Мания

Гет
Перевод
NC-17
В процессе
79
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/17276159
Размер:
планируется Мини, написано 26 страниц, 6 частей
Описание:
Том Реддл знал, что она его Омега, и ничего не предпринял - Гермиона заставит его пожалеть об этом.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
79 Нравится 6 Отзывы 27 В сборник Скачать

Хорошая девочка

Настройки текста
- О, милая, - рычит он, скользя взглядом по ее почти обнаженному телу. - У тебя крупные неприятности.

***

- Что? - запрокидывая голову, стонет она, пока он дразнит ее подушечками пальцев, проводя по ее коже, и она чувствует, как кончики волос щекочут поясницу. - Что ты собираешься со мной делать? - А что ты хочешь, чтобы я с тобой сделал? - с издёвкой, медленно, проговаривает он. - Не дразни меня, - она сердито смотрит на него. - Тебе нравится, когда тебя дразнят, - бормочет он, и, как будто в доказательство своей правоты, сжимает ее твердый сосок между большим и указательным пальцами. Она вздрагивает и сопротивляется желанию сжать запястья и железы вместе, ослабить давление, которое она чувствует внутри себя - оно скользит прямо по внутренней стороне ее бедер. -Тео. - Драко рассказал мне, что ты любишь, когда тебя дразнят, - теперь он гладит ее кожу. Она чувствует тупые края его аккуратно подстриженных ногтей на своем животе. Чувствует его дыхание на затылке. - Сказал мне, какой хорошей девочкой ты бывала для него. Она вздрагивает от его слов и от того, что он подошел к ней сзади и обхватил ладонью ее прикрытие тканью складки влагалища. Прижимая ладонь к ее клитору, он провел носом вдоль ее шеи и... - Он бы не стал, - хрипит она, наклоняясь к нему и сдерживая стон, когда он просовывает два пальца под крошечный кусочек кружева между ее ног и скользит ими по складкам. Тео царапает зубами ее шею, и она вздрагивает в его объятиях, но он крепко прижимает ее к себе - большой и указательный пальцы его левой руки тянут ее сосок. Она не может пошевелиться, не может сделать ничего, кроме как хныкать и извиваться в его руках, когда он скользит третьим пальцем в ее влагалище и продолжает растягивать ее. - Хорошая девочка, - воркует он, и, о Боже, она убьет его, если он не позволит ей кончить в ближайшие несколько секунд. - Ты такая тугая, Грейнджер,- бормочет он. Она чувствует, как он сгибает эти три пальца внутри нее, подталкивая то неуловимое губчатое место внутри нее, которое она всегда с трудом находила сама, и... -Ты права, Малфой ничего мне не говорил. Она это знает. Драко - ее лучший друг, и все разы, когда они трахались - все разы, когда Гермиона приходила к нему - были, когда она была на самом низком моральном уровне, и она умоляла его заставить ее чувствовать себя красивой - заставить ее чувствовать себя достойной. И он делал это, каждый раз, и это было одной из причин, почему она так сильно его любила. Потому что он никогда не осуждал ее за это, никогда не ожидал, что она ответит ему взаимностью, никогда не держал на нее зла. - Я всегда замечаю шлюх, - теперь он трахает ее пальцами как следует, и она так чертовски влажна, что хлюпанье, исходящее между ее ног, совсем не смущает ее, а затем он кусает ее за шею и говорит: - Кончи, как хорошая маленькая шлюшка,- и ее накрывает волна наслаждения, она трясётся в его руках, когда ее влагалище конвульсивно сжимается вокруг его пальцев, и она кончает. - Боже, я не могу дождаться, чтобы трахнуть тебя, - стонет он, целуя влажную кожу ее шеи, подхватывает ее на руки и несет к кровати.

***

- Мы поговорим о той небольшой показухе сейчас или... - она лежит на кровати и смотрит на него, пока он раздевается. - Какой показухе? - спрашивает Тео, выгибая бровь и одновременно стягивая рубашку через голову. Гермиона не может не прикусить губу от того, как хорошо он выглядит без рубашки. Как эта буква "V" вдоль его бедер заставляет ее сжимать бедра вместе в попытке вернуть хотя бы капельку самоуважения. Она приподнимается на локтях и смотрит, как он стягивает ботинки, носки и брюки, пока не остается в одних трусах - его член впечатляет, натягивая то тесное пространство, кончик его торчит над резинкой - и она удивляется, почему, черт возьми, она использует свой язык, чтобы говорить, вместо того, чтобы использовать его, чтобы заставить его потерять контроль. Она наклоняет голову и, прищурившись, смотрит на него, потому что она не такая - она совсем не кроткая кукла вроде омеги, которой нужен мужчина, чтобы он ворвался и спас ее от разговора - особенно от разговора с ее Альфой - не то, чтобы он это знал, конечно, - но все же. Принцип тот же. - Ты уверен что знаешь, о чем я говорю? - Тебе не нравится, что я помешал тебе и Риддлу? -Нет. - Тогда я не знаю, о чем тут говорить, - ухмыляется он, опускаясь на колени и осторожно раздвигая ее ноги. - Трахни меня, Грейнджер, но ты действительно выглядишь как совершенство, - бормочет он, скользя руками вверх и вниз по ее ногам, не отрывая глаз от места, где, она знает, ее нижнее белье полностью промокло, и он, вероятно, может разглядеть складки ее обнаженной дырочки. Он проводит носом по ее правой икре, вдыхая ее запах и целомудренно целует внутреннюю сторону ее колена, и она стонет, даже когда протягивает руку вперед, зарываясь ею в его волосы и тянет его голову вверх, так что он смотрит на ее лицо, а не на промежность. - Это было грубо. Теперь он, прищурившись, смотрит на нее, а его руки все еще лежат на ее бедрах, большие пальцы зацеплены за тонкий кружевной пояс, который явно не справляется с защитой ее чести. - Грейнджер! - он рычит. - Если ты хочешь поговорить о Риддле, пока я пытаюсь трахнуть тебя, я буду не в восторге от этого, но я обязательно пойду и приведу его к тебе. Видит бог, он любит говорить о себе. Я уверен, что он не хотел ничего так в этой жизни, как прийти сюда и сделать это с тобой. Гермиона, не удержавшись, фыркает. Потому что она знает, что Том Риддл - ее альфа - предпочел бы сделать абсолютно все, что угодно, только чтобы не приходить сюда к ней. Она качает головой, а затем опускается на локти, ложась на кровать. Она смотрит в потолок. - Прости, - бормочет она и слышит его вздох. И прежде, чем она может остановить его, он подползает к кровати и наклоняется над ней... - Нет. Мне очень жаль, - говорит он, и она моргает, потому что чувствует его толстый, твердый, тяжелый и сочащийся, прижатый к ее животу член, и он, должно быть, снял свои боксеры, когда она занималась самокопанием. А теперь он убирает своевольный локон с ее лица и смотрит на нее так, как будто она самая драгоценная вещь в мире, и ее железы пульсируют, и ее влагалище болит. И она, блядь, презирает Тома Риддла больше всего на свете, потому что каждый другой мужчина в ее жизни намного лучше, и уж точно лучше для нее, чем этот альфа, которого биология сочла самым достойнейшим ее. - Я просто думаю, что он самодовольный, претенциозный засранец, который не заслуживает внимания красивой девушки, - он пожимает плечами, и о Боже, она так ошарашена, потому что Тео Нотт смешной, красивый и правильный, и если бы она была его омегой, она бы умоляла его пометить ее. Вместо этого она прикусывает губу и просовывает руку между их телами, обхватывая его член по всей длине. Он стонет и его глаза чернеют, ноздри раздуваются, Парень наблюдает, как она гладит его по всей длине своей изящной ладонью, как она скользит большим пальцем по его члену и обводит им головку. - Это справедливо, - бормочет она. Гермиона чувствует, как Тео становится невероятно твердым в ее хватке, и когда она снова проводит по всей длине, ощущает, как его узел начинает формироваться у основания его члена, и она содрогается при мысли о том, как это будет ощущаться внутри. - Черт, - стонет он, поднося руку к ее лицу и обхватывая ее подбородок. Она облизывает его большой палец, а потом сосет его - ей нравится отсасывать. Это одна из ее любимых вещей - знать, что, хотя она и стоит на коленях в покорной позе, вся власть принадлежит ей. Он свирепо смотрит на нее и выпускает большой палец изо рта, когда она во второй раз кусает подушечку его большого пальца. - Почему он тебе не нравится?- парень тяжело дышит, и она ухмыляется, потому что уверена, что ему требуется весь его контроль, чтобы просто не войти в нее и забыть об этом разговоре, но она просто пожимает плечами и отводит глаза, продолжая гладить его - член действительно очень красивый, и она уже не может дождаться, когда он войдет. Ее влагалище и горло. - О, ты знаешь. То же самое на самом деле. Пафосный придурок. Сноб. Вот кто он. Он фыркает и наклоняет голову, чтобы прижаться губами к ее губам, и она чувствует, как он ухмыляется. - Может, хватит уже о нем говорить?- спрашивает парень, и она кивает, а потом он гладит ее кожу и покусывает зубами, обхватывая ее грудь. Проводит большими пальцами по ее соскам, что вызывает мурашки по коже. - Пожалуйста, Тео, - хнычет она, выгибаясь ему навстречу, и он кивает, разрывает лишнее кружево, поднимает ее ногу себе на плечо. Он берет член в руку, вжимаясь в нее, и она исчезает, теряясь в удовольствии чувствует себя такой полной, и он тянет ее к себе на колени. Ее ноги обвивают его талию, и голова прижимается к изгибу его шеи, омега так чертовски заполнена, его член такой чертовски толстый. Только чувствует, как его узел прижимается к ее влагалищу. Парень запутывает руку в ее волосах и тянет ее голову назад, чтобы он мог посмотреть на нее. - О, ты чертовски идеальная девчонка, - бормочет он прямо перед тем, как поцеловать ее. Он кладёт руки на бедра и поднимает горячее женское тело, вколачиваясь в нее, пока она не начинает мелко дрожать в его руках.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты