Your war is over

Слэш
PG-13
Закончен
10
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Описание:
- Я Умберто, девятый потомок Великого Зонтика. Моего отца, короля Зонтопии, убили в храме Зонтика. Мой старший брат занял трон, а меня самого в возрасте девятнадцати лет сочетали браком с Императором Карлом Пиком IX, с которым мы прожили десять лет, до самой его смерти...

Next generations!AU. Отборное стекло.
Посвящение:
Хидан Мацураши. Спасибо за все.
Примечания автора:
...или до чего доводят агрессивный шоппинг пикозонта и ночные разговоры.

Несколько примечаний:
1. Империя Пика - военизированная абсолютная монархия со всеми вытекающими. Зонтопия - теократическая монархия, в которой любой член королевской семьи есть воплощение божества. Во многом все, как в каноне, только много-много лет спустя.
2. Генераторы вероятности в какой-то момент были перепрограммированы так, что теперь ими может воспользоваться только наследник одного из восьми родов и только один раз в жизни. Как это произошло и как именно работает генератор - не знает никто.
3. Если вы ловите вайбы Великолепного века - с вами все в порядке. Что вряд ли можно сказать об авторе, ехехе)
4. Киеми - наложница Пика из рода Куромаку, она не имеет прав на престол ни одного из государств. Петер - их общий сын. Немножко абсолютно неграфичного пикуро для любителей)))
5. Что-то вроде саундтрека: Blackbriar - Mortal Remains.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
10 Нравится 2 Отзывы 3 В сборник Скачать
Настройки текста

Мое имя Умберто, но в этих землях меня как только ни называют. Я был младшим ребёнком в правящей семье, а старший - Альдебаран - правит Зонтопией сейчас. Отец умер, когда мне было около шести. Говорят, его убили в храме Великого Зонтика, когда он решил разузнать, как живёт простой народ, переоделся в бедняка и пришёл на службу. Мама... После его смерти она очень изменилась. Меня убеждали в том, что вокруг только враги, что каждое мое слово или действие могут обернуть против меня, что нужно опасаться и бояться всего вокруг. И вот так я покинул стены королевского дворца впервые и навсегда только после окончания брачной церемонии, когда я как молодой и поэтому младший супруг должен был отправиться в земли Империи Пика. Шла война, а нашему королевству было нечего предложить действующему императору Карлу Пику IX, кроме очередной игрушки...

***

- Ваше Высочество, милорд... Передо мной склоняются в выученном церемонном поклоне. Привычном, но далеком от идеала. Губы дрожат, пальцы сминают ткань одежд, плечи подняты. Ничего из этого в твоем присутствии не дозволено, а значит - они готовы понести наказание. Готовы даже отдать жизни за то, что сейчас произнесут. Их трое, никто не решается первым начать разговор. И я чувствую их страх. Но промедление - не то, что мы с тобой могли бы простить, и слова так или иначе звучат. - Их Величество Император... - ...дорогу завалило, и они поехали по старому мосту, ещё времён основания Империи... - ...обрушился в пропасть, мы прочесали все ущелье... - ...уже скоро Их Величество доставят сюда... - ...спасти не удалось, прошу, Ваше Высочество, не велите казнить! На середине третьей реплики мне уже становится все понятно. На краю сознания - обрывочная мысль: посмотри, Пик, даже сейчас они боятся, молят о пощаде... Кажется, губы дергаются как-то неконтролируемо, то ли в попытке улыбнуться, то ли нервно, не складываясь в слова. Правая рука сама тянется к левой. Чувствую под пальцами рельеф твоей печати - той самой, которая скрепила наш брак десять лет тому назад. Я делаю то, что ты не допустил бы никогда в присутствии слуг: проявляю слабость. Встаю в закрытую позу. Показываю чувства. "Малейшая слабость - и тебя разорвут в клочья, так же как и твоего жалкого папочку. Запомни, Умберто". Но теперь все можно. Сейчас - только мое. - Он мёртв? Голос звучит глухо, как иногда после публичных казней. Или после жарких споров с тобой - вот уже несколько месяцев ты говоришь мне об одном и том же, а я взываю к голосу разума, умоляю не совершать непоправимого. "Они все предадут меня, Умберто. Все: Киëми, Петер, Совет, генералы... Каждый из них только и ждет своего часа, когда они воткнут мне нож в спину. Им нужен мой трон, им нужна моя Империя! Мы должны убить эту змею, слышишь? Убить, пока она не убила нас..." Говорил. Теперь - только так. - Да, Ваше Высочество. Их Величество скончались. Слышать это - словно затянуть вокруг горла колючую проволоку. Она впивается в шею, царапает, колет, душит. У меня нет сил говорить, нет сил кричать - я могу только поднять руку, призывая оставить меня одного. Отныне и навсегда - одного. Я помню каждый из тех уроков, что ты преподал мне. Некоторые из них отпечатались следами на моей коже, некоторые были вбиты в мою память до самого скончания моих дней. Есть и те, что вошли мне в самое сердце, словно нож одного из твоих ассасинов - конечно, ты не думал убивать меня, никогда не собирался этого делать. Тебе было нужно, чтобы я научился бороться за себя. Научился защищаться. "Шакалы чуют твой страх. Дай им малейший повод, хоть на секунду ослабь поводок, отведи взгляд - и они вцепятся тебе в горло и разорвут на кусочки. Каждый из них должен видеть, как ты на них смотришь. Смотри на них, чтобы твой взгляд сопровождал их повсюду и напоминал о том, кто ты..." Ты не был со мной жесток, мой драгоценный супруг. О нет, вряд ли кто-то во дворце осмелился бы назвать то, что ты делаешь, жестокостью. Да и то, что рассказывали мне о тебе до свадьбы, мало походило на то, с чем ты научил меня сталкиваться и справляться. "Смотри внимательно. Вот где все те люди, которых боятся в вашей мирной Зонтопии. Здесь их место - у наших ног, под нашими сапогами. Не ты должен задабривать их благодетелью, чтобы сохранить свою жизнь - они должны молить тебя о милости, о пощаде. Как только ты возьмешь свою жизнь в свои руки, Умберто, только тогда все они окажутся в твоем кулаке. И ты раздавишь их, потому что порядок должен основываться на боли". Я не мог согласиться со многими твоими правилами, с тем, каким наказаниям ты подвергал своих подданных, какие именно чувства ты им внушал. Да даже не только им - мне самому... "Это только тебе решать, выживешь ты или подохнешь, как крыса. Как твой драгоценный отец, уверовавший в то, что его защитят. Никто, кроме тебя, не будет на твоей стороне, если им это не выгодно. Ну же, что ты выберешь - утонуть в этом болоте? Признать, что ты полное ничтожество, как и твои великие святые предки? Или ты выберешься отсюда и научишься править?" Возможно, кому-то покажется странным, скажи я о твоем благородстве. Но мне известно, какая судьба ждала бы меня, если бы все сложилось иначе. Ты не переходил границ, тебе было не интересно ломать меня, втаптывать в грязь, превращать в безвольную игрушку. Ты просто лепил из меня того, кто, по твоим меркам, идеально подходил на роль твоего консорта. Лепил беспощадно, методично, в чем-то даже красиво - и да, благодаря тебе я научился видеть красоту в кровавых казнях, в жестокой политике, в манипуляциях над телом и душой. "Ты будешь править вместе со мной. По моим законам. Одно твое слово будет решать судьбы тысяч. Но ты должен доказать мне, что способен на это, Умберто". Интересно, что бы ты сказал, видя меня сейчас, оплакивающего тебя? Мысль мелькает так быстро, что я даже не успеваю её развить, и исчезает. Здесь и сейчас не место мыслям, не место рассудку и холодной силе. Жидкий огонь рвется наружу сквозь эту колючую проволоку на горле, что не в состоянии его сдержать. И я сдаюсь в его плен, добровольно и всецело. Я отдаю себя этой боли, этому чувству, захлестывающему, жгучему, утаскивающему все глубже и глубже. Завтра все будет иначе. Завтра весь народ обрядится в белый траур, музыканты будут провожать тебя в последний путь. Завтра на стол лягут новые бумаги, новые указы, соберется Совет, решая, каким будет будущее Империи. Завтра Петер будет кричать, что мы обманываем его, что его отец не мог так внезапно умереть, а Киëми - успокаивать его, пытаться прижать к себе, но куда ей, вечно молодой девочке из побочной ветви рода Куромаку, угнаться за буйной Пиковской кровью, его яростью и неверием... "Чем старше он становится - тем больше раздражает. И вот таким будет наследник моего престола? Если бы только ты, Умберто, мог подарить мне сына от своей крови и плоти..." Но это будет завтра. Сегодня и сейчас - только для меня, для меня и моей боли, моего прощания с тобой. Для всего того, чему не было места ни минутой раньше, ни часом позже. Здесь и сейчас я держу в руках последнюю нить, что протянулась от меня до тебя, и эта нить - свидетельство того, что все происходит на самом деле. Все свершилось. Тебя больше нет. Позади меня - украшенная драгоценными камнями маленькая серебряная шкатулка. Узоры, расписывающие все её богатство, символизируют вечную преданность идеалам Великого Зонтика. Каждый член моей семьи мог бы запросто догадаться, что в ней. Одна из славных реликвий каждого из девяти королевств, подвластная лишь потомкам первых правителей - и только раз в жизни. В старых текстах её называют генератором вероятности. И мой теперь пуст. Как пуста и моя душа, словно в тот самый миг, когда я активировал магию, от меня отрезали какую-то важную часть меня. Наверное, после я буду уверен, что оплакиваю сейчас не тебя - свою утраченную наполненность души. Но с губ неизменно срывается твое имя. Вовсе не так, как на церемониях, встречах, публичных казнях. Совсем иначе, нежели в минуты пылких споров или не менее страстных ласк. П - как попытка сдуть, стряхнуть с губ соленые капли. И - жалкое, выдавливаемое из недр моего тела, словно скулеж раненого зверя. К - будто попытка задыхающегося от жажды путника прокашляться, но горло, голосовые связки, все внутри так нестерпимо жжет... Вот, что отныне остаётся со мной. Выжженная пустота в том месте, где раньше был мой смысл. Малозначимые титулы и регалии - половину из них я очень скоро передам тому, кто должен носить их по праву, а суть остальной половины развеется по ветру вместе с твоим прахом. Следы на моем теле - я буду носить их так же, как носил корону и мантию твоего консорта, которого отдали тебе как игрушку и которого ты сам же возвысил до самого близкого человека. И потухший генератор вероятности - тяжелое напоминание о принятом мною решении. "Одному тебе я могу доверять. Я тебе свою жизнь доверю, Умберто..." Прощай, Пик. Я оборвал её там, где ты не успел переступить черту. Теперь твоя война окончена. Покойся с миром.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты