Шоколад - лучший проводник в любви.

Гет
PG-13
Закончен
33
автор
Размер:
Драббл, 12 страниц, 1 часть
Описание:
День Влюбленных — хороший день, в который можно получить любовь, а бонусом — сладкое.
Посвящение:
Посвящаю всем любителям этой пары!
Примечания автора:
Надеюсь, что читатели выскажут свое мнение насчет этой работы. Всем приятного времяпрепровождения, мои дорогие :3

***

Уф, это самое большое и долгое творение в моей творческой деятельности... думаю, это можно назвать прогрессом, потому что работой я более менее довольна, а в остальном - воля читателя. Обожаю пейринг Лукас/Атанасия~
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
33 Нравится 7 Отзывы 5 В сборник Скачать

Шоколадная миссия с приятными последствиями.

Настройки текста
      На удивление, зима выдалась в этом году снежная, что одновременно радовало и огорчало, потому что страшно было представить, что произойдет, если ударят морозы или того хуже — выйдет солнышко, после чего вся красота превратится в сплошную грязь, однако радовал тот факт, что пока подобного не намечалось. И только снег мирно продолжал танцевать вальс в воздухе под гипнотизирующий взгляд желтоволосой, до этого читающей очередную супер заумную книгу, которая оказалась не очень интересной, содержащей в себе длиннющие термины, кои никак не хотели усваиваться в голове. — Чего скучаем? — послышался до боли знакомый голос над ухом, отчего девушка чуть не свалилась на пол, как и несчастная книга, которая, если бы умела говорить, непременно воспользовалась бы нецензурной руганью, но, коль языка не дано, то и молча терпеть приходилось. — Лукас, черт бы тебя! — невольно выругалась Атанасия, чувствуя нарастающее желающая заехать по этой нахальной морде чем-нибудь тяжелым. Например, золотой статуэткой, которая лежала на углу тихо потрескивающего камина. — А что такое? — состроив непонимающее выражение лица, черноволосый завалился на диван, словно тот был его кроватью. — Опять за своими книжками сидишь? Того гляди, скоро грибы и плесень полезут из твоей головы. Казалось бы, кто выдержит такие эгоистичные выступления? Но, если присмотреться, то ответ сам себя находит, а точнее пытается прожечь дыру в этом наглом колдуне, строящем из себя саму невинность. Уже не в первый раз Ати задумывается о том, как ее хватает на столько лет дружбы с ним? И что вообще останавливает ее попросить Клода четвертовать его? Честно, уже долгие месяцы она и сама пытается найти ответы на эти вопросы, но те упрямо отказываются находиться. Однако если хорошенько подумать, то на самом деле Лукас не раз ее выручал и становился той самой подушкой, в которую можно выплакать все свои слезы, и неважно по какой причине: он поймет, а также сможет подбодрить, пусть и своим методом — язвительными высказываниями и грубоватым взглядом, — но, все же, было что-то такое, что притягивало в этих рубиновых глазах с багровым отливом. «Все равно гад» — с тяжелым выдохом подумала про себя принцесса, откладывая не очень интересную книжку, обращаясь к служанке, чтобы та принесла ей немного сладостей. — Почему это гад? Я, между прочим, самый Великий и Прекрасный, а также помогал тебе не раз. И после этого ты меня обзываешь? — парень театрально схватился за сердце. — Ты такая бессердечная принцесса! — Да иди ты! Не получишь больше моего шоколада! — кажется, для Обелии это стало последней каплей, поэтому в мага тут же полетел снаряд в виде подушки, от которого тот с ловкостью увернулся с ухмылкой на лице. — Даже на этот день влюбленных? — без какого-либо чувства стыда обратился «Великий и Прекрасный», делая на последних словах какой-то пренебрежительный акцент, что заставило нахмуриться девушку, на секунду задумавшись. — Ну, мы же с тобой не влюбленные, так что да. — сделала заключение голубоглазая, отодвигая от мага принесенную корзинку с шоколадками. — Тогда давай ими станем? — спустя пару секунд молчания выдал Лукас, склонив голову на бок, с каким-то удовлетворением уставившись на постепенно краснеющее личико своей принцессы, смотря на нее, а-ля, «а что тебе не нравится? Раз не были, значит, станем», но, очевидно, ей это совершенно не понравилось. — Ты… да ты… ах ты, козел, пошел вон! — крикнула Атанасия, швырнув в черноволосого уже не одну, а целых две подушки, прилетевших в уже пустующее место, когда сам колдун стоял около столика и уплетал сладости. — Какая Вы неприступная, принцесса. — съев последнюю шоколадную печеньку, парень удалился, оставляя раскрасневшуюся принцессу наедине с собой. Понадобилось время, чтобы Ати прекратила избивать несчастную подушку, представляя, что перед ней колдун, после чего наступило осознание одного факта — в Обелии существует этот глупый праздник? Признаться честно, девушке он не нравился и в ее прошлой жизни: чужие счастливые улыбки, смех, подарки — все это так давило, что хотелось сжечь их всех, но вместо этого приходилось ограничиваться проклятьями, которые, как надеялась юная особа, давно пришли в действие. Однако тут ситуация совершенно иная: любящий отец, пусть и со своими странными повадками, любящее окружение, в которое входит Лили и сэр Робейн. В таком случае стоило бы подумать, кому и какой шоколад стоит дарить, а перед этим узнать какие у кого предпочтения, найти необходимый вкус, растопить, упаковать… Ох, от одних только мыслей, сколько нужно приложить усилий, начинает кружиться голова, но почему-то внутри зашевелилось что-то такое детское и живое, отчего хотелось прыгать только при одних мечтах об этом. Поднявшись с дивана и добравшись до письменного стола, длинноволосая открыла книгу с чистыми листами, на одном из которых красовался такой заголовок: «Операция: Шоколад», после чего аристократка задумчиво уставилась в потолок, решая, кому будет его дарить.

***

      Естественно, Клод будет на первом месте, а потом Лили, Феликс… А вот Лукас под слишком большим и жирным вопросом, может быть вообще подарю ему просто кактус вместо шоколада за сегодняшнюю выходку. Осталось, конечно, еще разобраться с семьей Альфиус, однако они несколько раз меня прикрывали, так что ничего же страшного не случится, если я подарю и им немного? Хотя что-то мне подсказывает, что нет. Что ж, теперь осталось определиться, кто какой любит, а это намного сложнее даже третьего этапа — раздобыть необходимое, что будет явно непросто. Если про Лукаса, Иджекила и Дженнет я еще знаю, то про остальных не особо. Придется импровизировать. Пусть и остаток дня прошел более менее спокойно, хотя бы потому что черноволосый гад не заявлялся достаточно долгое время, так что это немного расслабляло, но одновременно напрягало. Опять что-то подсказывает, что он что-то задумал. — А у Вас хорошее шестое чувство, Принцесса. — послышался чей-то женский голос где-то сверху, что заставило меня вздрогнуть, а затем неуверенно поднять голову в ту сторону, откуда доносился шум, заранее готовя атакующее заклинание. Как вообще кто-то смог пройти через защитный барьер? — Да уж, постараться пришлось знатно, но мне было слишком интересно посмотреть на дочь самого Клода де Эльджео Обелии, а также на ту, кем заинтересовался сам Лукас, так что никаких агрессивных замыслов против Вас у меня нет, следовательно нет необходимости использовать то, что Вы уже приготовили. — сзади послушалось легкое шуршание, после чего перед глазами показалась какая-то высокая девушка с длинными иссиня-черными волосами, заплетенными в высокий хвост фиолетовой лентой, которая была одета в легкую — для такой погоды — одежду: брюки, тонкая рубашка, поверх которой покоился врачебный халат. Однако глаза не отличались ничем необычным — обычный темно-карий. — На самом деле моя внешность сильно отличается от этой. Просто я хочу, чтобы Вы видели меня такой. — улыбнулась незваная гостья, выжидающе смотря на меня. — Кто ты? — единственное, что пришло мне в голову, отчего хотелось провалиться сквозь землю. Блин, серьезно? Мозг, это все, что ты можешь выдать?! Бесполезный кусок плоти! — Да не переживайте Вы так. Могу только сказать, что я не из этого мира, госпожа Атанасия. В этот момент я стала не понимать еще больше. Неужели есть кто-то, кто является таким же перерожденным, как и я? Или существует своего рода портал, открывающий мост между двумя мирами? Или их намного больше? Значит, существуют те, кто может открывать его намеренно? — Как много вопросов в этой светлой головке… Время у нас ограничено, потому что Лукас и Ваш отец должны скоро определить, что сюда пробралась «крыса», поэтому предлагаю пока попить немного чаю и обсудить все, что Вас интересует. Что думаете, Принцесса? — особа обворожительно улыбнулась, протягивая мне руку, которая, как оказалась, была в черной перчатке, что неплохо смотрелось с ее образом. Будет ли безумием соглашаться на такое подозрительное предложение? Конечно, да. Особенно с учетом того, что эту девушку я вижу первый раз, да и ее поведение особого доверия не внушает, но, раз выдается такая возможность, то почему бы ей не воспользоваться? Ох, чувствую, что мне потом жутко влетит от Лукаса… хотя минуточку, почему я вообще думаю сейчас о нем?! Что хочу, то и ворочу! Да! — Где гарантия, что со мной ничего не случится? — с осторожностью начала я, подстрекаемая собственным любопытством, превосходящим здравый смысл. — Вы можете в любую минуту меня атаковать, что отразится на моей мане, и Ваш друг с отцом сразу же окажутся здесь, так что я просто не успею Вам ничего сделать. — Звучит неубедительно, но… я согласна. — понимая, что все-таки проиграла здравому смыслу, я протянула руку девушке, после чего мы резко оказались за небольшим столиком, на котором уже стояли чай и изысканные сладости, однако пугало то, что он парил в воздухе над каким-то морем… — Это вообще безопасно?! — ерзая от жуткого волнения, я мигом забыла про все вопросы. — Конечно. Я бы не стала пренебрегать безопасностью сокровищем Обелии. — ухмыльнулась девушка, мирно потягивающая чай. — Ну так, что Вас интересует? Пришла пара секунд, прежде чем я смогла выдавить из себя вопрос по двум причинам: небольшой страх за свою тушку, все-таки высота немаленькая, а там еще вода, а второе — от произошедшего все вопросы просто вылетели из головы. Знай я, что ляпну такое, лучше бы вообще молчала: — Какой шоколад нравится Лукасу? — Хах, вижу, Вас смущает нынешняя обстановка. — легкая улыбка заиграла на ее лице, поэтому в воздухе прозвучал щелчок пальцев, после чего мы оказались на какой-то лесной полянке, окруженной приятно пахнущими цветами. А затем повисла небольшая тишина, сама собеседница явно задумалась над этим вопросом. — Он любит все, что связано с Вами. — Б-благодарю?.. — неловко выдала я, стоило оказаться на земле, однако следующие слова отправили меня в аут, как футбольный мяч. Что за ерунду она вообще несет?! Точно родственница Лукаса! — В смысле?.. — в голове сразу появился беспорядок, отчего вопросов становилось все больше и больше, так что улетать в космос мне было пока рано. — Может быть он специально тебя сюда подослал для такой шутки? — сам собой напросился вопрос, потому что другого нормального объяснения в голову не приходило. Что-то из разряда фантастики, честное слово. — Спросите у него об этом сами. — карие глаза недобро сверкнули, в которых можно было разглядеть пляшущих чертиков, что заставило напрячься, однако она, судя по всему, не собиралась ничего предпринимать, судя по ее умиротворенному лицу. Что-то вспоминаю те истории про демонов. — Все может быть. — Эй, хватит лезть в мою голову! — Что дальше? — игнорируя мой возмущенный возглас, поинтересовалась гостья. — Как тебя зовут? Господи, Атанасия, что за банальные вопросы ты сейчас задаешь?! Нет, серьезно? Ты можешь узнать любую тайну мироздания, но вместо этого спрашиваешь что-то настолько… А-а-а! — Зовите Курат. — на лице теперь уже новой знакомой сияла легкая улыбка, прожигающая будто мою душу насквозь. — Чем-то ты мне Лукаса напоминаешь… — тяжело выдохнула я, с трудом откусывая пирожное, которое, к огромному удивлению оказалось мягким и вкусным, так что про прочее было тут же забыто. — Говоря о нем, наше замечательное времяпрепровождение подошло к концу, потому что уже ровно через тридцать секунд здесь будет находится выше упомянутый. — поднявшись со стула, Курат вернула меня в комнату, но, прежде чем уйти, поцеловала тыльную сторону ладони. — С Вами очень интересно. Надеюсь, что смогу навестить Вас еще, так что говорю до свидания. Удачи с Вашей идеей. — на секунду задумалась, что-то выводя указательным пальцем в воздухе, после чего на моем столе появилась коробочка с тортиками. — Презент в качестве нашей, как я надеюсь, дружбы. — и на этом девушка исчезла полностью, оставляя меня в полном непонимании того, что только произошло несколько секунд назад, однако от мыслей отвлек голос Лукаса, ворвавшегося в мою комнату, а вслед за ним сэр Робейн и папа. Они были такими взволнованными, едва могли перевести дух, а в глазах так и читалось беспокойство и некоторое спокойствие за то, что, как я понимаю, я в порядке. — Атанасия, ты как? Где ты была все это время?! — послышался хриплый голос мага, что немало удивило. Обычно он всегда говорил уверенно и твердо, а тут… неужели что-то случилось настолько серьезное? — В смысле?.. — Я не мог нигде отследить твою ману. Ты словно испарилась, поэтому мы ищем тебя уже больше нескольких часов. Так где ты была? — пусть и не слишком эмоционально, но было видно, папа за меня очень сильно беспокоился. — Ох… — и это называется «немного» времени?! — Простите, что заставила поволноваться. Я просто, это, практиковала новое заклинание и совсем потеряла счет времени. — Атанасия, будь в следующий раз внимательнее, пожалуйста. — заметил Обелия, потрепав меня по волосам, что было крайне ему не свойственно. — Хорошо, папочка. О, я тут сладости принесла, не хочешь выпить со мной немного позже чай? — состроив «щенячьи глазки», я живо постаралась перевести тему на более приятную, на секунду забыв о присутствии Лукаса, который был больно молчаливым сегодня. — Можно. Однако у меня пока дела. Больше на практикуй такие заклинания без присмотра. — тон, не терпящий возражений. Бр-р, истинный император. — Хорошо-о. — на этом Клод вышел из комнаты, после чего я смогла перевести дух, но ненадолго, так как в комнате находилась еще одна «проблемка». — Заклинание, значит, да? — недоверчиво усмехнувшись, колдун чуть ли не вплотную подошел ко мне, сверля своим проницательным взором. У-у, какой же он все-таки пугающий бывает… — Что за дрянь тебя касалась? — недовольный рык послышался с его стороны, а глаза убийственно засверкали. — Ходишь, собираешь всякую пакость, а мне потом убирай ее. — недовольно прошипел рубиноглазый, касаясь моей руки, которой неожиданно стало легче. — Кто. Сюда. Приходил? — с каждым словом лицо Лукаса становилось все ближе и ближе, оказываясь слишком близко, что я могла ощутить его дыхание на моих губах. — Одна моя хорошая подруга. И вообще, почему я должна оправдываться перед тобой?! Шляешься сам непонятно где! — поначалу было неловко, а потом эта неловкость переросла в праведный гнев, однако он оставался непоколебим. Да что с тобой не так?! — Ты моя, поэтому не позволяй всякой дряни трогать тебя, потому что даже я сам не знаю, чем это может кончится. — полу-промурчав и полу-прорычав, маг скрылся, оставив меня краснеть одновременно от возмущения и негодования. — Пошел нахер, козел!

***

      День выдался максимально безумным, за что девушка отдельно благодарила одного «никудышного мага», который своими перепадами в настроении просто выбивает из колеи. Но почему-то последние слова отзывались глухим стуком учащенного сердца, а на щеках сразу же стала появляться пунцовая краска. «И почему я его! Я вообще никому не принадлежу, кроме себя и своего папы, а еще эта его манера смотреть на меня при упоминании кого-то другого… Бр-р, ну и черт. И вообще, думать больше о нем не хочу!» — ворочаясь на кровати, профырчала Ати, предпринимая отчаянные попытки уснуть, которые оправдали себя только через пару мучительных часов, посвященных проклятьям Лукасу, который от таких частых упоминаниях должен был или зачихаться, или заикаться. Не так важно, главное — умереть.

***

      Если у кого-то утро начинается с кофе, то у принцессы Обелии — с длительных процессий, от которых удается отделаться только ближе к одиннадцати утра, так что времени подумать, кому какой шоколад дарить, у желтоволосой не было, хотя попадались пару раз мысли, что Иджекилу, скорее, она подарит белый, с лесными ягодами, а Дженнет — молочный, с лесными орешками. — Какой же подарить папе. — задумчиво смотрела в потолок аристократка, покусывая ручку, на которой оставались характерные отметины от укусов. — Может быть немного горького и немного молочного… — по комнате разошлось характерное «чирк» — с цитрусом, тогда Лили сделаю клубничный, Феликсу — тоже молочный, но с малиной, а вот Лукасу… — и тут задумчивость юной особы растянулась на бесконечность. Нет, серьезно. А что может понравиться такому придирчивому Лукасу? Пусть Атанасия и не особо горела желанием делать подарок и ему, но за оказанные услуги, увы, надо платить. — Может быть тоже сразу несколько? Например, молочно-черничный и горький с апельсинами? Решено! — на этом была поставлена жирная точка в рассуждениях девицы, бегущей уже на кухню. Осталось разобраться, где его достать. Если не получится обнаружить его на кухне, то будет необходимо отправляться в город, где, по идее, многие прилавки должны быть заполнены всем необходимым. Также можно прихватить и необходимые формочки: в виде сердечек, цветочков и в форме луны. Оказалось подозрительным, что подходящего шоколада не было на императорской кухне, но сейчас волновала не столько причина его отсутствия, так как в реалии его действительно не было, поэтому нужно было решать вопрос, на какой именно торговой точке можно приобрести необходимую сладость? Или придется побегать? — Вы бы лучше подумали, как снять заклинание отслеживания Вашего местоположения, Принцесса. — послышался уже знакомый голос, который был настолько неожиданным, что заставил подпрыгнуть перепуганную девушку. — М? Я Вас напугала? — А-а-а! Опять ты! — сконфузилась аристократка, чувствуя неприятное ощущение, что ее застали врасплох. — Погоди… — прошла только пара секунд, прежде чем сокровище Обелии сообразило, по какой вообще причине демон находилась здесь, ведь зная Лукаса, он, наверняка, усилил магический барьер. — Как я сюда попала? — в ответ последовал несмелый кивок и прожигающий взгляд. — Для меня не существует практически ничего невозможного. — самодовольно заявила Курат, буквально вернувшись с воздуха на землю, как и положено нормальным людям. — Но в этот раз это было намного сложнее, чем в прошлый. — крылатая указала на дымящиеся руки, которые заставили топазовоглазую нахмуриться. — Ты сама в этом виновата. Тебя же никто не звал. — коротко отрезала Атанасия, а затем приблизилась к старой знакомой. — Сильно болит? — поинтересовалась она ни то из-за любопытства, ни то из-за переживаний, хотя второе, понятное дело, было неправдой. — Нет. — в знак этого девушку потрепали по волосам. — Кстати, что Вы решили насчет заклинания? — Ну, для тебя же не существует практически ничего невозможного, правильно? — с хитрой ухмылкой начала принцесса, чем очень напоминала маленького чертенка. — А Вы шустрая. — с широкой улыбкой заметила демон, на что последовал утвердительный кивок, а после по комнате разошелся чей-то одновременно звонкий и пугающий смех, после чего легкое «пуф».

***

      Если честно, побегать действительно пришлось. И не только по магазинам, но и от нежеланных личностей, которые так глупо клюнули на внешность девушки, отчего потом получили по самые шарики. И не только от Атанасии, но и от Курат, которая заботливо согласилась составить ей компанию, оправдавшись, что это будет не скучнее того, чем она занимается каждый день. В любом случае поиски прошли, более чем успешно, потому что удалось собрать и необходимые ингредиенты, и формочки, и немного украшений, а также специальным коробочек, куда можно было складывать шоколад, на который Ати убила несколько дней, однако конечный результат стоил того. И вот, уставшая, но довольная, юная особа с нетерпением дожидалась следующего дня, чтобы начать поздравлять близких ей людей, хоть и вместе с этим ее терзали некоторые сомнения насчет Лукаса, но было решено не уделять этому внимания, иначе были опасения бунта в пищеварении.

***

      День Влюбленных — глупость, выдуманная человеком для очередного повода выпить и погулять, прикрытая такой светлой вещью, как любовь, которую я никогда не стремился понять, но сейчас меня пробивает насквозь непонятное мне чувство. И это раздражает. Раздражает настолько, что я готов рвать и метать, как раненый зверь, загнанный в ловушку. Хотя, вероятно, именно так я сейчас и выгляжу, потому что угодил в твой плен, окутанный золотыми нитями с этими прекрасными топазовыми глазами, которыми я готов любоваться всю жизнь. Но одновременно меня это раздражает, что я хочу растерзать тебя. Смотреть, как медленно тускнеют твои очаровательные очи, как дрожит твой голосок от понимания того, что тебя предал самый близкий друг, что все те, кто тебе близки, погибают один за другим. Хочу упиваться твоей кровью и отчаянием. Хочу этого до головокружения в голове. Хочу нежно касаться твоей кожи, оставляя на ней легкие поцелуи, от которых ты, наверняка, сильно покраснела бы, а затем стала бы причитать, какой я извращенец, когда бы твои руки сами тянулись ко мне. Хочу быть твоим единственным, кто затмит абсолютно всех, и твой взор будет устремлен только на меня. Неужели я так много прошу? Но я был рад и в какой-то степени счастлив узнать, что стану тем из немногих, кому ты лично сделала подарок, но только от одной мысли, что что-то из твоих милых ручек достанется и этому лицемеру Иджекилу, как мне хочется зайтись в диком вое и лично четвертовать его, потому что я не признаю никого из твоего окружения и заставлю смотреть тебя только на меня. Но я был не рад узнать, что ты ходила на встречу к какому-то жалкому демону целых два раза. Даже попросила снять то заклинание. Хах, кто бы мог подумать, что ты ухитришься даже на такое. — Кажется, кто-то явно не в духе? — усмехнулась девушка, стоящая сзади меня, мгновенно среагировавшая, стоило атаковать ее. — Неужели я стала причиной твоего расстройства? — словно ребенок, она продолжала дурачиться, даже не стараясь сделать ответный удар, как ее взгляд остановился на окне, где спала ты… Черт, не смей даже смотреть на нее, падшее отродье. — Я не собираюсь тратить свои силы на такое существо, как ты. — слова с металлическим цоканьем слетают с языка. — Так что, надеюсь, с этого момента ты запомнишь, что она уже моя, поэтому сгинь с моих глаз. Это последний шанс, когда я даю тебе возможность уйти. — Ха-ха! Как прикажете, господин Лукас. — этот демон нахально улыбается, а затем исчезает, оставляя после себя мерзкий запах выцветших роз. Омерзительно. Как и омерзительно то, что шоколад достанется Иджекилу.

***

День Влюбленных — одна из прекраснейших возможностей признаться в своих чувствах или выразить свою симпатию таким простеньким подарком для своей второй половинки. И в этот день он, наконец, наступил, так что народ гулял целый день. Улицы были полны людей, а следовательно, шума и гама, в котором были отчетливо слышны смех и улыбки людей. Дворец тоже не пустовал; в нем тоже были слышны смех и улыбки, пусть и не слишком долго, но атмосфера царила легкая и непринужденная. Не чудо ли? — Это тебе, папа. — Ати ловко протиснулась между ручкой кресла и рукой императора, преподнося ему коробочку в форме сердца, после чего быстро чмокнула в щеку, замечая чуть порозовевшие щеки отца, а затем юрко оказывалась по другую сторону стола. — О, про тебя тоже не забыла, Феликс. — после этого круглая коробка была отдана верному охраннику под пристальным взглядом немного недовольного Обелии. — Я польщен Вашим подарком, Принцесса. — явно став веселее и светлее, мужчина одарил девушку благодарной улыбкой. — Правда я думаю, что император немного расстроен, что его милейшая дочь оказала внимание не только ему. — уже шепотом добавил Робэйн, чем вызвал нервный смешок. — Феликс Робэйн. — грозно послышалось где-то сбоку, что заставило обоих икнуть от испуга. — Со слухом у меня все хорошо. — угрожающе начал Клод, но был остановлен так вовремя Атанасией, за что страж помолился всем небесам за нее. — Но я люблю только своего папочку. — начала Ати, зная, что этот трюк всегда срабатывал. — Поэтому я вложила всю любовь в этот шоколад. Вот, попробуй. — юная особа вытащила небольшую конфетку, мигом заставляя отца прожевать ее. — Ну как? — Вкусно. — последовал немногословный ответ, однако атмосфера сразу стала расслабленной. — Сама делала? — Конечно! А теперь я побежала делать подарок Лили! — крикнула уже в дверях де Эльджео, мысленно передав Феликсу, то он ее должник теперь. Реакцию Лили можно описать, как ласковое прикосновение солнечных лучиков в умеренную погоду или же будет уместнее, как зимний танец снежинок: мягкий, наполненный невинным благородием и чистотой, от которых нельзя оторвать взгляд. Семье Альфиус же были отосланы почтовые голуби со скромным посланием, а теперь осталась самая сложная задача, практически миссия «Невыполнима», — найти Лукаса, которого Ати не видела уже несколько дней, что стало настораживать только сейчас.

***

Где же он? Как есть какое-то дело, так его нет, а как наоборот, так он заявляется чуть ли не каждый день! Но почему-то вместо привычного раздражения в груди сидят переживания за этого глупого колдуна, который, быть может, нашел себе приключения на одно место? Вполне в его духе. Или же влип в какие-то неприятности? Хотя, в любом случае, волноваться за него глупо, ведь Лукас очень сильный и всегда сможет дать отпор, я ведь права? Поставить в непонятное положение своими выходками, а затем пропасть — типичный Лукас, которому придется туго, если я увижу его, так что берегись, «Великий и Могущественный» колдун!

***

В конечном итоге девушка весь день потратила на поиски черноволосого мага, который так и не удосужился показаться, отчего его шоколад был в зоне риска быть выкинутым в ближайший мусор. Или впихнутым ему в рот, чтобы поменьше болтал всякой ерунды. Этим же днем, вечером, аристократка получила письма с благодарностью от Иджекила и Дженнет, которые прислали в ответ несколько коробок, кои практически сразу конфисковали по причине возможного проявления аллергии. День выдался насыщенным на приятные события, отложенные в самые лучшие воспоминания, однако кое-какая мысль не давала покоя — где же он? Почему сердце так отчаянно жаждет встретиться только с ним? Что это за магия? Конечно, ответ очевиден, это любовь, но Обелия точно не хотела в это верить, списывая все на… А если так подумать, то даже списывать не на что. Хах, какая безвыходная и безнадежная ситуация. «Если бы и влюблялась, то лучше бы в Иджекила тогда…» — тяжело подумалось желтоволосой, ворочавшейся в своей постели. — И ничего не лучше. — послышался до боли знакомый голос, от которого в сердце что-то сжалось; так приятно и сладко, что хотелось задохнуться. — Лукас! — только и сорвалось с уст Атанасии, как перед глазами появился красивейший букет белых лилий, а позади них хищнические рубиновые глаза. — Вроде бы в этот день все парни дарят еще и цветы? — с какой-то неуверенностью заявил Лукас, оказавшийся почему-то в своей взрослой форме, от которой девушке сразу же стало не по себе. Благо, в темноте нельзя разглядеть ее смущения. — Знаешь, Ати… — вдруг начал колдун, оказавшись с ней вдруг на цветочной поляне, покрытой блестящим снегом. — Ты меня раздражаешь. — в этот момент в сердце раздалось болезненное угуканье. — Потому что вызываешь во мне все, что я не испытывал никогда. — небольшая пауза, после чего Лукас позволяет коснуться мягкой коже, сделанной словно из фарфора. — Мне нужно было время, чтобы окончательно осознать абсолютно все. — неожиданно он начинает кружить ее в легком танце, наблюдая за смущенным выражением лица с теплой улыбкой. — С самого начала ты была мне интересна просто для развлечения, но потом мне становилось с тобой все спокойнее и спокойнее. — его горячий шепот был сравним с приятным шипением змеи. — Скажи, что за магию ты применила. Ведь в какой-то момент я потерял голову и не мог представить и дня без тебя. — глубокий выдох и наклон. — Каждая моя частичка желала быть рядом с тобой, и потом я был порабощен этим странным желанием. — его рубиновые очи смотря прямо в ее — топазовые — и он тонет, чувствуя, как омут затягивает его с головой. — Я прихожу в ярость, когда вижу рядом с тобой кого-либо другого, которому ты улыбаешься так, как не улыбалась мне. — в душе начинает что-то трескаться. — И схожу с ума, когда ты так невинно смотришь на меня. — он неожиданно останавливается, беря двумя пальцами ее за подбородок, заставляя не отрывать от него взгляд. — Так скажи, Атанасия де Эльджео Обелия, что ты со мной сделала? — он припадает к ее манящим губам, ощущая на них привкус шоколада и персика, который окончательно ломает его, заставляя склониться перед ней — той, кто забрала сердце эгоистичного мага. — Я люблю тебя, поэтому хочу быть с тобой вечно. — утвердительно, не давая принцессе прийти в себя, втягивает ее в очередной нежный поцелуй, пытаясь выразить все свои чувства в нем, на что она отвечает с такой же мягкостью и податливостью, обхватывая за шею своими тонкими ручками. В этот момент ничего и никого не могло существовать в этом мире, кроме них и этой прекрасной зимней ночи, ставшей свидетелем такой восхитительной картины. И все насущные проблемы потеряли свой смысл, потому что они нашли друг друга, смысл свей их жизни и сердце, отныне связанных священными узами чистой любви, о которой люди всегда любят слагать красивые легенды. Но их легенда будет одной из лучших, ведь это Лукас и Атанасия де Эльджео Обелия — половинки друг друга. *** — Вот, это тебе, глупый Лукас. — все еще смущенная недавними событиями, Ати с покрасневшим лицом гордо вручила подарок мужчине, стараясь на него даже не смотреть, потому что знала, что сейчас там красуется нахальная улыбка. — И почему я глупый? — послышалось наигранное возмущение откуда-то сверху. — С тебя, кстати, моральная компенсация за испорченную мне нервную систему. — усмехнулся черноволосый, оказавшись на кровати юной особы. — Это еще почему? — бровь сама собой выгнулась, а лицо само собой приобрело вопросительное выражение, мол, я тебя люблю, но и в морду дать могу. — Ты же послала шоколад Альфиусам, зная, что я их не люблю. Ладно бы просто той химере, но не этому слизняку. — глаза мага сузились, заставляя по какой-то причине чувствовать за это вину, хотя, казалось бы, в чем она тут виновата? Сам же собственник. — Так что я перехватил его и прислал им магазинный. Ох, как же я устал… — закончил волшебник, приняв форму подростка. — и в этот момент Ати была готова взорваться, если бы не голос служанки, привлеченной шумом в комнате. — Госпожа, у вас все хорошо? — послышался скрип двери, а затем комнату озарил тусклый свет свечи, но вместо этого услышала мирное сопение, поэтому поспешила удалиться. Актерским данным Ати можно было завидовать, но не завидовать ситуации, в которой она оказалась: услышав приближение служанки, аристократка завалилась рядом с ним на постель, а затем укрыла обоих с головой, приказав обнять ее, а-ля, какая-то подушка, к чему он подошел даже слишком серьезно. — Лукас, мне жарко. Отпусти. — кое-как выдавила из себя будущая наследница престола, чувствуя, как задыхается от нарастающей неловкости. — А если я не хочу? — сверкнув алыми глазами, парень только сильнее прижал к себе желтоволосую, кто уже поняла, что оказывать сопротивление бесполезно, так что просто приняла свою участь, прижимаясь к магу. — Вот и хорошая девочка. — Между прочим я все еще злюсь за шоколад Иджекилу. — в этот момент Ати показалось, что Лукас зарычал. — Что ты с ним сделал? — Конечно, съел. Кстати, было очень вкусно. — улыбнулся парень, ощутив несильный толчок в бок. — Дурак мой. — Глупая моя. — Я люблю тебя. — одновременно сорвалось с уст возлюбленных, негромко засмеявшихся. И еще долго они не могли уснуть, но со временем их же пьянящая любовь стала постепенно убаюкивать, нашептывая, что отныне каждый новый день будет особенным, потому что теперь они связаны самыми сильными узами, которые никому не удастся сломать.
Примечания:
Буду ждать Ваши комментарии. Спасибо тем, кто это читает.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты