Увидимся в Аду, Тео.

Готэм, Люцифер (кроссовер)
Джен
R
Завершён
1
автор
D. Volkoff бета
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
- Увидимся в Аду, Тео, - сказал Пингвин, а затем Гилзин выстрелил в Галавана из базуки.
И они увиделись. Освальд спустился туда не столько ради Галавана и мести, сколько ради родственников, которых давно не видел. Но и ради мести тоже.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
1 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

×××

Настройки текста
      - Увидимся в Аду, Тео, - произнёс Освальд. Гилзин вышел на дорогу с базукой наперевес. Раздался выстрел, и от спятившего, воскресшего бедолаги осталось лишь мокрое место. Таким гнилым душонкам, как у Тео Галавана, во вселенной было отведено специальное место. И, да, оно напоминало отель: у каждого был свой котёл с видом на бездну. Освальд иногда хотел, чтобы ад напоминал то место из библейские баек, с чертями и настоящими котлами, наполненными серой и магмой. Увы, душа не материальна и температура окружающей среды для неё значения не имеет. А вот ментальные пытки - самое то.       Освальд пожелал увидеться - и они увиделись. Он спустился в Ад как к себе домой. В конце концов, это место куда больше проходило на дом, нежели Готэм. Здесь его, хотя бы, не ненавидели. С другой стороны, Готэм уж очень напоминал Ад своей атмосферой и количеством заблудших душ, подвергающихся пыткам ежечасно.       Демоны, пытающие Тео, выглядели то как его сестра, Табита, множащаяся на глазах, упрекающая и молящая о помощи, то как Освальд, то как его матушка. Тысячелетия одинаковых дней пролетали перед ним медленной вереницей, не отличаясь друг от друга ни на йоту, пока не пришел Освальд. Настоящий Освальд.       - Говорил же, увидимся, - улыбнулся он, - И вот я здесь.       Он выгнал демонов, обещав замолвить за них словечко перед Люци, похлопав последнего выходящего по плечу.       - Я в аду? - неуверенно спросил Тео, и Освальд кивнул. Он словно светился, будто был на своём месте, идеально вписывался, но, все равно, ощущался инородным, будто его здесь быть не должно.       - Ты - демон! - воскликнул Тео, думая, что все понял. Глаза его, широко распахнутые, стали ещё шире, когда Оз усмехнулся.       - Мимо, - заулыбался он, - Ангел остаётся ангелом даже после падения. Просто к статусу прибавляется словечко и доля порицания, - его улыбка была на удивление мягкой, словно он пояснял простейшие истины неразумно у ребёнку.       - Пойдем, познакомлю тебя с управляющей, - постояв немного в тишине и понаблюдав за изменениями в мимике Тео, произнёс Оз. Он широко улыбнулся и потянул Галавана за собой.       Освальд провел его через коридоры с сотнями дверей и пеплом, сыпящимся откуда-то из небытия, через Лимб, похожий то ли на город, то ли на петлю, то ли на каньон с сотнями тысяч молящих душ, то ли на бесконечную череду полок со снежным шарами, стоящими в тысячу рядов. Затем они прошли по хлипкому мосту над лавовым болотом, магма в котором бурлила и пузырилась, лопалась и брызгалась, стараясь задеть путников, а после сразу поднялись по лестнице вверх.       Там, за массивным, грязным столом, забиты под завязку бесконечными стопка и бумаг, сидела она - низкорослая брюнетка с острыми чертами лица и перманентным недовольством в чёрных глазах. Вокруг неё летало несколько мошек, жужжа и суетясь. Девушка не обращала на них никакого внимания, занимаясь заполнением бесконечных бумаг. Есть такая фраза "девять кругов бюрократического ада". Если бы люди знали, что на небесах этих кругов бюрократического "рая" куда больше, чем девять, перестали бы так отзываться об адской бюрократии. Проблема было только в том, что работу не на кого было делегировать. Девушку, как и самого Освальда, окружали идиоты и психопаты.       - Здравствуй, Белла, - поздоровался Оз, и она подняла на него глаза. Она осмотрела обоих с ног до головы, фыркнула и вернулась к работе.       Освальд достал из наружного кармана пиджака помятый голубой цветочек. Он сорвал его на территории поместья Ван Далей как раз перед тем, как спуститься в Ад. Увы, его костюм не снабжался магическим карманами, размером с ТАРДИС, чтобы цветочку было там удобно и хорошо. Он мог бы сделать себе хотя бы один подобный костюм, но лень и паранойя были настойчивее голоса разума.       Пингвин положил цветочек прямо перед Беллой и утащил Галавана дальше. Девушка перевела на него взгляд, подняла, покрутила, едва заметно ухмыльнулась и убрала в ящик стола. Там, все ещё почти живые, почти не задетые временем, лежали другие такие цветы. Маленькие, немного помятые, всех цветов и сортов. Там им было самое место.       - Всё, - произнёс Освальд, довольно ухмыляясь, - Она тебя видела. Освободится немного - устроит тебе незабываемую программу на ближайшие тысячелетие.       Галаван непроизвольно сглотнул. Здесь, в Аду, Освальд казался ему куда более значимой персоной, нежели в Готэме. Всё это место будто кричал ему, чтобы он остался, что здесь ему рады. Освальду рады. Готэм терпеть его не мог, даже когда он спасал его, даже когда выглядел любящим. Тео подумалось, что все дело в Освальдовой сущности. Не в том, что он из Ада и злое зло, а, скорее, в том, что он ангел. Опытным путем Тео выяснил ещё в детстве - люди ангелов не особо любят. На подсознательно уровне. На уровне веры же - наоборот. Только из глубин Ада было истинно видно человеческое лицемерие, ксенофобия и невежество.       Они в молчании прошли ещё несколько коридоров, пару раз повернули направо и один - налево, а затем вышли к массивной двери из красного дерева, отделанной эбонитом и золотом. Освальд позвонил, и замок на двери щёлкнул. Улыбнувшись, он открыл их, представляя взору человека огромную комнату, освещенную золотым сиянием, идущим из неизвестных источников. Комната была выполнена в тёмных тонах с добавлением красного, бордового и золотого. На массивном багровом диване восседал привлекательный мужчина лет тридцати пяти и сосредоточенно пялился в планшет.       - Здравствуй, брат, - произнёс Освальд, мягко улыбаясь. Он прошёл вглубь комнаты, оставив Галавана стоять в дверях, подошёл к бару и налил виски в три коротких бокала. Бокалы он поставил на поднос, который через мгновение был помещён на каменный кофейный столик, стоящий у дивана. На тот самый, на который хозяин комнаты сложил ноги в дорогих туфлях. Один из бокалов Оз передал брату, а другой - Тео.       Хозяин комнаты принял бокал как-то безрадостно, сделал короткий глоток и обратился к брату, не поднимая головы:       - Какого хрена ты притащил сюда эту жалкую душонку, Оз?       - Мы были знакомы, когда он был жив, - Освальд приземлился на подлокотник дивана, отпивая из бокала, - Тео неплохо мне подгадил тогда, вот, водил его к Белле. Ты опять её бумагами завалил? Люци, если она взбесится и свалит, ты останешься один. Ты и имбецилы!       - Да уж, - согласился Люц, - Дагон подкинул нам всем хлопот. И Дромос - умственно отсталый - херней занимается, - дьявол перелистнул страницу на планшете, - От Мамона опять одни проблемы, собачий сын! - Люци опустошил бокал одним глотком, - Мне тоже некому раздать часть обязанностей, как и Белле. Она одна у меня здесь не дура.       Люцифер поставил бокал на стол, отложил планшет и принялся усиленно тереть виски. Его всегда удивляло, как его младший брат, взявший людское имя, умудрялся столько тысячелетий подряд жить среди людей. У большинства из них мозгов было меньше, чем у низших демонов и грибка, что растёт в одном из дальних уголков темниц, а Оз умудрялся находить с ними общий язык. Люци никогда не считал брата тупым, легкомысленным и безответнным, даже наоборот. Освальд был умен, проницателен, силен и стоек. Вспыльчив и агрессивен, как адские гончие, но, все же. У него хватало терпения не разнести всю планету на маленькие злые кусочки и это многого стоило.       - Как ты справляешься, брат? - спросил Люц, подняв глаза на Оззи. Последний пожал плечами.       - Хотел бы я знать, - ответил тот, выглядя немного погрустневшим.       Больше Тео ничего интересного не видел. Он осушил бокал элитного виски, украткой осмотрел помещение, изучил внешность местного правителя и был возвращён в камеру Освальдом за считанные секунды. Ему даже не удалось узреть ни одного ангельского крыла. С другой стороны, теперь его вечность станет более увлекательной и болезненной. Освальд обещал.
Примечания:
Немножечко пернатой аушки вам, посоны. Немножечко Тео и немножечко Лютика.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты