Потухший свет

Слэш
R
Завершён
4
Размер:
7 страниц, 1 часть
Описание:
Чонгук боялся темноты так же сильно, как потерять Тэхена. Но что делать, если в квартире опять свет видно лишь из окна, а пустота пожирает всё внутри?
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
4 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Начало конца

Настройки текста
      Тёмная комната освещалась тусклым светом от ночника. Чонгук боялся кромешной тьмы больше, чем умереть или потерять дорогих людей. Страшные картинки не уходили из головы, когда вокруг не было ничего, кроме едва заметных очертаний предметов. Лунный свет не очень помогал, поэтому днем всегда были открыты шторы, а ночью горело хоть что-то. Но в этот момент парню было всё равно на свою фобию. Из его рта вырывались непроизвольные стоны и всхлипы. Мозг не соображал, дымка перед глазами не давала рассмотреть больше, чем размытые силуэты подушек и спинки кровати. — Тэхён… Ещё…       Всего пара слов, но Киму хватило, чтобы понять. Толчки стали сильнее, глубже, быстрее. Шлепки тела о тела заполняли всё пространство. Голос Чона срывался на крик, а в промежутках между ними парень стонал имя любовника.       Данная картина была настолько сексуальной, что терпение Тэхена могло лопнуть в любую секунду. Он никогда не позволял себе много, не переходил на грубости, не делал то, что не нравилось партнеру. Секс для него не был актом любви, но принципы оставались те же, что и с первого раза, — если и есть боль, то на грани с удовольствием, где первое не преувеличивает в количестве над вторым. Наслаждение всегда должно быть больше и главнее. Увы, такое отношение у парня распространялось только на секс.       Протяжный стон, после чего Тэ падает на мягкий матрас. Рядом лежит Гук на животе, медленно приходя в себя. Их дыхание всё ещё сбитое, тела липкие от пота, а мир вокруг заново начинал своё существование. Тэхен перевернулся на бок, наблюдая за Чонгуком, что смотрел на него, улыбаясь своей самой мягкой улыбкой. Его губы оставались по-прежнему алыми от поцелуев и периодических укусов. Они разжигали новую бурю в Тэ, будто просили целовать их и целовать. До бесконечности много, долго, сладко. Ким решил не противиться желанию.       Звонок телефона прозвучал неожиданно. Гук вздрогнул от испуга, разочарованно выдыхая, когда поцелуя так и не получил. Парень смотрел на Тэхена, прокручивая заранее в голове следующее его действие. Вот он берет телефон в руки со спокойным лицом, таким же спокойным голосом отвечает человеку по другую сторону трубки, заканчивает короткий разговор, без единого слова собирает вещи, одевается и выходит в прихожую, включая там свет. Гук, замотанный в теплое одеяло, идет за ним, а после безэмоциональным тоном спрашивает: — Уже уходишь? — Да.       Чон знал ответ, но всякий раз надеялся услышать другой. Снаружи парень и виду не подавал, пока внутри сгорали вымышленные бабочки. Слишком близко они подлетели к свету, за что и поплатились. Что бабочки, что Гук, знали, как опасно лететь на свет и приближаться к нему вплотную, но никто из них не останавливался, терпев неизменно проигрыш в игре, в которой нет другого исхода.       Дверь закрылась, оставляя парня в полном одиночестве. Ноги не держали его и от бессилия подкосились. Чонгук придвинулся ближе к стене, опираясь головой о холодный бетон, покрытый однотонными обоями. На улице глубокая ночь, становилось холоднее, но вставать не хотелось. Парень лишь накрылся полностью и лег на пол. Слезы скатывались на ткань, намачивая область вокруг. Постепенно Чон провалился в сон. Утро обещало быть точно не добрым.       Проснулся Гук от дверной трели. Кто-то крайне сильно хотел попасть внутрь квартиры, начиная уже стучать по двери. Шум мешал спать, но парень упорно игнорировал всё, что происходило за одеялом. Осознание, что это тарабанят к нему, пришло в тот момент, когда знакомый голос добавил чье-то имя между ударами. — Черт возьми!       Чон подскочил, как ужаленный, и побежал в комнату, спотыкаясь по пути об одеяло. Одеваясь на максимальной скорости, которую организм мог позволить спросонья, парень посмотрел в телефон и, казалось, поседел. Сотни уведомлений от единственного друга. — Ха-ха, можно заказывать гроб, — нервно просмеявшись, сказал Гук и надел последнюю деталь своего «скоростного лука» — футболку.       К этому моменту дверь и звонок оставили в покое, вероятно, услышав грохот с квартиры. Но менее страшно от данного факта не становилось. Чон тяжко вздохнул, готовясь к смерти, и открыл другу. На лестничной клетке стоял высокий, слегка накачанный парень с каштановым цветом волос. Не сказать, что он был злым. Скорее взволнованным. — Каждый раз я спрашиваю тебя одно и то же: «Зачем ты выключаешь звук?» — разуваясь, причитал он.       Пока Гук искал оправдание, парень выключил все источники света, про которые младший забыл. Тишина стояла ещё несколько минут. Напряжение в воздухе создавало ком в горле, не давая и шанса сказать любую глупость. — Давай помогу озвучить, — отозвался первый друг, наливая чай им. — К тебе приходил Тэхён.       В голосе не осталось волнения, один только холод и уверенность, от которых у Чонгука пробежали мурашки по всему телу. Его друг всегда недолюбливал Тэ и ничего не говорил по одной причине — не хотел расстраивать. — Намджун… — Не ищи оправдания. Расскажи, что произошло. И садись уже за стол, позавтракаем, — глянув на часы возле холодильника, парень добавил, — или пообедаем.       Гук оглянулся, чтобы убедиться в словах Джуна, и понял, что проспал достаточно много, потому что время действительно было уже обеденное. Когда он смотрел в телефон, заметил уведомления, но никак не большие цифры над ними. — Хорошо. Спасибо тебе. — Пока не за что.       Парни пили чай и думали, как начать разговор. Казалось бы, тема не новая, обсуждаемая регулярно, но, кроме одного случая, не доходило до того, чтобы от Гука не появлялось никаких вестей до утра. Намджун не на шутку перепугался, когда ответа не последовало после четвертого, пятого звонка. Не думая ни минуты он сорвался к другу домой. Страх, доводящий до безумия, застыл в крови и заставлял двигаться, делать что-нибудь. Ким с ужасом прокручивал возможные картинки, которые стали кошмаром наяву в обычный тихий день. В прошлый раз он чудом успел. И Джун прекрасно осознавал, что во второй может произойти непоправимое. С такси Ким выбежал на дрожащих ногах, мысленно заставляя себя успокоиться: паника делу не поможет. И каково было облегчение услышать чертыханья Чонгука за дверью. Единственное, что проносилось у него в голове тогда: «жив, жив, жив, слава Богу, он жив». Остальное менее важно.       Метнув взгляд с кружки чая на руки друга, Намджун едва заметно дернулся и выдохнул, успокаиваясь мыслями, что всё хорошо, что ничего не случилось, что кошмар остановился не в самом конце, как мог. — Ближе к вечеру написал Тэхен, — начал рассказ Чон. — Предложил встретиться у меня. Я согласился в первую же секунду. Без раздумий. Всё было как всегда, он сделал дело и ушёл. Но меня почему-то разбило.       Конец истории сошёл чуть ли не на шёпот. Гук испытывал вину перед другом. За короткий промежуток один человек, который прочно засел в сердце, кидал его во все круги Ада, а переживать их пришлось двоим. — Чонгук-и, ты просто устал. Настолько, что самые привычные вещи выводят тебя из равновесия.       Привычные вещи. В голове проносятся воспоминания обо всех днях, когда Тэхен приходил к нему. Тихие вечера, переходящие в ночь, долгий сносящий крышу секс, нежность и забота во время акта, а после — разрушающее одиночество в холодной кровати. Чон часто пел в такие моменты, музыка спасала от тревожных мыслей. От осознания, что он любит человека, которому не важен и миллиметр его тела. Периодически хотелось, чтобы Тэ обращался с ним грубо всё время. Американские горки выбивали почву из-под ног.       За двадцать лет парень ни к кому не испытывал любви такой силы, как к Киму. Слушая ранее слова других, что любовь не сказка, а скорее кошмар, Гук не понимал значения подобных фраз. Но появление Тэхёна перевернуло представление о чувствах. Жаль, что в негативную сторону.       Они никогда не встречались за пределами его квартиры, кроме дня знакомства. В ту ночь Чону хотелось что-то изменить в жизни, выйти из привычной рутины и поплыть против течения. Решение принято было за несколько минут. Запах мокрого асфальта, моросящий дождь, лёгкий ветер и гей клуб в часе езды от дома. Нетипичное место для парня, некомфортное настолько, что хотелось передумать, но отступать от задуманного шло вразрез с его мировоззрением.       Душное помещение, громкая до болей в висках музыка, толпящиеся люди сводили с ума и зарождали панику. Надолго Гука не хватило. Он вышел на улицу, чтобы подышать свежим воздухом. Ночная прохлада привела в себя, мир вернулся к прежнему существованию. Почувствовав чужой взгляд, парень обернулся в ту сторону. Об стену опирался кучерявый шатен нечеловеческой красоты, разглядывавший Чонгука всё то время, как последний вышел, по пути куря последние сигареты. Гук замер и не мог отвернуться от парня, который уже выкинул окурок, начав идти в сторону Чона. — Ты один здесь? — спросил бархатным голосом шатен. — Д-да.       Взволнованность Чонгука не заметить было нереально. Даже если не брать в учёт то, что он начал заикаться. Ладошки вспотели, а сердце хотело выпрыгнуть из груди. Парень спрашивал что-то снова, но Гук не слышал ничего. Его взгляд неотрывно смотрел в лицо собеседника, однако был затуманен, будто Чон находился не тут. Человека напротив него ситуация же смешила, он не переставая улыбался. Отмерев, Чонгук неловко улыбнулся, извинившись. — Всё нормально. Вижу, тебе в клубе неприятно находиться. Может, погуляем? — Конечно!       Тогда радость Гука была запредельная, ведь на него обратил внимание настолько красивый парень. Они гуляли по улицам пару часов, а после разошлись по домам, предварительно Ким проводил Чонгука, взяв номер его телефона. Не сказать, что Чон влюбился с первого взгляда, но по квартире от счастья бегал.       Следующая встреча была запланирована в кафе. Однако, долго они в нём не просидели. Тэхен почти сразу объяснил Гуку, в каких отношениях максимум могут быть его знакомые. — Обычные друзья или с привилегиями?       Раздумывать Чону не пришлось, ведь дружбу он не потянет морально, ему захочется большего от Тэ, а привилегия в виде секса давала хоть что-то. На тот момент в этом выборе плюсов было больше. Кто же знал, что через время парень поймет насколько ошибался, потому что влюбился по уши в Кима.       Тиканье часов, фруктовый аромат от кружки с остывшим чаем — первое, на что обратил внимание парень, когда вернулся из воспоминаний. После — обеспокоенный взгляд друга. Молчание становилось более нервным, давящим, и только постукивания Намджуна заставили Чонгука сказать хоть что-то. Оба знали, что Джун мог долго ждать, но другу не хотелось волновать его ещё больше, поэтому на четвертый стук пальцами по керамике Чон прервал тишину. — Я хотел бы порвать отношения с ним. Любые. Но слишком люблю. Отсутствие его в моей жизни приравнивается к смерти. Если не физической, то моральной.       Бесчисленное количество раз Намджун пытался уберечь друга от мудака, что никогда и не думал о чувствах парня. Но всё приводило к одному — отказу. Так было всегда. Или нет? — Может, ты прав, — прошептал Чонгук, а затем встал из-за стола.       Парень вылил оставшийся чай в раковину, помыл кружку. Джун же тактично ожидал продолжения фразы. — Такие «отношения» не могут длиться долго и дольше. Он делает мне больно настолько, что я забыл, как дышать полной грудью из-за давящего чувства внутри.       Чон стоял возле мойки, облокотившись о столешницу. Его опущенная голова вместе с подрагивающими от нервов плечами создавали впечатление, что вот-вот и парень превратиться в испуганный комочек. Намджун подошёл к нему, тихо попросив поднять взгляд. Получив отрицательный кивок, он без слов обнял Гука так крепко, как мог позволить себе, чтобы не навредить. Спустя минут пять объятий, успокаивающих поглаживаний по спине и слов, что всё наладится, Чон окончательно перестал дрожать. — Спасибо, — прошептал парень и руками слегка надавил на грудную клетку Кима, прося отпустить его, что тот сразу же сделал.       Только после этого Джуну удалось посмотреть на лицо Чонгука. Пустой взгляд, засохшие линии от слез, красные глаза и нос. Киму хотелось кричать и никогда не уходить с квартиры друга. Он боялся, безумно боялся потерять его. Но, может, всё и правда наладится, раз Гук решил порвать связи с Тэхёном¬?       Месяцы шли безумно медленно для Чонгука. Он считал каждый час без него. Казалось, что с сообщением о «расставании» сердце окончательно умерло вместе с душой. Мысли написать, позвонить, убрать из заблокированных не отпускали. Как и прожигающая боль. Чон не понимал, что было хуже: присутствие или отсутствие Тэхёна в его жизни. Дни хоть чуть-чуть скрашивал Намджун, что часто забегал в гости, приносил любимую еду и много десертов. Гук давно бы поправился из-за чрезмерного употребления сладкого и мучного, но почти вся еда выносилась либо собакам, либо бездомным. Внутрь Чона попадала лишь та, которую они с Джуном ели вместе.       Плохо Чонгуку, или нет остальной мир не волновало, поэтому приходилось через силу выходить из дома по делам крайней важности. Если звали куда-то сходить, то отрицательный ответ получали в ту же секунду. Парень не объяснял никому, что происходит, видел любопытные взгляды, слышал вопросы о его состоянии, но продолжал отмалчиваться. Знать надо было только Намджуну. Других не должна волновать жизнь Гука.       Парень разблокировал в очередной раз телефон, начал листать экран меню, периодически заходя в знакомую до каждой точки и болезненную переписку. Чон не терял надежды, что Ким соскучится по нему, напишет, и они снова будут вместе. Больше Чонгук не мечтал о том, как их отношения превратятся в обычные, где два человека любят друг друга взаимно. Подобные мечты рухнули почти сразу.       Жужжание телефона отвлекло Гука от мыслей. Тяжёлый вздох, ожидание бесполезного разговора с кем-то из реальности, и парень посмотрел на экран. Сердце вмиг рухнуло и остановилось на пару секунд. Незнакомый номер, что не был таковым в голове у Чона. Он знал его наизусть.       «Можешь не записывать его в контакты. Я первый и последний раз звоню с него. Черт, надо же было как-то умудриться забыть телефон там», — ярким флэшбеком пронеслось в голове.       Дрожащими пальцами Чонгук принял вызов и приложил гаджет к уху. — Мне нужен ты. Можно я приду? — произнесли с другой стороны трубки убитым, но любимым голосом.       Повисло молчание. Гук пытался собраться мыслями. То, что он хотел, произошло. Осознание этого никак не могло дойти до парня. — Хей, малыш, ты тут? — прозвучало с телефона.       Беспокойное, нежное «малыш» пробежалось табуном мурашек по всему телу. Ни с какой ранней нежностью это не сравнивалось. — Да, приходи. Ты мне тоже нужен.       Трель входного звонка и Чонгук подрывается со шкафчика для обуви в прихожей. Требуется пару секунд, чтобы открыть дверь и оказаться в объятиях. Тэхён. Его любимый, самый чудесный, красивый, невероятный Тэхён. Гука распирало от чувств, ощущение, что он в любую секунду взлетит. Ким отодвинулся, взял в ладони лицо парня и, после какого-то времени разглядывания миллиметров на нем, поцеловал. Мягкий, чувственный поцелуй, которого никогда не было у них. Мир вокруг растворялся. — Я скучал за тобой. — И я. Безумно скучал. — Спасибо, что дал мне второй шанс.       Холодная стена вызывала сильное чувство дежавю. Чонгук, сидя на полу и опираясь о бетон, усмехнулся и прошептал: «Если бы это было просто дежавю…» Квартира опять отдавала лишь одиночеством и безграничной болью.       «Тебя снова оставили. Наивный, ты и не нужен был ему. Ты просто лёгкий и удобный вариант». — Нет, заткнись. Он любил. Я же видел, чувствовал. Видимо, разлюбил.       Разблокировка экрана, поиск нужного контакта, вызов и сотая фраза, что всё время повторяла: абонент недоступен. Больше Тэхён не нуждался в нем. Так сильно не нуждался, что не дал сказать пару слов. Хотя бы на прощание.       Из последних сил Чонгук поднялся, оделся и вышел с квартиры, взяв с собой лишь ключи, чтобы закрыть дверь, и телефон.       Моросящий дождь не мешал сильно людям, который шли по делам или возвращались домой. Так же, как и Намджуну, только он был уже почти насквозь мокрый. Час Ким не мог встать с лавочки в парке и уйти домой. Парень продолжал смотреть на здания, машины, людей. Лишь бы не вспоминать. — Гук, я летел к тебе и думал только об одном: «Если я успею, то признаюсь, наконец, в любви и сделаю тебя самым счастливым во вселенной». Раньше не мог, но думал, что всё получится. Ты самый ценный человек для меня и важнее всего в мире — видеть твоё счастье. И я знал как никто другой насколько сильно ты любил его. Так сильно, что не мог быть счастлив без него. Знал бы ты, насколько мне жаль… Жаль, что я не успел. Что теперь ты мёртв.       Парень смотрел в тёмное небо и всё говорил и говорил, говорил и говорил. По его щекам текли слезы вместе с каплями дождя. Руки дрожали. Пока внутри пустота поглощала его всего без остатка.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты