секрет, только тшш

Слэш
R
Закончен
20
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Описание:
Полуголый Чимин запаниковал, до шкафа идти далеко, оставалось одно место, чтобы спрятаться - под кроватью.
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
20 Нравится 2 Отзывы 1 В сборник Скачать
Настройки текста

melanie martinez - toxic (slowed)

Очередной тур, недосып, отель. На этаже стафф бродит, в ноздри мемберам залезая объективами камер, но в номере можно выдохнуть спокойно, запереться и представлять себя обычным человеком, который законно хочет и может побыть в тишине и наедине с собой. И после долгого перелёта Чимин считал минуты, когда можно будет, наконец, бросить всё и завалиться спать на мягкую постель. Облом, однако. Ключ-карта не подходит. Порядковый номер написан другой, парень понимает, что не тот ключ ему выдали, вернее, перепутали, отдав тот, что от комнаты Чонгука. Надо бы Чимину разыскать его, лишним телодвижением будет спуститься вниз и поменять самому. Он улыбается нунам, что рядом снуют, машет им рукой, не подавая виду, что адский устал. Чужой номер открывается с лёгкостью, будто слуга, что приглашает зайти, а огромная кровать освещена светом из панорамного окна, за которым небоскрёбы и город. В общем-то, не важно чья, в заправленном состоянии кровати в отеле общие, и пока Чимин ждёт прихода Чонгука, можно развалиться звёздочкой на его месте. Перед тем, как отрубиться, блондин нажимает на пульт, и плотные шторы поглощают весь свет из окна. Скорее всего, он проспит до позднего вечера, Чонгук с Тэхёном опять до темноты будут по незнакомому городу гулять. И откуда у этих двоих столько энергии? Чимин из-за них себя старым чувствует. - Эй, спящая красавица, - блондин просыпается от грубого голоса, открывает ноющие глаза, пытаясь понять, где он, и кто такой. - Сколько время? - с трудом поднимается он, садясь на кровать, хочется доспать, кроватка тёплая и мягкая, хотя Чимин и уснул без одеяла, прямо в одежде и обутый. - Почти четыре, - так, а сюда Чимин зашёл примерно в два. Ещё светло за окном. - А ты зачем здесь? - резонно спросил он у Юнги. И правда, чего это он забыл в комнате макнэ? - Кушаю, - Юнги откусывает клубнику из коробочки, сидя на стуле так, что грудью спинки касается. Но по тому, что смотрит он строго на Чимина, можно подумать, Юнги здесь из-за него. - Заказал бы к себе в номер, зачем сразу в чужой вламываться, - вздыхает Чимин, полагая, что макнэ ещё не приходил, хотя, не удивительно, Юнги всегда делает, что вздумается, не считаясь с чувствами других. Чимин это знает не понаслышке, а по синякам на спине, потому что секс в душе может быть слегка так травмоопасным, но Юнги это, цитата, не ебёт. - То же самое могу сказать о тебе, - Юнги поднялся, преградив собравшемуся куда подальше от него парню путь. - Что ты делаешь здесь, Мочи, - провёл он по волосам Чимина, те такие же мягкие, после стольких-то окрашиваний. Юнги сейчас брюнет, с гофре и тонким металлом, нитями свисающим с ушей, запястий, и с толстыми кольцами на пальцах. Аэропорт для них как подиум, а Юнги ещё не вышел из образа, идеально подходящего к его бледной коже. - Не трогай, - блондин нахмурился, противны ему прикосновения хёна. Любящие люди не грубят, помнит Чимин, повторяет себе. - Это комната Чонгука, зачем ты здесь? – настойчиво продолжает спрашивать Юнги, расстёгивая пару верхних пуговичек на чёрной рубашке младшего. - Захотел и зашёл, - повысив тон, чтобы точно дошло, отвечает Чимин, застёгиваясь обратно и метая молнии в глаза Юнги. Вообще, с чего он должен что-то ему объяснять? Скатертью дорога, пусть найдёт себе другого удобного мальчика, а Чимин отдохнёт наконец, и от перелёта, и от компании хёна. Но стоило ему сделать шаг, Юнги развернул и прижал младшего щекой к стене, руку его за спиной согнув. Клыки обнажает в улыбке, проводя носом по коже на шее. - Чувствуешь это дежавю? - говорит он, скользя рукой от живота к паху, сжимая через ткань узких джинс. Да, до одури знакомое чувство, когда Чимин слаб в его хватке. Но Чимина повтор прошлой своей ошибки не прельщает. - Я уже не тот, что раньше, - он сгибает ногу в колене, чтобы со всей силы отдавить хёну ногу. - Спасибо, что изменил меня, дорогой, - смотрит он на то, как Юнги матерится, упав на кровать, держится за раненую ногу. И когда его Мочи успел когти и клыки отрастить? Ведь милый зверёк был, а сейчас, как яд, медленно по венам течёт и отравляет, но всё так же подчиняет мужчину себе. Юнги сбился со счёта, сколько песен написал, думая только о Чимине, вернее, не в силах отвлечься ни на что больше; музыка вела его. И хоть кирпич ему на ногу упади, а Юнги не отдаст своё место ни макнэ, ни кому-то ещё, Чимин только для него. Юнги хватает его за рубашку, на себя резко тянет. Парень свалился на него сверху, и тут же думал встать и уйти, пока снова не сгладились углы их отношений, Чимин дал себе слово, что найдёт кого-то, кто будет по-настоящему ценить его, а не просто жаждать оттрахать где понеобычнее, но эти мысли сменяются другими, Чимин мычит в поцелуй, Юнги, лёжа под ним, за грудки на себя тянет, секундным замешательством пользуясь, скользит в его рот языком. У Чимина дыхание сбилось, колено между ног Юнги упирается, а тот отпускать и не думает. Расстёгивает пуговички, пока Чимин поцелуем увлечён, расстегнув, оглаживает его гладкую кожу, крепкий пресс, сминает талию пальцами. Они впервые за долгое время целуются столь неторопливо, смакуя вкус друг друга на губах. Юнги привык толкаться в него размашисто, привык, что Чимин как спичка вспыхивает от его рук, а значит прелюдию можно опустить. Но Чимину так не хватает простых человеческих ласк, и, да, он хочет каждый день слышать "я люблю тебя", а не "я нагнул бы тебя прямо здесь". Эротика без милоты это не отношения, а низкосортное порно. - Уже твёрдый, - хитро улыбается Юнги, снизу вверх глядя, а Чимин его руки перехватывает и над головой прижимает к постели, пробираясь губами под воротник хёна, мокро чмокая, оттягивая кожу, комариком присасываясь. Он пытается пробудить в нём эту любовь, когда тело пылает, но момент оттягивается до последнего, а может, он не отлипнет от Юнги и когда тот кончит, не снимая брюк. Чимин хочет, чтобы он прочувствовал, как это приятно, чувствовать себя не просто желанным, а любимым. Увлечённые, они не сразу понимают, что дверь с щелчком хлопнула. Чонгук, не заметив, что та уже была открыта, не глядя, приложил карточку. Полуголый Чимин запаниковал, до шкафа идти далеко, оставалось одно место, чтобы спрятаться - под кроватью. Он едва не попался, в последнюю секунду успев прижаться к Юнги, чтобы вдвоём поместиться на ковролине. - Мм, я так долго этого ждал, - медовый голос не Чонгука. Чимин глаза округлил, смотря на две пары ног. Это... - Медвеженок, ты так вкусно пахнешь, - Чонгук выдыхает парню в шею, целуя, прижимает к стене. Чимин хлопнул ладонью по своему рту, он, конечно, в курсе, что Чонгука и Тэхёна за парочку считают, но он думал, это шутки такие! Блять, а в группе все над их "отношениями" угарают, подстёбывают, многозначительно переглядываясь в их присутствии... Ащщщ! С одной стороны, Чимин хотел бы выявить себя, мол, ребята, это мы с Юнги вам сюрприз устроили, и было бы хорошо, пока что они дальше поцелуев не зашли, а с другой, хочется Юнги локтём в живот заехать, потому что, вот, учись, как надо расслаблять партнёра, шептать нежности и целовать долго и часто. Чонгук пробирается руками под его кофту, оглаживая, не стесняясь спуститься ладонями ниже, накрыть упругие ягодицы, а Тэхён с ним раскрепощён, позволяет делать всё, что тот захочет. Они вовсе не громкие, не торопятся лечь в постель, Чонгук даже раздевает его нежно, и постепенно их одежда вся оказывается на полу. Чимин, уже совсем не знающий, куда спрятаться даже не от парочки, что матрас сдавила, а от собственного воображения, потому что их тяжёлое дыхание и скрип кровати уж очень живо рисуют картину происходящего прямо в чиминовой голове. Зажмуренные изо всех сил глаза и заткнутые пальцами уши хоть немного помогают, и блондин вздрагивает, ощутив, как хён сжимает его руки, не давая картинке в голове погаснуть. Для Юнги происходящее как подростковая шалость, а ещё, зачем этими чудесными пальчиками зажимать уши, если можно положить их на ширинку дорогого хёна и наслаждаться тем, что порно происходит прямо над ними? Зная, как мокро Чимин целуется, и как мокро сам Юнги жаждет его губы смять, идею поцелуев он откидывает, принимаясь активнее массировать узкие джинсы младшего, через ткань ощущая, какой у него твёрдый. Юнги смотрит без стеснения, видит неуверенность в глазах напротив, едва отражающих свет в их общей темноте. Плотные шторы спасли, при дневном свете их бы сразу обнаружили лежащими под кроватью, и не выдалась бы столь приятная возможность довести Чимина до оргазма, мучая его тем, что шуметь нельзя. Чимин мысленно материт парня за то, как ловко тот, забравшись к нему под ширинку, касается идеально, что блондину приходится прикусить свои губы и в спине прогнуться, чтобы не вскрикнуть. Притом, что Юнги ничего резкого не делает, лишь планомерно сводит своего Мочи с ума. Младший заламывает брови, не так искусно дрочит хёну, как он ему, но надо бы сказать как-нибудь на досуге, что вид такого Чимина, в беззвучном стоне раскрывающего пухлые губы, напрягая лоб, снова свёл все мысли Юнги к нему одному, что сколько бы он не жил, всем его смыслом был и будет Чимин.

two feet - go fuck yourself (slowed)

"I love you," - шепчет Чимин, когда раскалённые возбуждением, Тэ и Гук начинают толкаться навстречу друг к другу. Тэхён соскальзывает коленями в стороны, упираясь ими в матрас, парень уже измотан, чтобы быть в состоянии удержаться на локтях, он уткнулся носом в подушку, сжимая простынь под грудью, и у его стонов собственный окрас. Да, как Юнги и думал, стоны каждого пассива уникальны, будто брызги особенного оттенка на белый холст, они много говорят о чувствах человека, об отношениях в паре. Тэхён, к примеру, звучит преданно, будто всего себя вручает Чонгуку, и так, будто от всего сердца. Тэхён не хочет любить с недоговорками, такая любовь не для него, только когда всё друг о друге знаете, можно говорить о любви, придаваться ей, знать плюсы и минусы друг друга, притягиваться ими, как соседние кусочки пазла. Чонгук дышит тяжело, толкается чаще, звонко шлёпая о ягодицы любимого хёна, сжимая его бёдра. Он не перестаёт двигаться в нём, опускается грудью ему на спину, пальцами зарываясь в взмокшие волосы на его затылке, плавно двигая бёдрами, касается губ, Тэхён собирает ноющие мышцы струнами, чтобы на поцелуй ответить. Гук пьёт его до дна, влага в родных глазах заставляет обо всём на свете забыть, пот не даёт схватить руки хёна намертво, и Чонгук опасно сильно сжимает его запястья, просто чтобы чувствовать его ярче, касаться больше. Интересно, реши он перенести свои чувства в картину, среди хаотичных красных и синих брызг, что сливаются в фиолетовые, втекая друг в друга, на холсте было бы написано легко читаемое "Чонгук"? Ведь именно это Тэхён хрипло шепчет, чувствуя, как вот-вот провалится в сон от усталости и наслаждения. Чимин сжимает до боли, точно до синяков запястье хёна, пытаясь остановить эту пытку. Ему нельзя издать ни шороха, нельзя лечь сверху на Юнги или под него, а так хочется его всего ближе, тело к телу. Чимин уже представляет, как отсасывает ему, стоя коленями на кафеле, как Юнги, сидя на бортике ванны, зарывается пальцами в его укладку, которую портить жалко, но Чимина заводит то, как Юнги берёт его, обладает им, своей грубостью словно признаваясь в любви, и Чимин сдаётся перед самим собой, потому что не может отказаться от такого Юнги. Ногтями в его кожу впивается, а хён терпит, он много боли пережил за жизнь, так что ноготки Чимина ещё терпимы. Сжимает свободной ладонью шею своему Мочи, чтобы он мог отдаться чувствам и кончить, закатив глаза с дрожащими ресницами, залить его руку горячей и вязкой спермой, а потом краснеть от того, как хён облизывает пальцы в этом крему. Юнги смотрит на него, всегда рассматривает, и никогда ведь не надоест. Глаза привыкли к темноте, и он ясно видит, что водит указательным пальцем, с солёным кремом на подушечке, по губам Чимина, а тот, взгляд от хёна не отводя, вытягивает язык вверх, слизывая собственный вкус. И, боги, ничего горячее Юнги в жизни не видел. Чонгук лёг на живот, зевая, как сытый лев, рядом с Тэхёном, положив ладонь на его взмокшую спину, гладит большим пальцем, смотря засыпающему парню в карие глаза, зеркаля его улыбку, что сложно сдержать. Тэхён запредельно милый, пухлой щечкой прижимается к подушке, Чонгук ещё раз, два раза, а можно и ещё один, целует его в плечо, пожелав сладких снов, прикрывает глаза. Чимин хочет вылезти уже, и очень хочет своего хёна, но риск велик. Тогда он достаёт из кармана телефон, при малой яркости печатает, чтобы показать Юнги: - «Я хочу вылезти. Напиши им, что менеджер их вызывает, мне они не поверят.» Юнги, прочитав, щурится на него, в кошачьих глазах изогнуто отражается прямоугольник телефона. - «А что мне за это?» - печатает он на в телефоне младшего. Чимин посмотрел на телефон, на хёна и молча поднял средний палец. Юнги узнаёт своего строптивое чудо, смеётся. - «Ладно, я всё сделаю», - он прижал костяшки пальцев Чимина к своим губам, и через мгновение телефоны Тэ и Гука коротко прожужжали. Чонгук не проснулся, а Тэхёна инстинкт подкинул вверх. Он оторвал щеку от подушки, разлепив глаза, прочитал сообщение от Юнги. - Куки, эй, Куки, - трясёт парня за плечо, и макнэ начал недовольно мычать, не желая лишать себя сна. - Проснись, Юнги-хён идёт сюда! Так, надо мои вещи убрать и, - Тэхён замолк, потому что свесил голову с края кровати. Думал, можно ли будет спрятаться под кроватью, или лучше в шкаф. Да, лучше в шкаф, потому что под кроватью уже занято. Тэхён смотрит в бездну, но ожидал ли он, что бездна посмотрит на него? Не-а, находится в шоке и медленно подкрадывающемся стыде. - А как давно вы... - расстёгнутая ширинка Чимина и будто полные похуизма глаза Юнги, хотя это как обычно, но что эти двое делали под кроватью? Юнги повернул к нему телефон и показал: - «Мы сделаем вид, что ничего не было, только помоги нам выйти отсюда.» Тэхён кивнул, подняв голову над кроватью, убедился, что Чонгук спит и накрыл одеялом всего. Тэхён подал им знак рукой, что можно вылезать. Через несколько секунд дверь хлопнула, опять же, макнэ только разлепил сонные веки, убедился, что Тэ рядом, обнял его и уснул обратно. - Стоп, а где мои вещи? - Чимин нахмурился, стоя в длинном коридоре, шаря по карманам, будто там мог уместиться чемодан. - У меня в номере. – Юнги, на самом деле, зашёл к Чонгуку за тем, чтобы спросить, куда Чимин пропал. А увидев его и его чемодан в номере макнэ, будто тот собрался с Гуком жить, взял и перенёс его вещи к себе. Самого Чимина тоже хотел понести, но парень брыкаться будет, потому разбудил. - Хочешь забрать - добро пожаловать, - тихо сказал ему хён, и, предостерегая Чимина, повернул голову к стаффу, что опять их снимает. Чимин занервничал, потому что чувствовал себя грязным, после того, что они с Юнги делали под кроватью, обычно, он заранее понимал, что нужно держать лицо, улыбаться хоть как-то, но там, под кроватью, Чимин забылся, снял маски, а теперь думал, как спрятаться обратно. Юнги говорил ему о кимчи и прочей рутине, делал жесты руками, объясняя что-то, со стороны казалось, что хён просто рассказывает Чимину что-то, а донсэн внимательно слушает. А затем дверь в номер Юнги хлопнула за ними. Им нельзя говорить о точных датах релизов, о концепции альбомов особо распространяться нельзя. Но в сольной деятельности мемберы вольны, взять хотя бы Намджуна с Сокджином, когда ещё зелёный монстр рэпа резал в битах правду-матку, матерился и был словно суровый король, а Джин стал изысканным вином в его бокале для песни Trouble. У Юнги для соло есть псевдоним, и есть свобода, но даже такого, славящегося прямолинейностью в общении с людьми, его фанаты не ожидали увидеть в подобном свете. Сам Юнги в клипе не снялся, даже голос его не звучит в композиции, да только именно он сделал новую песню уникальной, что фанаты визжали. - "Секрет," - интервью у него берёт ведущий относительно молодёжного шоу, то есть, мало консервативного. - Песня про измену? – предполагает он. - Эммм, не совсем, - увильнул от ответа Юнги, улыбаясь. - Отличительная черта этой песни, - вскинул брови ведущий, до сих пор, видимо, пребывая в лёгком шоке от дерзости молодого рэпера. - Стоны, - закивал Юнги, соглашаясь с тем, что это было смелое решение. - Извините за вопрос, но многих интересует, чьи они? Вашей избранницы? - ведущий задаёт вопросы, которые фанаток волнуют до прокушенных губ. - Нет, - смеётся Юнги, - конечно, нет, мы пригласили девушку, дали описание того, что нужно озвучить, она согласилась. И почему все думают, что на записи девушка? Миллионы людей знают голос Тэхёна, а его стоны, видимо, слишком горячи, чтобы посметь подумать на него. Юнги рад, что включил диктофон в кармане, хотя собирался записать не Тэхёна, а Чимина. Его тихие выдохи, когда Юнги даёт ему чувствовать себя главным, и громкие стоны, что от стен отражаются, когда он вновь показывает свою истинную природу и делает с телом парня всё, что захочет.
Примечания:
а куда идём мы с Пятачком - большой-большой секрет!
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты