У долийцев всё как-то проще

Гет
R
В процессе
2
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Мини, написано 3 страницы, 1 часть
Описание:
Элоди Лавеллан не знает, что в ней нашёл надменный орлесианский аристократ. Лорд Эсмераль Абернаш не знает, что бы он делал, не появись в его жизни дикарка-долийка.
Примечания автора:
"Эсмераль Абернаш (англ. Esmeral Abernache) - орлесианский аристократ, лорд и союзник Инквизиции. Первая и единственная личная встреча с лордом Абернашем происходит в Цитадели Теринфаль во время прохождения сюжетного задания Защитники справедливости, если на первой сюжетной развилке была выбрана сторона храмовников." - информация с вики для тех, кто не встречался с данным персонажем.
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
- Так значит, кто-то до сих пор бьётся за узурпатора на Священных равнинах? – брюнет хохочет, хрипло и грубо, щурясь на неё словно довольный кот. – Представляю себе их лица, когда они узнали, что Гаспар казнён, а позиция Селины сильна, как никогда прежде. Теперь истинные рыцари империи проучат этих предателей сталью! - А все, кому не посчастливилось оказаться на Священных равнинах во время гражданской войны, попадут им под горячую руку, - его смех мгновенно обрывается под ледяным взором эльфийки. – Включая и долийский клан, которому чужда ваша людская политика. - Если ты беспокоишься о них, только скажи..., - начинает он вкрадчивым тоном, устраивая ладонь у неё на бедре, но ей легче галлу зажарить и съесть, чем попросить о помощи, и они оба это прекрасно знают. - С ними ничего не случится, - надменно бросает она, глядя в огонь камина и подчёркнуто не смотря на него. – Пока я – Инквизитор, мой народ не будет страдать из-за людских дрязг. Он замолчит, в который раз уязвлённый её открытой враждебностью, а может, и задумавшийся над её словами, и в этом молчании они будут лежать, её рука на его груди, его позолоченная маска небрежно брошена на полу, пламя трещит в камине, разгоняя ночной холод. В подобные ночи она чувствует, будто они срастаются душами, привыкая друг к другу на тех уровнях разума, о которых предпочли бы не думать, и формируя привязанности, которые могут вернуться болью. Вполне могут, учитывая, что он орлейский аристократ, а она дикарка из неизведанных людьми холмов. В то утро Элоди Лавеллан не выспалась, продрогла и окончательно устала от бессмысленной войны храмовников и магов, разорвавших Ферелден на кусочки ради собственных целей. Выезжая из Убежища, она опять чуть не поссорилась с Соласом, проводившим её неодобрительным взглядом; конечно же, он мечтал о союзе с магами. Пару недель назад она ездила в Редклиф на встречу с Фионой, но, узнав о её союзе с Тевинтером, решила оставить это дело раз и навсегда. В конце концов, маги бросили на смерть даже своих беспомощных усмирённых собратьев – так что же им помешает в любой момент бросить Элоди? Насчёт верности храмовников сомнений тоже тьма, поэтому прибыла она в Теринфаль мрачной и настороженной, переплюнув в тот день даже вечно бдительную Кассандру. При виде своры дипломатов и политиканов ей захотелось малодушно спрятаться за спину Искательницы – не было настроения выслушивать фальшивые приветствия и подмечать презрительные взгляды, брошенные в спину, словно кричащие о том, что долийская дикарка не может быть истинной Вестницей. Когда от толпы отделился очередной напыщенный орлесианец, направившись в сторону послов Инквизиции, она не сразу и поняла, что обращаются именно к ней, а не к представительной Вивьен или бывшей правой руке Жрицы. - Я лорд Эсмераль Абернаш, - аристократ склоняет голову в почтительном полупоклоне, застав Элоди врасплох. – Очень рад быть здесь. Всё это напоминает мне второй разгон сопротивления в долах. – Увидев её непонимающий взгляд, он легко усмехается. – Нет, не припоминаете? Что ж, полагаю, вы со своей божественностью выше всего этого. – Вновь переходит на торжественный тон, повышая голос. – Лорд-Искатель согласился выслушать нас – это плоды нашего союза с Инквизицией. Обратите внимание: десять орлесианских домов на вашей стороне! - Инквизиция ценит вашу поддержку, лорд Абернаш – чудом эльфийке удаётся вспомнить те немногие уроки дипломатии, которые успела преподать ей Жозефина. - Надеюсь, это лишь начало множества влиятельных союзов. - Да вы просто самородок, - учтиво улыбается лорд, и Элоди замечает, как во взгляде, направленном на неё, появляется любопытство. – Люди сами вам всё отдадут, стоит только попросить. Они прогуливаются вдоль крепости, выскользнув из плотного кольца шевалье и самодовольных дворян, и Абернаш пытается выведать у неё, каким таким волшебным образом Инквизиция добилась аудиенции у вздорного Люциуса Корина. Эльфийка не отвечает, частично потому, что и сама не знает, какие каналы задействовала верная Жозефина, но к концу их небольшого совместного променада часть охватившего её ещё с утра напряжения уходит, уступая место привычной уверенности в собственных силах. Орлесианец улыбается ей, говоря о том, что внимание Корина – добрый знак, и Элоди почти готова в это поверить. Новый друг портит хорошее впечатление о себе так же быстро, как и создаёт, надменно огрызаясь на несчастного сэра Барриса. Нетерпеливый и вспыльчивый нрав – плохое качество для дипломата, но именно его демонстрирует Абернаш, отпуская язвительные ремарки о происхождении храмовника, чем заслуживает раздражённый взгляд Лавеллан. Странный каприз Корина с ритуалом во дворе, доверительный шёпот Барриса о странностях высшего командования, очередная вспышка лорда Абернаша на переговорах – всё это заставляет её напрячься больше обычного, наверное, поэтому от её взгляда не ускользают лучники, прячущиеся в тенях большого зала. Когда храмовничий капитан с лириумным безумием во взгляде внезапно даёт приказ атаковать, Элоди всем телом чует натянутую тетиву, считывает рефлексами бывалой охотницы, и только это спасает напыщенного лорда от мгновенной смерти. Ещё до того, как стрела со свистом пускается в полёт, Элоди всем телом кидается на Абернаша, резко сбивая его с ног, и острый наконечник лишь срезает прядь и так коротких, по-мальчишески остриженных тёмных волос эльфийки. Как и всегда в момент опасности, время будто замедляется для неё, отмеренное медленными ударами сердец, её и чужого; она чувствует, как падение выбивает воздух из лёгких, её и лорда, который ещё даже не успел понять, что происходит. Через мгновение к ней возвращается ощущение реальности – над головой звучат отрывистые команды храмовников, кричит от гнева преданный собственным капитаном Баррис, запускает огненную волну в сторону врага быстро среагировавшая Вивьен. Лежащий под ней орлесианец вздрагивает, его дыхание прерывисто и быстро, и Элоди осознаёт, что он, должно быть, и не думал о таком варианте окончания переговоров. Не время для промедления: вскочив на ноги сама и рывком подняв его, Элоди шипит: - Спрячься за что-нибудь и не отсвечивай! – И поворачивается к красным храмовникам, вытаскивая стрелу из колчана. Она пытается выбросить из головы все мысли, сейчас важен лишь лорд-искатель и игра, которую он затеял, но всё же автоматически бросает взгляд на лорда, убеждаясь, что он в относительной безопасности. День заканчивается не так, как планировали советники в ставке командования, но Элоди уже всё равно. Она выбита из колеи демоном, копавшемся в её рассудке, зла на офицеров, покорно принимавших красный лириум, растеряна от того, что именно ей досталась сомнительная честь решать судьбу всего Ордена храмовников. Изрядно помятый Баррис смотрит на неё с робкой надеждой, храмовники за его спиной перешёптываются, но без враждебности или насмешки – она доказала им, что достойна зваться Вестницей Андрасте. Велик соблазн воспользоваться их верой и объявить их частью инквизиции, но Элоди медлит, медлит, а потом хрипло провозглашает о возрождении Ордена, и на лице Барриса отображается явное облегчение. Абернаш тоже неподалёку, внимает её речи и, как ей кажется, весьма неодобрительно. Но кто скажет наверняка, что скрывается за золочёной маской? Когда храмовники расходятся, а её спутники возвращаются к воротам, чтобы седлать лошадей, Элоди подходит к Абернашу, уверяя себя в том, что проявляет лишь дипломатическую вежливость, а не неуместное для Вестницы любопытство. - Вы в порядке? – он тут же поворачивается к ней, нечитаемое выражение лица под маской, и Элоди уже злится на себя за прозвучавший по-детски вопрос. – День выдался трудным для всех нас. Подозреваю, что не на каждых переговорах Вас пытаются убить. - О, поверьте, миледи, в Орлее подобные злые умыслы тоже встречаются нередко. Но Вы правы – слава Создателю, в империи далеко не всегда переходят от мыслей к активным действиям, - на губах лорда мелькает быстрая улыбка. – Благодарю Вас за беспокойство, я не пострадал во время битвы… Во многом за счёт Вашей быстрой реакции. Вы спасли мне жизнь. – Он почтительно склоняет голову, в то время как Элоди гадает, что же полагается отвечать по этикету на такое заявление. – Я не забуду этого. - Инквизиция благодарна Вам за помощь в переговорах, - неловко меняет тему она, так и не придумав достойного ответа. – Если бы не наш союз, храмовников уже не удалось бы спасти. - Позволите задать Вам один вопрос, миледи? – Элоди механически кивает, и Абернаш уже не скрывает лёгкой досады. – Признаться честно, я поражён тем, что Вы решили восстановить Орден. Инквизиция могла бы стать влиятельной и устрашающей силой, будь храмовники всецело на её стороне. До встречи с Вами я и помыслить не мог, что долийская эльфийка может быть столь рьяной поборницей веры. - Знаете, когда я путешествовала с кланом по Вольной Марке, однажды мы наткнулись на разграбленную бандитами маленькую деревню, - неожиданно даже для самой себя откровенничает Элоди, погружаясь в воспоминания. – Среди оставшихся в сожжённых домах вещей я нашла обугленные листки, на которых прочла обрывки Песни Света. Помню, тогда эти слова что-то тронули в моей душе, будто отозвались теплом. – Абернаш слегка усмехается, явно начиная видеть в ней религиозную фанатичку. – Для нищих селян это была явно очень важная вещь, раз они так тщательно её прятали. И тогда я поняла, что вера способна поддержать народ Вольной Марки даже в самые трудные времена, когда у них нет ни еды, ни домов, ни покоя на душе. Сейчас весь мир втянут в войну – с демонами, с магами, с храмовниками-отступниками. Земли горят. Что же будет с людьми, если отобрать у них ещё и веру? – она устало проводит ладонью по лицу и добавляет, не удержавшись: - Представьте себе, какие ещё восстания нас ждут, если за склоками магов и церковников и спорами о ереси мы настроим против себя обычный люд Тедаса? Одно неверное решение, принятое в такое время, может утопить весь мир в крови. - А Вы не так просты, как кажетесь, долийская Вестница Андрасте, - замечает Абернаш так тихо, что слышно лишь ей. – Или как пытаетесь казаться. Удивительно, и как Ваши эльфийские боги не приметили Вас раньше, чем Андрасте. - Не знаю, - хмыкает Элоди, сделав вид, что приняла эту насмешку за чистую монету. – Спросите у них сами. Они никогда не отвечали на мои молитвы, - с души падает камень, когда она наконец произносит вслух то, о чём боялась и подумать, находясь среди долийцев. – Грядут тёмные времена, независимо от наших решений и веры. Берегите себя, лорд Абернаш. – Она легко касается его руки и быстро пожимает её, не думая о том, что в Орлее это явно не сошло бы за официальное прощание. Элоди уходит не оборачиваясь, уже злясь на себя за ненужные откровения, и утешает себя лишь тем, что они никогда не встретятся вновь.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты