когда тело под ним пробила мелкая дрожь, а голос сделался до не узнаваемости хриплым, он добавил второй палец, ускоряя темп, то и дело двигая ими в хаотичном порядке, вырывая откровенные стоны. — Мнгх. Ну хватит уже, просто дай мне почувствовать тебя. Вылив, остатки масла на свой член и наспех размазав по всей длине, смешав с собственной, стекающей смазкой, Чан Гэн пристроил головку ко входу, медленно толкаясь внутрь, и несдержано простонал от восхитительной узкозкости и жара, обхватывающих его стенок. Лицо Гу Юня покраснело, из глаз выступили прозрачные слезинки, которые утопали в шёлке волос. Он притянул принца к себе и властно поцеловал, не давая возможности отстраниться. Движения Чан Гэна были глубокими и размеренными, то и дело попадая по заветной точке, вызывая волны наслаждения. –Мммнх… Цзыси… Ты такой красивый, мой Ифу… Чан Гэн начал ускорять темп, закидывая ноги Гу Юня себе на поясницу, прижимая ближе, при этом не касаясь и игнорируя чужую плоть, которая терлась между их зажатых тел. Через пару сильных толчков он излился прямо внутрь и с тяжёлым дыханием рухнул набок. Гу Юнь лишь одобрительно промычал и окинул быстрым взглядом постель в поисках остатков масла, найдя необходимую вещицу, его руку резко остановили: — Не нужно, я уже все сделал.– То ли от смущения, то ли от жара, лицо принца покрыл еле заметный румянец, который не скрылся от глаз маршала, на что тот оставил невесомый поцелуй в щеку. — Ха, так ты заранее все спланировал, мелкий негодник? Переворачивая его на живот и заставляя опереться на локти, Гу Юнь начал покрывать его спину еле ощутимыми поцелуями, иногда оставляя красные метки под лопаткой, очерчивая языком выступившие позвонки, не прекращая все время блуждать рукой по заново твердеющему члену.  — П.просто хотел помочь тебе расслабиться и отвлечьс…я. аааах. — он резко прогнулся в спине, когда Гу Юнь, вошёл на всю длину, заставляя прижаться ещё ближе. Он сжимал возбужденную плоть Чан Гэна, скользя по всей длине, упиваясь прелестным голосом Его Высочества. Не в силах больше терпеть, Гу Юнь потянул его на себя, вынуждая стать на колени, а спиной опереться об его грудь и чуть повернуть голову, для очередного страстного поцелуя. Не разрывая губ и подавляя свой стон, вибрация от которого передалась принцу, Гу Юнь, толкнулся глубже, проведя особенно ощутимо по всему естеству, Чан Гэна, задевая крайнюю плоть, и надавливая на уретру, от чего тот выгнулся дугой и белесой жидкостью запачкал свой живот и руку маршала. Через пару движений в податливом теле Гу Юнь с низким рыком кончил, оставляя укус на плече, после нежно целуя в висок Полностью выдохнувшись, они завалились на постель. Краем простыни Гу Юнь убрал капли спермы с живота Чан Гэна и с улыбкой посмотрел в эти родные, полные неги глаза. –Цзыси, ты правда меня любишь? Ели слышно прошептал принц, укутывая их в одеяло. –Ну началось — закатив глаза, он притянул принца к себе, заключая в объятья и оставляя короткий поцелуй на макушке, — а что, разве есть сомнения? На что Чан Гэн лишь сильнее прижался к своему Ифу, положив голову ему на плече, и блаженно прикрыл глаза.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты