Дурной сон

Слэш
NC-17
В процессе
42
автор
solka fasolka соавтор
Размер:
планируется Миди, написано 6 страниц, 1 часть
Описание:
Хотелось скорее отключиться, ведь тогда Рид мог надеяться, что все это — лишь дурной сон, от которого ему надо проснуться. Но всякая попытка скорее отправиться в мир грез заканчивалась, толком не успев начаться. Все мысли сходились в одну точку, яркими вспышками озаряя его разум.

Перед глазами возникло то самое дело, которое раскололо жизнь одного детектива надвое. Два рубежа, которые Гэвин не мог соединить.
Посвящение:
Моему соавтору, моей душе, моей семье. Ему и всем тем, кто был рядом с нами, несмотря ни на что.
Примечания автора:
Написанная в честь 14го февраля глава, которая рискует стать чем-то большим.

!Шапка может измениться в будущем!
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
42 Нравится 4 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Мы будем рады вашим отзывам, можете даже критиковать работу, если вам есть что сказать. Лишь скромно надеемся, что заинтересуем вас в этот праздник.
      «Наконец-то», — подумал Коннор, переступая через порог больничного крыла, краем глаза наблюдая за тем, как медленно, но уверенно, то же самое проделал его напарник. Казалось, что с дня, когда Риду прострелили бедро, прошла целая вечность. Или хотя бы год, потому что столько всего успело произойти, стоило Гэвину всего-то залечь в койку чуть на подольше, чем на одну ночь.       — Я бы и сам дошел, ты знаешь, но от такси бы не отказался, — проворчал детектив, щурясь от неожиданной яркости дневного света, направляя взгляд в сторону стоявших у обочины беспилотных такси. На самом деле, он не выходил дальше заднего двора больницы чуть меньше одного сезона. Гэвин сам помнил, что после ранения неудачно повалился на мокрый, собравшийся в грязную лужу, февральский снег. А сейчас, если верить словам его напарника и данным с большого табло на соседнем доме, был уже май.       — Я прибрался у тебя, купил лекарства. Все по списку врача, — Коннор подошел к одной из машин, касаясь небольшой панели на двери, чтобы оформить их поездку. Дверь такси плавно отъехала в сторону, а приятный женский голос пригласил их войти. — Давай помогу, — Коннор протянул руку, предлагая напарнику отдать трость и залезть в машину с его помощью.       Он ждал, что Гэвин откажется. Или хотя бы будет ломаться: в памяти свежи были воспоминания о том, как он ни в какую не хотел выбирать трость. Будто бы надеялся, что если он откажется ото всех, то ему позволят ходить самому. А потом он упал. Хотел отнести Коннору забытый значок, поднялся и упал. И на следующий день выбрал трость.       Гэвин был глупым в своем желании прятать слабость, казаться сильным. Он нахмурился, подходя к машине и неловко приподнимая больную ногу, прикладывая почти столько же усилий для того, чтобы скрыть все еще мучившую его боль.       — Сам, — звучит тихо, сквозь зубы, пока детектив прощупывает стопой дно машины. Внутри было так мало места, что опереться на костыль не было никакой возможности, так что тот все же оказался в руках андроида. Гэвин протянул руку вперед, хватаясь за верхнюю часть переднего сиденья, оттолкнулся здоровой ногой и буквально «занес» себя внутрь салона, устало плюхнувшись на потертый диван.       — Вот видишь, — он привычно усмехнулся, будто бы смог спрятать от Коннора всю боль, с которой давались движения. Покачав головой, андроид запрыгнул в открытую дверь и нажал кнопку старта поездки. Трость была устроена между ними, будто девушка после роскошного вечера между двух галантных кавалеров. Дверь такси закрылась, машина понеслась в сторону дома Гэвина.       — Тина недавно получила повышение, а Фаулер…       — Взял стажировку и уехал на пол года на Гавайи. Да, ты рассказывал, — Коннор и правда рассказывал. Он все рассказывал, лишь бы Гэвин не слишком скучал в больнице, потому сейчас тем для разговоров осталось совсем немного. Но почему-то андроиду не хотелось оставлять напарника наедине с его мыслями.        В какой-то момент даже врачи перестали говорить ему всю правду, полностью полагаясь на назойливого напарника. Ведь они уже знали характер пациента Рида, и прекрасно понимали, что тот не хотел бы слышать «Вам придется ходить с тростью всю жизнь», даже если перед этой фразой вставить дающее надежду «возможно».       Пуля раздробила кость и разодрала мышцу. За время в больнице Гэвин сильно похудел, осунулся и, кажется, в какой-то момент даже отчаялся. А может, только был на грани, держась всеми силами за белые пластиковые пальцы, за палево-розовую улыбку, за россыпь веснушек на щеках того, кто не собирался отпускать его в пучины разочарования.       «Помнишь, я рассказывал тебе, что как-то раз мне пришлось сопротивляться нападавшему девианту без собственного сердца? И, как видишь, ничего. Я выжил. А ты тем более выживешь, детектив», — Коннор уверен, что он был не лучшей поддержкой и опорой в мире, но раз уж Гэвин смог выдержать все ужасы больничной еды, аппарата Илизарова и недостатка обезболивающих, то он уж точно не назвал себя бесполезным андроидом.       Гэвин провёл пальцем по краю брови. Сердце ухнуло от одной мысли, что в этот раз все же не повезло отделаться ссадиной или сломанным носом. А ему оставалось всего два года до ебучей пенсии.       Один пенсионер даже был рад, что Рида долго не будет на месте. Коннор все подобное отрицал. Говорил, что Хэнк сожалеет и сам был в похожей ситуации по молодости. А Андерсона, видимо, действительно жалость продавила. Старик — когда услышал, что Рида нехило задело — даже в больницу пришёл. Принёс апельсинов, на которые у Рида была аллергия.       — Жизнь, мать его, — пробормотал он, — непредсказуема.       Гэвин нервно постучал пальцами по набалдашнику трости. Глянул в окно, рассматривая свинцово-серое небо. Недвижимое, нагоняющее тоску.       — Долго ещё?       Он повернул голову в сторону Коннора. Таким абсолютно спокойным Гэвин видел своего напарника каждый день, даже когда сам валялся в полубессознательном состоянии в больнице. Андроид будто не менялся. Всегда был рациональным, хотя Рид знал наверняка, что внутри двоичной души есть проросток хрупкой человечности.       — Почти приехали.       Гэвин кивнул и снова вскинул взгляд в небо. Тучи никуда не делись за это время, но он даже был рад этому: солнце не слепило глаза, а поутихшая жара не мешала ему носить любимую куртку.       — Кислятина, — сказал он невпопад, — от этих таблеток во рту будто кошки нассали. Обезболивающее каждые двенадцать часов, таблетки для печени каждое утро и эти ебучие витамины… О да, лекарства были наименее приятной частью его квеста по возвращению домой, но будто бы у Рида был выбор. Особенно когда рядом сновала жестянка, следящая за его состоянием круглые сутки.       За недовольством Гэвин скрывал восторг и щиплющие глаза слёзы. Дом перед ним — пусть даже не родной и не любимый — кажется самым охерительным местом на земле. Если бы Рид был сентиментален или просто ценил свой дом в истинном его значении, то он обязательно бы коснулся всех любимых предметов в пространстве, а потом уселся перед телеком и насладился игрой «Рэд Сокс».       Рид редко выходил за грань пустых разговоров о работе. Он всегда искал пути обхода и никогда не отвечал прямо на личные вопросы собеседнику, будто бы дозируя информацию о себе. Но Коннор не стеснялся выкладывать свой ворох вопросов на плечи человека.       — Тебе нравится здесь?       — Чего? — рассеяно ответил вопросом на вопрос детектив. Такси затормозило и слащавым голосом пожелало им хорошего дня. Опираясь на трость, Гэвин вышел из машины, морщась от яркости майского дня. Коннор вылез за ним, стараясь не сбить с ног затормозившего напарника.       — Этот дом. Он нравится тебе?       Простой вопрос, но Гэвина он привёл в лёгкое смятение и ступор. Рид повёл плечом, чуть приосанился и сказал:       — Ну да, нравится.       Коннор неловко улыбнулся. За многие месяцы совместной работы он научился на раз определять его вранье. Даже когда тот врал самому себе. Еще когда андроид убирался перед возвращением Гэвина, то подметил, что дом словно не был ему родным. На полках не стояли фотографии со счастливыми лицами. Диплом об окончании академии пылился на полке кладовой. В холодильнике даже до его болезни было пусто, а у мусорного бака вечно валялись коробки из-под пиццы. Казалось, что даже кухонной утвари у детектива было меньше, чем на одного человека.       Они не спеша зашагали вперед, останавливаясь только у скрипучих ступенек.       «Блять», — пронеслось в голове Рида от чего он нервно сглотнул. Конечно, его конечность работала лучше, чем раньше, но поднимать ее на высоту ступенек…       — Давай помогу, — заботливо предложил Коннор, в ответ на что Гэвин только огрызнулся.       — Отвали! — андроид отступил, — Я сам.       Коннор встал в стороне, поглядывая на напарника. Врачи в больнице ясно дали ему понять, что тот хоть и рвался в бой первым, но еще был не в лучшей своей форме.       Рид неуверенно поднял ногу. Боль ужалила его по всему бедру, цепляя заодно и колено. Он скривился и глянул вниз, надеясь, что был хотя бы близок к победе, но нет. Тяжелый ботинок завис примерно на середине высоты ступеньки. Вот же дерьмо, как он вообще собирался снова работать в полиции?       Сжав зубы, Гэвин потянул ногу выше, уверенно поднимая ближе к краю ступеньки, пока подошва не шаркнула по деревяшке. Коннору не секунду показалось, что он всем телом рухнул на свою трость, пытаясь перевести дыхание.       Андроид не стал говорить Риду прямо, что тот был настырным идиотом. Это они оба и так знали. Подойдя к детективу с боку, он закинул его свободную руку к себе на плечи, осторожно приобнял за талию и чуть ли не занес на порог.       Гэвин не стал говорить андроиду, что он думает о нем и его поведении. Просто достал из кармана ключ и вставил в замок, поворачивая. Казалось, что механизм сейчас заест и просто не пустит детектива внутрь покинутого им дома.       Но ничего такого не произошло.       — Так и будешь ходить за мной и присматривать? Как наседка? — спросил Рид, остановившись в прихожей и краем взгляда посматривая на андроида, что оказался позади и проверил, что дверь была плотно закрыта. Кажется, тот хотел вновь прочитать ему лекцию о здоровье, или безопасности, или еще какой-то скучной хероте.       — Я должен присмотреть за тобой, — Коннор решил не вдаваться в подробности и ответил прямолинейно и честно.       — Тебя обязали, — поправил Рид, чувствуя, как в горле неприятно сдавило.       — Это мой выбор.       Гэвин выставил ладонь вперёд, прося предоставить ему паузу, и андроид замолчал.       Коннор нахмурился и Рид увидел морщинку недовольства между его бровей. Если восьмисотый захочет, то стену пробьёт и даже бровью не поведет. Если ему дать задачу — выполнит, даже если привяжут к якорю и начнут тянуть на дно Марианской впадины.       Коннор всплывёт и выполнит.       Вот и сейчас, по мнению Гэвина, он просто выполнял. Помогал, поддерживал, давал ощутить рядом опору в качестве руки помощи, а не деревянной трости. Но хотел ли он этого?       — Только не трогай вещи в моей спальне.       Быстро выдвинул условие Гэвин и указал в сторону комнаты. Он никогда раньше не пускал андроида в свою спальню и не хотел долго думать о том, что пластиковая задница там убирался. Коннор улыбнулся уголком губ, будто подшучивая над Ридом: смотрел на него с этим игривым блеском в глазах.       — Я знаю, что такое личное пространство, детектив.       И после этих слов Гэвин почувствовал себя уязвленным. Нет, он был совсем не против андроида в качестве поддержки. Здравый смысл подсказывал, что это даже хорошо. Робокоп не будет лишний раз донимать и, если понадобится, сможет помочь.       С этой чертовой больной ногой, Рид ощущал себя неполноценным. Боль раздражала и выводила из себя, напоминая, что он может остаться калекой и придётся забыть о работе еще на год. Или навсегда, если не выполнять каждодневные «предписания» — так называл это врач, который и составил для Гэвина эту программу пыток.       Настроение упало до нуля, но не остановилось и поползло ещё ниже. Мысли об упущенном времени и о сломанной карьере отрывали от былого оптимизма по кусочку, оставляя за собой грязную дорожку из смеси апатии и гнилого пессимизм.       — У меня есть гостиная. Она вся в твоем распоряжении, — пробурчал Гэвин, скидывая ботинки и проходя дальше в дом       Андроид пронаблюдал за ним: Рид не проронил и слова, сел на диван и включил первый попавшийся канал. По телевизору завопила реклама электронных кошек и Гэвин её тут же переключил, не собираясь даже слушать о новшествах «Киберлайф». «Камски и КО» — как это называл Рид — уже не знали, как срубить бабла с несчастного населения и решили окучить тех, кто пьет антигистаминные и мечтает о нежрущем и негадящем существе.       Коннор решил не мешать детективу своим присутствием, скинул обувь и прошел мимо него на кухню. За день тот не съел ничего, кроме завтрака в больнице, но пока доставят продукты все равно пройдет не меньше получаса. Значит, придется готовить из того, что есть.       — Лучше будет, если вы приляжете, детектив, — посоветовал появившийся в дверях Коннор.       Он держал в руке чашку, от которой несло травами и еще чем-то. И откуда только взял? Гэвин повернул голову, чуть прищурился.       — Что это за фигня? — максимально прямо поинтересовался Рид, принюхиваясь к аромату.       Андроид глянул в сторону телевизора, потом на чашку и, сообразив о чем точно идет речь, подернул плечом.       — Нашёл на полке. Здесь мелисса, шалфей… — начал перечислять Коннор, но не успел дойти и до середины состава, как Гэвин прервал его.       — Я и так знаю, что ты до хрена умный. Усядься уже.       Коннор кивнул, поставил чашку на низкий журнальный столик и присел на его край. Смотреть на андроида снизу вверх оказалось необычно. Лицо у него красивое: аккуратный нос, выделяющиеся скулы и лёгкие впадины под глазами. Совсем как настоящий. Брови Коннора в удивлении приподнялись вверх, открывая Гэвину вид полной растерянности.       С какой то-то стороны восьмисотого было даже жаль. Он не прошёл периоды взросления, не до конца осознал, что значит настоящая жизнь и какие суровые реалии в любой момент могут окунуть даже самого юркого живчика в чан с дерьмом.       Всё произошло слишком быстро, даже для такого совершенного механизма. Коннор был потерянным, иногда неправильно трактовал эмоции, не оценивал тонкий юмор и не всегда рефлексировал так, как это делает обычный человек.       Гэвин постепенно привык к его выходкам, но иногда и сам терялся, воочию наблюдая за детской растерянностью в чужих глазах.       Рид глянул на плотно сомкнутые губы андроида и вспомнил, как пару месяцев назад лежал в снегу и готовился к худшему. Тогда в голове будто кинолента из всех ярких событий размоталась, так не хотелось подыхать. Коннор что-то говорил, зажимал рану и кусал губы, глазами выискивая сигнальные огни скорой. В этот момент Рид понял, что всё же он любит эту сраную жизнь и ненавидит ебучую зиму.       — Гэвин? — Андроид мигнул диодом, вскинул тёмную бровь. — Всё в порядке?       — Всё путем, — отозвался Рид и зажмурился, прогоняя воспоминания и замыкая круг. Он ожидал увидеть перед собой звезды, после того как откроет глаза, но увидел только россыпь родинок на чужом лице. — Наверное, мне лучше пойти отдохнуть.       Уже в больнице Гэвин привык спать днем. Где-то на дне черепной коробки светилось воспоминание о словах врача «Больше отдыха и меньше стресса — вот ключ к вашему скорейшему выздоровлению». С тех пор Рид старался спать и днем, и ночью, вдруг и правда поможет.       Взяв со стола чашку, детектив выпил смесь залпом, ощутив лишь тень привкуса мелиссы. Похуй, сойдет. Отсалютовав затихшему Коннору, Гэвин двинулся в сторону спальни, закрывая за собой дверь. Прошло ведь всего ничего, так какого черта он так устал и совсем разваливается?       Рухнул на постель, даже не раздеваясь. Закрыл глаза, все еще сжимая одной рукой надоевшую трость. Хотелось скорее отключиться, ведь тогда Рид мог надеяться, что все это — лишь дурной сон, от которого ему надо проснуться. Но всякая попытка скорее отправиться в мир грез заканчивалась, толком не успев начаться. Все мысли сходились в одну точку, яркими вспышками озаряя его разум.       Перед глазами возникло то самое дело, которое раскололо жизнь одного детектива надвое. Два рубежа, которые Гэвин не мог соединить.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты