Осквернена

Гет
PG-13
Закончен
7
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Описание:
Бывали моменты, когда Вальбурга ненавидела себя и свои действия, свои мысли и чувства. Она всеми силами поддерживала чистоту крови, придерживалась всех правил, презирала грязнокровок и полукровок, но нарушила одно из главных правил.

Её губы, шея и руки навсегда осквернены прикосновениями рук полукровки, его горячим шёпотом и губами, холодными как лёд. Вальбурга с силой терла места, к которым прикасались его пальцы, сжигала платья, которые считались его «любимыми».
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 0 Отзывы 2 В сборник Скачать
Настройки текста
      Благородный и чистокровный из всех чистокровных, род Блэков славился из поколения в поколение. Блэки были неотъемлемой частью магического общества, их мнение и приоритеты учитывались везде. Сильные, выдающиеся и властные, они всегда смотрели на других серыми, как у всего рода глазами, с явным превосходством и величием. Их ветвь протягивалась в самое начало формирования магического общества, это вызывало уважение, почтение, страх.       Их внешность, несомненно, подходила под их величие: черные, отливающие синевой волосы, серые глубокие глаза, бледная кожа и правильные, утончённые черты. В роду всегда были идеальные Блэки, были и не совсем подходящие: Лукреция и её белокурые волосы от французских корней, Альфард с его синими глазами и Сигнус, с серо-зелеными. Но один идеал есть везде. И Вальбурга Блэк была не исключением. Для Поллукса, её отца, рождение такой дочери было чем-то потрясающим. Он смотрел на маленькую, похожую на фарфоровую куколку Вальбургу, и восхищался её истинной блэковской внешностью.       В Хогвартсе мисс Блэк тоже восхищались, только тише и скромнее, шепчась о ней в туалете или в Большом Зале за обедом. Сделать Вальбургу своей женой хотели многие её однокурсники, но каждый, кто приходил к её отцу за заключением помолвки, получал отказ, бывало и грубый. — Нашлась здесь слизеринская принцесса, — зло говорил Абраксас Малфой, бросая в школьную сумку учебник по трансфигурации. — Вот пусть и отказывают каждому наследнику чистокровного рода, — на лице парня заиграли желваки, и он, глубоко вздохнув, расслабил мышцы. — Отказать Малфою, черт возьми!       Для Поллукса, одной из главных задач, было сохранить чистоту рода и любой, кто хоть как-то не подходил под его критерии, отшивался с невероятной скоростью. Но при этом мужчина советовался и с Вэл, как её ласково называли семья и друзья, ведь его дочь достойна самого лучшего. Его дочь истинная Блэк, и какой то там Малфой явно не достоин его девочки. И вот тогда главу рода и посетила одна гениальная мысль. — Ты выйдешь замуж за Ориона, — твёрдо и сурово говорил он Вальбурге за обедом. — Ты сохранишь наш род, останешься истинной Блэк и… — Но отец, — девушка вскинула голову, безэмоционально смотря на отца, хотя сейчас в ней бушевали эмоции: сердце бешено забилось, а на глаза навернулись слёзы. Но она Блэк, ей нельзя. — Отец, Орион мой троюродный брат, он ведь совсем… — У нас бывали и более близкие браки, — резко перебил её Поллукс, вскидывая руку. — Вальбурга Ирма Блэк, я сказал, что ты выйдешь замуж за Ориона. Потом ты будешь благодарить меня за это. Разговор закончен, — мужчина встал со своего места и резко отодвинул стул, уходя в сторону своего кабинета.

* * *

— Вэл?.. — Альфард и Сигнус тихо, почти бесшумно открыли дверь в комнату сестры, где было совсем темно. Все свечи и лампы были потушены, а девушка сидела в кресле, повернувшись в сторону окна. — Вэл, можно мы зайдем? — Вы должны спать, утром мы отправляемся в Хогвартс, — её голос не дрожал, а звучал ровно и чётко. Вальбурга повернулась в сторону братьев и взмахом палочки зажгла свечу. В приглушённом свете блеснули красные от слёз глаза, и Альфард дёрнулся в сторону сестры, но холодный голос его остановил: — Сколько раз отец говорил держать эмоции при себе?       Альфард резко остановился и в синих глазах появился холод. — Даже сейчас ты не можешь быть обычным человеком! — прошипел он сестре, хватая Сигнуса за предплечье. — Наставления отца сделали из тебя безвольную куклу, Вэл! Я не узнаю ту Вальбургу Блэк, которая на пятом курсе отшила самого популярного парня в школе!.. — Потому что той Вальбурги больше нет, ты понимаешь?! — девушка соскочила с кресла, поправляя идеально выглаженную спальную сорочку. — Ты даже не знаешь, что происходит в моей жизни и делаешь такие выводы, Альф! Мы наследники чистокровного рода, ты носишь королевскую фамилию, и ведёшь себя как… Как грязнокровка! — Как грязнокровка, значит? — вдруг спокойно, словно они только что не ругались, усмехнулся Альфард. — Я понял тебя, Вальбурга.       Парень, не посмотрев на сестру, развернулся в сторону двери и быстро покинул её комнату. Сигнус, чьи глаза были холодны и безэмоциональны, тяжело вздохнул и подошёл к девушке. — Вэл, не надо, — прошептал он в её макушку, крепко обнимая. На спальной рубашке тут же появилось мокрое пятно. — Завтра всё наладится, вот увидишь. Не думаю, что Мелания даст согласие на этот брак. А теперь ложись спать, не хватало нам ещё родителей разбудить.       Вальбурга, лёжа в кровати, пыталась не плакать. Чего она могла ожидать ещё? Это последний год в Хогвартсе, а у неё всё не было жениха… Одинокая слезинка скатилась по скуле, и Блэк уткнулась в подушку. Конечно у нее не было жениха! Глупые чувства, совершенно не волнующие чистокровное общество, мешали сделать выбор самой. Они душили сильнее с каждым днём, но внешне она была совершенно свободна, непринужденна и холодна. Был бы он чистокровным, отец бы точно одобрил её выбор. Но о таком Вэл даже и мечтать не могла, поскольку росла она всегда в суровой реальности, среди магического общества, где никого не волнует то, что внутри. Важна лишь твоя роль в мире, твой статус и то, насколько хорошо отрепетированна улыбка.       Бывали моменты, когда Вальбурга ненавидела себя и свои действия, свои мысли и чувства. Она всеми силами поддерживала чистоту крови, придерживалась всех правил, презирала грязнокровок и полукровок, но нарушила одно из главных правил.       Её губы, шея и руки навсегда осквернены прикосновениями рук полукровки, его горячим шёпотом и губами, холодными как лёд. Вальбурга с силой терла места, к которым прикасались его пальцы, сжигала платья, которые считались его «любимыми». — Что произошло? — властный и холодный голос разрезал тишину слизеринской гостиной. — Рассказывай. — Я помолвлена, — сейчас Вальбурга могла позволить себе говорить не надменно и с усмешкой. Она говорила убито. — Этого следовало ожидать, — Том хлопнул в ладоши и подошёл к камину, вставая к Блэк спиной. — Дай угадаю, это Орион, верно?       Его вопрос напряжённо повис в воздухе, оставшись без ответа. Вальбурга, хоть и не видела его лица, знала, что сейчас он надменно ухмыляется, а его синие-синие глаза не выражают абсолютно ничего. — Зачем мы начали это всё? — Блэк глубоко вздохнула и запустила руку в густые иссиня черные волосы, взъерошивая идеально причесанные локоны. — Ты могла в любой момент прекратить, — Блэк знала, что каким бы сейчас холодным не был его голос, Том начинал закипать. А это очень, очень плохо. — Ты знаешь, что это не так, — Вальбурга поднялась с теплого места и направилась в сторону женских комнат. — Доброй ночи, Том.       После этого разговора они больше не рисковали. После этого разговора их больше не ловили в заброшенных классах. После этого разговора не было их.
Примечания:
"драббл больше похожий на обычную зарисовку" чееек
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты