Лучше чем альфа

Слэш
R
В процессе
13
автор
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Хенджин - омега, он работает моделью, ловит на себе восхищённые взгляды Альф и ежедневно получает предложения руки и сердца от самых завидных женихов страны. И Сынмин, невзрачный бета, не понимает, отчего Хван продолжает возвращаться к нему в квартиру, где комната всего одна и плед старый совсем, тоже один.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Он прекрасный. Талантливый. Обворожительный и изящный. Высокий, стройный и такой по-особенному аккуратный. Сияющий и далекий, как Полярная звезда, указывающая путь во тьме. Харизматичный и с улыбкой кисло-сладкой как вишня. С запахом, что голову кружит и с ума всех сводит. Все это Сынмин мог бы сказать о Хенджине, о своем кумире, а потом ещё и повторить раз двадцать, если вдруг кто не запомнил, потому что этот омега волшебный и совсем неземной. И пусть хоть один человек попробует не согласиться и поспорить, Сынмин аргументов целый список найдет и улыбаться будет. Скромно так и искренне совершенно. Ведь только слепые и идиоты не способны признать красоты Хван Хенджина.       Этот омега в свои двадцать один уже является успешной моделью, и многие известные бренды и компании мечтают с ним поработать, журналисты спят и видят, как бы сделать его компромитирующие фото, а альфы как бы затащить к себе в постель и своим во всех смыслах сделать. Он, Хенджин, друг детства скромного и невзрачного Сынмина. Ким Сынмина, который бета без запаха, который всегда с восхищением на омегу смотрит, с грустью про себя отмечая, что на него самого альфы так никогда смотреть не будут.       Сынмин всего лишь студент факультета журналистики. Он снимает однокомнатную квартирку в спальном районе. В квартире кухонька маленькая с барахлящей плитой, диван-раскладушка вместо кровати и кран – дурацкий кран в ванной, который постоянно капает. А ещё тонкие стенки, что вкупе с молодой парочкой за стенкой, порой являются причиной бессонницы и мешков под глазами. Но это все, на что хватает денег от родителей и жалкой оплаты заметок о пробках на дорогах в местной газете.       Другое дело жилье Хенджина. У того пентхаус с панорамными окнами в центре города, кухня-столовая и плазма, которую удобно смотреть, лёжа на огромном кожаном диване. Просто идеально, думает Сынмин. Хенджин, добрая душа и друг лучший, он не раз предлагал финансовую помощь и к себе жить даже звал, но нет, куда там. Сынмин гордый и самостоятельный, не зря же он год назад от родителей съехал. И теперь садиться на шею Хенджина не собирался. Но мечтать не вредно. И будь у него такие апартаменты, думал Сынмин, он бы не выползал оттуда без крайней необходимости. И, в случае Хенджина, этой крайностью считается желание посмотреть ужастики по маленькому рябящему телевизору с плохим звуком в квартире, что площадью чуть больше его гостиной.       Но вот он, Хван Хенджин, собственной персоной, очень нагло оккупировал бедра Сынмина и с интересом следил за скримерами на экране. Казалось бы, что раз омега, то мелодрамы да романтические комедии любить должен, но это же Хенджин, ему ужасы да боевики подавай. А вот Сынмин устал очень, навалилось слишком много всего всякого, и бета сам был уже готов в телевизор залезть и всех демонов уничтожить, не моргнув и глазом, а затем спать лечь. Но сказать не решался, ведь виделись друзья редко, и сном ради таких посиделок можно и пожертвовать. Так что Сынмин лишь повыше на плечи Хвана плед натянул и принялся перебирать сильно отросшие блондинистые пряди омеги, что шелком тончайшим ощущались на коже.       Хенджин домашний совсем, уютный и такой родной, что его только гладить, пылинки сдувать с фарфоровой кожи, да родинки целовать на шее. Сынмин искренне считает, что альфы только так и должны с ним обращаться, как с самым дорогим и редким сокровищем. Да, безусловно, альфы, а точнее, самый лучший альфа на свете, чтобы под стать омеге.       Хенджин обычно заваливается в квартирку на отшибе города после съёмок сложных, показа чрезвычайно важного, весь дорогой и как-будто из другого мира, так сильно контрастирующий с поблекшими обоями в темной прихожей, где лампочка перегорела. Сынмин никак не вкрутит. И эта самая прохожая словно врата храма, за которыми оставляешь все мирское, вот и Хенджин снимает за дверью амплуа невыносимой и избалованной суки, от взгляда которой все альфы голову теряют, и не только альфы. Омега в квартире Сынмина – капризный, и с характером скверным, но проявляется все это не в резких ответах спонсорам, которые думают, что за деньги можно купить больше, чем обговорено в контракте, и не в презрительном тоне в сторону извращенцев-фотографов. Обычно Хенджин на кухне у Сынмина надувает пухлые губы и глаза отводит в наигранной обиде, бурча недовольно из-за отсутствия любимых чизкейков. Он капризно просит расчесать влажные после душа волосы и обниматься лезет, обвивает на диванчике своими длинными конечностями, глаза щурит счастливо словно полумесяцы.       Да, обычно так и бывает, и в этот раз все было почти точно так же. Лишь Сынмин подозрительно равнодушен ко всему происходящему, вокруг и на экране. Пальцами привычно с волосами играется, но только смотрит тоскливо как-то и потеряно. На поведение друга не ворчит совсем, не пищит, когда тот обнимает слишком. Хенджин вообще весь слишком, слишком особенный, а иначе и не стал бы тем, кем является.       Модельный бизнес, он красив лишь снаружи - на подиуме и на глянцевых обложках журналов, внутри же – адская мясорубка. Один неверный шаг, подвернутая нога и лишний килограмм могут стать причиной конца. Нельзя быть тихим и пассивным, и в тоже время необходимо иметь терпение и запихнуть собственное недовольство куда подальше, ведь если не соответствуешь требованиям – на твое место быстро найдут троих, более покладистых и усердных. Вот Хван и приучил себя брать от жизни все, наслаждаться каждым мгновением и улыбаться голливудской улыбкой. Улыбкой, за которой синяки на ступнях, истерзанное диетами тело и домогательства от модельеров и хозяев модных показов. Только вот фанаты не должны знать такую правду, им позволено любоваться фруктовыми салатами и обтянутыми спортивными лосинами бедрами на фото в инстраграмм, ни больше, ни меньше.       Зато все это знает Сынмин. Он не фанат, думает Хенджин. Он всего лишь преданный друг, пытается убедить сам себя бета. Ведь он для омеги – самый близкий и родной, родители остались в провинции, там же, где и родители Кима. Квартира же Сынмина – это тишина и покой, умиротворение и уют, которого нет в пентхаусе и в люксах лучших отелей Кореи. Хенджин давно осознал, что если вдруг станет выбор, то он согласится потерять работу, но не Сынмина. Омега думает, что слишком зависим от друга, что перебарщивает, но все же не может прекратить вести себя так, как ведет по отношению к младшему.       Сынмин как всегда пустил к себе в душу, отогрел, чаем напоил, теперь вот сидит тихо слишком, молчит и губы сжимает в тонкую полоску. - Улыбнись - Что? - Ты весь вечер в себе, внимания на меня не обращаешь, не улыбаешься. - Хенджин сам нахмурился и с невысказанной вопросом уставился снизу вверх на друга. - Устал. - Пф! Я тоже устал, но это не значит, что нужно делать из этого трагедию. – омега театрально вздохнул, а затем обхватил Сынмина поперек талии и уткнулся носом в живот. - Ну извините, меня не учили профессионально улыбаться. И я устал, правда устал. Может, ложиться будем, а? – парень, не дожидаясь ответа, спихнул с себя любвеобильного друга и собрался стелить им место для сна. - Эй! Вообще-то это было грубо! – Хенджин все же послушно встал в сторонке, при этом сверля Сынмина теперь уже серьезным взглядом. – Что случилось? Что-то на работе? Или на личном?       Хенджин никогда не отличался тактичностью, да и лучшие друзья вроде, ни о каких хождениях вокруг да около не могло быть и речи. И секретов обычно тоже не было. Только вот Сынмин замер на секунду, с простыней в руках, но потом вздохнул невыносимо тяжело и продолжил, как ни в чем не бывало свое дело, игнорируя и друга, и его вопросы. Но затем спросил будто бы в пустоту: - Как там твой ухажёр?       Сынмин беззаботно и с интересом поглядел на омегу, отмечая его растерянность от смены темы. То, что нужно. Потому что не мог бета признаться в очередном неудавшемся романе. Буквально пару дней назад Сынмин расстался с третьим альфой за последние полгода, повстречавшись с тем всего пару недель. Именно альфой, парень ещё в школе решил, что с омегами отношений заводить ему не хочется. У них течка, характером они чересчур эмоциональны и запросов у них вагон и маленькая тележка, а еще друг у Сынмина лучший тоже омегой был. Нет, c альфами легче. Они и ответственность за все возьмут и опорой будут в случае чего. Так и встречался парень со средней школы лишь с альфами, запретив себе омег рассматривать и оценивать на роль потенциальных партнеров.       Только вот как-то особо не везло. Сынмин думал, что долгих отношений не строится потому, что бета. Все же альфа и омега, идеальный союз, семья с детишками и собака. Иногда, лишь иногда, это так и было. Но последние отношения Сынмин разрывал первым, чувствуя, что не то совсем, что не встретил просто еще того самого. Каким этот самый должен быть, бета не особо продумывал, просто понимал, что ни один из его ухажеров не подходил. Первый слишком спокойный и внимательный чересчур; второй, на скромный взгляд Кима, перебарщивал с мужественностью и распространял свои альфа-феромоны, когда надо и не надо; а третий вообще неряха, который хорошо если расчесывался раз в день и надевал то, что первым из шкафа падало. Очень веские причины для расставания, говорил Сынмин отражению в ванной, - Разберись сначала в себе и в своих желаниях! – отвечало ему отражение. - А в чем тут разбираться? Ни в чем. Все в полном порядке.       Или просто даже зеркалу страшно признаться, что все его бывшие слишком сильно отличались от Хенджина. Но вообще-то, это не важно, парень случайно данную закономерность заметил и решил, что просто совпадение это Отражению, однако, все же лучше не говорить. Это же не важно. Совсем-совсем. - Эй! Так как там твой ухажер? Не надо мне тут зависать. - Который из? - Который американец, на черном Бентли. - На Бали звал. – было видно, что омегу предмет разговора не волновал. Хенджин констатировал факт и про себя удивлялся тому, что Сынмину интересен альфа на крутой тачке, а не он сам. - Ох, ничего ж себе! - И что ты? - А что я? - Ответил что!? - Отказался. - Ну да, я и забыл, что тебя каждый день на Бали приглашают. - с одной стороны обидно, ведь у беты средств на такие приглашения не хватало, но с другой.. Вот он же Хенджин, не на островах с любовником, а с ним, с лучшим другом. - Минни, я и сам могу слетать и на Бали, и на Фиджи, и к самому дьяволу! - Но это другое, когда ты один и когда с кем-то. - Раз так, то полетели вместе? - Куда? - Куда захочешь? - Ну нет, не неси ерунды, у меня учеба, работа и куча дел. - Ну вот видишь, это несложно, взять и отказаться от предложения на отдых. - Ты! Ты просто невероятный!       Хенджин не расстроился совсем, или скорее сделал вид, что не расстроился. Вот так всегда, он уже в который раз предлагает Сынмину поехать заграницу, но тот упрямо носом воротил и возмущался, что багажом лишним и содержанкой не хочет быть. Да и вдруг у омеги роман закрутился бы, да и он, наверное, если отдыхать летит, то отдохнуть от привычной обстановки точно хочет, а другу из вежливости предлагает. Так рассуждал Сынмин, а Хенджину до чертиков лазурный берег и альпийские склоны, уж лучше лежать на мягком пледе, загорать под лучами черного квадрата и пить дешевый горячий шоколад из кофейни напротив. Правильно, Хенджин невероятный, а еще ненормальный впридачу. Но Сынмин хуже. - А ты, я погляжу, снова на полу себе стелишь? - Мгм, - бета промычал что-то невразумительно-неразборчивое, даже не повернув головы, а Хенджин отчаяние испытал и отчаянное желание треснуть темную макушку, что бы там на место все встало. - Мин-а, каждый раз одно и то же, ну что за хуйня? - омега каждый раз злился. Недоумевал. Иногда молчал, а иногда возмущался, как и сейчас. - Не могу же я позволить надежде нации спать на полу, к тому же омеге. - Пф, тоже мне, нашелся альфа благородных кровей. Тогда ложись на диван. - Джинни, даже в разложенном виде он довольно узок. - Тогда я из вредности лягу на пол! - Хенджин, я правда устал, давай не будем? - Ну да, конечно, тебе детей рожать не надо, вот ты и не заботишься о своем здоровье. - Хенджин пробурчал недовольно и с обидой, он не выбирал быть омегой и о друге заботиться хочет, а тот не понимает этого. Только вот с опозданием дошло до светлой макушки, как эта забота прозвучала. - Что? - Сынмин прекрасно все услышал, но ответить ему было нечего. Не скажешь, мол да, так и есть, беты же бесплодны. Незачем. Не стоит повторять, что трава зелёная, вода прозрачная, а Сынмин детей иметь не может. - Ой, то есть я конечно не это... блять, прости, мозг не варит и в общем вот.. - не то чтобы это была прям совсем болезненная тема для друга, но тот все же успел за жизнь наслушаться добрых слов о своем организме, и Хенджину стыдно было. - Спокойной ночи. - Сынмин? Прости меня, я безмозглый омега, и мозги мне все при осветлении выжгло! Ну! Ты в порядке? - Ох, нет, не стоит унижаться. Но попытка засчитана. Я не обижаюсь и не злюсь даже. И да, в порядке, правда в порядке, спи уже. - Сынмин не то чтобы обиделся, просто слова, ни плохие, ни хорошие. Лишь фраза, брошенная самым близким на свете человеком. - Все равно извини, ты же знаешь, у меня язык без костей. И это ничего не значит. – умоляюще так и виновато. Хенджин сказал это, будто скажи он вслух это пресловутое бесплодие, оно возымело бы смысл. А так это - просто это. Абстрактное понятие из учебников по биологии, не имеющее отношение к его Сынмину. - Значит. - А вот и нет, - голос возмущенный и слишком энергичный для ночной тишины, - У тебя вон альфа есть, и работа, и.. И вообще ты лучше прочих! - Ага, и кран у меня подтекает, и лампочка не горит, и с альфой я расстался. - Что? Когда? Почему ты мне ничего не сказал? Минни? Этот козел тебя обидел? - Хенджин свесился с дивана, на который только успел лечь и уставился на Сынмина, готовый в любую секунду сорваться хоть на край света и вершить, если нужно будет, кровавое возмездие. - Никто меня не обидел, не маленький. Все в порядке, правда, в который раз повторяю. И обсуждать я это не хочу, но.. нет, всё, теперь уже точно пора спать.       Раньше, когда еще парни подростками были, они часто оставались с ночёвками у друг друга, но потом Хенджин первым уехал покорять столицу и совместные ночи прекратились. Ну а потом.. Потом только раздельно. Упрямо так, непоколебимо и уверенно. И совершенно бессмысленно.       Сынмин, он кто? Бета, невзрачный и пресный. C Хенджином, со сладко пахнущим арбузом и земляникой Хенджином очень хорошо и удобно лежать в обнимку, но кто он такой, чтобы спать с ним? Чтобы позволять себе такую роскошь и приучать себя засыпать с расслабленным и стройным телом омеги? Правильно, никто. Потом бы только больнее было. Рано или поздно Хенджин найдет себе жениха и перестанет проводить все свое свободное время у друга, ночевать с ним. Замужние омеги спят со своими альфами и на глупые ужастики у них времени тоже нет. Это правильно, это нормально. Так рассуждал Сынмин, пока пытался заснуть и не замечал ничего вокруг.       Не замечал теплого, но грустного взгляда. Взгляда таких родных и любимых глаз.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты