в своем молчаливом великолепии ты лишила меня стыда

Фемслэш
PG-13
Закончен
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Описание:
У неё шея пахнет ладаном и какими-то сухоцветами, в кудрях запуталось солнце. Вы теряетесь в этих ароматах, закрываете глаза, растягиваете губы в улыбке, касаясь носом чужой беззащитной ушной раковины.
Кожа еще не успела согреться после багажника машины, а руки туго перетянуты веревками.

Она не дышит.
Посвящение:
+ Секта ? Негодяев ДС с блэкджеком и шлюхами | (Мы не готы мы не панки мы подружки-лесбиянки).
+ ангелу
+ o.shiiit
Примечания автора:
будем надеяться, что не ООС, но если что, укажите
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать

[21.12.2020 — 05.02.2021]

Настройки текста
Когда она рвано выдыхает и открывает глаза, вы все поедаете её взглядом. И она дрожит от страха, словно пойманная вами лань, жаждущая своего последнего часа. На самом деле она этого часа страшиться, ей совершенно незачем уходить сейчас так глупо. Вы бессердечно и нежно вытираете проступивший пот, целуете лоб нежно и опрометчиво, в последний раз. Она дышит все так же рвано, тяжело, сопяще и это разбивает вам сердце. Она смотрит в ваши глаза до самого последнего мига, почти не моргая. Она покидает вас так же быстро и без возможности её вернуть, как те секунды и минуты, уходящие в даль прошлого.

***

Возможно ваш страх оправдан, но даже будучи дрожащей от предвкушения, вы не теряете нить разговора с собственными демонами. Те умоляют о начале трапезы, когда ваш голос дрожит в диалоге. Вы выбрались как можно дальше холода улиц, вместе. Отключили все устройства от сети и прячетесь здесь в обнимку, будто новобрачные. У вас на пальцах одинаковые кольца. Синяки и ссадины стили чуть ли не украшением кожи. На белых рубашках пятна крови, корочка которых стала бы чернее угля при луне. У неё шея пахнет ладаном и какими-то сухоцветами, в кудрях запуталось солнце. Вы теряетесь в этих ароматах, закрываете глаза, растягиваете губы в улыбке, касаясь носом чужой беззащитной ушной раковины. Кожа еще не успела согреться после багажника машины, а руки туго перетянуты веревками. Она не дышит. Лежит на вашей груди, покорно вслушиваясь в ваше дрожащее трепетом сердце. Вы шепчите её имя, потому что не хотите услышать эту звенящую пустоту, которой, кажется, заложило ваши уши. А вы водите руками по её не до конца остывшему телу, которое ещё не успело понять, что мертво. Распутываете веревки. Она будто бы стыдливо закрывает расползающееся по животу и по накрахмаленной до блеска свежего снега рубашке, алое темное пятно. Вы смеетесь, повторяя ей, что стыдиться себя незачем. Вы любите её любой, даже если любить здесь совершенно ничего не осталось. Её тело обнажено. Её насквозь пропитавшиеся кровью кудри дрожат от дуновения легкого ветерка, а вы смотрите на ей кожу цвета потемневшего мрамора. Такую обманчиво-грубую, скрывающую в себе нежность и мягкость. Вот-вот и треснет, вывалив наружу ту уродливую правду, что вы отказываетесь принимать. Вы касаетесь её там, где не позволяли себе раньше. И мир на секунду, а может и больше, чернеет. Покрывается яркими пятнами цвета смоли; базальта и магмы. Её нежная грудь под вашими руками не дрожит в выдохе удовольствия и не содрогается от стенаний болезненного отрицания, — она спокойна. Она принимает вас такой, кокой вы являетесь. Какой бы вы себя без неё никогда не увидели бы. Вы ведете руками дальше и забираетесь глубже, стараясь проникнуть не только в тело; вы хотите засесть в ней как вирус, — под самой кожей и глубже. Вам хорошо, ваши руки холодит её тело, бездвижное и безмолвное. Безмятежное, как капля крови, стекающая по телу вниз, когда обратно уже вернуть ничего нельзя. Вы ведете по её остывшей щеке измазанной рукой, глядя на то как та содрогается на чужой шее, сжимая уже давным-давно не дышащую шею. В ваших ушах скрип половиц под ногами звучит её стонами, ветер гуляющий по подвалу — её влажным дыханием вам в рот, когда вы целуете её, едва-едва касаясь стылые губы своими. Воздух пропитан ароматом ей духов, а на полу валяется одежда, будто бы она раздевалась в спешке. Она выгибает спину у вас под руками, распластавшись по столу, так ей хорошо. А вы её все зовете и зовете, и зовете, и зовете. Она не слышит, ей сейчас так хорошо. Когда вы произносите её имя в следующий раз, тяжесть её век слишком велика. Стеклянные глаза, отражающие взглядом лишь темный потолок, закрываются подобно старым куклам. Она устала и вы даете ей забыться вечным сном в своих руках, будто бы подобны Морфею. Потому что знаете точно — ей будут сниться кошмары. Выкрикиваете её имя, чтобы вам ей было спать, принимая реальность, в которой от вас остался лишь маленький жалкий кусочек, терзающий холодное тело и тишине ночи.

***

Вы сидите в комнате одна, возможно после устроите званый ужин для её дорогих сердцу людей, и завороженно смотрите на тарелку. В ней, — все то прекрасное, что вы возвели в абсолют и запечатлели в эстетичной красоте пищи. Все это — она, ваша Вилма и ваша любовь/страсть к ней, ставшая с вами единым целым. Навечно. Быть кем-то поглощенным — высшее проявление любви, а потому вы отдаетесь Грэм со всей страстью, заставляя, принуждая стать с вами единым целым. Вы заносите вилку над ртом с любопытством и любовью глядя на мясо, пахнущее ладаном. Вы улыбаетесь.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты