The Mighty Fall

Слэш
NC-17
Закончен
4
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Описание:
Попав в эту фотостудию, Даллон и не знал, кто прячется за маской фотографа и на какую сумму поспорил Райан пару дней назад в баре. Однако, узнав правду, он вряд ли будет долго злиться.
Посвящение:
Соролевикам и всем, кто это прочитает!
Примечания автора:
Прошу не относится к этой работе серьёзно. Это лишь очередной фанфик из множества очередных. Писалось чисто ради браллона, ибо я люблю это отп точно также, как и канонные.

Я до сих пор не научилась придумывать названия и описания...

Писалось под The Mighty Fall - Fall Out Boy. Поэтому и название такое. С текстом песни фик практически не связан.

Вдохновила на эту идею Стася :з

Нет, мне не стыдно.
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
4 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать
Настройки текста
Огни города встречали всех приезжих своим загадочным блеском, что развеивал ночную тьму. Шум улиц сопровождал свет фонарей. В местном баре было, на удивление, спокойно. Из музыкального автомата приглушенно доносились песни старых времён, что только придавали атмосферы помещению, которое было выполнено в каком-то ретро-стиле. Здесь никогда не бывало шумно, люди приходили только ради неплохой выпивки и коротких бесед со случайными собутыльниками. Брендон искренне любил это место. Оно походило на тот ресторан, где снимался клип на «Death Of A Bachelor», разве что не было той огромной хрустальной люстры, сцены, да и в целом помещение было чуть менее просторным. В любом случае, мужчине здесь нравилось, хотя бы потому, что тут он чувствовал себя обычным человеком, который просто пришел отдохнуть от суеты внешнего мира и серости будних дней. Здесь его никто, кроме бармена, не знал, что очень радовало. Однако покой Ури продлился недолго. В бар зашёл подозрительно знакомый человек, которого мужчина сразу бы узнал, если бы волосы остались неоново-голубыми. А вот до Симана дошло быстрее. Быстрым шагом Райан направился к барной стойке, что-то заказал и поспешил к столику Брендона. В итоге вечер стал веселее, скрашенный внезапной и неожиданной компанией. Никто бы не подумал, что эти двое будут так легко общаться друг с другом, словно старые друзья. Однако вот они, вместе пьют, болтают и смеются на весь бар. В какой-то момент полупьяный разговор ни о чём дошёл до той самой бредовой точки, которая будет иметь весьма нехилые последствия в ближайшем будущем. —… Нет, Брен, это слишком. — Ну, пожалуйста! О многом прошу, что ли? — Нет. — А за сто баксов? Симан посмотрел на знакомого, пытаясь понять, серьёзно ли тот просит такое. Вроде серьёзно. Райан ещё по рассказам Даллона помнил, что Ури весьма сложно споить, а значит это не легенды бывалых участников «Panic!», ведь выпили мужчины уже прилично, а у Брендона ни в одном глазу, пускай так и не скажешь хотя бы из-за того, что тому пришло в голову. — Брендон, я не могу так просто взять и… — За девятьсот? Мужчина поджал губы. Вот же чёрт. Ури действительно безумен. Ещё и упрям, как баран. — Я пожалею об этом, но… Ладно, твоя взяла. Но если он меня вышвырнет из группы… —… Всегда можешь прийти ко мне, — Брендон весело улыбнулся, выливая остатки виски в стакан, — Да не волнуйся ты так! Он переживёт, даже отблагодарит потом, а то я Даллона не знаю… — Подумать только, я, мать твою, только что продал друга за девятьсот… — Если что, ему скажешь, что за сто. Так что, по рукам? — По рукам. Мужчины чокнулись стаканами.

***

Даллон аккуратно заходит в студию, тихо усмехаясь тому, что она была достаточно просторной, по сравнению с теми, где они с Райаном уже устраивали фотосессии. Кстати о Симане, тот сказал, что некий его старый знакомый давно хотел провести парочку фотосессий, чтобы проверить оборудование и поработать с фотошопом, но возникла проблема в виде отсутствия моделей. Барабанщик уговаривал долго, едва ли не клялся, что если в сеть и попадут какие-то фото, то только с их разрешения, ведь фотограф — серьёзный человек, и так далее, и тому подобное. В общем, уговорил спустя где-то минут пятнадцать. — О, мистер Уикс, Вы вовремя. Мужчина обернулся. К нему, поправляя черные перчатки, подошел человек, голос которого показался знакомым. Уиксу стало не по себе, незнакомец был одет во всё чёрное, большую часть лица и головы скрывали маска и бейсболка, тоже всё черного цвета, в тон одежде. — Кто Вы? — Ваш фотограф, — спокойно отвечает мужчина, протягивая руку, — Меня зовут Айк. Приятно познакомиться, Райан не зря Вас расхваливал, словно действительно с обложки журнала сошли. — Эм… Спасибо? — Даллон пожал руку, его слегка смутили эти внезапные комплименты, хоть они и звучали, вроде как, сухо, маска глушила голос, так что было не совсем четко слышно тон, — Кстати, а где Райан? — Придёт чуть позже. Кхм, извините, меры предосторожности, — Айк, до этого снова отошедший, вернулся, с неконтактным градусником и антисептиком, — Мда, надо было сразу. Но, к счастью для обоих, всё обошлось. Айк спокойно направился настраивать оборудование, при этом предоставив Уиксу доступ к немногочисленным вещам. — Я спрашивал у Райана, какие у Вас размеры, так что, надеюсь, всё будет как раз. — А про размер члена спросить не забыли? — едко усмехается Даллон. — Я не провожу эротические фотосеты, но если Вы так хотите, то можем договориться, только вряд ли Райан оценит. — Зануда. — Уж какой есть, мистер Уикс. Даллон наконец решил примерить что-то из комплектов, что были сложены на одном из диванов. Среди всех этих вещей были и красивые цветочные рубашки, и парочка строгих костюмов, и даже вещи, которые мужчина никогда в жизни не надевал. Уикс решил, что на сегодня ему хватит и строгого костюма, как раз соответствующего последним фотосессиям. Обычные чёрные пиджак и брюки, легкая белая рубашка и серый галстук. — Как-то Вы скромненько, — отметил Айк. — Я не собираюсь из раза в раз бегать переодеваться, — пожимает плечами Даллон, — Начнём? — Да. Без лишних слов, пока что одиночная фотосессия началась. Уикс пытался соответствовать своему прикиду, тоже выглядел строго, так что вскоре, не сделав даже десяти фотографий, Айк оставил фотоаппарат, красноречиво закатив карие глаза. — Мистер Уикс, я ведь вижу, что Вы можете лучше. Это ведь неофициальная фотосессия, к чему строгость? — фотограф направился куда-то в сторону, вызывая только больше непонимания у Даллона. — О чём Вы? — О том! Мне нужна искренность, а не робот. Ало, эти фото никуда не попадут, Вам что, так сложно выйти из того образа, что Вы создали для фанатов? — Теперь я понимаю, почему у тебя нет моделей, Айк. — Что за шум, а драки нет? — мужчины обернулись, в студию спокойно зашёл Симан. — О, Рай, ты вовремя, — Айк вернулся, держа в руках другой фотоаппарат, видимо, настраивая, — Покажи своему другу, как нужно работать у меня. Райан усмехнулся и спокойно направился к белому фону. Уикс ушёл в сторону, чтобы не мешать. Его брови удивлённо поднялись, когда барабанщик просто начал по-всякому кривляться на камеру, как какой-то подросток. Он совершенно не стеснялся, время от времени делая даже откровенные позы, каких сам Даллон стыдился, но, боже, эти оба точно придурки. Айк нахваливал почти каждую получившуюся фотографию, с радостью соглашался на идеи, которые иногда предлагал Симан. Басист наконец понял, о чём пытался сказать фотограф. Его друг был как открытая книга, вёл себя совсем по-детски, но, боже, даже со стороны понятно, что его фотографии наверняка выйдут действительно классными. Лучше, чем у Уикса до этого. — Ладно, отдыхай, Райан. Ну что, мистер Уикс? — Айк посмотрел на мужчину явно с усмешкой, судя по прищуру, — Всё уяснили? — Вряд ли я смогу также, — вздыхает басист, снимая с себя пиджак и галстук. — О боже… Я не прошу также, я просто прошу не быть такой стесняшкой и не строить из себя хуй знает что! Живо к камерам. Даллон знатно так впал в осадок от того, что какой-то едва знакомый человек приказывает ему. Однако, встретившись взглядом с Райаном, который покачал головой, мужчина понял, что тут ничего не поделать, придётся мириться с характером фотографа. — Ты просто не вошел во вкус, Далл. Попробуй, — советует Симан. Басист закатывает глаза и в этот же момент его чуть не слепит вспышка. Айк смеётся, этот смех кажется таким до боли знакомым… В итоге вновь начинается фотосессия. Даллон старается, правда. Он даже научился определять по действиям фотографа, когда он сделал всё правильно. Райан включил музыку и, наконец, мужчина действительно вошел во вкус. Айк всё чаще стал подсказывать всякие позы, а Уикс стал постепенно избавляться от стыда, ведь действительно, тут почти нечего бояться. Все свои. Вскоре в ход пошли всякие предметы, к примеру, сейчас Даллон сел на стул, опираясь руками о бас, что стоял между его широко разведенных ног. — Вы ведь раньше были в другой группе, мистер Уикс? — внезапно спрашивает Айк, и, получив кивок, щелкает камерой, — Можете что-нибудь показать из того, что Вы творили на сцене? О да, в конец раззадоренному басисту пришли некоторые идеи, связанные с бас-гитарой и медиатором. Он стал их воплощать, пока Симан в сторонке прикрыл лицо ладонью, явно испытывая испанский стыд или что-то в этом роде, хотя, как иронично, он сам выполнял подобное совсем недавно. Вот фотограф точно был доволен. Наконец, фотосессия прошла на ура. — Ну ты и блядь, Уикс, — усмехается Айк, копаясь в фотоаппарате. Даллон застыл. Только один человек имел право говорить ему эту фразу. И, видимо, до фотографа дошло, ведь он тут же нахмурился, а мужчина только сейчас заметил знакомый небольшой шрам на одной из брови. — Кхм, извините. — А ну-ка сними маску, — Уикс наступал. И ведь как он сразу не догадался? Голос, смех, походка, глаза, шрам, в конце концов! — М-мистер Уикс, мне не положено… — Снимай. Симан подошёл к Даллону, явно желая остановить, но поздно. Фотограф стянул капюшон, за ней и бейсболку, и, нехотя, маску. И вот, теперь вместо занудного Айка перед мужчинами стоял Брендон Ури собственной персоной. — Ах ты… Так всё это время был ты… — Уикс шумно вздыхает и закрывает глаза, пытаясь унять начавшийся приступ гнева, — Всё это время я крутился для тебя… — Далл, тише… — Ты такой сучара, блять, как до меня сразу не дошло?.. Пока басист приходил в себя, Райан тихо прокрался к выходу. — Ну что ж, не буду мешать, голубки, — барабанщик тут же вышел, громко хлопнув дверью. — Райан! — Даллон подбежал к двери, дергая за ручку, но, увы, Симан запер их. — Прости, Даллон, но сто баксов — это сто баксов, — Райан, однако, совсем не звучал сожалеюще. За дверью послышались отдаляющиеся шаги. — Сука. Брендон не сдержал смешка. Они оба в такой идиотской ситуации сейчас. — Не смешно. Зачем ты вообще этот спектакль устроил? — Уикс подошёл к Ури, схватив его за плечи. — Тебя хотел увидеть. Ну что ж… Давай лучше поговорим? Вряд ли драка даст тебе ответы на все вопросы…

***

Мужчины давно уже перешли к свободному дивану, ведь разговаривали они много. Очень много. Сначала Брендон извинился за всё это, затем обещал, что фотографии останутся только у него, возможно, он их удалит. Потом они уже болтали о своём, каждый рассказывал, что происходило после расставания и прочее, Ури даже поведал о том, как договорился с Райаном обо всём и как наспех арендовал студию на пару дней. Однако, в конце концов, мужчина не выдержал и посреди разговора выпалил, не думая: — Я до сих пор люблю тебя, знаешь. — Знаю. Я тоже. Даллон улыбнулся, видя удивление на чужом лице. — Так… Ты не зол? — Ну, вообще-то зол. Так красиво вокруг пальца обвёл, — Уикс усмехнулся, — Но я прощаю тебя. — А я тебя нет. Мистер Уикс, я просто обязан Вам припомнить кое-что, — Брендон ухмыльнулся, садясь на ноги Даллона. — И что же? — Мне нужна плата за то, что ты оборвал со мной все связи после своего ухода. Как насчёт «эротической фотосессии», м? Райана как раз нет и в ближайшее время не будет. Мы тут совсем одни и нам никто не помешает. Уикс не успевает ответить, Ури впился в его губы грубым поцелуем. Он скучал по наглым действиям своего партнера, искренне скучал по временам «Too Weird To Live, Too Rare To Die!», когда они вместе писали музыку, когда украдкой целовались за кулисами и вытворяли безумные вещи в гримерках. Даллон хочет обнять Брендона, прижать к себе, сделать то, чего они не делали уже давно, однако… Мужчина чувствует что-то неладное, он дергает руками, но без толку, они теперь были связанными за его спиной, хоть и не сильно, но вполне крепко. Ури ухмыльнулся на попытки басиста освободиться. Не выйдет, ремень вряд ли возможно порвать. Руки Брендона медленно и с каким-то наслаждением прошлись по телу Уикса, оглаживая бока, ненадолго задержавшись на груди, а после, наконец, добираясь до воротника белоснежной рубашки. Пальцы нарочно медленно расправлялись с пуговицами, губы Ури дразняще проходились по уже оголенным участкам. Как только одежда была полностью расстегнута, мужчина отстранился. — Ты ведь не против?.. — Боже… Конечно не против, — Даллон покраснел от действий Брендона. Всё как в старые времена… Его мысли прервались, мужчина откинул голову на спинку дивана, тихо простонав, потому что чужой язык коснулся его соска. Он уже старался ни о чём не думать и просто наслаждаться вот такими ласками, пока чужие руки стаскивают с него брюки вместе с нижним бельём. — Ты такой красивый сейчас… И Ури нисколько не врал. Во время фотосессии на последних фотографиях они экспериментировали со светом, так что, оставшийся невыключенным малиновый свет вполне ярко освещал их угол. Мужчина невольно засмотрелся на расслабленного партнёра, которого так шикарно освещал свет со студии. Он провел руками по чужим волосам, растрепав их ещё больше, стянул рубашку до уровня локтей и невольно захотел сделать снимок. Кажется, он слишком вжился в роль фотографа. Брендон наклонился к чужой шее, медленно и с наслаждением покусывая чистую кожу, стараясь не оставлять ярких пятен, хотя, видимо, после него никто больше не оставлял здесь своих отметин. Тем лучше. Он оставлял следы от своих зубов, опускаясь всё ниже, оставляя и засосы на ключицах, и кусая соски, вызывая тихие полустоны полупоскуливания у Даллона, который откровенно кайфовал от каждого действия. — Брен!.. — выстанывает имя любовника Уикс, когда тот, игнорируя уже порядком напряженный член партнёра, опускается на колени и проходится языком по внутренней стороне бедра, прикусывая кожу, чуть оттягивая её зубами. Ури почти совсем не обращал внимания на чужой голос, продолжая кусать и лизать с особым наслаждением, раздвигая худые ноги шире. Затем его язык доходит и до чужого паха. Он облизнул лишь головку, после чего почти сразу взял в рот наполовину, слыша в награду громкий и довольный стон. Вокалисту хочется слышать больше именно таких стонов, так что он сразу начинает резко двигать головой, изредка легонько задевая чужую плоть зубами, на что Даллон каждый раз дергался, то ли пытаясь отстраниться, то ли наоборот толкнуться глубже. Брендон держал его за бедра, не позволяя совершать каких-то своевольных действий. Басист вскоре чувствует, как внизу живота напряженный узел начинает развязываться, однако Ури, зная это, и не думает отстраняться, лишь глубже вбирая чужой член в свой рот, так что вскоре Уикс кончает. Брендон спокойно проглатывает чужое семя и, наконец, отстраняется, поднимаясь с колен, которые теперь болели из-за долгого стояния на полу, однако он не обращал на это внимания, раздеваясь и при этом кладя Даллона на диван, который без лишних слов раздвигает ноги. У его губ оказываются чужие пальцы, так что теперь очередь басиста работать ртом, что он и делает, оставляя как можно больше слюны, из-за чего часть даже вытекает наружу, стекая по подбородку. Краем глаза мужчина замечает, как другая рука вокалиста тянется вперёд, что-то взяв. Долго угадывать не приходится, его чуть слепит вспышка, на что он хмурится, но в ответ получает лишь улыбку. Наконец-то пальцы покидают его рот, фотоаппарат аккуратно опускается на пол. Уикс встречается взглядом с Ури. «Я скучал…» — читается в глазах обоих. Они снова целуются, уже не так грубо, чем до этого, но не менее, а даже более, страстно. Они не пытались оторвать языки друг другу, не пытались доминировать в этом простом, но таком необходимом действии. Лишь переплетали языки, изредка стукаясь зубами, оба действительно желали, чтобы этот день настал, а сейчас совершенно не могли насытиться тем, что, наконец, получили. Их губы разъединились, Даллон чувствует, как его тело немного приподнялось, а затем снова хмурится, чувствуя, как мокрые пальцы Брендона проходятся между ягодиц, прежде чем первый палец стал медленно проникать в его тело. Свободной рукой вокалист кладёт на своё плечо чужую ногу, тут же касаясь кожи губами, наблюдая, как по чужому, но такому любимому телу, бегут мурашки. Ури готов часами наблюдать эту картину, что открылась перед ним, однако он также не хотел тянуть время и мучить Уикса. Аккуратно в тело басиста проник и второй палец, не спеша слишком растягивать. Обычно, в такие моменты что-то должно было пойти не так. Вокалист вновь стал покрывать поцелуями чужую ногу, когда их прервал звонок. По рингтону оба мужчины поняли, что звонили Брендону. Даллон выгнул бровь, смотря на своего любовника. — Забей, — тихо говорит Ури, — Ты мне сейчас важнее. И Уикс не может не улыбнуться. Это было приятно слышать. Однако улыбка на его лице надолго не задержалась, мужчина прикусил свою губу, немного выгнувшись в спине и простонав, ведь вокалист согнул пальцы, надавив тем самым на слабое место. Он и не заметил ещё одну вспышку, не расслышал звук затвора. Боже, ему было настолько всё равно сейчас на то, что у партнёра внезапно появился фетиш на откровенные фотографии. В ход наконец-то пошёл и третий палец, из-за того, что все действия проходили слишком медленно, басист только и мог, что скулить, не осмеливаясь просить о большем. Его и собственные стоны смущали, он не хотел выглядеть девушкой в чужих глазах. Чёрт бы побрал Брендона, который прекрасно это понимал и лишь больше издевался. Из-за ноги на своем плече мужчина не мог просто наклониться, чтобы доводить укусами в нужные места, потому он продолжил медленно вытаскивать и резко вставлять в тело любовника свои пальцы, специально метясь в простату. У него получалось весьма успешно, ведь Даллон вскоре уже совсем не мог сдержать высоких и мелодичных стонов, которые так любил Ури. В конце концов и его терпение подошло к концу. Вот ведь Уикс, перед ним, смотрит с такой любовью и жаждой, что аж внутренности приятно скручивало. Как бы не хотелось ещё помучить любимого человека, вокалист сдается. Он аккуратно опускает чужую ногу, совершенно не ожидая того, что басист не упустит возможности обнять его, пускай и не руками, прижимая к себе, хоть и не сильно, ведь ноги, все-таки, не руки. Брендон вновь нависает над любимым, вновь целуя, ведь ему это никогда не надоест. Потому и отстраняться было трудно, но надо. Ури, под возмущенный взгляд басиста, поднимает с пола свою толстовку, доставая из кармана знакомый тюбик, содержимое которого сразу же оказывается на его члене. Даллон едва не кричит, потому что он явно не ожидал, что в него войдут так резко. Вокалист, в прочем, сразу же останавливается, извиняюще оставляя поцелуи на грудной клетке. Так было нужно, как считал вокалист, он так отомстил за то, что они разошлись, практически также резко и болезненно. Парочка слезинок скатилось по щекам Уикса, но не более, ведь он, все-таки, не был порван. Брендон начинает аккуратно двигаться, слыша, как начинает учащаться и при этом утяжеляться чужое дыхание. Одна его рука приобняла тело любимого, в то время как вторая стала оглаживать вновь возбужденный чужой член. Басист снова проваливает попытку сдержать свои стоны, ведь вновь с каждым толчком по нему словно проходятся электрические разряды, с каждым движением руки внизу скапливается тепло, от которого пальцы на ногах поджимаются, а тело само собой дергается от любого действия Ури. Оба мужчины теряют головы, оба едва не стонут в унисон, оба слишком влюблены друг в друга сейчас, пускай и не скажут об этом. Не во время того, что происходит в этот момент. У Даллона снова текут слёзы, из-за чего Брендон начинает беспокоиться, останавливаясь. Однако затем понимает, что это не от боли. Чужие бедра снова прижимают его к себе, он подчиняется, продолжая. Вокалист вновь кусает кожу любимого, совсем наплевав на то, что такие следы проходят не скоро. Он то ускоряется, то замедляется, а басист и сделать ничего толком не может из-за связанных рук. Только наслаждаться, что он, впрочем, и делал. Вскоре Ури чувствует, как Уикс начинает мелко дрожать, так что убирает с чужого члена руку и лишь глубже и быстрее толкается в тело любовника, который даже возмутиться на такие действия не может. Слишком хорошо. Настолько, что, в конце концов, он во второй раз кончает себе на живот, почти одновременно с партнёром, который излился прямо в его тело. Тишину студии больше не прерывали мужские стоны, они сменились сначала очередным щелчком затвора камеры, а затем тяжелыми вздохами, которые тоже через время стихли. В любом случае, за пределы помещения произошедшее не выйдет. Никто об этом и не беспокоился. Никому нет дела до того, что происходит в этих стенах, что было только на руку двум, вообще-то, женатым музыкантам, которые вряд ли осмелятся променять своих жен друг на друга, потому что и их оба любят точно так же сильно. Однако сейчас это всё не важно. Брендон, до этого свалившийся прямо на Даллона из-за того, что диван был не шибко широким, наконец, поднялся и перевернул ослабшее тело любимого, освобождая чужие руки от ремня. Уикс тут же стал растирать свои затёкшие конечности, но прервался, снова простонав, ведь Ури явно не планировал оставлять всё вот так, касаясь его ягодиц губами, затем слизывая своё же семя. Басист вцепился руками в свои волосы, уткнувшись лицом в диван и тихо скуля от того, что вокалист, видимо, решил вылизать его дочиста, вновь проникая внутрь, но уже своим чёртовым языком. Брендон вскоре закончил и едва отстранился, когда буквально в этот же момент снова раздался звонок. Он вздохнул, но поднял смартфон, который, как и все их вещи, валялся на полу. — Да? О, привет, милая, — Ури едва слышно цыкнул на Уикса, который едва не засмеялся. Ну да, они только что занимались сексом, не удивительно, что ему смешно, — Прости, был занят, телефон на беззвучном стоял… Вокалист направился к окну, совсем не смущаясь своей наготы, при этом рукой указав куда-то в сторону. Басист с трудом поднялся и направился в ту сторону. Душевая? Как раз кстати. Даллон понимал, что разговор у любовника будет долгий, так что ждать не стал, скинув с себя рубашку прямо перед дверью, благо пол чистый. — … Дела? Порядок, не переживай, — Брендон улыбнулся своей обычной улыбкой, беря пачку, которую оставил на подоконнике, вытаскивая косяк. — Как долго ты ещё будешь на работе? — с лёгким беспокойством спрашивает Сара. — Завтра уже приеду, — успокаивает её мужчина, щёлкая зажигалкой. — Опять куришь? — У меня перерыв, могу себе позволить. К тому же это обычные, а не самокрутки, не переживай, всё в порядке!.. Ури в итоге заболтался, даже не заметив, как Уикс вернулся, уже чистый, но всё в той же проклятой рубашке (которую, скорее всего, Брендон будет потом носить, не снимая). Басист тихо подошёл к любимому, аккуратно целуя того в голое плечо, хитро улыбнувшись на то, как вокалист вздрагивает от неожиданности, а кожа мгновенно покрывается мурашками. Брендон, наконец-то, заканчивает разговор со своей женой и, едва выключив телефон, оборачивается, целуя Даллона. И все-таки они очень любили друг друга…

***

Месяц спустя… — Милый, открой дверь, пожалуйста! Даллон недоуменно взглянул на часы. Кому вообще в голову пришло к ним заявляться с утра? Однако, открыв дверь, вопрос отпал сам собой. — Мистер Уикс, что ж Вы не предупредили, что так быстро уедете? — И тебе привет, Айк. По какому поводу приехал? Брендон молча достал из сумки папку. Краем глаза он заметил Бризи, которая шла в их сторону, вытирая руки полотенцем. Очевидно, мыла посуду. Однако вокалист не беспокоился, он ведь снова в маске и снова притворяется фотографом. — А Вы забыли? Ваши с Райаном фотографии. Выбрал самые лучшие, остальное, как и договаривались, удалил. Тут всё в кучу, фото Ри сами ему отдадите. И, да, фотографии совместной фотосессии не сохранились. Если хотите, можете позвонить и назначить встречу в любое время. Короче, решайте с Райаном сами, а мне пора. — Постойте, — женщина заинтересованно посмотрела на мужчину, однако было не понятно, узнала ли она его, из-за чего оба музыканта напряглись, — А можете провести фотосессию для нашей семьи? — О… — Ури посмотрел на басиста, — Конечно. Только не в один день с фотосессией для «IDKHow». И, если у вас есть дети, то предупредите их, чтобы не баловались в студии. А теперь мне правда пора, извините, до свидания. — До свидания, — прощается с уже уходящим мужчиной Бризи, — Хм… Странно. — Что такое? — интересуется Даллон. — Голос показался знакомым. Но мужчина на это лишь улыбнулся, крепко обняв жену. — Тебе показалось. — Ладно… Давай-ка посмотрим, что у вас там за фото с Райаном вышли? Уикс кивнул, однако внутри у него закралось беспокойство. А что, если в папке окажутся те фотографии? Но к его счастью всё обходится. Бризи хвалит странного фотографа за качественные фотографии, пока Даллон молится тому, чтобы его милая осталась в неведении. Он даже не знает, что уже через пару дней Ури будет в одиночестве пить вино и жечь оставшиеся фотографии, ожидая возвращения Сары. Но это всё уже совсем другая история…
Примечания:
я тот человек который топит за универсалов, не судите, пожалуйста. пб как всегда включена, мгм

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Panic! at the Disco"

Ещё по фэндому "I Don't Know How But They Found Me"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты