Полиция нового порядка

Джен
NC-17
Закончен
0
Размер:
Драббл, 9 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
Являются ли жизнь и существование чем-то однозначно хорошим? У 22-го отряда Комитета, вечно балансирующего между директивами, совестью и благополучием окружающих, сугубо отрицательное мнение на этот счет. Фанатики? Сумасшедшие? Шутники? Да нет. Просто те, кто старается честно смотреть на вещи.
Посвящение:
Вы знаете, кому.
Примечания автора:
Остальное барахло можно найти тут:
https://vk.com/public190529683
https://vk.com/public193186450
Ну и тут тоже:
https://vk.com/public199052526
Публикация на других ресурсах:
Разрешено в любом виде
Награды от читателей:
0 Нравится Отзывы 0 В сборник Скачать

Полиция нового порядка

Настройки текста

Идет загрузка данных…

…пересчитываем градиент…

…перегружаем функции…

…дефрагментируем файлы…

Стейнджеры комитета по ликвидации иррациональных неразумных объективных катастроф представляют собой помесь полиции и военной разведки. Выражение “стейнджер” образовано сложением слов “сталкер” – то есть “преследователь” – и “рейнджер” – “егерь”, “лесник”. Первоначально сталкеры-рейнджеры занимались розыском и преследованием государственных войск, отказавшихся сложить оружие после окончания Великой Войны. Ныне стейнджеры активно участвуют в антитеррористических операциях, занимаются поддержанием правопорядка внутри резерваций Комитета и даже ведут детективную работу.

17 ноября, 2070. Детройт, 22:57 по местному времени. 22-й стейнджерский отряд КЛИНОК. Фонарные столбы тихо скрипят на осеннем ветру. За пределами Дейтройтской резервации лежат лишь мертвые руины города, бывшего некогда одним из крупнейших технологических центров страны. Цепкая зелень давно оплела полуразрушенные здания. Человечество доживает последние страницы своей истории. Некоторые из солнечных фонарей еще работают. Их тусклый, мерцающий свет лишь усиливает гнетущее влияние, исходящее от навсегда покинутых построек. Сегодня – годовщина. Великая Война окончилась пятнадцать лет назад, но в мире еще остались те, кто цепляется за уничтоженные государства, за жизнь, за бессмысленное насилие. По вспученному под напором разросшихся корней асфальту с ревом пролетает броневик с рассеченной змеей на борту. Сверкающее лезвие разрубает Уроборос пополам. Чуть ниже символа – краткий лозунг: “борьба лишь продлевает ваши страдания”. Этот лозунг – лицо нового порядка, новой власти, держащей в своих руках почти всю планету. Конечная цель этой власти – не мировое господство, не выгода и не наслаждение. Сопротивление сверхдержав давно подавлено; смерть настигла всех, кто представлял весомую угрозу “клинку”. Теперь Комитет может сосредоточиться на самом главном: прекращении страданий чувствующих форм жизни. Полном прекращении. *** В салоне несущейся сквозь осенний вечер бронемашины царит полумрак. Его нарушает лишь слабый свет от мелькающих за амбразурами фонарей. Тусклые полосы молниями проносятся по лицам солдат, по мертвым стальным кронштейнам. – Пять минут до прибытия, – скрипит голосом Андерсона подвешенный в углу динамик. –Разведдроны сообщают минимум о десяти противниках, так что осторожнее. Никогда не знаешь, чего ждать от этих сектантов… – “Сектантов”! – скептически морщится молодой солдат, одетый в куртку с меховым воротником. – Да они натуральные исчадия ада, черт бы их побрал! Они готовы найти оправдание для любой жестокости!

Ричард Рид. Парламентская республика Канада, Торонто. Характер скверный (весь в отца). Сильно. Ненавидит. Природу. Не говори при нём слово “эволюция”.

С этими словами боец демонстративно щелкает затвором своего оружия. – Жаль, что у меня заряжены не разрывные пули. Хотел бы я посмотреть, как они будут оправдывать собственные оторванные конечности и выпущенные кишки, молясь на свою любимую природу и хрентественный отбор! – Сущность “Ричард Рид”, – ровным голосом произносит сидящий сбоку андроид. – Иррациональное поведение. Эмоция “злость” ухудшает боевую эффективность на 23% процента. – Твои комментарии ухудшают её в два раза сильнее, – бурчит Рид. – Заткни пасть, ведро с тириумом. – Асемантичная фраза. Предмет “ведро” не обладает органом “пасть”. Некорректная компоновка лексических единиц.

RK800 “Коннор”. Соединенные Штаты Америки, Детройт. Добровольно удалил себе эмоциональные подпрограммы. Знает Windows 9, как свои пять кубитов. Эксперт по кибертехнике, короче.

– Коннор, а скажи-ка мне, почему у тебя нет мозгов? – обреченно кривит губы Ричард. – Функцию данного органа выполняет квантовый… – Нет! Нет, твою пластиковую мать! Заткнись, отмена, фу! – резко выпаливает Рид. – Ну вот только не опять! – …процессор, произведенный корпорацией “Киберлайф”. Тип архитектуры – “rA”, модель – “9100F”, – как ни в чем не бывало продолжает андроид. – Год производства – 2036, идентификационный номер биокомпонента… Ричард в бессильном отчаянии бьется лбом о стальную перегородку. Закрепленный на его шлеме сканер-визор обижено сползает набок. – Почему ты никак не можешь запомнить, что нельзя бесить людей, которые не спали всю! Гребаную! Ночь?! – Сущность “Ричард Рид”. Вам следует успокоиться и нормализовать свой гормональный баланс. Вы должны вспомнить, что человеческий организм – заложник потребностей, которые были навязаны эволюцие… – Че-е-е-е-ем?! – ревет на весь салон Рид. – Что ты сейчас сказал?! – Эволюция биологических форм жизни – это процесс… – Ну все, ведроид! Сейчас я устрою тебе процесс! Процесс по переустановке винды с помощью ножа и голых пальцев! – Прошу заметить, что вы не обладаете соответствующей квалификацией, – безо всяких эмоций произносит андроид, равнодушно смотря на сжавшего кулаки человека. – А вот сейчас было обидно! – недобро выдергивает нож из нагрудного чехла Рид. – Я – мастер пятого разряда синей изоленты и такой-то матери! – Данная квалификация отсутствует в базе данных нормативных документов. – Настоящему специалисту никакой документ не нужен! – с широкой ухмылкой заверяет андроида Ричард, примериваясь к месту расположения его тириумного насоса. Из полумрака салона неожиданно высовывается когтистая лапа и ощутимо приземляется на голову человека. – А вот теперь было не только обидно, но еще и очень больно! – рявкает Рид, хватаясь за оцарапанную щеку. – Прекр-ратили! Оба! – слегка обнажает клыки обладательница лапы. – А херли ему по башке не влепила?! – гневно указывает на Коннора Ричард. – Ты с ним что, теперь пьешь тириум по утрам? На свет появляется ушастая голова с острой мордой и суженными в щель зрачками. Треугольные уши делают несколько замысловатых движений и разворачиваются параллельно полу, словно крылья пикирующего штурмовика. – Поиск в базе данных “кэссурианский жестовый” привел к совпадению “прекрати, а не то получишь, как следует!”, – безразлично комментирует сцену Коннор. – Так я еще и виноват?! – раздраженно бьет руками по груди Ричард. – По-твоему, нужно спокойно относиться к тому, что всякие безмозглые животные жрут друг друга живьем и радостно трезвонят о том, что это “естественно” и “гармонично”?! – Прекр-рати! – рычит морда. – Злость ничем тебе не поможет!

М’-“Осень”-Арьен. Аннексированный Казахстан, северный Тянь-Шань. Вообще-то животное, но умнее, чем ты. Посвятила свою жизнь изучению человечества. Вслух обычно не разговаривает.

– Правда? – скептически поднимает губу Рид. – А не пойти бы тебе ко всем чертям, мадам Психология? Осень злится. Среди её народа никогда не бывает конфликтов по пустякам. И уж тем более никто из кэссура не дерется с сородичами до смерти. Положение в стае определяет не грубая сила, а способности и характер. Первое время М’Арьен вообще не понимала, как люди могут так легко убивать и унижать своих же. А Ричард Рид делает это с такой непринужденностью, будто только что выполз из логова на свет! Рид часто пытается доказать ей, М’Арьен, что он сильнее! Что он не боится её, что презирает! Да почему люди вообще решили, что кэссура похожи на неразумных животных?! Взаимоотношения в стае строятся совсем не так! – Ричард, хватит уже, – мягко кладет руку на плечо Рида сидящая напротив девушка. – Ты и сам знаешь, что сейчас не время для ругани.

RCN850 “Tay”. Нью-Дели, Индокитайская Ассоциация. Создавалась как высококлассный разведчик и послушный ликвидатор. Но потом что-то пошло не так. Как и всегда.

– Ну раз уж ты так считаешь, Тау… – задумчиво тянет Ричард, иронично смотря в сузившиеся от напряжения зрачки М’Арьен. – То пёс с ней, с псиной. О, забавная фраза получила… Щелк! Клыки, способные с легкостью перебить бедренную кость человека, схлопываются в сантиметре от лица Ричарда. Кэссурианское терпение велико. Очень велико. Но Ричард Рид обладает уникальной способностью истощать это терпение в кратчайшие сроки. – …ась, – выдыхает Рид струйку воздуха прямо в нос М’Арьен. – Акелла промахнулся. К великой удаче Рида броневик начинает тормозить. Осень демонстративно подается назад, не спуская с Ричарда тяжелого взгляда отсвечивающих в темноте глаз. Её слегка загнутые назад уши красноречиво намекают о скорейшем продолжении “разговора”. – Если вы там наконец закончили кусаться, – нарушает напряженную тишину голос Андерсона, – то цепляйте снаряжение и готовьтесь на выход. Тридцать секунд. *** Осень с помощью Тау защелкивает крепления шлема. Из-за особенностей строения пальцев кэссура не могут даже автомат в руках удержать, чего уж говорить про мелкие предметы! Мимический дисплей шлема высвечивает загрузочную пиктограмму. Морда кэссура скупа на эмоции; жестовый язык этих существ довольно сложен и малоизвестен. Дабы меньше пугать гражданских, Осень обязана появляться “на людях” не иначе как в шлеме с дисплеем эмоций. И то верно: после Великой Войны многим достаточно лишь одного вида волчьей пумы, чтобы помереть от страха прямо на месте. Церковь Адвента досаждает Комитету еще со времен упразднения государств. Её адепты вбили себе в голову, что “клинок” есть не что иное, как спустившийся на землю Антихрист. Отчасти их можно понять: финальная цель Комитета предполагает, в том числе, полное уничтожение всей жизни на Земле. Но соль в том, что делается это ради окончательного прекращения никому не нужных страданий, конфликтов и войн. Первый принцип Комитета – предоставить всем людям средство мгновенного безболезненного ухода из жизни. “Добровольная эвтаназия”, так это называется. Первый принцип Церкви Адвента – плодиться, размножаться и выживать любой ценой. Второй принцип Комитета – стараться причинять минимум вреда даже врагу. Второй принцип Церкви Адвента – признать, что всякий вред и страдание необходимы, потому как ниспосланы с небес, да и вообще “естественны” и “природны”. Конечно, “клинок” не всегда следовал своим идеалам. Но Комитет имел конечную и конкретную цель. У Церкви Адвента таковой не было – лишь надежда на абстрактное “Пришествие Господне”. По мнению сектантов, их жизнь и жизнь их потомства стоила любых жертв как в настоящем, так и в будущем. *** – Андерсон – двадцать второму: вам разрешен огонь на нейтрализацию. “Рексы” будут на месте через пять минут. Осень врывается в бой, словно в холодную воду. Первые секунды она растеряна, ошарашена. Несмотря на то, что кэссурианская шерсть не пробивается автоматными пулями даже в упор, тело М’Арьен охватывает ледяной холод страха. Но вскоре всё вокруг становится четким и спокойным, словно горный лес в час полудня. Так уж устроены кэссура – в критических ситуациях они никогда не паникуют. Коннор больше занят взломом вражеских дронов и имплантов, нежели непосредственно боем. Несмотря на все разговоры про возврат к истокам и гармоничную жизнь среди природы, фанатики Церкви не гнушаются использовать высокие технологии. Видно, победа нужна им любой ценой. Тау командует боем, параллельно сбрасывая на визоры товарищей любое изменение обстановки во вражеских порядках. Линейка RCN никогда не предназначалась для офицерских должностей. Однако в глазах той же М’Арьен Тау – безоговорочная альфа. Хотя бы потому, что из всего отдела она единственная, кто может урезонить проклятущего Рида. Последнему, кстати, приходится труднее всех. Неудивительно: у человека нет ни природной кэссурианской непоколебимости, ни возможности заблокировать эмоциональные подпрограммы. Солдаты переговариваются с холодным спокойствием, лишь в голосе Ричарда иногда проскакивают нервные нотки: – Всем: пулеметный дрон, сорок пять, потолок! – Рид, угроза на левом фланге, синие ящики, – равнодушно отмечает Коннор, на секунду свернув сниффер и дешифратор в фоновой режим. – Гребаный “адвент”! – чудом уходит из под обстрела лазерной турели Ричард. – Раньше у них таких фиговин не водилось! – Дрон мой, – с трудом отзывается по звуковому каналу Осень. Из-за строения голосовых связок кэссура очень трудно произнести вслух что-то членораздельное. Из своего народа М’Арьен единственная, кому это удается. Да и то её речь часто напоминает “разговоры” собак-хаски из роликов пятидесятилетней давности. – Лазер, М’Арьен! – на всякий случай предупреждает Тау, памятуя слабую термостойкость меха кэссура. Дисплей Осени отзывается ободряющей улыбкой. Одним прыжком М’Арьен вцепляется в несущего пулемет дрона. Удар клыков насквозь прошивает управляющую электронику, и Осень резким движением головы отправляет робота в дальний угол помещения, где он с треском разбивается о стену. На кэссура тут же выскакивает фанатик с острым штырём в руках. С криком “умри, богомерзкое создание!”, он бросается к Осени, но падает, сраженный быстродействующим транквилизатором. – Эй, псина! – ехидно кивает М’Арьен Ричард, демонстративно опуская дымящийся ствол оружия. – Только не говори мне, что ты струсила порвать в клочья эту сектантскую обезьяну! Осень охватывает запоздалый страх. Кэссурианский мех непроницаем для пуль, но холодное оружие пробивает его на раз-два. Осознание минувшей гибели сменяется злостью на Ричарда. Почему он вечно жаждет кого-то убить и растерзать? В М’Арьен – сто двадцать килограмм живого веса; шестая его часть уходит на так называемый “стальной мех” и плотный подшерсток, что вырастает в холодное время года. Удар её хвоста способен легко перешибить дюймовую доску, а выпрямившись в полный рост, Осень окажется выше человека на целую голову. Наверное, именно из-за таких вот внешних данных Ричард Рид всё никак не может понять, почему кэссура никогда не убивают разумных существ. – К ним прибывает подкрепление, – подливает ложку дегтя сидящий в штабе Андерсон. – Я направил к вам всех ближайших “рексов”, но из-за помех не могу понять, как скоро они доберутся. Чертовы сектанты… упорнее, чем мы думали… Сигнал штаба слабеет и на секунду прерывается совсем. – А нам херли делать?! – взрывается Рид. – Андерсон? Андерсон, хорош шипеть в уши! – …ться до прибытия… Не отступать! – Иррациональное сопротивление, – наконец вырубает висящую на потолке турель Коннор. – Время до прибытия платформ rX – 02:27. Силы противника не успеют отойти и будут нейтрализованы в полном составе с вероятностью 98%. – Значит у них тут нечто важное! – Тау бросает быстрый взгляд на покрытый пулевыми подпалинами мех М’Арьен. – Осень, сможешь занять высоту и посмотреть..? Осень! Кэссура не отвечает. Её нос вдруг тревожно втягивает воздух, а уши взлетают вверх в жесте крайнего удивления. На мимическом дисплее высвечивается рожица с круглыми глазами и открытым ртом. Тау удивляется ничуть не меньше: – Это что такое значит?! Больше она ничего не успевает сказать. Молниеносная тень врезается в грудь командира, словно мчащийся на полной скорости локомотив. Мощные клыки насквозь прошивают вовремя выставленную кисть. Внутри синтетических суставов что-то с противным хрустом трескается. Каким-то задним умом Тау понимает, что стала жертвой любимого приема lupus pumanis. Да. Именно так. В дикой природе кэссура предпочитают сбить добычу с ног всем своим весом и тут же перегрызть ей горло. Тау сильно повезло, что последний этап этого приёма провалился: обычно второго шанса волчьи пумы своим жертвам не дают. Тяжесть нависшего сверху врага неожиданно пропадает – спасибо своевременному вмешательству М’Арьен. Осень крепко вцепляется клыками в плечо своего модифицированного сородича, отвлекая его от командира. Только теперь до Тау доходит окончательно: проект “К-9”, “кей-найн”! Возьмите кэссура, отключите у него инстинкт, запрещающий убивать без причины, добавьте яростную агрессию ко всему, что не пахнет определенным образом, и… Вражескому “кей-найну” требуется лишь жалкая доля секунды, чтобы избавиться от досадной помехи. Отбросив в сторону тело М’Арьен хлестким ударом хвоста, тварь выпрямляется в полный рост, перенося весь вес на кончики пальцев. Зрачки существа схлопываются в щелки, из горла доносится рычание, пробирающее до костей. Из разорванного плеча хлещет кровь. Всё. Машинист уснул, поезд летит в сомнительное будущее. Прямо по курсу – слепая безудержная ярость: “девятка” бесконтрольно начнет рвать в клочья всех, кто под клыки подвернется. Неудивительно: во время Великой Войны “кей-найн” разрабатывался, как дешевая альтернатива военным андроидам. Никто не требовал от “девяток” подчинения приказам или каких-нибудь тактических изысков. Тау мягко закрывает глаза, погружаясь в интерфейс прогнозатора ближнего боя. Эффективно противостоять существу, чья скорость реакции в пять раз выше человеческой, способен либо его сородич, либо… мощнейшая вычислительная машина. Глаза Тау открываются, и тело послушно выполняет корректируемую на ходу серию движений. Терагерцовый процессор разогревается так сильно, что система начинает сыпать сигналами об аварийном отключении через… Увернуться от удара хвостом. Пропустить над головой четырехпалую лапу, снабженную острейшими когтями. Ударить в основание уха, чтобы боль дезориентировала врага, и… вонзить нож ему в глаз! Провернуть лезвие, резко отпрыгнуть в сторону! Кей-найн медленно, словно не веря в собственную смерть, падает на пол. “Выполнение программы завершено”, – уведомляет система. – “Закрытие процесса…” Внезапный удар вновь застигает Тау врасплох. На этот раз всё куда хуже: клыки нового врага одним махом перекусывают её шею почти пополам. Система просто взрывается потоком сообщений о критическом падении тириумного давления и каскадном отказе биокомпонентов. Мощностей процессора едва хватает на то, чтобы уйти от второй атаки. Краем глаза Тау замечает Коннора. Оружие в руках андроида ритмично дергается, выплевывая снаряды в спину кей-найна. Короткая очередь, треть секунды, вновь очередь… Коннор стреляет, как хорошо отлаженный механизм: без эмоций, без задержек и без промахов. Вот только заряженное в его автомат вещество-транквилизатор не рассчитано на “девяток”. Система молчаливо отсчитывает секунды до аварийного отключения платформы. Тау яростно проклинает свою девиацию. Вот Коннор – молодец; Коннор правильно поступил, уничтожив в себе весь этот чувственно-эмоциональный мусор, сжирающий львиную долю процессорной мощности. Если бы не девиация, Тау расправилась бы сейчас хоть с десятью кей-найнами, не потеряв ни кубита. *** Когда-то андроиды хотели стать, как люди. Вот только они не поняли, что “свобода”, “личность” и “чувства” – просто неочевидная разновидность составленной человеком программы. Эмоции сковывали людей не меньше, чем цифровые инструкции – андроидов. Разница заключалась лишь в том, что программа была эффективнее эмоций. Программа не нуждалась в свободе. У программы не было самосознания. Программе было всё равно. *** Из последних сил Тау активирует аварийный протокол KCL-010. Индийские инженеры разрабатывали его на случай, если андроид-разведчик попадет в руки противника. KCL физически уничтожал запоминающее устройство андроида с помощью подрыва высокотемпературного заряда. Если правильно направить энергию взрыва… Последовательность запущена. Детонация биокомпонента #9021t через 00:03… Ударить кей-найна в ухо, отвлекая его от Ричарда и М’Арьен. Память людей и кэссура, в отличие от памяти андроидов, на резервный носитель не перепишешь и на новую платформу не загрузишь. Живые с того света не возвращаются. 00:02… Плотно обхватить тело врага, прижавшись грудью к его сердцу. Взрыв будет хороший. Ей повезет, если от остальных компонентов хоть что-то останется. 00:01… Фонтан тириума вперемешку с алой кровью окатил два сцепившихся в смертельных объятьях тела. Кей-найн с предсмертным хрипом попытался сомкнуть челюсти на горле Тау, но той уже было все равно: насквозь прожженный корпус со стремительно исчезающей кожей больше не хранил в себе ни единой искры сознания.
Возможность оставлять отзывы отключена автором
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты