Взгляд изнутри

Джен
R
В процессе
1
Размер:
планируется Макси, написано 3 страницы, 1 часть
Описание:
Вокруг человека всегда находятся враги— близкие и не очень люди. Несложно принять, что все эти люди, сами того не зная, обращают в прах все надежды и мечты человека, но гораздо труднее осознать, что он сам себя бросает на произвол.
Примечания автора:
Здравствуй, читатель!
Я рад, что ты оказался здесь. Желаю тебе приятного чтения!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать

Враги

Настройки текста
      Сегментум Обскурус. Сектор Пандемоний. Система «Дариус».       Адмирал–Солар стояла в своей каюте, одетая в голубую форму. Мрачный взгляд устремился на скопление кораблей линейного флота, сквозь бронированный смотровой иллюминатор.        Двенадцать лет назад адмирал Виктория Августа Ибанес стояла у иллюминатора и горделиво смотрела на мир.

***

      Месяц прошёл с тех пор, как Виктория получила приказ покинуть систему «Орион», вместе с ней ушла и Имперская Гвардия. Чем это могло быть? Многие из военных аналитиков пандемонийского командования считали, что данный манёвр являлся попыткой перегруппироваться, и вступить в решительную схватку у штаб–квартиры линейного флота, как много веков назад.       Другие полагали, что это начало ряда сокрушительных поражений в секторе. Имперские силы уже не могут сдерживать натиска множества нависших над человечеством врагов. В системе «Орион» слуги Бога–Императора несли непозволительные потери.       Третьи, более оптимистичные, полагали будто продвижение противника в этой области сегментума ослабло, и часть флота, вместе с Гвардией, переведут в Готический сектор, где обстановка накаляется.       Но лорд–Адмирал молчал. Молчал и Администратум. Сдача системы «Орион» просто не освещалась. После пополнения рядов гвардии в близлежащем скоплении планет флот передислоцировал наземные силы в «Дариус».       Те, кто задавал вопросы были обречены вечно ждать ответы. Но не смотря на подобный акт безразличия, военные выполняли приказы с завидным рвением, и их не интересовали причины, раз уж Старший Эклизиарх– голос самого Бога–Императора, сказал, что на то Его Воля. И это проинимают за истину все, от рядового Имперской Гвардии, до адмирала Имперского Военного Флота.       Но когда командующие смотрят на происходящее сняв мундиры и погоны, всё начинает разворачиваться совершенно иначе. Появляется заинтересованность в этих странных манёврах, и простые объяснения священников: «На то Воля Его» – уже не могут удовлетворить любопытство. Однако, стоит отметить, что служащие позволяют себе такой тип поведения в отдалении от товарищей, в узком кругу друзей.       И в этом узком кругу Лорд–генерал–Милитант– Маркус Лёвенштейн придавался размышлениям о правильности своих действий, позволял себе вольности рядом со старой подругой, терпеливо слушавшей его, развивающей тему вместе с ним, но со своим подходом.       Спустя месяц, после сложного решения, Маркус намеривался поговорить. Здесь, на стоянке флота, пока есть время. Лорд–генерал–Милитант направился в каюту адмирала.       И Виктория встретила егов люке. Настроенная на нелёгкий диалог она впустила командующего гвардией и налетела на него с вопросом, который он слышал от неё уже целый месяц.        – Почему нашу формацию отозвали? Были все шансы удержать систему и.. – Августа была прервана своим старым товарищем, его грозным взглядом и осуждающим тоном.        – Причины этого приказа не подлежат разглашению. Я получил его и передал тебе. Ты его выполнила. Всё, – Маркус ответил быстро и жёстко, как умел, и попытки спорить с ним пресекались непроницаемой завесой хладнокровия.В каюте повисла тишина, прервать которую командующие не смели несколько минут.        – Ты приходил, чтобы поругаться?        – Я сам не в восторге от того, что вытворяет Администратум, но поделиться подробностями не могу. Я зашёл, чтобы поговорить с тобой о происходящем, – Маркус занял место за деревянным столом, когда адмирал жестом пригласила его сесть.        – И о чём ты хочешь поговорить? – Виктория стянула недовольную, мрачную гримасу и позволила дружелюбной, почти незаметной, улыбке поселиться на светлой коже.        – Правильно ли мы поступили, когда оставили людей «Ориона», без надежды на спасение?       Одним вопросом, Маркус поверг Августу. Выражение её лица сменилось непониманием, и она молчала. Может промолчала бы и больше, но Лорд–генерал–Милитант снова насупился и взглядом потребовал ответа. Адмирал была вынуждена его дать.        – Да, я полагаю, – слова черноволосой подруги вызвали негативную реакцию Лёвенштейна. Он резко свёл брови к переносице и начал глубоко дышать, – мы защищаем не людей, а целостность межзвёздного государства, это ты должен понимать как никто другой. Но вместе с этим я хочу сказать, что правильность решения зависит от причины такого отношения к тем людям. Что могло произойти с системой «Орион», чтобы мы её оставили? Ты не будешь отвечать на этот вопрос.        – Ты права. Я отвечать не буду, но поверь на слово, причина того не стоила. Сколько людей погибнет там? Людей верных Империуму, рассчитывающих на защиту Бога–Императора? Да, правильным считается исполнение приказа.Но на сколько справедливо такое решение для граждан?        – Граждане не имеют значения. Они– ещё один институт Империума, требующий ресурсов и внимания. Отвлекают от основной задачи– покорение галактики, – Виктория говорила с заметным безразличием.        – Мысли военного, не больше. Это похвально, в некоторой степени, но слишком слабо. Забудь, – Маркус нервно потёр переносицу, – на самом деле, я пришёл по другому поводу.       – Тебя, что-то тревожит? Могу предположить, что тебя тревожат положения дел флота, раз ты говоришь со мной. Может терранского рекафа? – Адмирал направила ноги в сторону чёрного столика, у стены, и быстро настигла его.       – Августа, меня гложет мысль, – начал Лорд-генерал Милитант, он сложил огрубевшие ладони перед собой и настроился одним выдохом, – помнишь, в юности, я попросил одну занимательную книгу, у твоей матушки? Лорд Карпен Клавдий Ариунус «Цель. Враг. Война». – По коже Лёвенштейна пробежали мурашки, разговор предстоял более чем личный.       –Знаешь, Маркус, – адмирал приподняла уголки рта,– за сорок терранских лет нашей дружбы я кое-что запомнила: если ты начинаешь с таких далей, то последует серьёзная беседа, – улыбка пропала слица. Виктория вскрыла старый пакет и принялась подготавливать две чашки рекафа.       – Это был сборник философских высказываний Карпена. Очень интересное писание, скажу тебе.       Адмирал залила чашки с чёрным порошком и направилась к столу.       – В той книге было много бессмысленных идей, но оказалась и одна дельная мысль. Цитата: «Что есть враг? Во всех источниках одна информация, но я скажу иначе: Ваш враг определяется Вашими целями. Но если у Вас нет цели, то и врага у Вас нет». Конец цитаты, – сын Лёвенштейнов взял протянутую ему чашку за ручку. Вдохнув будоражащий резкий аромат рекафа, Лорд–генерал–Милитантотхлебнул чёрного напитка, и явно почувствовав горечь, –Виктория, ответь на вопрос, максимально честно и открыто: что такое враг? Но перед этим поделись со мной, как с другом, целью своего сражения.       Вопрос смутил адмирала, а её мысли всё никак не хотели раскрываться. С каждой секундой всякие идеи рассыпались.       «Ты сражаешься за Империум, за Феодаракис, Виктория. Твои цели не отделимы от целей Человечества.»       Так думала Августа, нацепив угрюмую личину, и казалось, что всё именно так… Пока на задворках разума не блеснул образ.       «Но хочешь ли ты этого? Ты всего лишь часть Империума, но не он. Твои цели отличаются, верно? Ты хочешь сражаться за идеологию мира? А может за что-то более весомое?»       Яд этой мысли пролетел сквозь весь рассудок и заставил адмирала усомниться в собственной верности. Она почувствовала горечь, и это был не рекаф. В мгновение, напряжение Виктории достигло своего предела, мозговая активность повысилась, пока адмирал впопыхах искала хоть сколько-нибудь здравый выход из ситуации. Ничего.       Но когда адмирал была готова дать неприятный ей ответ, образ, натолкнувший её на мысли, сделал свой ход, предлагая уйти от комментариев.       – А почему бы тебе не ответить на свой вопрос? Ведь эти мысли не дают покоя тебе, а не мне, – адмирал попыталась быть уверенной, но дрожащий голос свёл на нет старания.       Маркус лишь улыбнулся, отпил горького напитка и кивнул.       – Я хотел, чтобы на этот вопрос помогла ответить ты, – Лорд–генерал–Милитант поник– думается, что на службе у нашего славного государства мы не в силах найти свои цели, а, следовательно, и врагов. Тогда почему мы убиваем неугодных? У нас есть приказы, и меня от этого коробит, – истина опустилась тяжёлым грузом на плечи командиров, и алчущая тишина ввалилась в каюту, будто неведомый противник, наводящий оружие на старых друзей.       Три минуты.Именно столько отсчитал бортовой хронометр до того, как Маркус решился выпустить изо рта давно задуманные слова.       – Я рассчитываю, что эта война поможет мне найти цель, а значит поможет найти и настоящего врага.       Спустя минуту, Виктория хотела, что-то сказать, но вой серены, оповестившей о кораблях противника, настаивал на обратном.       И сигнал стал переключателем. Виктория вернула на лицо непоколебимую решимость и настойчивость. Спустя секунду, адмирал поднялась со стула, сложила знамение полу–Аквилы и поклонилась другу.       –Да защитит тебя Император, Маркус. Тебе пора на поверхность.        – Свидимся, адмирал, – Маркус быстро поднялся и отточенными движениями промаршировал к гермолюку. Лорд– Генерал Милитант остановился и взглянул на подругу через плечо, – только попробуй проиграть.       Маркус покинул каюту. Спустя минуту, адмирал двинулась на свой пост.

***

      Теперь, двенадцать лет спустя, адмирал знает где её противник.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты