Последняя лисья история

Слэш
PG-13
Закончен
42
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Описание:
Все когда-нибудь заканчивается - даже наваждения.
Примечания автора:
Третья часть цикла "Столица зла".

Заимствования (и прямые цитаты) из Пу Сунлина "Рассказы Ляо Чжая о необычайном" и Гая Гэвриэла Кея "Поднебесная".
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
42 Нравится 2 Отзывы 6 В сборник Скачать
Настройки текста
В богатом и знатном доме Жэнь поселилось лисье наваждение, очень мучившее их девицу. Писали талисманы — не помогло, и лис говорил девице: — Что мне все эти ваши заклинания, написанные на бумаге? Тогда старый господин Жэнь и пошел к заклинателю. Лань Ванцзи пришел к старой усадьбе вечером. Давно уже отзвонил колокол и отстучали барабаны. Ворота были закрыты, город поставили на запор. На других улицах горели свисающие с крыш фонари на бамбуковых рамках, но здесь было темно. До Лань Ванцзи долетел запах ночных цветов, сильный и приторно сладкий. Где-то совсем рядом в деревьях шумел ветер. Фонарь в его руках изливал ровный желтый свет. Лань Ванцзи постучал и принялся ждать. Потом постучал еще раз. Не было никаких мертвых девиц, ни прежних, ни новых, никто ему не открыл. Из-за ворот не доносилось ни звука. Лань Ванцзи толкнул их, и они открылись с жалобным, почти плачущим скрипом. Он шагнул в темноту, какое-то время смотрел на темный, неприветливый дом, затем двинулся в обход. Аромат цветов стал сильнее, однако теперь к нему примешивался сладковатый запах гнили. В небе висела тяжелая, набухшая луна, красная, кровавая, не сулившая ничего хорошего. Лань Ванцзи приподнял фонарь повыше, круг прозрачного яблочно-желтого света заливал вымощенную камнем дорожку, на которую уже начала выбираться трава. Он обогнул угол дома и наконец вышел к веранде. Вэй Ин мог оказаться где угодно, мог оказаться в доме и делать со своими мертвыми девицами... К горлу Лань Ванцзи подступила желчь. ...делать со своими мертвыми девицами, что бы он там с ними ни делал. Вэй Ин мог оказаться в доме, но он лежал здесь, на дощатом настиле, в полной темноте, совсем один. Лань Ванцзи остановился от него всего в какой-то паре шагов. Лицо Вэй Ина было белым и измученным. На щеках виднелись дорожки от кровавых слез. Он лежал скрючившись, обняв себя руками — один, совсем один — то ли в глубоком сне, то ли в забытье. То ли в агонии. Лань Ванцзи стиснул зубы, чувствуя, как каменеет лицо, а рот наполняет неприятный привкус железа. Он поставил фонарь на настил и, присев рядом с Вэй Ином, переложил его голову к себе на колени. На миг рука его застыла над разметавшимися черными волосами, затем все же опустилась вниз и принялась разглаживать спутанные пряди. Какое-то время ничего не происходило. Вэй Ин лежал все так же неподвижно, словно уже перешагнул невидимую грань, отделявшую живых от мертвых. Тело его было холодным и напряженным, и, если бы не еле различимое дыхание, Лань Ванцзи решил бы, что пришел слишком поздно. Время то ли приостановило свой бег, то ли просто отдалилось. Лань Ванцзи гладил гладкие волосы, и с каждым новым прикосновением нутро его все больше леденело. Ночные мотыльки гулко бились о натянутую на бамбуковую рамку подсвеченную бумагу. Было тихо, лишь откуда-то издалека доносились голоса перекликающихся стражников. Наконец Вэй Ин завозился. Открыл рот, еле слышно выдохнул. Лань Ванцзи ожидал, что с его губ сорвется чужое имя — может, Цзян Яньли, может, Цзян Ваньиня — и заранее ненавидел того, кто это имя носил, но Вэй Ин только сказал: — А, это ты, Лань Чжань. Давно не виделись. — На губах его появилась улыбка, бледная тень его бывших ослепительных улыбок, и Лань Ванцзи кивнул. — Зачем пришел? Лань Ванцзи закрыл глаза. — В доме Жэнь... — сказал он, потому что это было проще, чем сказать, зачем он на самом деле сюда пришел. Зачем ходил сюда все это время. Зачем бросил Облачные Глубины ради Чанъани. — В доме Жэнь поселилось лисье наваждение. — Мм-м, — сказал Вэй Ин. Лань Ванцзи не знал, вправду ли он его слушает, слышит ли вообще, но все же продолжил: — Какой-то лис донимал их молодую девицу. Талисманы не помогли. Можно было бы просто его убить, Лань Ванцзи мог его убить — но вместо этого пошел к Не Хуайсану, потому что именно так бы и сделал Вэй Ин. Вэй Ин бы сделал много чего еще. Возможно, распил бы с лисом пару кувшинов вина, возможно, снова писал бы талисманы на красном шелку и ходил Юевым шагом. «У меня репутация», — говорил он, смеясь. Рука Лань Ванцзи в волосах Вэй Ина на секунду застыла, затем снова принялась пропускать между пальцев длинные пряди. — Я пошел к Не Хуайсану, — продолжал Лань Ванцзи. Он не любил говорить попусту, и теперь его слова падали тяжело, словно камни, но, кажется Вэй Ин не возражал. — Лис не его, и он... был задет. Не Хуайсан был не просто задет. Он смотрел на Лань Ванцзи блестящими черными глазами, кривя губы, и веер в его руках уже не казался обычной безобидной безделицей. — Чужая лиса? — спросил тогда Не Хуайсан. — В моем городе? Голос у него был шелковый и гладкий. Шелестящий. Змеиный. Перед ними Не Хуайсан уже давно не прикидывался. Лань Ванцзи немного помолчал. Дыхание Вэй Ина было все таким же поверхностным, но он придвинулся ближе и теперь комкал в пальцах складки верхних одежд Лань Ванцзи. От его тела исходил вымывающий любое живое тепло холод. Лань Ванцзи надеялся, что Вэй Ин его слушает. Не Хуайсан мог бы убить лиса — так поступил бы на его месте любой другой заклинатель. Однако у него, как и у Вэй Ина, тоже была репутация. И не только среди людей. — Он послал за девушкой. Не Хуайсан послал за молодой госпожой Жэнь и долго выпытывал у нее, чего боится мучивший ее лис. Та обещала узнать и скоро вернулась с вестями: когда лис был неподалеку от Чанъани, он повадился есть у какого-то крестьянина на меже. Тот подстерег его и чуть было не прибил мотыгой. Лис сбежал, но до сих пор еще его боялся. — А потом послал за тем крестьянином. На самом деле Не Хуайсану не было нужды заходить так далеко: подошел бы любой человек в таком же или похожем на крестьянское платье, но Не Хуайсан был... задет. — Крестьянин вошел к молодой девице, как был — в рубахе, широкой шляпе, с мотыгой — и крикнул лису, что искал его и наконец нашел, и теперь убьет безо всякой жалости. Тот завыл и сбежал. Но, подумал Лань Ванцзи, для лиса это вряд ли это конец. Слишком уж близко к сердцу воспринял эту историю Не Хуайсан. Вэй Ин что-то невнятно промычал и уткнулся лицом ему в ногу. Наверное, искал облегчения — и не находил. — Ты умираешь, — сказал Лань Ванцзи, и лед внутри сковал его от головы до самых пят. — Умираю, — не стал спорить Вэй Ин. — Из-за Цзян Ваньиня. — Если бы не Цзян Ваньинь и долг перед кланом Цзян, если бы не нужда выкосить псов Вэнь побольше и побыстрее, Вэй Ин сейчас... Горло Лань Ванцзи сжалось. Вэй Ин сейчас был бы жив и здоров и точно не сидел бы в этой богом проклятой Чанъани. Он мог... Он заслуживал... — Цзян Чэн мне брат, — сказал Вэй Ин просто. Голос его был тихим, чуть громче шепота. — Ты бы ведь тоже умер ради брата. — Я умер бы ради тебя. Вэй Ин застыл — не так, как раньше, по-другому, испуганно, недоверчиво, словно то, что происходило сейчас, было страшнее чем то, что его ожидало. «Скажи ему, — произнес в голове Лань Ванцзи голос Лань Сичэня. — Скажи ему. Он не поймет, если ты не скажешь. Никогда не понимал. Скажи ему. Скажи ему!» — Лань Чжань... — неуверенно сказал Вэй Ин, и Лань Ванцзи с силой повторил: — Я умер бы ради тебя. — О мой бог, — выдохнул Вэй Ин. — О мой... Он снова заворочался, задышал часто и глубоко, словно его захлестывала паника, затем влажно закашлялся, и Лань Ванцзи почувствовал, как на его верхних одеждах расцветают кровавые капли. Вэй Ин перевернулся на спину, отер рукой рот, вздохнул. — Лань Чжань, ты просто... Почему сейчас? — Ты умираешь. — О мой бог, — снова произнес Вэй Ин, и в его голосе звучали нежность, и досада, и совершенно непривычная беспомощность. Он вскинул руку вверх — наверное, на это ушли все его силы — притянул Лань Ванцзи к себе за конец лобной ленты и прижался губами к его губам. Лицо Вэй Ина было близко-близко, зрачок затопил светлую радужку практически до краев. Губы его были сухими и очень горячими и имели вкус крови. В следующую секунду Вэй Ин оттолкнул его, тяжело задышал, но вдруг рассмеялся. — Сколько времени... — прошептал он, и Лань Ванцзи не знал, к кому из них двоих обращается сейчас Вэй Ин. — Сколько времени потеряно зря. Мы могли бы... У нас могло бы быть... Ты только представь! — Мм-м. — Лань Ванцзи отвел с его лица волосы, коснулся холодными губами пылающего лба. Все происходило слишком быстро, и он просто не успевал пропустить события через себя и как-то их осмыслить. Вэй Ин вот-вот умрет... Вэй Ин ему ответил... Он должен был чувствовать горе. Он должен был чувствовать радость. Он должен был — но чувствовал только растерянность. — Как жаль умирать, — прошептал Вэй Ин. — Как же жаль умирать сейчас... Он умолк, лишь потянулся к руке Лань Ванцзи и переплел их пальцы. В саду, словно плакальщицы, пели сверчки. Крики ночной стражи становились то ближе, то опять отдалялись. — В Облачных Глубинах сейчас цветут маки, — слова сорвались с губ Лань Ванцзи словно сами по себе. — Брат писал. — Мм-м, — прошептал Вэй Ин, и Лань Ванцзи не мог не подумать о том, как поменялись сейчас местами их роли. — Белые стены, а вдалеке целый луг маков. Красные. Яркие. Тебе бы понравилось. Вэй Ин молчал, и, сглотнув комок в горле, Лань Ванцзи заставил себя продолжить: — А на лугу кролики. Много. Белые... всякие... И ученики играют на цине. А в вышине плывут облака... Продолжая говорить, Лань Ванцзи поднес руку к волосам и, потянув за лобную ленту, скомкал ее и вложил в безвольную руку Вэй Ина. Тот зашевелился: — Что... это?.. — Лента. Теперь она твоя. «Теперь я твой», — добавил Лань Ванцзи мысленно. Вэй Ин с трудом поднес ленту к лицу, и на губах его появилась тень улыбки. — Пахнет тобой... и сандалом... Помоги... мне сесть. — Сил у Вэй Ина явно осталось немного, и все же он сел и тяжело привалился к Лань Ванцзи. — Когда я... умру... здесь соберутся... все. — Вэй Ин. — Не... перебивай. Все... Хуайсан наверняка... написал своему... Ляньфан-цзуню... и этот шлюхин сын... явится в числе... первых. Будут искать... Тигриную печать... и свитки... все подряд... Не мешай... Пусть ищут... Я все уничтожил... Ничего... не осталось... После меня ничего... не останется... Если приедет Цзян Чэн... скажи ему... а впрочем, нет... ничего не говори. Похоронить меня... тебе не дадут... но это... неважно... Не лезь... в это все... что бы ни случилось... Возвращайся... домой... Возвращайся... в Облачные... Глубины... Чанъань... не для... тебя... Вэй Ин умолк, как будто долгая речь его обессилила, и уронил голову на плечо Лань Ванцзи. Пальцы его крепко сжимали ленту. Какое-то время Лань Ванцзи еще сидел, не решаясь пошевелиться, затем медленно, деревянно повернул голову и посмотрел на Вэй Ина. Вэй Ин не дышал. Все закончилось. Все закончилось, так и не начавшись. Лед внутри Лань Ванцзи затрещал, изливаясь из глаз горячей талой водой.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты