Проект/канон

Слэш
NC-17
В процессе
37
автор
Размер:
планируется Миди, написано 50 страниц, 5 частей
Описание:
Арсений и Антон вынуждены вести себя так, чтобы фанатам хотелось шипперить, строить безумные теории, считать Стаса гадом за то, что он «вырезает» моменты с Артонами. Проект Артон. И от этого «проекта» Арсению хочется застрелить Стаса. Идея прибыльная, но убивающая душу.
Примечания автора:
Есть отсылочки к реальным моментам в Импрофд, но в основном здесь моё видение, я-художник-я-так-вижу, ну, вы поняли.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
37 Нравится 8 Отзывы 13 В сборник Скачать

5. Дружеские откровения - важная составляющая здоровой психики.

Настройки текста
Знаете, иногда так бывает, что человека переполняют разного рода мысли, чувства, эмоции, желания, идеи, переживания... и ему бы этим всем добром и злом поделиться с кем-то: с родителями, с друзьями, с психологом, с левой бабкой на остановке, с барменом в своём любимом задрипанном клубе в жопе мира - с кем угодно, кто способен выслушать. И Антону сейчас не помешало бы высказаться хоть кому-то, но его оставили одного в гостиной наблюдать на тенями на потолке и размышлять о тщетности бытия спать. Дима вышел минуту назад вместе с Сержем на балкон в кухне и о чём-то перетирал с ним, периодически взмахивая руками и закуривая. Антон бы вышел к ним и закурил вместе с другом, но в глазах по-прежнему темнело от каждой попытки просто сесть, что уж говорить о «встать и поебашить куда-нибудь, тем более на балкон покурить, ты чё совсем баклан?» Антона мутит, но не рвёт, слава богу, хотя ведро ему хозяин квартиры для таких случаев выделил. Вероятно, неудавшийся алкоголик траванулся чем-то во время тотального запоя утром, но не помнил, где он пил, а главное, что он пил. Ну, надо же знать, что ему лучше не употреблять в следующий раз. «Ха! Следующий раз? О да, таких будет много, многоуважаемая драма квин Антон!» Перед глазами всё ещё стояла картинка, как Арсений оборачивается и невольно демонстрирует все свои свежие отнюдь не боевые ранения. Шастун ловит себя на мысли, что завидует какой-то неизвестной ему тёлке просто потому, что Арсений позволял ей «это всё». Да, Арс безумно классный друг: он не выгнал Антона, привёл в чувства, выслушал, снова попытался помочь, прикрыл от девушки и ни разу не упрекнул незваного гостя за испорченное утро/день/вечер/жизнь - нужное подчеркнуть, обвести в кружок, пометить крестиком и т.п., но одна мысль о том, что кто-то недвусмысленно вчера касался самого прекрасного человека на этой планете, становилось дурно. «Я не имею никакого права ревновать тебя, но, чёрт, как же это всё-таки больно» - Антон медленно моргает и пытается выровнять дыхание. Безуспешно. Не любить Арсения невозможно. Осознавать, что, как бы близко ты к нему не подобрался, он так и останется «просто коллегой», безумно больно. Больно до рези в глазах, до ухающего в пятки сердца, до головной боли, до потери связи с миром. Но приходится смириться и жить дальше. Придётся смирится. Вот уже в понедельник он прилетит к матери и всё ей скажет, как оно есть. Вот кто-кто, а она должна знать о том, что её сын уже не первый год ведёт себя как несмышлёныш, будто вовсе не он восемь лет назад подорвался, как в жопу ужаленный, в «эту свою Москву». «С другой стороны, откуда я мог знать, что, будучи простым пацаном из Воронежа, буду влюблённым взглядом пялиться на коллегу своего же пола? При том не только по контракту! Господи, Стас, нахуя?!» Парень переворачивается на бок и прикрывает глаза в попытке задремать. Ему стыдно. Как он может лезть в чужую личную жизнь? Совсем дурачок. Арсений никогда особо о личной жизни не распространялся, но все знали, что раньше у него была семья. Антон даже усмехнулся. Когда-то это кольцо у Арсения на руке его до усрачки пугало. А сейчас он годами носит этот перстень с крестом. Антонов подарок. Не снимает. И Антон улыбается шире. Даже если Попов ничего под этим не подразумевает, Шасту до бабочек в животе приятно. А в соседней комнате взглядом сверлит стену Арсений. На ней тоже играют тени. Видимо, сегодня на улице весело и людно. Только мужчине до них нет дела абсолютно. В памяти снова и снова проецируется образ такого податливого, отзывчивого и наглого парнишки с зелёными, полными обожания глазами, смотрящими снизу вверх, что дыхание превращается в попытку испить носом вязкую субстантивацию под названием воздух. «Нужно ему всё рассказать. И плевать, что будет потом; я не выношу больше. К тому же его мама благословит на свадьбу с Ирой, а дальше всё, как говорил Матвиенко. Признаюсь и выдохну, а потом возьму себя в руки» - он вздыхает и трёт глаза до звёздочек. Арсения заставили пойти спать, несмотря на то, что он рвался посидеть с Шастом ночью и следить за его состоянием. И Антону вроде спокойнее от этого, ибо он чувствует себя максимально неловко после своего неконкретного-некорректного-одним-словом-дебильного вопроса, но в то же время ему жизненно необходимы голубые глаза напротив, чтобы успокоиться. Он привык смотреть на него. Пожирать глазами. И там уже не было дела до того, есть ли где-то хоть одна камера, в которую они попадают. Арсений - произведение искусства, но совсем не божественного происхождения. Антон бы не удивился, если бы Арс на самом деле оказался демоном, приспешником Дьявола, членом свиты Воланда, о котором умолчал Булгаков в своём великом произведении. Не понятно только, почему. Потому что не разглядел в нём опасности? Потому что он не попался ему на глаза? Потому что сам потерял голову от него и решил скрыть его от чужих фантазий? А ещё зачем этому змею-Арсению-искусителю-соблазнителю Антон? Он вроде совсем не Маргарита, на бал его ни разу за восемь лет не зазывали. Но Антон уже точно прописался в котле рядом с этим Питерским интеллигентом. Обидно. По-человечески обидно. Когда-то можно было воспользоваться теми днями, когда они реально вели себя как парочка. Но он не воспользовался. Почему? Потому что он позиционировал себя натуралом. Потому что у него была любимая девушка. Другая, не Ира, но была же! Да и он тогда искренне верил, что это не выйдет во что-то такое. Даже подумать не мог. Предложение Арса о псевдоотношениях на два дня тогда, 5 лет назад, вызвало сначала негодование, а потом азарт. Сейчас воспоминания об этом кажутся просто хорошим сном, если не юношеской фантазией. Если бы Дима, который случайно пришёл в то же кафе, в котором в один из дней сидели Антон и Арсений, переплетая под столом пальцы, не шутил об этом на протяжении нескольких лет, Шастун бы поверил в свою никудышную отговорку. Арсений - это Арсений, у него были свои планы на окончание их псевдоотношений, созданных ради того, чтобы Шаст понял, как себя вести на сцене, выполняя злоебучий пункт контракта. -Усвоил урок ли ты, падаван юный? - немного сощурив глаза и коверкая свой завораживающий голос, говорил актёр, провожая Антона домой. Сейчас они стояли под козырьком подъезда на морозе, но расходиться не спешили. Вместе было хорошо. Антон смеялся. Снова. Как всегда. Он вообще еле способен сдерживать смех от шуток Попова. У него, честно, скулы устали от смеха. Он невольно задумался, каково было девушкам Арсения, если он шутил, а их рот был занят... занят делом. Шастун аж замер. «О чём я только что подумал, извините?» Мысли Антона детские, наивные. Оно и логично, ему пока двадцать четыре, почти двадцать пять, но чаще всего он будто только-только осовершеннолетился. Антон готов был поспорить, что его уши, находящиеся под шапкой, своим цветом могли посоперничать с курткой Попова. -Омск вызывает Воронеж, приём! - Арсений опять активничает. Он изображает волну руками, прыгает в разные стороны и широко открывает глаза, стараясь привлечь к себе внимание. -Да, извини. Просто задумался о... - «О чём? О половой жизни Арса? Боже, Шастун, что ты несёшь?! Тебе не стыдно?» -Ну пóлно тебе загоняться! - Попов опять всё понимает по-своему. А точнее, он думает, что его друг по несчастью и коллега по совместительству словил очередную порцию неуверенности в себе и своих силах. - Завтра на съёмках будешь блистать, я уверен, - он так ярко улыбается, что Шастун улыбается ему в ответ, снова становясь похожим на кота, которого прям так и хочется затискать. А затем происходит то, что Шастун бережно хранит в своей памяти, не рассказывая никому... Арсений, поддаваясь своему сиюминутному порыву, обвивает руками его шею, вынуждая наклониться шокированного парня, и едва касается губами щеки Антона, оставляя там, кажется, клеймо от раскалённого железа. Арсений хихикает, наблюдая за шокированным мальчишкой, обнимает Антона на прощание и говорит: -А что? Это невинный знак внимания у парочек в начале отношений, ты же знаешь, - он подмигивает и с самой невинной улыбкой уходит, оставляя Антона в его собственной прострации, пока не скрывается за углом. В тот момент это для него ничего не значило. Он не шутит о девственности Антона за пределами съёмок. Во-первых, он лично так не считает, во-вторых, Антон хоть и смеётся на этот юмор, но в действительности злится на ребят. Совсем немного, и тем не менее. Арс считает, что Антон просто не уверен в себе. И он во что бы то ни стало заставит эту шпалу относиться к себе с большей любовью. И Арсений может собой гордиться - Шаст раскрылся просто невероятно за эти пять лет. Оба понимают, что Арсений приложил к этому руку. Он, честно, не помнит, какой это был год, но точно не жалеет, что поступил именно так. -Арс! Ты сумасшедший! - Антон влетел в гримёрку и с порога выдал мысль, не покидающую его светлую голову последние минуты три. Арсений - один в помещении, что удивительно - умело использует актёрскую игру и в недоумении пялится на такого забавного Антона. По нему видно, что он счастлив до визга такой высоты, что стёкла лопнут во всей Москве, но при этом он выглядит то ли оскорблённым, то ли печальным, то ли стыдящимся чего-то. Хотя, вероятно, тут всё вместе - это же Шаст. И весь этот бешеный набор чувств передаёт неповторимая мимика парня. Арсений бы продолжил рассматривать и анализировать любую мелкую деталь в парне напротив, но тот очевидно ждал какой-то словесной реакции. -Обоснуешь? - мягко уточнил Арсений, чуть улыбнувшись. Он и так прекрасно знал причину такого взрыва эмоций Антона, но почему-то хотелось продлить этот разговор хоть чем-то. Может быть, именно такой логикой руководствовались некоторые авторы, в чьих произведениях воды больше, чем в итоговых сочинениях одиннадцатиклассников. -Да ты... Ты просто... Арс, ну, зачем? Антон волновался, недоговаривал, кусал губы и теребил браслеты на левой руке. Один из них может и не выдержать этого разговора, если он продолжит яростно теребить тонкий потёртый кожаный аксессуар. -Тох, я всё ещё ничего не понимаю, - и тут Остапа понесло, как говорится - Арсений вжился в роль, - Я тебя чем-то обидел? - глаза вмиг наполнились сожалением. - Что бы это ни было, пр... -Почему в новых проектах я ведущий, а не ты? - Антон быстро перебил собеседника, не дав произнести извинения. - Мне сказали, что отказавшийся рекомендовал меня всеми мыслимыми и немыслимыми аргументами. Почему, Арс? Тебе же это намного важнее... да и я не думаю, что подхожу... -А, ты про это... - он облегчённо вздохнул. Ох, видел бы его сейчас хоть один режиссёр - взял бы в любое кино без раздумий. Такой талант пропадает! - Там долгая история, но, чтоб ты знал, я ни о чём не жалею. Не смей винить себя, понял? - шутливо пригрозил Арсений, но, встретив всё те же непонимающие глаза, снова вздохнул, - Ох, Шаст, приготовься, сейчас будем откровенничать, - то ли уведомил, то ли предупредил актёр, - Знаешь, когда-то я был таким же юным и неопытным, хотя может показаться, что я сразу был таким, каким ты меня узнал в 2013. Не могу тебя в этом упрекнуть, потому что, ты прав, я довольно скрытный, - Арсений улыбнулся уголками губ, - Наша труппа тогда только-только начала выступать в Питере, и... Я хотел сыграть главную роль, - Арсений опустил глаза, немного стыдясь этой страницы своего прошлого, а Антон, затаив дыхание, внимал каждому слову, - Я знал каждую реплику, движение героя, музыку, на которой нужно уйти, выйти, встать, сесть, лечь... От и до! - он сказал последнее шёпотом, невольно добавив моменту драматизма, хотя, казалось бы, зачем он тут? - Но все единогласно решили, что роль останется у самого опытного актёра, который в том театре давно работает. И мне было так обидно! - Шастун не мог прервать поток слов друга и продолжал молча слушать, постепенно офигевая от осознания: Попов сейчас делится с ним своим прошлым, при том не самой приятной его частью. Что дальше? Метеорит посетит Воронеж? - Я же из кожи вон лез, чтобы добиться желаемого, а меня будто не замечали. Он вдруг замолчал и снова поднял свои невозможные голубые глаза на Антона. И вдруг улыбнулся. Совсем по-ребячески. -Поэтому я решил восстановить баланс в мире, и отказался от роли ведущего проектов в твою пользу, потому что ты, - он сделал шаг вперёд и положил свою руку на плечо к Антону, - заслуживаешь этого, как никто другой. Улыбка стала ещё шире от вида растерянного парнишки, и Попов потрепал его по волосам. Антон же, прийдя в себя, крепко прижал к себе Арсения. -Арс, ты такой дурак, но как же я тебе чертовски благодарен! Арсений хмыкнул и сцепил за спиной долговязого комка радости руки, обнимая. -Не за что, Шаст. Такое умиротворение и понимание. Ни одной камеры, из-за которой объятия должны быть не больше пяти секунд, ни постороннего человека, который скандирует либо «фу, педики!», либо «увуву, милота какая!», ни одного постороннего звука, только дыхание над ухом. Однако никогда не стоит забывать, что жизнь чутка непредсказуема. Вдруг открылась дверь без стука, в дверь ввалилась злая сука! Хотя в данном случае просто Паша. Чересчур весёлый Паша. -Ой, голубки милуются, хоть бы дверь закрыли, ей богу, - Воля прошёл вглубь гримёрки, забрал что-то с небольшого столика и пошёл обратно, - Только прошу вас, жопу держите в порядке. Ещё целый день выпуски снимать. И ушёл. А парни даже не расцепились. Зачем? Им и так хорошо. -Арс, - полушёпотом обратился Антон, всё ещё не решаясь отпустить коллегу из объятий - слишком уж редким было это удовольствие, - а что за спектакль-то был? -А это важно? - Арсений вновь закрылся, что не удивительно. Никогда он не раскрывается полностью никому. Даже Сержу. Тем более, Шасту. -Понял тебя, - пытаясь не звучать обиженно или грустно, ответил Шастун и нехотя отстранился от человека, который, по факту, одним своим монологом сделал ему карьеру. -«Алые паруса», - вдруг подаёт голос Арсений и ловит восхищённый взгляд зелёных глаз снова, - я хотел роль Грея. И снова грустно улыбнулся. Спустя некоторое время появились и Импровизация Команды, и Шоу Контакты, и... да дофига всего! И многое из этого вёл именно Антон Шастун. Можно сказать, что теперь он почувствовал твёрдую почву под ногами и стал куда более востребованным. Да, он всё ещё побаивался в одиночку вести передачу или корпоратив, но дышалось намного легче, чем пару лет назад. Тогда он боялся оплошать. Даже чуть-чуть. Вдруг выгонят... Но, встречаясь взглядом с Арсением, он забывал и об этом. Попов несколько раз переступал через своё эго ради Антона, а это дорогого стоит. Это не отказаться от нескольких проектов в пользу возможности ходить на кастинги в кино. Это совсем иное... Арсений - идеал. А идеал не может проигрывать. Не имеет права. Однако Попов давно принял один факт: если против него играет Антон, то Арс оставит ему преимущество. Почему? Всё довольно просто. В новогоднем выпуске «Студия Союз» Антон не победил в игре и уходил с площадки расстроенный, хоть и старался быстрее переключиться на что-то другое и не думать о своём проигрыше. Но всё-таки его жалобные глаза и иногда сжимающиеся кулаки говорили сами за себя. Тут не надо быть экстрасенсом или крутым психоаналитиком. И Арсу было стыдно. Ну, чего он в самом деле? Взрослый мужик с таким рвением обыгрывает юношу в совсем не интеллектуальном конкурсе... А зачем? Что ему от этой победы будет? Ну, самооценка повыше станет, но не за счёт Антона же. Он так упорно боролся за то, чтобы парень раскрылся, и сейчас сам рушит то, что построил. Нет уж, увольте! Позже они снова сошлись уже в полноценном выпуске той же передачи, и Арсений немного перегнул палку: слишком легко дал Шасту победу. Да, он поддался, но это же нормально, правильно? Конечно, Шаст иногда знатно бесил, специально мешая Арсу или высматривая в зале кого-то. Ира была и здесь. От её присутствия хотелось выть, но Арсений же актёр; он держит себя в руках. Однако за победу Антона он переживал искренне, и те крепкие объятия в конце были ввиду настоящей, живой радости за это двухметровое чудо. До этого Арсений скандировал: -Антон, победи сегодня, пожалуйста! Помогло. Шастун такой счастливый уходил вместе с коллегой на мотор Импровизации, что Попов мысленно дал себе пять. Шаст счастлив, что ещё нужно? И вот снова они соперники. Снова на шоу на ТНТ - «Где логика?». И Антон этот до жути переживающий за исход игры. И он поддаётся. Опять. Снова. Без раздумий. -Вонючий! - в последний момент выкрикивает Арсений и видит боковым зрением негодующего Серёжу. Но куда больше волнует взволнованный высокий парень напротив. Он догадался. Арс это видит. -Ох, если ты сейчас обосрёшься, конечно... - выдаёт Дима, пока Шаст собирается с мыслями. -Давай! - и Арсений не может сдерживать улыбку. - Давай! - повторяет он, подбадривая соперника. Он в нём уверен больше, чем во всём остальном в своей жизни. -Ещё никогда не было, чтобы я знал, и никто больше не знал! - выдал свою радость парень, на что Арс мысленно хмыкнул, и, набрав в лёгкие побольше воздуха, продолжил: - Ребята, политический анекдот, политическая проститутка и политическая борьба! Арсений аплодирует, и это подхватывают зрители. Серёжа восклицает «блин!» и тоже хлопает, но потом очень недоверчиво поглядывает на своего друга. Команда Антона и Димы обходит соперников ровно на один балл. Тот самый балл за общее слово «политический». -Арс, нах ты это сделал? - спросил его Матвиенко в машине, когда они ехали к нему домой отсыпаться перед завтрашними съёмками. -Ты о чём, Серый? - Граф и правда не понимал, что имеет в виду друг, так что, актёрствовать даже не приходится. -Я о поддавках твоих. Ни за что не поверю, что ты не мог ответить «политический», потому что не знал, - он на секунду повернул голову к Арсу на пассажирском сидении, - Ты думаешь, это незаметно? Этого же Стас не просил делать совершенно. -Я же импровизатор, - быстро нашёлся актёр. Врать сейчас не хотелось совершенно. Он и сам не до конца понимал, зачем сделал это. Просто счастливый Шаст намного лучше подавленного. А он именно таким и был сегодня. Ещё чуть-чуть и замурчал бы от радости за победу, - Стас специально не даёт конкретных указаний нам с Антоном. Это же своеобразная игра: мы с ним ведём себя странно, вы с Димой и Пашей подключаетесь и либо развиваете нашу цепочку, либо закругляете её. Фанаты гудят, о шоу много говорят, денежки в наши кармашки летят. -Да знаю я, не учи учёного; просто по-моему это перебор, Арс, - они останавливаются на светофоре и некоторое время молчат, пока Попов вспоминает каждую счастливую улыбку Антона, когда он побеждает. Он ещё такой мальчишка! В конце выпуска Арсений абсолютно честно пожелал, чтобы люди радовались победам друзей не меньше, чем своим. Попов улыбнулся, обнажая ровные белые зубы. -Не, Серёга, не перебор. В то же время, пока кто-то душил своё сердце молчанием и предавался воспоминаниям, на балконе шла напряжённая беседа двух других обитателей квартиры. -Прям так и сказал?! - Дима от шока чуть не выронил сигарету. Он быстро моргал, пытаясь прийти в себя и понять: не шутит ли коллега, - Ты уверен, что он не ссыт тебе в уши? При всём уважении к Арсу, но мне сложно себе смоделировать такую ситуацию в голове, слишком уж сильно это похоже на сопливую мелодраму, - он как-то негодующе потушил окурок в блюдце и достал новую сигарету. На чистый разум воспринимать это тяжело. -Судя по его загруженному хлебальнику, всё ещё хуже, - хмыкнул Матвиенко, морщась от запаха сигарет. Завёл блин друзей - все и пьют, и курят. У него вон тоже проблемы в жизни, но он никогда не снисходил до дурманящих разум веществ. Зачем? Лучше всегда оставаться в трезвом уме, чтобы решить любой вопрос грамотно. Он, может, и туповат, но рассудителен до жути, когда речь идёт о чём-то серьёзном, - Арс - блядская шкатулка: открыв, увидишь только то, что позволено рассмотреть, а всё самое важное в потайном отделении, ключ к которому через две звезды и три пизды у чёрта под левым копытом. -Ого, не знал, что ты в метафорах силён, но общение с нашим Питерским интеллигентом, видимо, делает своё дело, - подколоть Сержа, если не смысл жизни, то абсолютно точно одно из любимых занятий. К тому же атмосфера была не из приятных, и разгрузить её незамысловатым подколом, основанным на сарказме - святое. -Ой, завали, - Матвиенко нахмурился и открыл окно на балконе пошире, чтоб противный запах табака выветрился быстрее. -Ладно, шутки в сторону, - согласился Позов, возвращаясь к теме, - Обидно, что мы не можем им ничем помочь. Они же страдают, - хмуро заключил он, туша вторую сигарету. -А что ты предлагаешь, Дим? Они же не маленькие - сами разберутся, - он нервно почесал свою бороду и выдохнул, - Хотя меня их кислые мины не меньше расстраивают. Они замолчали, смотря на огни ночной Москвы. Светло, как днём, хотя уже давно глубокая ночь. Так много людей вокруг, но при этом все они одиноки. Человека, подобного тебе не существует, даже если вы однояйцевые близнецы. Потому что мыслите вы по-разному. В чём-то можно совпасть на сто процентов, в чём-то не сходиться вовсе. Это и хорошо, ведь в этом состоит уникальность каждого существующего разума Вселенной, и плохо, ведь, как ни старайся, никто никогда не поймёт тебя полностью. Мы понимаем в других только то, что приняли сами в себе. Возможно, в каком-то из параллельных миров всё совсем не так. Возможно, там есть так называемые соулмейты. Но ни здесь. Ни в Москве, ни в селе Хи́рово. Ни в прошлом, ни в будущем. Ни сейчас. Никогда. Каждый обитатель квартиры в своих мыслях, которые целиком понимает только сам. Знал ли Дима, что Антон Арсения реально любит? Нет. Догадывался, но не знал. Постоянные шутки в эту сторону во имя фансервиса сделали его слепым к реальной проблеме друга. Антон очень давно пытался с ним поговорить на эту тему, высказал все свои страхи и опасения, чуть ли не плакал, но держался. А что Дима? Он немного подыграл, а потом посоветовал не так сильно вживаться в роль, иначе реально уверует в свою негетеросексуальность. Только было уже поздно. Он уже упал в этот голубой как иронично! омут глаз коллеги и выбираться оттуда бесполезно. Он пытался. Безнадёжно. Потому в дрызг пьяный Шаст однажды выдал свою горе-тайну Матвиенычу. Они тогда отмечали конец съёмок первого сезона. Арсений покорял дэнсфлор, Дима вроде уже уехал, где-то на периферии мелькал Стас, Оксана и ещё люди, люди, люди... Рядом трезвый как стёклышко Сергей, который стал невольным слушателем исповеди полноценного долбоёба. Ему Антона по-человечески жаль. Кто бы знал, к чему приведёт невинное желание Стаса «хайпануть»! Такого дерьма даже врагу не пожелаешь - влюбиться в человека своего пола, с которым у вас договор на изображение чувств. Чем этот парень заслужил такую шутку судьбы? С другой стороны, что он может поделать, как друг? Арсений - счастливый муж, отец очаровательной девочки Кьяры. И он советует парню, пока подвозит его до дома, не рушить семью любимого человека, коль он реально любимый. Они оба надеются, что это пройдёт, что Антон найдёт себе девушку, на крайний случай - парня, и будет счастлив. А потом и у Антона Ира, и Арсений с Алёной разошёлся, но оба никаких поползновений друг к другу не делают. Страшно. Страшно менять привычный уклад жизни, в котором хоть и больно, но зато стабильно. А сейчас вроде и сделали, да только тупят. С тяжёлым сердцем Серый и Дима выходят с балкона и тихонько укладываются спать. Серж махает рукой и уходит в спальню, где тревожным сном спит Арсений, и сам засыпает, едва завалившись на кровать. Только Дима не засыпает. И Антон тоже всё ещё изучает тени на потолке и стенах. Они молчат, пытаются оформить мысли. Дышать тяжело. -Антох, прости, что не понял тебя правильно сразу, - заметив непонимающий взгляд друга, он быстро продолжил, - Я про Арса. Артон, все дела... Не подумал как-то. -Забей, Дим, всё нормально, - попытался Антон соскочить с темы, но разве теперь Дима позволит? -Антох, ну, хоть сейчас не отказывайся от разговора, - Дима сел на диван рядом с другом, чтобы удобнее было говорить, - Может, я и не лучший советчик в данном вопросе, но выслушать готов всегда. На то мы и друзья, верно? Антон тяжело дышит, пытаясь говорить непринуждённо. -Ну, про то, что я со второго года начал в кое-кого влюбляться, думаю пояснять не надо... -А вот и нет, очень даже надо. -Диииим... -Даже не спорь, - он провёл ладонью по лицу, смахивая усталость, - Мы с тобой когда-то обсуждали твои розовые сопли и первые потуги в половой жизни. Хуже этого уже ничего не будет. Так что, давай с самого начала. И Антон дал себе волю высказать всё: с разговора со Стасом тогда 5 лет назад, до своих помутнений в рассудке в виде непонятных картинок. По большей части он сокращал все воспоминания до своих чувств. Как сказал Дима: «до розовых соплей». А пошлые мысли можно отнести к «потугам в половой жизни». Он как-то поздно сообразил, что Позу, наверное, противно его слушать, и резко замолк. -Ну, чего замолчал-то? - пытался подбить на продолжение разговора друг. -Дим, прости, я не подумал, что тебе... - но довести до конца мысль снова не дали. -Ты говоришь, что в этих видениях вы с Арсом, - встретив смущённый взгляд Антона, Дима смягчил формулировку, - интимно сблизились, а вечером ты случайно увидел на нём следы вашего страстного утра. Всё верно? -Не совсем, - Антон надавил на веки указательными пальцами, точно также подбирая более нейтральные выражения, - Понимаешь, Арс ничего мне сегодня не говорил такого, чтобы можно было понять: глюки у меня или реальные воспоминания. Так что, мне кажется логичным, что ночь он провёл с девушкой, а утро им я своим пьяным визитом подпортил. -Ну, во-первых, девушки тут не было точно, Серый сказал, что Арс весь вечер был норм, а к ночи впал в депресняк, даже утром не отошёл, когда Серж свалил, - он хотел добавить, что вряд ли Арс стал бы у Матвиенко миловаться с девушкой, но тактично промолчал, - Во-вторых, ты ведёшь себя как ребёнок: Арсу в светлых чувствах не признаёшься, Иру динамишь. Нет, ты молодец, что решился матери это рассказать, спору нет. Но, братан! -Знаю, Поз, знаю! - резко прервал его Антон, но тут же смягчился. - Извини. Просто это больше похоже на плод больной фантазии, чем на реальность. -Понимаю, но дай мне слово, что решишь эти вопросы в ближайшее время, - он смерил друга строгим взглядом. Антон решительно кивнул в ответ. Да, ему пора решиться на это.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Импровизация"

© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты