Астрея

Гет
Перевод
NC-17
В процессе
71
Автор оригинала: Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/23599963/chapters/56630847
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Макси, написано 468 страниц, 39 частей
Описание:
У Драко Малфоя есть сестра, которую от любит слишком сильно.
Как бы шло повествование книг о Гарри Поттере, если бы у Драко была младшая сестра, которая заставила его научиться любить безоговорочно?
Примечания переводчика:
Перевожу в 1 раз. Прошу тапками не бить :)
Предупреждение:
В данной работе присутствует "Инцест" с раннего возраста.


Напишите пожалуйста своё мнение)
Мне это очень важно💞

Фан арты:
https://archiveofourown.org/works/29845875
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
71 Нравится 25 Отзывы 33 В сборник Скачать

Глава 16.

Настройки текста
Выросшая в семье Малфой, Дева привыкла к вниманию. Будь то в мире маглов, в Косом переулке или на вечеринке, люди смотрели на её семью — ревниво, с любопытством или возмущением. Они часто бросали долгие взгляды, но редко разговаривали с Девой напрямую. Она делала реверанс, мать хвасталась, отец вел переговоры, и общение на этом заканчивалось. Было странно видеть столько людей — незнакомцы, которые подходили к ней и вовлекали в разговор. Когда в субботу вечером она вернулась в общую комнату Рейвенкло, казалось, что каждый на факультете жаждет стать её другом.       «Было бы так здорово иметь в команде ещё одну девушку», — сказала Чжоу Чанг.       «Как ты догадалась, что нужно проверить Справочник Хогвартса?» — спросила Пенелопа Кристал, староста пятого курса. — «Большинство людей даже не знают, что он у нас есть».       «Какая метла у тебя дома?» — поинтересовался Майкл Корнер, мальчик, который раньше был с Терри и Энтони.       «Не могу поверить, что Цециус не воспользовался шансом попробовать», — простонал Элий.       «Понимаю», — прогудела Эсмерельда. — «Я бы наверняка заняла его место».       «Мой брат будет так ревновать, когда узнает», — прокомментировала Виктория, брат-близнец которой был в Гриффиндоре.       «Что ж, если бы мне пришлось уступить место первокурснику, я рад, что они выиграли его таким образом, что я горжусь тем, что я Когтевранец», — прогремел Эдди Кармайкл. Он тоже пробовал я на роль Охотника в команду.       «Ага, Малфой, если ты обнаружишь ещё какие-то лазейки в правилах, обязательно поделись ими со всем домом», — подкалол её Маркус Белби.       «Вы бы видели этот справочник», — объяснил Цециус небольшой толпе, слонявшейся вокруг первокурсников. Дева подумала, что он, должно быть, сжалился над ней, потому что её щеки всегда были розовыми с тех пор, как она вернулась в гостиную после обеда. — «Должно быть, весил столько же, сколько и ты, Белби. Я никогда не прочитал бы это, чтобы найти новые лазейки».       «Хо-хо, у первокурсников есть свои шутки», — прокомментировал Белби, когда его друзья смеялись и насмехались. Белби, высокий и широкоплечий, тем не менее был в хорошей форме, так что на самом деле он не выглядел оскорбленным шуткой Цециуса. Наконец, толпа поредела, и Дева смогла расслабиться в кресле и сосредоточиться на игре, которую Лиам принес из дома. Он сказал, что это называется «нарды», и в настоящее время он обучал Джастина и Джордана правилам. Цециус и Элий смеялись вместе с Терри, Майклом и Энтони, сравнивая Локонса с прошлогодним профессором Защиты от темных искусств Квирреллом, который казался настолько же ужасным, однако по другим причинам. Когда Цециус был занят второкурсниками, мальчики были погружены в свою игру, а Виктория и Эсмерельда разговаривали с Чанг, Дева решила ускользнуть в общежитие. Луна подняла глаза, когда Дева вошла в спальню. Она лежала на своей кровати, так что её голова склонилась набок. Ее лицо было слегка красным от прилившейся к нему крови. Тем не менее, Луна казалась совершенно невозмутимой, вращая свою палочку в воздухе, испуская розовые и пурпурные искры. Дева подумывала спросить ее, что она делает, но не стала, так как стала жертвой странных лекций Луны о существах, о которых Дева никогда не слышала и не знала, как ответить.       «Где Клэр?» — спросила она вместо этого. Луна не остановила взмах палочки.       «Не здесь», — ответила она вежливо, как будто это была вся необходимая Деве информация. Дева закрыла глаза, чтобы сожительница не увидела, как они закотились. Она нашла Клэр (без помощи Луны) в ванной комнате общежития. Комната была пуста, если не считать Клэр, которая тщательно расчёсывала волосы, поскольку субботний вечер был еще ранним. Дева решила, что лечь спать пораньше кажется весьма привлекательной идеей после волнительного дня, и достала палочку, чтобы начать применять чары для чистки зубов.       «Ты собираешься завтра утром снова пойти в библиотеку?» — спросила она Клэр после того, как прополоскала рот водой.       «Как и каждое утро», — проворчала Клэр. Дева нахмурилась.       «Ничего, если бы я пошла с тобой снова?» — спросила Дева. После сегодняшнего утра она надеялась, что получит открытое приглашение, но, судя по её тону, Клэр, возможно, больше нравилось учится в одиночку. Клэр скривилась в зеркало. — «Я удивлена, что ты хочешь этого сейчас, когда у тебя есть возможность общаться с Роджером напрямую. Во мне больше нет необходимости». Брови Девы нахмурились. — «О чём ты?» Клэр повернулась, уголки её рта опустились, несмотря на огонь в глазах. — «Ну, вот почему ты тусовалась со мной, не так ли? Чтобы поговорить с моим братом? Что же, теперь, когда ты в команде, ты его часто видишь.»       «С чего бы мне интересоваться твоим братом?» Огонь, в глазах Клэр, погас, поскольку теперь она отражала замешательство Девы. — «Все остальные девушки так делают. Он нравился каждой моей подруге. " Дева надеялась, что не краснеет. Теперь, когда она подумала об этом, у неё промелькнула мысль, что Роджер был привлекательным, если кому-то нравились мальчики постарше, умные и талантливые и… не были их родственниками. Как бы то ни было, она не видела в этом никакой привлекательности.       «Ну, я не знаю». — Клэр все еще выглядела немного неуверенно, поэтому она продолжила: — «Он даже не так уж и хорош в полёте на самом деле. Что-то вроде Кваффл-свинки.» Клэр фыркнула, а затем, скрывая улыбку, повернулась к зеркалу. — «Только не говори ему этого. Он подумает, что я настроила тебя против него. И мама с папой ему поверят.» Дева тоже повернулась к своему отражению. Она задалась вопросом, нормальна ли вражда между Клэр и Роджером для братьев и сестер. Даже если это было так, то она бы никогда не смогла допустить этого с Драко.       «Приглашаю тебя присоединиться ко мне завтра в библиотеке», — продолжила Клэр, собирая мыло и палочку, чтобы вернуться в комнату в общежитии. — «Пока ты воздерживаешься от каких-либо разговоров о квиддиче, я всегда рада тебе.»

***

Когда Дева проснулась на следующее утро от шарканья Клэр, она с трудом удержалась от того, чтобы заснуть снова. Шесть часов утра сегодня казались намного раньше, чем накануне. Тем не менее, она хотела сдержать своё слово, поэтому встала с постели и собрала свои вещи. Она была благодарна за то, что у неё было столько практики заплетать волосы, что она смогла собрать волосы в косу даже без помощи зеркала, пока они молча шли в библиотеку. К тому времени, как они сели за тот же стол, что и накануне, Дева чувствовала себя бодрее, чем после пробуждения. Они работали в тишине, пока солнце поднималось выше в небе, и студенты медленно начали заполнять столы библиотеки. Дева как раз заканчивала свое эссе по зельям, когда кто-то подошел к их столу.       «Можно я присоединюсь?» Дева подняла глаза. Пристальный взгляд Абилин, казалось, был обращен на Деву, но Малфой могла сказать, что она действительно наблюдала за реакцией Клэр. Та посмотрела на Деву, ожидая ответа.       «Абилин, привет» — она заметила, что сегодня Абилин забрала волосы назад, что подчеркивало выразительные черты её лица и скрывало вялость волос. Дева одобрила. — «Клэр, Абилин; Абилин, Клэр.»       «Привет», — тихо пробормотала Клэр. Взгляд её карих глаз сосредоточился на Абилин, а выражение лица было робким. Абилин ничего не ответила, только скользнула взглядом по лицу Клэр, по столу, на котором были разложены её книги, и по её одежде, предназначенной для выходных. Дева толкнула Абилин коленом под столом.       «Привет», — наконец сказала Абилин, не обращая внимания на толчки Девы. Она снова повернулась к подруге. — «Это для зелий? Не возражаешь, если я посмотрю?»       «А я могу просмотреть твои записи о трансфигурации?» — Малфой торговалась, передавая пергаментный свиток. Пока Абилин копалась в своих записях, Дева заметила, что Клэр всё ещё смотрит на слизеринку, слегка приоткрыв рот, а на лице — точно застыл какой-то вопрос. Дева не думала, что Клэр из тех, кто задирается, но защитная реакция, смешанная с яростью, всё равно её одолела. Когда Клэр поймала взгляд Девы, она молча вернулась к своему учебнику Истории Магии. Абилин без комментариев прочитала эссе Девы по Зельеварению, местами тихо напевая что-то. Через несколько минут она достала собственное, исписанное мелкими каракулями, и начала вычеркивать определённые части.       «Для этого есть заклинание», — заявила Клэр. Девочки, сидящие рядом, посмотрели на неё. Она указала на поправки Абилин. — «Табуламуто. Я слышала, что Снейп снимает баллы за грязные правки.» Абилин выглядела так, словно что-то заподозрила, но, тем не менее, вынула палочку и пробормотала заклинание, постукивая по пергаменту. Вычеркнутые слова исчезли, как будто чернила только что впитались в страницу. Её рот слегка скривился, но она продолжила молчать. Дева улыбнулась Клэр.       «Итак, я полагаю, мне следует поздравить тебя», — пробормотала Абилин через минуту. Дева была не уверена, с кем разговаривает, пока Абилин не взглянула ей в глаза. — «Я слышалa, что ты вошла в команду по квиддичу. Я, конечно, не очень люблю квиддич, но Линдси выглядела весьма впечатлённой.»       «Как Линдси узнала?» — если Линдси Трэверс знала, есть шанс, что Драко тоже знает, чего Дева не ожидала. Она думала, что сможет сама рассказать ему об это. Абилин пожала плечами, возвращаясь к поправками эссе. — «Не знаю. Я подслушала только вторую половину её разговора с Зарой, но я услышала достаточно, чтобы понять суть. Мне было интересно, что вы с Цецием вчера весь день здесь исследовали.»       «Откуда ты знаешь, что мы весь день занимались исследованием?» Абилин подмигнула Деве. — «Видела вас.»       «Ты была с кем-то ещё?» Абилин нахмурилась. — «Конечно нет.»       «Тогда почему ты не подсела к нам?»       «Я не знала, будешь ли ты рада этому. Я ведь знаю, что ты предпочитаешь компанию Цециуса моей, даже если ты сидишь со мной на Трансфигурации.» Дева вздохнула. — «Дружба — это не соревнование, Абилин. » Клэр прочистила горло. Дева не осознавала, что она тоже слышала разговор. — «Вы и Цециус можете быть довольно… устрашающими», — осторожно произнесла она.       «Что? Как?» Клэр повертела в руках перо. — «Ну, большинство из нас не знали друг друга до школы. Вы с Цецием уже были друзьями. Это похоже на клуб, частью которого мы никогда не станем. " Дева нахмурилась и решила обсудить с Цецием этот разговор как можно скорее. Затем она подумала, доказывает ли это точку зрения Клэр и Абилин.       «Мы оба сошли бы с ума, если бы были единственными друзьями друг друга», — сказала она вместо этого. — «И ты должна знать, что Цециус любит проводить с тобой время так же сильно, как и я», — добавила она Абилин.       «Хорошо», — ответила Абилин, но это прозвучало с презрением, как будто она потешалась над Девой. — «Я подойду к вам в следующий раз, когда увижу вас вместе. А теперь, не могли бы вы объяснить мне лекцию Флитвика о движениях палочки?

***

Час спустя за завтраком Дева поняла, что явно недооценила скорость слухов Хогвартса. Когда они вместе вошли в Большой зал, у нее сложилось отчетливое впечатление, что шёпот становился все громче и люди за столиками других домов смотрели на неё. Она предпологала, что единственная причина, по которой её заметят, — это квиддич. Она пробежалась взглядом по слизеринскому столу. Драко ещё не было, так что, возможно, он ничего не слышал. Она должна найти его как можно скорее. Однако когда пришли совы с почтой, она поняла, что всё было намного хуже, чем она думала. Она не просто недооценила распространение сплетен в Хогвартсе, она недооценила скорость сплетен в волшебном мире в целом, когда сова отдала ей письмо.

~~~~~

7 — е сентября, 1992

Дева, Каково же было мое удивление, когда не менее шести из одиннадцати других школьных директоров написали мне вчера вечером, чтобы поздравить меня с рождением такой талантливой, бесстрашной и сознательной дочери. Представь себе моё смущение от того, что мне пришлось признать, что я понятия не имел, о чём они говорили. Представьте мое потрясение от того, что всего через неделю после отъезда в Хогвартс ты нашла способ поставить меня в неловкое положение перед некоторыми людьми, влияние которых мне нужно больше всего в ближайшие месяцы. Я должен верить, что некая Когтевранка не забудет мои предупреждения, которые я высказал всего неделю назад, мою просьбу поставить репутацию нашей семьи выше собственных желаний и капризов. Как ты думаешь, как выглядит то, что спустя несколько часов после обещания купить команде Слизерина новые метлы, моя дочь проходит в команду Рейвенкло без таких обещаний? Как положение вашего брата как ловца должно завоевать уважение, которого он заслуживает, в то время как его младшая сестра приобретает всё большую известность? Как я могу верить в то, что ты будешь следовать указаниям, необходимым для обеспечения безопасности и успеха тебе и Драко, если ты ведёшься на поводу таких капризных фантазий? Ты не получишь «Нимбус две тысячи и один», как твой брат, и я предлагаю тебе придумать правдоподобную историю, которую нужно повторять всем, кто спрашивает, которая не принесёт негативных последствий нашей семье, или весь оставшийся год ты будешь летать на школьной метле.

Твой отец, Люциус Малфой

~~~~~

~~~~~

7 — го сентября, 1992

Дорогая, Поздравляю. Пожалуйста, сообщай мне в будущем о любых идеях или достижениях как можно скорее, так как твоему отцу не нравятся сюрпризы. Я также хотела бы попросить тебя рассказать своему брату, где хранится Справочник Хогвартса, поскольку я думаю, он мог бы заняться его чтением.

Мама

~~~~~

У Девы не было много времени, чтобы проанализировать эти письма, потому что, как только она закончила читать письмо матери, чья-то рука схватила её предплечье и потянула на себя.       «Пойдем, Дева, » — проворчал Драко, схватив её сумку с книгами и перекинув через плечо. — «Мне надо поговорить с тобой. Лично.» У Девы свело живот. Итак, он слышал. Она едва вспомнила, как собирала письма родителей, как Драко начал тянуть её за собой, и она была вынуждена последовать за ним из холла. Он не отпускал ее руку и ничего не говорил, пока не затащил её в маленькую комнату за холлом. — «Почему ты не сказала мне, что собираешься попробовать себя в команде по квиддичу?» — яростно спросил он, когда за ними закрылась дверь. Деве не понравилось расстояние, которое он оставил между ними.       «Я не собиралась! Я даже не думала об этой идее до вчерашнего утра.» Драко усмехнулся. — «Дева, тебе нравится квиддич больше, чем кому то другому, кого я знаю, ты не можешь ожидать, что я поверю, что ты не думала об испытании до вчерашнего дня.» Она чувствовала, как её лицо краснеет. Это действительно звучало подозрительно, когда он так выразился. — «Я имею в виду, конечно, я думала об этом, я мечтала об этом, я определенно планировала попробовать в следующем году, ты знаешь, но я думала, что это противоречит правилам».       «А вчера у тебя просто чудесным образом был мозговой штурм, в день испытаний?       «Да», — взмолилась Дева. — «Послушай, я могу это доказать. Отдай сумку, » — как только она сняла с его плеча свой рюкзак, она достала свой исследовательский журнал и открыла последнюю страницу. — «Я имею в виду, что здесь нет даты или чего-то подобного, но послушай, с тех пор я задала только один вопрос». Драко взял у нее дневник и пролистал несколько страниц назад, вероятно, чтобы проверить, не повторяла ли она вопрос недавно. Дева закусила губу, пытаясь вспомнить, какие вопросы она задала за это время. Большинство вопросов, которые она написала в исследовательском журнале, были несущественными, но некоторые пролили свет на более личные мысли. Через минуту он закрыл дневник и вернул ее ей. — «Это все ещё не объясняет, почему ты не сказала мне вчера вечером. Ты никогда не скрываешь от меня секретов, Дева. Как ты думаешь, как я выглядел, когда Флинт спросил меня о твоей пробе вчера вечером после ужина, а я ничего об этом не знал?» Дева нахмурилась и посмотрела себе под ноги. — «Ты был так рад, что попал в команду. Я не хотела… отнимать у тебя этот момент. Не на глазах у всех. Я подумала, что у меня будет время рассказать тебе сегодня… наедине.» Его лицо слегка смягчилось. — «Но это мог быть наш момент», — пробормотал он. Его слова заставили низ её живота сжаться, хотя она знала, что он лжёт. Конечно, на самом деле Дева никогда не переводила на себя его внимание, поскольку она всегда избегала этого, поэтому она не знала наверняка, как бы он отреагировал. Но она знала, как он отреагировал бы так же, как она знала, что он не любит брюссельскую капусту, или что он иногда желает более темных волос, или что он втайне думает о том, чтобы стать Ликвидатором заклятий. Это не было точным знанием — это было всего лишь шестое чувство ко всем вещам Драко, построенное на одиннадцатилетнем опыте и учёбе. Она умиротворяюще шагнула вперед, обхватив его предплечья руками. — «Мне нравится, как это звучит. Каким был бы наш момент?» Драко нахмурился, но казался спокойнее. Его руки лениво схватили её за локти, закрывая весь остальной мир от их круга. — «Я бы похвастался, что все наши совместные полеты, должно быть, окупились, потому что брат и сестра попали в команду такими маленькими.» Дева улыбнулась. — «Ты хочешь сказать, что ты бы использовал моё выступление в команду, чтобы больше хвастаться собой?» — подколола она его. Драко закатил глаза, но теперь его пристальный взгляд был тёплым. — «Что ещё?»       «Я бы сказал, что это покажет Поттеру, что он не особенный. Дамблдор, должно быть, настолько зол, что ты нашла лазейку; что с твоими знаниями правил и нашим отцом как председателем Попечительского совета школы, Малфои в этом году все изменят. Больше никакого гриффиндорского фаворитизма.» Дева засмеялась, но опустила глаза вниз. Слова Драко напомнили ей о письме от их отца. — «Отец так не думает. Он сказал, что я все испортила.» Драко нахмурился. — «Что он сказал?» Дева вздохнула и, разорвав объятия, вытащила письмо из кармана мантии. Она подождала, пока Драко просмотрит слова родителей. — «Он этого не делал, Дева. Он сказал, что такими действиями ты ставишь его в неловкое положение, но это не значит, что ты всё испортила.»       «Нет особой разницы». Драко вздохнул. Дева ругала себя за то, что снова подняла этот вопрос. Она знала, что для Драко это была единственная тема, в которой их мнения кардинально расходились. — «Есть, конечно. И он прав. Если бы ты сказала ему — точно так же, как если бы ты сказала мне, — он мог бы извлечь из этого максимум пользы. Но когда ты хранишь секреты, а потом, когда отец узнает об этом, он выглядит глупо.»       «Ты тоже всё время скрываешь от него что-то».       «Да, но у меня тоже есть промахи. Ты довольно легко отделалась, если это письмо — всё, что тебе грозит. А мама даже не казалась рассерженной.» Дева ухмыльнулась, вспомнив последние слова матери. Драко закатил глаза.       «Лучше молчи. Не могу поверить, что она так сказала — я даже не нарушил столько правил. Одно задержание в прошлом году, и я уверен, что никогда не перестану слышать об этом.» Она хихикнула. — «Что ж, если в этом году у тебя будут проблемы, может быть, я смогу найти для тебя лазейку в правилах, чтобы избавиться от новых задержаний. Запретный лес, честное слово. О чём только думал Дамблдор…» Драко усмехнулся, и она знала, что их отношения в порядке. Он обнял её за плечи и повел обратно к двери. — «Пойдём, я увел тебя с завтрака. Как ты относишься к тому, что сядешь сегодня за стол Слизерина? Я хочу как следует похвастаться своей сестрой — звездой квиддича.»

***

Несмотря на непростую первую неделю в Хогвартсе, следующие несколько недель пролетели относительно спокойно. Дева и Драко начали возвращаться в тот ритм, который держал их как никогда близкими, несмотря на их разные факультеты. Подкреплённые подарком отца слизеринской команде по квиддичу, они продолжали пренебрегать правилом «только для слизеринцев» общей комнаты подземелья без жалоб со стороны остальных слизеринцев, хотя Флинт действительно подводил черту, позволяя Деве слушивать любые обсуждения стратегии квиддича. Драко приходил к ней в библиотеку пару раз в неделю, чтобы помогать Деве с домашним заданием по зельям, и даже молчал, когда за ним следовал Цециус. И каждую пятницу днём ​​они бродили по замку, пытаясь найти побольше потайных комнат и секретных проходов. В одну из таких пятниц в начале октября они остановились на шестом этаже, уставшие от долгой прогулки. Драко и Дева сидели лицом друг к другу на подоконнике, поджав ноги. По ту сторону стекла с неба падали капли дождя. Последний месяц был явно серым, что делало занятия по квиддичу и походы в теплицы для изучения травологии менее приятными. Дева также недооценила, насколько холодным может стать замок Хогвартс из-за смены времен года; она предполагала, что взросление в поместье Малфоев подготовит её к холоду. Напротив неё Драко, казалось, не волновался насчёт этого, продолжая читать одну из книг Локонса с закатанными рукавами.       «Мерлин, я больше не могу терпеть эту ерунду», — ворчал Драко, — «Как Дамблдор посчитал этого придурка законным?»       «Может, он и не считал так», — пробормотала Дева, подталкивая ноги ближе к Драко, в то время пока она сжимала пальцы в ткани своей мантии. — «Резерфорд сказал, что Хогвартс не может удерживать профессора защиты дольше года в течение последних пятнадцати лет. Возможно, Локонс — лучшее, что мог найти Дамблдор.» Драко нахмурился, чтобы, несомненно, расспросить её об этой нерешительной защите директора, но его отвлекла её скрюченная фигура. — «Тебе холодно? Ты должна была сказать мне об этом.» Он оглядел пустой коридор, и Дева гадала, что он задумал, пока Драко не повернулся к ней и не протянул руки. Она вложила свои в его и почувствовала, как согревающие чары его колец растягиваются, обволакивая не только его руки, но и её.       «Лучше?» — спросил он, лениво потирая её пальцы. Она слегка вздрогнула, когда его большой палец ласкал чувствительную кожу ее ладони, но не от холода. Дева кивнула, слишком боясь говорить, опасаясь, что она раскроет больше, чем хотела. К счастью, Драко, похоже, этого не заметил, потому что они просидели так следующие тридцать минут, свернувшись калачиком и держась за руки, пока Пенелопа и один из старших Уизли не прошли мимо и не заставили их расцепить их объятия руки.

***

После стольких лет жизни в отдельной комнате Дева с удивлением обнаружила, что она довольно хорошо приспособилась к тому, чтобы делить небольшую комнату с четырьмя другими девушками и ванную комнату с более чем тридцатью. Она привыкла сталкиваться с девушками постарше в ванной посреди ночи, ждать душа напряженным утром, просыпаться от храпа Виктории или раннего подъёма Клэр, переодеваться в чемодане. Она даже начала задаваться вопросом, как она могла засыпать всю свою жизнь без звука дыхания других людей или далёких шумов других обитателей замка. Но было кое-что, чего ей очень не хватало. И особенно не хватало этого после уютных вечеров, когда она была с Драко, свернувшись клубочком, думала о том, что он будет делать, если она просто залезет к нему на колени. Она не играла сама с собой с тех пор, как попала в Хогвартс. У всех девочек кровати были закрыты занавесками для уединения, но это не помогало скрыть звуки. Она знала по собственному опыту, что иногда бывает… немного громко. Конечно, она читала о заглушающих чарах, но это были сложные заклинания, которые у неё не было шанса освоить в первый год обучения. Это были вторые выходные октября, когда комната в общежитии опустела, её соседки по спальне были заняты в других местах, а Дева была настроена на особенное удовольствие. Она ухватилась за шанс. На всякий случай, она задернула шторы, решив, что, если кто-нибудь действительно зайдет к ней, она, надеется, что услышит их приближение и сможет притвориться спящей. Спрятавшись, она сбросила одеяло и сняла мантию. Даже ощущение простыни на её обнажённой коже казалось непослушным, и Дева чувствовала, как становится мокрой между ног. Она откинулась на кровати и, подтянув колени к себе, раздвинула их, представляя, как показывает своё тело Драко. Он облизывал её губы, просил её потрогать себя вместо него… Она думала, что её грудь за последние несколько месяцев увеличилась ещё больше. Вытянувшись обнажённой, она чувствовала себя старше, женственнее, сексуальнее. Она провела руками по коже и соскам. Касание сосков заставило её стонать и дрожать, поэтому она начала зажимать их пальцами. Довольно скоро её кожа стала горячей, и между ног, казалось, загудело. Она сопротивлялась тому, чтобы просто потереть её пальцами, как много раз раньше, или даже просунуть два пальца внутрь себя и представить, что это пальцы Драко. Нет, возможно, она не могла прикоснуться к себе в течение последнего месяца, но она планировала это. Она перевернулась, полезла в ящик, встроенный в каркас кровати, и достала расчёску. Будучи подарком от матери, она был роскошный, вырезанной из лунного камня. Она надеялась, что её мать так и не узнает, что она с ней сделала. Хотя заглушающие чары были продвинутыми, закаливающие чары и сглаживающие чары были лишь промежуточной магией, и Дева подумала, что хорошо с ними поработала. Теперь ручка кисти была идеально гладкой и вряд ли могла сломаться. Она была очень взволнована, даже просто глядя на это. Она вздрогнула, когда каменная ручка коснулась её влажной кожи. Камень оказался холоднее, чем она ожидала. Она бы предпочла знать согревающие чары, но это должно было сработать. Каменная ручка вошла в неё достаточно легко, но холод заставил её инстинктивно напрячься, а месяц пренебрежения заставил её влагалище почувствовать себя сильнее. Она лежала, ожидая мгновение, пока камень поглотит тепло её тела. Затем она взяла щетку за головку и стала осторожно двигать ею вперёд и назад. При движении у неё перехватило дыхание. Она ещё не испытавала настолько приятного удовольствия, как от растираний бугорка, но действия с расчёской вызывали привыкание. Звук прикосновений камня о её гладкую кожу вызывал у неё и трепет, и смущение. Она была такой мокрой от мысли, что можно что-то в неё втолкнуть. Просто из-за мысли, что её влагалище теперь может вместить что-то размером с пенис. Экспериментируя, она немного изменила угол наклона расчески и застонала, когда это добавило совершенно новый уровень удовольствия. Ёе голова непроизвольно откинулась на подушку, рот был открыт, когда она начала толкать расческу всё быстрее и быстрее. Её предплечье начало болеть от усилия, но она проигнорировала это, не желая останавливаться. Она лениво ласкала свои соски, вставляя расческу, но теперь, словно в состоянии алкогольного опьянения, она раздвинула кожу вокруг бугорка и начала тереть. Она ахнула. Комбинированные толчки и растирание, казалось, усиливали друг друга, так что она уже не знала, откуда исходит удовольствие. Было так хорошо, и становилось только лучше. Она знала, что взрыв установит новый рекорд. Она воткнула расческу в себя сейчас с такой силой, что она бы испугалась, если бы не почувствовала себя такой потрясающей. Её толчки были не в ритме, она не могла угнаться за усилием, но любое движение вызывало удовольствие. Она чувствовала приближение конца, но казалось, что он колеблется вне досягаемости в течение нескольких долгих мгновений, пока она смаковала мягкое удовольствие на пути вверх. А потом нахлынула волна удовольствия, выбив её из головы. Она слышала свои крики и стоны, но, в отличие от предыдущих раз, удовольствие продолжало приходить. Она отчаянно толкала расческу, каждое движение подчеркивало дрожь её внутренних стен. После этого она лежала, дергаясь, на простыне, расческа все еще была в ней. Она всё ещё чувствовала себя чувствительной, теплый камень излучал в ней вспышки молнии, двигаясь внутри нее. Она слышала девушек в коридоре за пределами комнаты и чувствовала смутное смущение, скрытое толчками удовольствия. Осведомленность о внешнем мире начала медленно возвращаться к ней, и она вздохнула, смирившись с тем, чтобы снова одеться и вернуться к обычным занятиям на выходных. Но когда она начала вытаскивать из себя расчёску, возбуждение снова вернулось. Она двигала в себе расчёску и размышляла. Ещё раз не повредит, правда? В тот день она долго не вставала с постели.
Примечания:
Отбечено💕
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты