Усталость

Слэш
R
Закончен
6
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Описание:
Тэхен просто устал жить.
Примечания автора:
Хотела я значит начать писать на фикбук с чего-то позитивного....


У автора запятые ходят на двух костылях, поэтому если увидите ошибку, публичная бета включена)
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
6 Нравится 1 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
Обидно на самом деле. Ты вроде стараешься, живёшь по всем канонам. Всегда счастлив перед друзьями, смеёшься, веселишься, выслушиваешь чужие проблемы, поддерживаешь. А в итоге? А в итоге, когда сам нуждаешься в помощи, остаёшься один, запертый в собственных мыслях. Ведь друзья не понимают, для них у тебя нет проблем, ты тот самый позитивный друг, с которым легко общаться. Но самое ужасное в том, что ты сам не позволяешь поменять их мнение, ты сам отчаянно скрываешь свою боль, заталкивая поглубже в душу. Вечно терпишь, улыбаешься, даже когда улыбаться не можешь, украдкой стираешь слезы и даже когда случайно пробалтываешься о проблеме, тут же переводишь тему. Но всему рано или поздно приходит конец. Чаша переполняется, эмоции выливаются наружу, и вот ты уже в истерике стоишь перед зеркалом и думаешь как докатился до этого. Когда все стало таким? Когда ты стал героем гребаной дешёвой драмы, продающейся в переходах метро? Тэхен не знает. Он отчаянно заглядывает в свое отражение, пытаясь отыскать хоть какой-то смысл во всем происходящем. Ещё пару часов назад его нерушимый образ позитивного, но немного отстраненного айдола успешно разыгрывался перед фанатами, другими мемберами и особенно перед Чонгуком. Находясь в глубоком моральном истощении, он все также шутил с Хосоком, танцевал какие-то нелепые танцы с Чимином, шутливо отбирал у Джина микрофон, но, правда, обходил всеми любимого макнэ за три версты. Но это детали. В основном все было просто замечательно, доведённая до идеала схема работала как часы. Там улыбнуться, здесь засмеяться, отпустить глупую шутку, сделать что-то нелепое, подмигнуть камере. Но… Что пошло не так в этот раз? Может то, что во время очередной песни микрофон нечаянно выпал из рук, вызывая нестерпимое желание зарыдать в голос? Или, может быть, то, когда переодеваясь между номерами, внезапно понял, что надел не те брюки? Хотя скорее прочная скорлупа дала трещину в тот момент, когда Чонгук перед выходом на сцену заботливо поправил Киму галстук. На первый взгляд, ничего такого в этом жесте нет, но Чон, как и сам Тэхен, не то что не говорил с ним, не находился один на один уже больше двух месяцев. Что с этим мальчишкой не так? Хотя сейчас это совсем не важно. Заперевшись в ванной, в единственном помещении, что хоть как-то защищает его от ненужной компании и дает время привести себя в порядок, Тэхен почему-то думает, что сейчас вообще ничего не важно. Ни друзья, которые беспечно отмечают очередной успешно проведенный концерт, ни семья, с которой он не виделся, кажется, вечность, ни Чонгук, что так усердно ломает ему менталку и психику с гребаного дебюта, ни даже собственная жизнь. Все за что он так отчаянно цеплялся, в попытке убедить себя, что сильный, что справится сам, перетерпит…все это…просто пустое, обсолютная трата времени. Его тихие всхлипы заглушает шум воды из-под крана. Макияж давно стёрся, являя в отражении болезненно бледный вид. Огромные синяки под глазами свидетельствуют о множестве бессонных ночей, а губы искусаны настолько, что на них нет живого места. Тэхен так устал. Устал делать вид, что не замечает сочувственные взгляды хенов, устал делать вид, что его ни капли не задевает, что его для макнэ не существует. Ким просто устал быть. Ему так плохо и одиноко, он настолько погряз в собственных терзаниях, что уже не видит выхода. Пальцы сами тянутся к бритве, лежащей в шкафчике. Если сделать все тихо и быстро, друзья ещё не скоро забеспокоятся о нем. Убегая в ванную, он соврал, что у него болит живот, поэтому из ванной не выйдет ещё минимум час. Тэхен умный, он позаботился обо всем заранее. Дрожащие руки уверенно ломают пластик. Осколки, впивающиеся в ладони, совершенно не беспокоят, боль тоже. Ведь эта боль незначительна по сравнению с тем, что он испытал за последние пару лет. Сначала расставание с человеком, который буквально клялся ему в вечной любви. Тэхен вспоминает, как в первые недели его накрывали истерики, стоило Чонгуку появиться в поле его зрения, вспоминает, как умолял на коленях не разрывать отношения. Он убеждал, кричал, что гораздо лучше той девчонки из стаффа, не понимал почему с ним поступают так. Оглядываясь назад, Ким осознает, что поступал тогда так глупо. Он не может принудить человека полюбить заново, это не в его силах, как бы больно ни было это признавать. Ему пришлось смириться с потерей и пытаться сосуществовать с этим человеком рука об руку. Он принял это ради группы. Сейчас он понимает, что те отношения заранее не имели светлого будущего. По щекам скатывается пара слезинок, буквально обжигающих кожу. Тэхен опять плачет из-за того, кого обещал забыть. На губах расцветает нервная, надломленная улыбка. Жизнь над ним издевается. Затем умерла бабушка. Это случилось совсем скоро после болезненного разрыва, и событие окончательно добило Кима. Кажется, тогда вместе с бабушкой умер и он. Остатки его и так разбитого сердца просто выдрали и растоптали до мокрой кашицы. Он уже тогда страдал от депрессии, от панических атак, но Тэхен думал, надеялся, что справится со всем этим, сможет работать в привычном режиме. Но он тогда себя переоценил. Ким безуспешно боролся с депрессией около четырех лет. Возможно, если бы он рассказал кому-то об этом, позволил себе принять чью-нибудь помощь… В конце концов парни много раз пытались обсудить с ним это… Но Тэхен решил промолчать. Он не хотел разочаровывать друзей ещё сильнее, не хотел беспокоить фанатов своим внезапным исчезновением, не хотел показывать Чонгуку что ему не всё равно. Дальше все как в тумане. Лезвия вынуты, рукава закатаны, на телефоне пара строк прощального текста, напечатанного чисто для галочки. В голове абсолютно пусто, и плакать уже нет сил. Умирать почему-то совершенно не страшно. Когда лезвия касаются кожи, Тэхена не прошибает холодный пот, рука не вздрагивает, ему не хочется остановиться. Мысль, что это все неправильно и что нет нерешаемых проблем, даже не приходит в его голову. Единственное о чем он думает это то, какая реакция будет у макнэ? Он расстроится? Будет в гневе? Или ему будет все равно? Тэхен сдавленно выдыхает. Скорее всего последнее. Он продолжает уверенно вести вдоль вены, слегка надавливая. Алая кровь стремительно вытекает наружу, марая собой рубашку, брюки и холодную плитку. Тэхен смотрит на это отстраненно. Будто это не он. Будто это не его тело. Ощущение реальности притупилось. Удивительно, оказывается умирать не так ужасно, как говорят другие. Нет сожалений, нет горя или страха, только теплящаяся в груди надежда. Скоро все наконец закончится. Тэхен не замечает, как погружается в воспоминания. Раньше все было так хорошо. Он вспоминает первую встречу с Чонгуком. Тот тогда был таким маленьким, напуганным подростком. От всех шарахался, пугался громких звуков, и, плача по ночам, разговаривал с матерью по телефону. Тэхен тогда делал все возможное, чтобы подбодрить потерянного ребенка. Тискал его за щёчки, умилялся милым выпирающим зубкам и трещал что-то про «напуганный взгляд оленёнка». Тогда он и не предполагал, что Чонгук вырастет таким. Голова слегка кружится, поэтому Тэхен опирается на стену. Память подкидывает ему ещё одно воспоминание: признание и первый поцелуй. Боже, когда-то Тэхен считал тот день самым лучшим в жизни, сейчас же он думает, что это было чёртово проклятие. Они оба тогда были такими неумелыми, дрожали, заикались, бегали взглядом по комнате. Признание было скомканным, по настоящему подростковым, поцелуй тоже не был идеальным. Чонгук прокусил Тэхену губу и отдавил пару пальцев под влиянием момента. Но Киму тогда было на это все равно. Он так радовался, что его чувства взаимны. Он также вспоминает дебют, как он поддерживал Чонгука, настраивал его, помогал. Вспоминает первую встречу с фанатами, он плакал прямо на сцене и не мог успокоиться до самого общежития. Макнэ тогда лишь нежно сжимал его кисти рук и шептал на ухо что-то слащавое. Он вспоминает, как горел работой, как наслаждался выступлениями, глядел на свою первую любовь через розовые очки. Он был таким беззаботным и счастливым, он радовался каждой мелочи, каждому незначительному событию. В нем тогда было столько энергии, столько стремления и уверенности, что он горы свернет. Он тренироваться до потери пульса, забивал на сон и еду, помогал хенам, и при этом находил время на бессмысленные обжимания с Чоном в самом темном углу. Он действительно обожал свою работу. Он правда любил Чонгука. Он тогда по-настоящему жил. Почему сейчас это делать так трудно? Почему при взгляде на Чонгука вместо бабочек в животе у него появляется желание удавить Чона или удавиться самому? Почему сейчас нахождение в компании согруппников сделалось таким болезненным? Почему с каждым днём отражение в зеркале выглядит все хуже и хуже? У Тэхена так много вопросов, ответы на которые он больше никогда не сможет найти. Конечности внезапно тяжелеют, ноги подкашиваются, глаза закрываются сами собой. Ким не успевает выставить руки и падает вниз тяжёлым мешком. Вода по прежнему заглушает любой шум. Последней мыслью в голове мелькает, что он даже не смог найти в себе силы поговорить с Чонгуком и с той девушкой. Он сразу сдался и пустил все на самотёк. На самом деле, он до последнего надеялся, что Чон все осознает, вернётся, попросит прощения, и Тэхен снова сможет надеть свои треснувшие розовые очки. Но реальность жестока, и счастливого финала не произошло. Хотя, возможно, Ким даже рад. Он не уверен смог бы он заставить жить себя как прежде. На полу, ярким пятном, расцветает лужа крови, и бледный Тэхен на ее фоне кажется таким неземным, совершенно нереальным, будто фарфоровая кукла. Грудь ещё вздымается, но уже так слабо, что эти движения едва ли можно заметить. Если поторопиться, его ещё можно спасти. Но никто не спасает. Никто не знает, что надо спасать. Чуда не происходит, и с щеки Тэхена в последний раз скатывается горькая слеза. У него перед глазами застывает галлюцинация улыбающегося 15-летнего Чонгука. Все вокруг Кима остается как прежде. С кухни доносится забавный смех Джина, звон разбитого бокала, громкий мат и непонятный шум телевизора. Чонгук в этот момент пишет своей девушке, что им надо расстаться. Ровно в 23:39 сердце Тэхена останавливается. Он никогда не узнает, что Чон все ещё любит, что Ким ему все ещё нужен. Теперь он не почувствует ни радости, ни боли. Теперь он вообще ничего не почувствует. Спустя полчаса друзья забеспокоятся о Тэхене. Его нет уже так долго. Чонгук пойдет проверить его, и, проходя по коридору, он будет придумывать душераздирающую речь о чувствах, будет думать, как лучше попросить у Кима прощение. Постучит в дверь, подождёт немного, но не получит никакой реакции. Затем он нахмурится, отопрет дверь запасным ключом и увидит, возможно, самый страшный кошмар в его жизни. Белое, как мел, лицо Кима, обрамленное контрастными потеками крови, наконец расслабленно и блаженно. Его шея и спина неестественно выгнуты, а губы слегка приоткрыты. На щеках все ещё блестят застывшие слезы, а на не погаснувшем экране яркими буквами выделяется «до смерти люблю». Чонгука пробирает истерический смех, а по щекам градом катятся слезы. Он подмечает, что даже сейчас Тэхен удивительно красив. Он похож на спящую красавицу. На красавицу, что уже не проснется.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты