Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Мне всё время хочется спросить тебя, почему ты это делаешь? От скуки? От какой-то боли? Что сподвигло тебя подсесть на наркоту? Мне, как бы, плюс, денег ты не жалеешь, а мне вот жалко тебя. Поэтому, я снижаю твою дозу в этот раз и просто трахаю дольше.
Примечания автора:
ПБ, пожалуйста.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
23 Нравится 3 Отзывы 6 В сборник Скачать
Настройки текста
Ты всегда идешь ко мне, ведь просто знаешь, что я жду. А может, это я себя так успокаиваю и обманываю, потому что надо что-то думать, как-то оправдаться перед самим собой за то, что я делаю с тобой. Ты еще по сути ребёнок, я не знаю, как тебя занесло в мой притон, золотой мальчик, у которого шмотки стоят дороже, чем моя квартира. От тебя несло деньгами и блядской невинностью, которой я лишил тебя. Ты не снял ни одну девочку здесь, ты просто попросил кокса, который вдыхал через свернутую зеленую купюру. И улыбался, как ебаное солнце. А что мог я? Я мог только дать тебе самый чистый, самый новый товар. Никаких примесей, никакой просрочки. Ты не тот, кого мне хочется обмануть. Но при всем этом, я знаю, что от чистого еще больше сходишь с ума. Именно поэтому, ты приходишь снова и снова. И просишь: «Еще, еще, еще, да, давай, как глубоко, Господи» и весь течешь на мои простыни. Ты прекрасен, я не могу наглядеться и надышаться тобой. Ты тёплый, ты манящий. Кристалльно-чистый мальчик. Сам надеваешь на меня тончайший презерватив из серебристой упаковки, которую рвешь зубами, сам ложишься на спину, поднимаешь колени к груди, обхватываешь руками, открываясь и отдаваясь. Всегда чистенький, гладенький. И мне до боли хочется тебя. Я трахаю тебя пальцами, быстро так, что смазка внутри хлюпает и плавится, ты тихонечко скулишь, уже обдолбанный, уже невероятно-счастливый. Мне всё время хочется спросить тебя, почему ты это делаешь? От скуки? От какой-то боли? Что сподвигло тебя подсесть на наркоту? Мне, как бы, плюс, денег ты не жалеешь, а мне вот жалко тебя. Поэтому, я снижаю твою дозу в этот раз и просто трахаю дольше. Ты очень туго сжимаешь меня внутри, дырка быстро пульсирует, когда я начинаю покачивать тебя вверх-вниз по сбившейся простыне, шлепаю ладонью по белоснежному бедру, ускоряю темп. Ты опускаешь ноги, которые падают мне на плечи, ладонью сжимаешь розовый член. Господи, у тебя есть что-то неидеальное? Стройное тело, красивые ноги, тоненькие руки с длинными пальцами - они так хорошо лежали у меня во рту, и я так наслаждался ими, пока ты наслаждался дорожкой из кокса. Чистое и приятно пахнущее тело, без единого волоска на нем, нигде, всё молочно-белое, мягкое и нежное, так хорошо, так быстро появляются засосы и очень долго держатся. Розовые ореолы сосков. Родинки. Поджавшиеся пальцы на ногах. Какой у тебя размер ноги? Твоя ступня меньше моей ладони. Голова от тебя кругом идёт. Как будто я принимал, а не ты. Никогда никого так не хотел, как тебя. И с каждым толчком хочется больше и больше, будто я ничего не делаю для желанной разрядки. Не знаю, чего мне хочется больше - кончить или не выходить из тебя, как можно дольше. Ненавижу презервативы, кто бы знал. Но ты сам хочешь, я не препятствую. Я чист, я всегда ими пользуюсь, ты - девственен, какие могут быть проблемы. Но твое желание для меня важно. И я делаю это, хотя хочется наполнить тебя внутри собой, чтобы текло, но может, когда-то... Главное, перестать давать тебе кокс. Может, я тогда потеряю тебя, но спасу от зависимости. Хотя, ты можешь найти другого, кто подсунет тебе примеси, просрочку, аналоги, и будет грести с тебя приличные суммы. Я поступаю как ублюдок, беру мало, но прошу тебя переспать со мной. Это наш четвёртый раз. И я знаю, что сойду с ума если потеряю шанс видеться с тобой. Всё сделаю, чтобы не дать тебе уйти и потеряться в мраке кокса и героина. Я знаю, что тебе двадцать три, что у тебя богатые родители, что ты учишься в универе, что тебя зовут Юлианн. Юлианн. Малыш, это красиво. Но слишком уж официально. Ты говоришь: — Лютик. Мама называла меня Лютиком. Я улыбаюсь. Еще я знаю, что мне сорок три, что я занимаюсь плохими делами, торгую наркотой, девочками, пью только водку, ношу линзы, потому как посадил зрение лет семь назад, нахожусь чуть ли не в зоне риска, так как копы то и дело крутятся около моего «притона», правда, деньги всегда делают свое дело. Пока у меня есть валюта, я еще поживу. Еще - что я влюбился в тебя с первого взгляда, что мне нравится, как ты стонешь, как закатываешь глаза, как облизываешь губы. Нравится, что ты, когда кончаешь, шепчешь: «Всё, всё», но это далеко не конец, выплескиваешься толчками, но много. И я падаю следом, изливаюсь в резинку, слизываю сперму с твоего дрожащего живота. И снова делаю пометку: сократить дозу. Постепенно, чтобы не было плохо. Пока ты подмываешься, я меняю постельное белье. Оно влажное и пахнет тобой. Мне нравится, но тогда я просто сдохну. Ты не так часто приходишь, через пять дней. Через долгих пять дней ты снова лежишь подо мной, вплетаешь пальцы в мои волосы, сжимаешь бока ногами, когда я размашисто трахаю тебя, смотря прямо в глаза. — Как тебя зовут? — спрашиваешь ты, когда кончаешь, падаешь мне на грудь, закинув ногу на колени. Я укрываю тебя одеялом, чтобы не замерз, ныряю рукой вниз, проникаю пальцами в разработанную дырочку, двигаю вверх-вниз, медленно, почти дразняще. — Геральт. — Ты со всеми своими клиентами спишь? — Ни с кем. Ты хмыкаешь, сильнее откидываешь ногу. — А я, получается, особый случай? — Особый, особый. Внизу снова ноет и горит. Но Лютик засыпает, абсолютно не замечая моих пальцев в нем. Обидно немного. Без него холодно, пусто и одиноко. Одна из девочек пытается скрасить мою тоску, но глаза не смотрят на неё. Она извивается, танцует на коленях в золотистом пеньюаре, ее кожа блестит от масла. Но я смотрю мимо нее, зная, что через полчаса ты придешь, но ты не появляешься. Девчонка отходит от своей затеи. Нахожу тебя у дверей. Ты дрожишь, судорожно куришь. Весь промок, на улице дождь. Хватаю за талию, затаскиваю в дом. — Жвачка есть? — Нет. Раздевайся, иди в душ. — У меня одежда вся мокрая. — Я дам тебе свою. Моя на тебе смотрится, как на палке. Хватает одной рубашки, чтобы та повисла, прикрывая тело чуть ли не до колен. Ну и прекрасно. Носки, хоть, сухие. Ложишься под одеяло, принимаешь из моих рук горячий чай. — Поешь? Машешь головой, а потом всхлипываешь. — Дай мне дозу, чтобы сдохнуть часа через два. Я пугаюсь, сажусь рядом, глажу тебя по волосам. — Какая тварь обидела тебя? — Человек, которому я доверял. — Парень? — Отец. Не понимающе хмурюсь. — Что случилось? Ты вытираешь нос длинным рукавом, смаргиваешь слезинку. — Выгнал меня из дома. Отобрал всё. У меня нет ничего, слышишь? Ни денег, ни дома. — Почему? — А я сказал ему, что люблю тебя... Я выдыхаю. Улыбаюсь. — Я сейчас бульон сварю, поешь. А потом поспишь. — А... — Никакого кокса, малыш. — У меня всё равно денег нет. Я ухожу на кухню, пытаюсь собрать обед. Когда приношу тарелку с супом, ты спишь, трогательно подложив руку под щеку. Ложусь рядом, обнимаю тебя, согревая, чтобы утром проснуться с уверенностью, что увезу тебя к себе навсегда, брошу чертов чёрный бизнес, не хочу вредить этим тебе. Попробуем сначала, по другую сторону закона. Попробуем, правда ведь?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Сапковский Анджей «Ведьмак» (Сага о ведьмаке)"

Ещё по фэндому "The Witcher"

Ещё по фэндому "Ведьмак"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты