идиллия.

Слэш
NC-17
Закончен
76
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Описание:
полиамория — одна из форм согласованной немоногамии, система этических взглядов на любовь, допускающая возможность существования любовных отношений у одного человека с несколькими людьми одновременно, с согласия и одобрения всех участников этих отношений.
Посвящение:
ДАРЬЕ ОЛЕГОВНЕ. меня слишком торкнуло от кусков твоей ролки, и родилось вот это. Я НЕ ЗНАЮ, ГДЕ СВЯЗЬ, но… кек, да.....
Примечания автора:
ау, в котором руслан является студентом первого курса, а юлик и даня — третьекурсниками одного и того же университета.

у м о л я ю. эта идея лежит у меня уже где-то год, и я не знаю, почему именно её я смогла довести до конца, а другие вообще никак, ещё и учитывая, что тут есть кашенцов, лол. в общем, надеюсь, отныне я буду чаще здесь появляться…
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
76 Нравится 12 Отзывы 21 В сборник Скачать

Настройки текста
светящийся экран ноутбука слегка ослепил студента — минутой ранее первокурсник исследовал в темноте комнату, спотыкаясь обо всё подряд, но упорно продолжал поиски, которые наконец увенчались успехом. зачем ему нужен был компьютер в полвторого ночи? было не уснуть. перенапряжение из-за изматывающей учёбы чётко давало понять, что тушенцову придётся прогнуться под хотелку организма или промучаться до утра; первый вариант казался более привлекательным, хоть и вылезать из крепкого кольца чужих тёплых рук не особо улыбалось. пальцы ловко скакали по клавишам, печатая нужный адрес в поисковике. качественное порно — то, в чём он так сильно нуждался в данную секунду, но желанный ролик никак не попадался на глаза: тут актёры тощие, там член маленький — люди на экране по его типажу не подходили вообще. — наконец-то, — сказал парень тихо, параллельно стягивая с себя бельё и расставляя пошире бёдра. чувственные вздохи актёров тут же коснулись слуха, и руслан сдавленно прошипел, коротко касаясь своих сосков. бусинки мило покраснели, твердея, а рука потянулась к столику рядом с диваном, чтобы взять тюбик со смазкой. гель был слегка прохладным, поэтому, касаясь подушечками пальцев ложбинки между ягодиц, первокурсник мимолётно вздрогнул. осторожные поглаживания промежности заставляли возбуждение расти в геометрической прогрессии. член неспешно оторвался от низа живота, одобрительно качнув красивой налитой головкой, а указательный и средний пальцы наконец скользнули внутрь, растягивая гладкие стенки, и руслан тихо простонал, тут же закусывая ребро ладони. он несколько раз согнул пальцы, большим нажимая на узкую полоску кожи между яичками и анусом, поэтому новый стон снова пробился на свет сквозь приоткрытый рот, заставив тушенцова стиснуть зубы. не шуми, дурачок, иначе… — ты бы видел себя со стороны… — послышалась из-за спины восхищённая фраза. кареглазый вздрогнул, вытаскивая из себя пальцы, и повернул голову к источнику звука. — тебе так нравится думать, что ты контролируешь ситуацию. ты опьянён этой властью… очень красиво. — когда-нибудь ты доведёшь меня до инфаркта, — ухмыльнулся тушенцов, но всё равно порозовел в щеках и коленях от очередного комплимента в свой адрес, включая тусклую настольную лампу и ставя ролик на паузу.

вообще руслан всегда по жизни был толерантным похуистом. его никогда не трогало, кто, кого и где трогает, если можно так выразиться.

— и прекращай уже меня нахваливать, юлик! — смущённо прикусил губу, чувствуя нежный поцелуй в лоб. — я разбудил? — сам проснулся, а стоны из соседней комнаты и отсутствие тебя под боком сами подсказали мне дорогу к моему мальчику, — произнёс онешко своим соблазнительным баритоном, осторожно касаясь чужих губ во влажном поцелуе. — как насчёт совместного продолжения? — куснул игриво за алеющую щёчку, кончик носа и выразительную линию челюсти. — я всегда за, ты же знаешь, — томно проговорил младший, равняясь с юликом и целуя его уже полноценно. онешко прихватил парня за задницу, разводя половинки в стороны и прижимая парня ближе к своему обнажённому торсу. тушенцов же, не прекращая обжигающих поцелуев, залез рукой под слабенькую резинку пижамных штанов, чувствуя, как его неспешно трахают пальцами, плотно обхватывая ладонью чужой член. у третьекурсника уже твердел — руслан был уверен, что тот не сразу подал голос, а недолго наблюдал за его действиями. забавно. им пришлось оторваться друг от друга — пышущие жаром тела хотели большего. младший заботливо уложил юлия на подушки, не прекращая более мелких и коротких поцелуев — дыхание, опаляющее щёки и губы в паузах, буквально доводило пару до пика. онешко, наконец устроившись и прекратив все попытки снова завладеть чужими губами, закинул руки за голову, откидываясь на бортик дивана, пока руслан со всей заботой смазывал каждую складочку на члене актива, надрачивая обжигающий ствол и прислушиваясь к сдавленным вздохам онешко. руслан поднял свои зрачки, чувствуя взгляд на себе, и стал гипнотизировать в ответ: полутьма придавала глазам юлика хищный отблеск, заставляя мурашки бегать по коже. направляя налитый кровью орган к своей заднице, руслан осел у старшего на животе, а онешко моментально коснулся чужой талии своими тёплыми ладонями, помогая прицелиться и расслабиться. тушенцов качнул бёдрами, позволяя толстенькому члену заскользить внутрь, чувствуя приятную наполненность. студент закусил костяшку указательного пальца, звучно вдыхая и медленно двигаясь, застонал жалобно, не отрываясь от юликовских омутов, а затем резко отвёл взгляд куда-то в сторону, фокусируясь и еле вздрагивая… в проёме стоял даня, с неприкрытым удовольствием наблюдая за происходящим на диване. рыжий упёрся плечом в косяк, в который раз убирая с глаз надоедливую чёлку, заставляя мышцы перекатываться под бледной кожей. охуенно.

…однако, резкое обнаружение себя в первый раз зажатым в туалете университета между двумя третьекурсниками его слегка удивило.

— о нет, меня заметили, — бархатно засмеялся он, минуя порог и оказываясь совсем близко — руслан, кажется, услышал, как размеренно бьётся его сердце. тушенцов возбуждённо вздохнул, держа зрительный контакт теперь со вторым парнем. юлик мимолётно сжал его талию. — такое представление… — кашин мягко коснулся чужой спины около копчика, невесомо пробегаясь пальчиками по острым позвонкам. — а я снова всё пропускаю. — просто давайте трахаться днём, чтобы никто в этот момент не спал… — руслан пожал плечами, осторожно касаясь двумя руками предплечий онешко и возвращая взгляд к старшему. — согласен, юлик? — снова сделал попытку ленивой фрикции и беззвучно пискнул, чувствуя, как данила тягуче сжал одну его ягодицу. — тогда пропадёт вся магия ночи, русь, — отозвался юлий, отпуская мягкие бока и осторожно касаясь дёргающегося члена первокурсника. младший задохнулся. — что может быть лучше сна после хорошего секса? — проговорил с хрипотцой, проводя пальчиком по периметру, приласкал ладонью по всей площади и стегнул слабым щелбаном розовую головку. кареглазый прошипел. — саныч дело говорит, — согласился даня, неожиданно прижимаясь голой грудью к чужой спине и, мажа влажным членом по ягодицам, обжигающе прошептал на ухо: — хотя, конечно, ты бы не отказался от лишнего траха с нами в любое время суток, правда? — прикусил мочку и сжал набухшие яички руслана в ладони, пристраивая головку к растянутой органом онешко дырке. тушенцов дёрнулся, хоть и не был удивлён такому — они часто баловались двойным проникновением. — парни, у меня завтра две пары и спортзал, — сглотнул несдержанно, рукой отгораживая данилу от своей задницы. — прости, рыжик, сегодня только по очереди, — младший повернул голову и невесомо чмокнул кашина в приоткрытые губы. — претендуешь? — юлик зыркнул на даню. — развлекайтесь пока, — махнул рукой третьекурсник, и онешко взметнул бёдра вверх, выбивая из руслана пронзительный стон. теперь можно было не сдерживаться. промедлив пару секунд, голубоглазый решил не быть только сторонним наблюдателем, прикасаясь влажными поцелуями к горячо любимой шее и плечам. он снова обнял тушенцова со спины, в который раз любуясь изящностью его тела, и провёл языком где-то рядом с кадыком, оставляя след зубов около татуировки. член, тревожа своего хозяина от слишком сильного соблазна, заныл, желая протаранить припухший от жёсткого темпа анус напротив, но студент стойко терпел каждый порыв и мимолётное касание, наслаждаясь видами и стонами руслана, успевшего не на шутку разогнать ритм их с юликом фрикций. кашин задохнулся, услышав грудной рык юлика — первокурсник сжал его в себе, оседая на члене и подавляя сильную предоргазменную дрожь: кончить хотелось с даней внутри и точка. — меняемся, — сипло сказал младший, нетерпеливо целуя приподнявшегося в сидячее положение онешко и слезая с него с влажным хлюпом. даня невольно загляделся на запыхавшегося онешко, сглатывая вязкую слюну. руслан умилился их зрительному контакту, но, коснувшись крепкого плеча юлика, всё-таки посмел разрушить напряжение между ними — он прямо видел, как они желают немедля завалить друг друга, но никак не могут решиться зайти дальше обычной мастурбации. старший без слов уступил своему любовнику нагретое место, помогая тому улечься и пошире развести длинные ноги, открывая прекрасный вид на свою промежность. рыжий прижал кареглазого к дивану и навис сверху, пока юлик заботливо придерживал левую ногу тушенцова, чтобы она не так сильно затекала. кашин внимательно осмотрел приоткрытый анус, надавливая на вход головкой, и несколько раз пошлёпал членом по влажной коже, наблюдая за мимикой руслана, который с трудом вздыхал через рот и пытался одной рукой лениво надрачивать юлику. руслан был на грани. даня сдавил чужой орган у основания и резко вошёл, выбивая из младшего вскрик и довольно вздыхая — малыш невольно сжал его в себе. юлий низко засмеялся, замечая, как тушенцов потянул свои пальчики в рот, и коснулся костяшками чужой пылающей щеки. кашин задвигался смелее, входя до основания с пошлым шлепком мошонки об желанный зад. — поцелуйте друг друга… и меня… оба, — пробормотал младший внезапно, сжимая обивку дивана в кулаках и сдерживая тихие стоны. он дрожал, но смотрел упрямо. данила хмыкнул и притянул онешко ближе к себе, заставляя облокотиться о свои плечи, жадно вгрызаясь в его губы и не переставая трахать охающего тушенцова, у которого от такой картины перед глазами всё плыло. онешко ответил не менее активно: в этом поцелуе не было нежности, как с русланом — это была борьба, нескончаемая и жгучая животная страсть, искусанные в кровь губы, вечная делёжка за место главаря, которая всегда смягчалась под взглядом их малыша. младший тихонечко заскулил, извещая увлёкшихся парней о скорой разрядке. они сразу оторвались от друг друга, облизывая покрасневшие губы, и переглянулись, наклоняясь к их мальчику и одновременно целуя его в уголки мягких губ, влажные виски и точёные скулы. тушенцов вздохнул и затрясся, чувствуя, как юлик осторожно поглаживает внутреннюю сторону его бёдер, а член дани в который раз попадает точно в цель, заставляя выгибаться. плотная головка снова ударила по комочку нервов внутри и тушенцов сорвался в бездну, хрипя в попытке вздохнуть. кашин не прекращал трахать кончающего парня, долбя точно по простате и краем глаза наблюдая за онешко, который спускал руслану на грудь с хриплым стоном. вид был потрясающим: мышцы пресса красиво напряглись под влажной кожей, и старший прикрыл глаза, оттягивая крайнюю плоть до максимума. даня вдруг зарычал, вбиваясь резче и возвращая взгляд к почти отключившемуся руслану, и остановился, согревая его своим семенем изнутри. рыжий коснулся порозовевшей щекой чужой икры, облокачиваясь и пытаясь отдышаться. все трое облегчённо выдохнули. — а я ведь просто хотел подрочить… — разгибаясь с помощью парней, устало сказал тушенцов и встал на всё-таки затёкшие ноги, нарушая тишину и глядя на часы, которые показывали уже сорок минут третьего. — пойдём спать… — он мило зевнул, закрывая ноутбук и подключая его к зарядке. — я в душе тупо усну, так что с утра помоемся, — он взглянул на юлика и даню, которые всё ещё неровно дышали, видимо, ожидая от них ответ. — ладно… — пожал плечами онешко, забирая тюбик смазки со столика и безмолвно указывая даниле, чтобы тот выключил свет. — бельё будешь сам менять, — наконец-то нашёлся рыжий, когда они втроём шагали по направлению спальни по коридору. — конечно-конечно, данила владимирович, иначе мы с юликом обоссымся от ваших баталий с пододеяльником, — устало прыснул младший, вызывая у онешко смешок, и лёг в середину кровати. — зря смеётесь, — улыбнулся кашин, ложась рядом. — хуй вам завтра, а не любимый суп, поняли? — блин, ну мы просто ничто против таких угроз, — засмеялся онешко, укладываясь с другой стороны поближе к улыбающемуся руслану и накрывая их всех одним пушистым одеялом. — спите уже, придурки, — снова зевнул тушенцов, прижимаясь к тёплой груди умолкнувшего дани, чувствуя, как юлик обнимает его со спины. идиллия.
Примечания:
спустя почти восемь месяцев я снова тут. в своё оправдание могу сказать, что всё это время я работала над «одержимым» с юлей. вот ссылка на него — чекните: https://ficbook.net/readfic/9544129
работа странная, понимаю, именно поэтому я попрошу вас написать в комментариях свои впечатления. кстати, если вам зайдёт это трио, данная работа может стать сборником драбблов;).
и напоследок, конечно, хочу сказать спасибо моей бете! ❤️
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты