Книга

Смешанная направленность
NC-21
Закончен
0
Размер:
Миди, 10 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
Написано для ФБ 2013
Беты Койренэ_Генджо Санзо, FanOldie-kun, Tariono4ka
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
0 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Книга

Настройки текста
Дверь в кабинет главнокомандующего с треском захлопнулась, выпустив часового. Годжун, сидевший за своим письменным столом, подавил желание опустить голову на руки и завыть. Во-первых, сделать это значило бы потерять лицо перед подчинёнными. Во-вторых, подобное поведение могло иметь совершенно непредсказуемые последствия в данной ситуации – и последнее пугало Годжуна даже больше. Перед столом главкома, доставленные тем самым, с искренней радостью ретировавшимся на свой пост часовым, стояли четверо Тенпо. Или стояло четыре… Годжун на секунду зажмурился в надежде, что наваждение исчезнет, но, когда он открыл глаза, маршалов всё ещё было четверо. Внешне они не отличались ничем, но перепутать их главком не сумел бы даже после попойки со всем составом императорского совета. Первый Тенпо стоял навытяжку и читал, даже не думая поднять глаз на хозяина кабинета. Другой под взглядом Годжуна слегка нервно ослабил и так болтавшийся ниже ключиц узел галстука и облизнул губы. Главком не менее нервно сглотнул и перевёл взгляд на третьего маршала. Этот был затянут в форму, заляпанную кровью, грязью и чёрт знает чем ещё. В руках у него был окровавленный меч, а взгляд дико блуждал по кабинету. Годжун нахмурился. Четвёртый Тенпо расслабленно прислонился к стене и смотрел куда-то в окно. Дракон невольно проследил направление его взгляда и тут же отвернулся. Окно захотелось захлопнуть немедленно. И закрыть жалюзи, даром что таковых в кабинете главкома никогда не водилось. За окном на ветке дерева сидел Тенпо и что-то разливал из бутылки в чашечки себе и Кенрену. Годжун мимоходом подумал, что и сам не против бы присоединиться… если б был уверен, что там обычное генеральское «горючее». *** Началось всё сегодня ночью. В четыре часа утра, точнее. Когда Годжун наконец закончил все свои дела и намеревался урвать хоть пару часов сна, в его кабинет ворвался Тенпо. Вид у маршала был непривычно встрёпанный. Слишком встрёпанный даже для Тенпо. Галстук его был продет вместо пояса в брюки, ремень перекинут через плечо, а рубашка едва накинута на плечи. – Хорошо, что вы ещё не спите, – выдохнул маршал с порога. Годжун шагнул к столу, где стоял графин с водой, но Тенпо опередил его, залпом выпил налитый до краёв стакан и произнёс: – Если завтра я буду вести себя странно, знайте, это буду не я. – Более странно, чем всегда? – уточнил Годжун. Маршал вздохнул – Кое-что случилось… Ночью маршал решил навестить небесных дев. У Си Шень была бессонница, и девушка просила Тенпо принести ей хорошую книгу, а на беду маршал вспомнил об этом обещании лишь к ночи. – Какое совпадение… – Годжун покосился за окно. Он уже хотел спросить: «Что ж так рано ушли, не дочитав книгу?» – но Тенпо посмотрел на главкома с такой тоской, что почему-то дракону стало не по себе. – Но... – маршал замялся, Годжуну даже показалось, что смутился, но Тенпо, видимо, подобрав выражения, продолжил: – Книгой заинтересовалась подруга Шень, Лиин… Понимаете, они никак не могли решить, кто же первый будет её читать. И тут кто-то из них вспомнил о секретном заклинании, которое материализует… то, о чём думаешь. – То есть она подумала бы о второй такой же книге?.. – приподнял бровь Годжун. – Ну да, именно. И книга бы появилась… Но что-то пошло не так; кажется, заклинание вобрало в себя больше мыслей, чем должно было… Мысли не только одной Лиин, – Тенпо развёл руками и покосился за окно. За окном на фоне беловатого неба темнели силуэты сакур. Предрассветную тишину не нарушал даже шелест ветвей. – В общем, в Тенкай появилось несколько моих двойников. И они странно себя ведут. – Маршал глотнул воды из вновь наполненного стакана. – Собственно, я только вас предупредить зашёл. А теперь иду к Босацу-сама… просить помощи. Тенпо уже шагнул к двери, как его оставил голос главнокомандующего. – А книга? Маршал обернулся. – Где книга, она появилась вторая? Тенпо нахмурился на миг: – Нет! – и рванул за дверь. Только теперь по шлёпанью босых ног по каменным плитам коридора Годжун понял, что маршал был ещё и босиком. Насколько же странными были его двойники, что Тенпо бежал от дев столь поспешно? Главком с тоской покосился за окно – медленно светало, мечта об отдыхе на пару часов, кажется, оказалась несбыточной. С лёгкой завистью дракон вспомнил, сколько раз, приходя к маршалу среди дня, обнаруживал его спящим. Несовершенный организм ками порой требовал отдыха в ультимативной форме. Тело дракона подчинялось воле хозяина абсолютно. Годжун поднялся из-за стола, ухмыльнулся мыслям: книгу девушки, может, и хотели, но кое-кого хотели явно больше... Может, Тенпо как раз очень повезло обзавестись двойниками на ночь. Неплохо бы и самому Годжуну завести пару двойников. Даже дракон не может быть везде одновременно, а иногда ох как надо... За окном негромко свистнули. Главком обернулся и увидел Тенпо, сидящего на подоконнике. – Маршал, вы что-то забы… В два шага маршал пересёк кабинет, серьёзно посмотрел в глаза дракону и впился в его губы поцелуем. Годжун дёрнулся назад. Маршал сжал его плечо. Главком понял, что надо спасаться. Он отпихнул Тенпо и метнулся в спальню. Ключ скрипнул в замке. Тенпо подёргал ручку, вздохнул и, судя по шороху, отойдя на пару шагов, устроился на диване в углу кабинета. Спать дракону расхотелось. *** В шесть утра Годжун решил, что бояться собственного подчинённого, даже такого странного, – позор, и вышел из спальни строевым шагом, придерживая на боку меч – на всякий случай. Тенпо спал на диванчике сном праведника. Дракон подумал о настоящем маршале, отправившемся за помощью к Канзеон Босацу, вздохнул и опустился за стол. Бумаги требовали внимания в любом случае, а сопение с дивана не слишком отвлекало. К тому же, была слабая надежда, что выкидывать это существо из кабинета не придётся. Может, саморастворится… не просыпаясь? Впрочем, через пару часов во дворце раздались такие крики, что не только проснуться – мог бы даже восстать из небытия сам несуществующий бог войны. Причина переполоха открылась быстрее, чем Годжун решил послать адъютанта на её выяснение. В кабинет главнокомандующего влетел один из советников императора, а его охрана тащила следом тяжело дышащего окровавленного Тенпо. Дракон судорожно втянул воздух и с облегчением отвёл взгляд: кровь не принадлежала ками. Как выяснилось, советника напугал вид Тенпо, а на приказ немедленно переодеться и не оскорблять неподобающим видом дворец маршал ответил не слишком вежливо… Годжун дождался конца излияний советника о дисциплине в армии, пережитом ужасе и этикете во дворце, после чего устало махнул рукой: – Оставьте моего подчинённого здесь, я сам разберусь, – и только оказавшись в кабинете наедине с приведённым, вспомнил о том, другом Тенпо на диване. Но в углу кабинета уже никого не было. Годжун поморгал. Тенпо на диване не появился. Зато в этот миг за окном раздался вопль, причём по голосу Годжун с удивлением опознал генерала Кенрена. Шагнув к окну, дракон тут же увидел упомянутого генерала с воплем несущегося прочь от… копии самого Годжуна. Белая коса дракона развевалась по ветру, плащ трепетал, как флаг. Годжун отвернулся от окна и чуть слышно скрипнул зубами. Успокоить взбешённого не-Тенпо оказалось несложно – внешне. После пяти минут выражения своего мнения о происходящем в исключительно красочных эпитетах маршал стал относительно вменяем и даже согласился подождать дракона в кабинете. Впрочем, катану не отдал. Выходить из дворца после увиденного Годжуну не хотелось, но дело принимало такой оборот, что ситуацию следовало оценить лично. *** – Босацу-сама… – Тенпо замер на пороге, осматривая спальню богини любви и милосердия. – Джирошин-доно сказал, к вам можно, – уже с обречённой уверенностью закончил он. – Конечно можно, – промурлыкала богиня. Двойник маршала лежал на её постели и направлял бёдра оседлавшей его Босацу, постанывая от наслаждения. Тенпо сглотнул, глядя, как богиня гладит и сжимает собственные груди, двигаясь всё резче. Босацу, словно почувствовав взгляд маршала, прикипевший к её обнажённому телу, улыбнулась и произнесла, чуть задыхаясь: – Присоединяйтесь, поговорим потом. Тенпо с сомнением посмотрел на своего двойника, и богиня улыбнулась шире и плотояднее: – Можно и по очереди. Так даже забавнее. Маршал шагнул ближе, стараясь не смотреть на не-себя на кровати: – Я по делу, и оно… Сильная рука дёрнула его за галстук, заставляя склониться к чужим губам за поцелуем, а потом богиня прошептала что-то на ухо Тенпо, и маршал кивнул, задумчиво покосившись на почти-самого-себя в постели, а потом торопливо зашагал к двери. – Не забудь вернуться, – чуть насмешливо промурлыкала ему в спину Босацу. *** По ужасу, мелькнувшему во взгляде стражи во дворце императора, Годжун понял, что опоздал. – К кому я сегодня заходил? – рявкнул он на секретаря в приёмной. Секретарь вскинулся, и тут же его глаза медленно округлились. Годжун торопливо оглянулся. По галерее, на которую выходило окно приёмной, шел почти-он-сам, неся на руках, кажется, вполне довольного жизнью Конзена. Годжун перевёл взгляд на секретаря, тот задрожал, увидев выражение лица главкома, и пробормотал: – Да вы… к императору… без доклада мимо меня… – Проверка бдительности, – отозвался Годжун и шагнул к двери. За его спиной секретарь панически прошептал: – Кажется, мне отдыхать больше надо… Годжун был с ним солидарен. Обычно король-дракон считал ниже своего достоинства пользоваться потайными ходами, но ситуация была слишком из ряда вон, так что, выйдя из приёмной, он пригнулся и нырнул в незаметную дверь справа… и столкнулся со своим двойником. Драконы замерли, разглядывая друг друга. Потом заговорил Годжун: – Что ты там делал? – Обсуждал… стратегию, – двойник неожиданно дружелюбно осклабился. – А тебе там что надо? – Ничего, – признал Годжун. – Тогда пойдём-ка тоже… обсудим нашу стратегию, – со значением подчеркнув слово «нашу», предложил двойник, положив руку на оплечье главкома. – Пойдём, – согласился Годжун, – только по одному. Нечего перед всеми... встретимся под сакурой Кенрена. – Через полчаса, – кивнул двойник и первым вышел к приёмной. *** Под распитие «горючего» подальше от лишних глаз генерал Кенрен давным-давно облюбовал в саду старую сакуру, ствол которой внизу был такой толщины, что двое взрослых могли смело сидеть с одной стороны дерева, не опасаясь, что их увидят с противоположной. Когда Годжун подходил к сакуре, первой мыслью, посетившей его, было сомнение в дееспособности показавшегося разумным двойника, потому что в этот момент тот самый двойник бодро карабкался по стволу вверх. Годжун поднял голову и увидел торопливо мелькнувшую в листве ногу в чёрном ботинке. – Генерал Кенрен! – рявкнул дракон. – Нет! Никогда! Ни за что! – отозвался голос из листвы. – Я буду просить убежища у Босацу-сама! – В гарем к ней пойдёшь? Шестидесятым наложником? – из-за спины главкома поинтересовался незаметно подошедший Тенпо. – Вы! – развернулся Годжун. – Я, – согласился маршал и посмотрел на выходящего из-за дерева второго главкома. – А который из вас вы? Дракон оглянулся. Потом посмотрел наверх. В кроне дерева слышались шорохи и изредка мелькало что-то белое и чёрное. Кто-то зарычал. Послышался треск веток, и чёрное полетело вниз. Годжун и Тенпо шарахнулись в стороны, освобождая «посадочную площадку». Кенрен грохнулся на землю, тут же вскочил на ноги, проверяя флягу на боку, и только убедившись в её целости, с облегчением выдохнул. Потом увидел Годжуна. Шарахнулся назад, чуть не сбив с ног оказавшегося на пути маршала, с недоверием посмотрел на последнего, словно что-то подмечая, и, кажется, несколько успокоился. Тенпо смерил его взглядом. – Мы трое тут. Может, обсудим наконец сложившуюся ситуацию, пока не потребовалось уточнять, кто из нас настоящий? – Злобные клоны, – буркнул Кенрен и кивнул. – Подождите, маршал, – двойник Годжуна, стоявший всё это время чуть в стороне, двинулся к ним. Тенпо вопросительно вскинул брови, обернувшись к нему. – Я хочу присоединиться к вашей тесной компании, – пояснил новый дракон. – Не уверен, что это целесообразно. Годжун, оставшийся за спиной Тенпо вместе с Кенреном, слегка нахмурился. Потом покачал головой: – Пусть. Тенпо, он дракон. И мне кажется, не так далеко от меня ушёл. Маршал секунду поколебался и кивнул. – Тогда... *** Военный совет устроили в укромном углу сада, куда не заходили даже те, кто рисковал разыскивать генерала Кенрена на сакуре. – Об армии ходит много разных слухов, сплетен... – Тенпо вздохнул. – А у девушек очень богатое воображение. – И? – Кенрен нехорошо покосился на начальство. – Хочешь сказать всех ЭТИХ придумали они? Маршал развёл руками. Годжун вздрогнул. Второй Годжун смерил взглядом Кенрена и тоскливо посмотрел на Тенпо. – Хорошо, и как нам убрать эти плоды фантазии?– Кенрен сумрачно посмотрел на двух главкомов. Тенпо нахмурился, но заговорил один из драконов. – У меня тот же вопрос. И не переживайте, маршал, я вижу, что мы тут лишние, и предпочту помочь. В моём мире всё иначе, и там мне нравится больше. – Босацу-сама сказала вам что-то? – настоящий Годжун сжал кулаки. – Да. Каждый из нас должен собрать все свои копии и... Кенрен вскочил на ноги, ухмыльнулся, бросив взгляд на двух Годжунов: – Кому-то будет вдвое легче, – и торопливо зашагал к казармам. Годжун номер один только вздохнул, вспоминая своего двойника, резво карабкающегося на сакуру. *** Первым делом решив проверить собственную комнату на наличие своих же двойников, Кенрен с изумлением обнаружил там Тенпо. Наученный горьким опытом общения с не-тем-Годжуном генерал осторожно поинтересовался у устроившегося на постели маршала: – Это ты? Маршал поднял глаза на хозяина комнаты, так что Кенрену предстали очки, сползшие на самый кончик носа и не скрывавшие совершенно шального взгляда, судя по всему, пьяного в дрова Тенпо, и початая бутылка саке, которую маршал бережно прижимал к груди. Тенпо облизнулся и пополз по кровати в сторону генерала, не отпуская бутылку. – Ой, – только и выговорил Кенрен и попятился к двери. Взгляд этого явно уже не-маршала ему очень не нравился, и впервые в жизни даже приближение возможной выпивки генерала не обнадёживало совершенно. К счастью, Кенрен не имел привычки запирать за собой дверь, так что рачьим манером сумел ретироваться в коридор без существенных затруднений. И натолкнулся в тот же миг на маршала Тенпо. Кенрен шарахнулся в сторону, но стальные пальцы впились в руку. – Спокойно, генерал. Вот уж не думал, что ты у нас нежная курсистка. От сердца отлегло. Кенрен указал глазами на дверь. – Там ты. – Я на это и надеялся. Есть идея, как собрать их побыстрее. Многие явно зациклены на... хм... странных отношениях между нами, так что будем ловить на живца. С Годжуном я тоже об этом договорился... с Годжунами, – Тенпо чуть нахмурился и поправил очки. Кенрен вопросительно приподнял бровь. Маршал пожал плечами. – У драконов предпочтения не всегда ограничиваются их видом... – он покосился на дверь. – Давайте, генерал. Покажите, что не пасуете не только перед врагом, – Тенпо развернулся. – Чем скорее мы от них избавимся, тем лучше. Всех «меня» отводи к Джирошину. Он всё знает, – и маршал зашагал прочь по коридору. – А меня тогда куда? – шелестяще поинтересовался Кенрен, представляя открывающиеся ему перспективы на ближайшее время. Маршал, не оборачиваясь, пожал плечами: – В казармы. Запас саке будет. *** Дальнейшее напоминало по мнению генерала странную игру в прятки наоборот. Маршал оказался прав, его копии вполне успешно ловились на генерала и... явно ему доверяли. Нет, Кенрен не чувствовал угрызений совести, таща еле ворочающего языком не-маршала, того самого, что нашёл на своей постели, к Джирошину. Но дальше было тяжелее. Маршалы были... похожи на маршала. Они знакомо сверкали глазами, говоря о боях и советниках, знакомо сонно смотрели из-под растрёпанной чёлки, знакомо шелестели книгами. Знакомо пахли чужой кровью боёв. Конечно, фальшь находилась быстро. Жеманные движения, слабые руки или внезапная тяга к неуставным отношениям. Отсутствие привычного мышления стратега, в котором Кенрен мог на миг потеряться, но не спутал бы ни с чьим другим. Но мига порой хватало. Выдавая очередного не-Тенпо Джирошину, Кенрен с ужасом вспоминал, как на мгновение сердце заходило ходуном, как в бою, при виде Тенпо в окровавленном плаще и с катаной в руках. В очередной раз генерал в коридоре столкнулся-таки с настоящим Тенпо. Глаза у маршала были усталые и какие-то... Кенрен не мог определить это выражение, но был уверен, маршалу не легче, чем ему. И всё же не выдержал, выдохнул: – Я в жизни столько не врал, сколько за сегодня... Тенпо посмотрел на него и грустно ответил: – А я врал. – А? – начал Кенрен. Маршал покачал головой. – Потом, генерал. Сейчас надо закончить... они ж разбегаться начнут... – и первым устремился куда-то в сторону сада. *** – Босацу-сама, сколько их всего было? – Джирошин аккуратно прикрыл дверь в спальню богини. – Понятия не имею, – Босацу заглянула обратно: – Я скоро вернусь... маршал, – со значением улыбнулась она, и дверь захлопнулась. – Как же вы узнаете, что привели всех? Богиня любви повела плечами и сыто улыбнулась. Джирошин усмехнулся в усы: настолько довольной Босацу он давно не видел. – Настоящего маршала я узнаю всегда, – она прищурилась. – Он придет последним. И потом... В дверь постучали, и послышался голос Кенрена. Богиня улыбнулась и кивнула на дверь Джирошину. – Генерал, не хотите присоединиться к нашей тёплой компании? – завлекающе поманила богиня вошедшего Кенрена. Очередного Тенпо генерал просто принёс. Маршал спал и не желал просыпаться, устраиваясь на любом относительно удобном предмете и сонно что-то бурча, так что был передан Джирошину практически с рук на руки. Генерал только усмехнулся: – Босацу-сама, я тут уже столько трахался и продолжаю... боюсь, сегодня я удовлетворять уже не способен. – Зато я способна, – хищно улыбнулась Босацу, но в этот миг в зал вошёл Тенпо. – Маршал, вы закончили? – последнее слово богиня многозначительно растянула, почти проглотив первый слог. Тенпо кивнул в сторону спальни и неожиданно ответил очень похожей хищной улыбкой. – Вы удовлетворены? Кенрен перевёл взгляд с богини на маршала, потом обратно и второй раз за день двинулся к двери рачьим способом. «Вставать между двоими нехорошо», – думал он, стараясь перекрыть тонкий насмешливый голосок, который подсказывал ему, что, кажется, именно сейчас и именно с этими двумя третий мог бы оказаться абсолютно не лишним. – Возможно, не до конца, – промурлыкала богиня. Уже у двери Кенрен почувствовал, как его плечо сжали, потом толкнули вперёд, и дверь за спиной генерала захлопнулась. *** Обнажённые и полуобнажённые не-маршалы спали, некоторые лениво открывали один глаз на тихие голоса. – Вас не заинтересовало возможное разнообразие, моя богиня? – Годжуны и Кенрены? Хм... – тихий шорох ткани, – маршал, вас возбуждает зрелище собственных клонов? – Ничуть. Просто когда вы настолько... довольны, перед вами почти невозможно устоять. Разве Годжун мог бы... – Он другого вида. Однако вы никогда не пробовали раньше воспользоваться моим... подобным состоянием... ах... – Сначала добившись его... я всего лишь скромный ками... По гладкой коже рассыпаются лёгкие поцелуи, и руки оглаживают, не торопясь, нежно, вытягивая долгие стоны и заставляя сбиваться дыхание, заставляя выгибаться в поисках большего... Глаза у маршала шалые, с бешеными огоньками, и смотреть в них кажется опасным даже богине, которая так легко раскинулась под Тенпо, поддаваясь ласкам. А он долго изводит её руками, губами, слишком нежно, недостаточно, чтобы дойти до вершины, пока она не пытается помочь себе, и он смотрит безумно совсем, целуя крупные руки с длинными ногтями, и пережимает член богини, переворачивает её, заставляя опуститься на четвереньки. Самые первые движения чужого члена внутри заставляют Босацу корчиться от невозможности коснуться своего члена, удовольствие прошибает такими разрядами, что богиня выгибается и ахает, понимая, что сейчас... совсем чуть-чуть... Но Тенпо не останавливается, когда она содрогается в оргазме; кажется, она кончает почти сразу второй раз, и только тогда с долгим рыком выдыхает он и падает на неё всем весом, и можно уже позволить себе блаженно растечься на полу и томно посмотреть сквозь ресницы на усталого любовника, в глазах которого медленно гаснут бешеные искры. А потом осмотреть комнату и вспомнить об обещании, прошептать пару слов и чуть насмешливо вздохнуть, глядя на настоящего маршала: – C вами всеми было неплохо... *** Все двойники исчезают почти мгновенно, тают в воздухе дымком задутой свечи. Кенрен оглядывает казармы и весело присвистывает, направляясь собирать бутылки, оставшиеся от веселья с почти-самими-собой. Его немного качает – может, от усталости, может, от выпитого с одним из двойников в попытке задержать всех в одном месте, но это такие мелочи. Генерал чувствует себя в этот миг практически счастливым, понимая, что здесь и сейчас он один. Годжун задумчиво смотрит на сплетённые перед собой пальцы. Только что напротив него в такой же позе сидел другой дракон. Его копия. Один из. Говорить с ним было... Годжун вздыхает и прикрывает глаза. Он просто устал. Он давно привык, что на небесах нет драконов. Он знает, как говорить с ками... и только старается не забыть, как говорить с теми, кто из его рода... рода, которого больше нет. Уже ночь, и ему пора бы поспать хоть в этот раз, но, кажется, не получится. А завтра надо во дворец. Все драконы разные. Но когда на всех одно лицо... Годжун думает, что вряд ли сумеет подготовиться ко всему, что может услышать завтра во дворце, но с истинно драконьей честностью признаётся себе: он не жалеет. Он не заплатил бы эту цену, предложи ему кто, – риск беспорядков и непредвиденных неприятностей – но сейчас главком не жалеет, что заплатил её за несколько часов общения с драконом. Всего одним настоящим из всех. Он просто устал. Годжун прикрывает горящие глаза. Тенпо лениво переводит дух, глядя, как тают тела вокруг. Подняться на диван у него пока нет ни сил, ни желания. Босацу блаженно жмурится и косится на недавнего любовника так намекающе, что маршал находит силы рассмеяться: – Вы же милосердная, Босацу-сама. Богиня смеётся тоже. – Свободны, маршал. *** Поздним вечером следующего дня Кенрен курит на подоконнике кабинета маршала. – Слушай, я тут подумал… – генерал следит за сигаретой в руке Тенпо: пепел вот-вот упадёт на книгу. – Почему все эти двойники не… ну просто не собрались вместе и не выкинули отсюда наоборот нас? Их никого словно не удивляло сталкиваться с самими собой. Тенпо, не отрываясь от чтения, пожимает плечами. Пепел падает мимо книги на пол. – Может, дело в том, какие мысли их материализовали? Они все словно… на одном зациклены были. И только на раздражители реагировали. Активные раздражители. А на пассивные им пофиг, словно запрограммированы выполнять свою задачу, и всё, что не мешает программе, в расчёт не берётся. – А Годжун? Не наш, а тот, что помогал нам? Он отличался… осознавал происходящее… говорил о своем мире, – Кенрен блаженно жмурится под лучами вечернего солнца. Маршал чуть улыбается. – Да, он был необычным. Может, кто-то из девушек хорошо его… – он встречается взглядом с генералом и внезапно складывается пополам от смеха. – О Годжуне думал ты?! – генерал прекращает смеяться, чуть не упав с подоконника, и переводит дух, стряхивая с колена пепел сигареты. Тенпо кивает, ещё не в силах говорить от смеха, а потом внезапно становится серьёзным: – Я не мог придумать Годжуна, влюблённого в меня. Я всего лишь подумал, что с такой толпой девушек я ещё могу справиться, но если Босацу услышит шум, то потребуется помощь дракона. – Случайно попал в волну мыслей девушек, мысли смешались… – задумчиво кивнул Кенрен. Тенпо устало трёт глаза, наконец закрывает книгу, негромко кашляет и указывает на бутылочку саке, только что добытую откуда-то из-под стола. Генерал затягивается и долго выдыхает дым, прежде чем покачать головой: – Неее, только не после вчерашнего. Тенпо вопросительно смотрит на друга, и Кенрен смеётся. – Не помню, когда последний раз напивался так, чтоб меня штормило. Маршал усмехается: – Значит, я могу заняться вплотную твоей коллекцией? Перед глазами Кенрена встают аккуратные ряды бутылок в шкафу – с расписными этикетками, наполненные прозрачной, золотистой, а порой и экзотических оттенков жидкостью. Генерал пожимает плечами: – Когда угодно... Но не без меня же! – с хохотом заканчивает он и снимает с пояса флягу: – Держи, позаимствовал у одного из двойников. Он говорил, сильная штука, но меня на пробу уже не хватило. Жидкость, льющаяся в пиалы, непрозрачная, тёмно-коричневая и пахнет сладковато. Тенпо с интересом делает глоток, и генерал изумлённо замирает, не донеся свою пиалу до губ, поскольку на лице маршала последовательно сменяют друг друга любопытство, растерянность и удовольствие, только вот что-то не так. Потому что уголки губ Тенпо подозрительно стремятся растянуться в слишком широкую улыбку, и сам маршал не спешит поднять взгляда от пиалы, рассматривая её содержимое. Кенрен всё-таки делает глоток, чувствуя вкус кофе, шоколада и чего-то еще... Спирта в напитке нет ни капли. Видя растерянное лицо генерала, Тенпо наконец позволяет себе рассмеяться. – Эт-то что? – Кенрен посмотрел на друга. – Камра, – Тенпо сделал ещё глоток и довольно зажмурился. – Неплохая вещь... Похоже, в воображении одной из красавиц ты трезвенник. И путешествуешь по другим мирам. Такое в одной земной книге пьют… в чём-то вроде параллельного мира. – О, кстати, – вскинулся неожиданно генерал. – О твоём вечере у девушек. Ты говорил, они хотели... – Кенрен сбился, заметив взгляд маршала, – ... твою книгу. – Ммм, и? – Тенпо потянулся к недавно отложенному тому. – Понятно, почему все двойники были двинутые на одной идее, но почему именно ТАКИЕ? Я не видел ни одного себя, пошедшего к девушкам. – Я себя тоже, – маршал усмехнулся. – У девушек свои фантазии. Для нас, простых солдат, великое чудо заполучить непорочную, недоступную небесную деву. – Угу, – Кенрен задумчиво принюхался к камре. – А для них – получить мужчину, который никогда б не заинтересовался ими. Жаль, что по своей наивности они порой не понимают, что чтоб пожелать, надо сначала увидеть. А они для таких мужчин – как Едзюн для тебя. – Кха! – генерал поставил едва не разлитую камру на стол и ошалело воззрился на Тенпо. Маршал пожал плечами. – Будто ты никогда лесбиянок не хотел. – Я и...! – Кенрен замер на середине фразы и со смехом кивнул: – Спал. – Он покрутил головой и отсалютовал маршалу пиалой с камрой. – Никогда не думал, что девушки настолько похожи на нас. Тенпо едва заметно вздрогнул: – Главное, что не на Босацу-сама, – и после секундного сомнения добавил: – Столько красоты мир не вынес бы. *** Джирошин опустил на стол очередную гору документов. В кабинете Милосердной стояла непривычная тишина. Богиня всё ещё была столь довольна маленьким приключением, что даже не встретила потоком возмущения скучную работу. Джирошин устроился в кресле у окна и задумчиво погладил седые усы: – Босацу-сама, вы ведь не договорили недавно... Богиня улыбнулась, откладывая ручку: – Будто ты сам не знаешь ответа. Книгу девушки хотели, ага. Ну Тенпо и выразился. Старое заклинание для сексуальных утех обычно в одиночку читают, а девочки вот... повеселиться захотели. – А вы будто этого не планировали, рассказывая им про подобное? – Джирошин посмотрел в сад. Босацу рассмеялась. Снова зашелестела бумага. – Ну, я планировала не совсем это, но результат меня устроил. И пожалуй, хорошо, что речь шла на самом деле только о маршале, а не о книге. Размножишь вот так не ту книгу... В древних книгах порой под видом обычных стихов шифровали довольно серьёзные заклятия. А что принесёт маршал по рассеянности – один Будда ведает... и то я б усомнилась. – Для сексуальных утех, значит... – Джирошин прищурился и снова погладил свои длинные усы. Стало понятно, почему богиня не беспокоилась: вызванные для утех копии сами пропадали через полсуток – достаточно, чтоб насладиться темнотой и жаром ночи. Только вот, следуя везде за богиней, старый воин мельком заметил и оставленную во дворце дев книгу: «Миллион ночей или как покорить демона.» Кажется, о её стихоплёте-авторе Джирошин слышал еще в юности – как о маге, сумевшем приворожить двоих: хозяина ада и бодхисаттву.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты