Спонтанное прибытие

Слэш
R
Завершён
11
Пэйринг и персонажи:
Размер:
30 страниц, 5 частей
Описание:
Четырнадцать и двадцать лет — непозволительная разница. Тебя обзовут сопляком, но изобьют как взрослого. А если никто не узнает? Да, давай никто не узнает?
Примечания автора:
Время действия — самое ближайшее к нам, только перед тем, как телефоны появились в каждом кармане. В то время ожидание принимало совсем другие формы. А неизвестность нельзя было развеять сообщением, рождая грызущие разум образы.

Обложка https://ibb.co/kq9sqNw

Столичный фрукт Ким Тэхён https://ibb.co/qr4sKJ6

Чонгук, странный донсэн https://ibb.co/BKFybD7

Локации https://ibb.co/w62rd1m

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
11 Нравится 0 Отзывы 5 В сборник Скачать

Глава 4. Как это должно было закончиться, Гуки?

Настройки текста
Они стремятся быть вместе ежечасно. Чонгук говорит дома, что идёт в магазин — и идёт к Тэ; говорит, что идёт купаться — и идёт к Тэ; говорит, что гуляет с друзьями — и идёт к Тэ; говорит, что идёт к Тэ. И идёт к Тэ. Иногда их занятия невинны: они бесятся как дети, купаются в море, ездят на велосипеде или борются. Иногда их возня перерастает в долгие моменты ласки, им друг друга ужасно мало, они катаются, сцепившись, по постели, трогают друг друга, где не положено. Когда Чонгук в огне, сидя между ног Тэхёна, распластавшегося на матрасе, он доводит его до умопомрачения напором, интуитивными прикосновениями, бешеными поцелуями. Чонгук не может насытится, но как делать дальше не знает по своей неопытности. Тэхён же знает, но он готов лопнуть от желания, потому что то, как это делать с мальчиками — неудобно, неправильно. С Чонгуком — немыслимо. Лишь одно омрачает их эйфорию: Тэхён скоро уедет. — Я буду приезжать, — говорит он. — Часто? — Когда захочешь. — Но я всегда хочу, Тэхён, — мальчик напряженно смотрит в глаза. — Ты меня забудешь. Ком застревает в горле, но Тэ произносит ровным голосом: — В следующем году ты идешь в старшую школу, так? В посёлке старшей школы нет, ты будешь ездить в Сокчхо? — Чонгук кивает. — Я тоже могу учиться в Сокчхо. Или работать. Чонгук медленно качает головой: — Мы даже не будем видеться с таким графиком. А на выходных я должен быть дома. И работа в Сокчхо — не то будущее, которое тебе надо. — Откуда ты знаешь, какое будущее мне надо? Я подожду, пока ты кончишь школу, и мы уедем куда захотим. — Я не пойду в старшую школу. Скажу родителям, что хочу работать и приеду к тебе. — Не глупи, тебе нужно доучиться. — Но я не могу ждать ещё три года! — Что-нибудь придумаем. — Ты меня забудешь, — сокрушенно повторяет Чонгук. Тэхён крепко его обнимает и молчит. Он понимает, что их отношения обречены, но не может это принять.

***

С Намджуном и компанией Тэхён видится реже. У Чонгука через неделю закончатся каникулы, поэтому им не хочется терять время. Теперь, когда между ними тайна, Чонгук почему-то не хочет, чтоб их видели вместе, и Тэхён его больше не провожает. Когда он записывает младшему свой адрес и телефон, Чонгук неожиданно в ответ просит не писать ему письма. — Родители могут пристать с вопросами, — объясняет он. — А что тут подозрительного? — Ты их не знаешь, — уклончиво отвечает Чонгук. — Они и к телефону сами подходят. — Я буду представляться твоим учителем и хвалить тебя. — Хвалить меня? Вот это уже совершенно неправдоподобно, — смеется он. — Неужели тебя совсем не за что хвалить? — Тэхён ловит мальчишку за шею. — Тогда они все слепые. Чонгук смущается и сбрасывает руку. — Поцелуй меня, — требует Тэ. — Не хочу. Тэхён вскидывает брови: — С чего это? Чонгук дразнит, повторяя движение бровями. — Тогда я сам тебя поцелую. Он перекрещивает руки за головой Чонгука. Дыхание над его лицом, губы сжимают губы, жадные маленькие движения — такой же жадный ответ. Чонгук так податлив, что это разбивает сердце. «Моя детка создана для поцелуев», — говорит Тэхён. Они целуются до онемения кожи, и вот уже Тэ прижимает руки к потной спине под футболкой, от чего грудь мальчишки начинает ходить ходуном, и его руки вцепляются в Тэхёновы бока. Тэхён одним движением задирает ему футболку и протягивает через голову, Чонгуку остаётся только её отбросить в сторону. Тэхён раздевает его до белья и льнёт, и трогает, и целует живот. А Чонгук, ну совершенно варёный, тянет одежду с парня. Тэхён помогает ему и раздевается полностью. Они накрываются и сплетаются телами под одеялом, Тэхён целует мокрое лицо и шепчет, шепчет, и трётся коленом у живота. — Не могу, Тэхён, — бредово бормочет Чонгук. — Что же это? — Он сжимает бёдрами колено и хныкает. Тэхён с интересом смотрит тому в лицо. — Чонгук, я тебе сейчас сделаю минет. — Нет, не надо, — шокировано восклицает тот. — Убери руки. — Чонгук сопротивляется. — Хороший мой, не бойся. Я тебя очень люблю. Но младший не хочет поддаваться. — Тэхён. Тэхён! — Ну что? — Ты сейчас ничего не слышал? — Я слышал, как ты меня заводишь своими стонами. — Я серьёзно. — Я тоже. Но Чонгук уже вскакивает и делает движение, будто хочет спрятаться за стеновой панелью. Он в трусах. Тэхён под одеялом без. Ну что можно было бы подумать, зайди сюда кто-нибудь в эту минуту. Так ведь и зашли, и подумали (боже мой!). Тэхён не верит, не видит из-за жаркого прилива адреналина кто вторгся, чьё лицо вот-вот исказится… чем? Усилием дикой мысли пытается схватить момент разоблачения за горло, чтоб не озвучилось, не разнеслось за пределы их личного мира. Воображение давит эту бесстыжую глотку, но на самом деле Тэхён лишь лихорадочно сжимает одеяло. Бледностью покрываются уши, губы, лицо, а глаза… он бы их вырвал, чтобы вырвать с ними страх неминуемой катастрофы. И вот ужас прорывается через рот — криком. Вошедший тоже кричит. И срывается куда-то. Лишь топот в пустом доме, стук дверей, тишина. Проходит секунда, десять, тридцать. Реальность не меняется. — Это… была Сунан? — заторможено спрашивает Чонгук. Тэхён хватается за голову и судорожно всё обдумывает. Затем одевается, его глаза останавливаются на стене. — Тэхён. Что делать? — Лучше оденься. Чонгуку два раза повторять не нужно. — Если она не станет болтать — тогда ничего не делать. Но скорее всего расскажет… Поедешь со мной? — резко спрашивает Тэхён. — Куда? — Чонгук не понимает, ему трудно думать. Нет, это плохая идея. Чонгука будут искать, а он станет похитителем несовершеннолетнего. — Я поговорю с твоим отцом. — Не надо! — кричит мальчик. — Чонгук, я… — Я пойду домой, может, ничего и не будет. А тебя он убьет. — А тебя? — Он меня не тронет. Просто… он ни за что не будет нас слушать. — Мы теряем время, Чонгук. Ну давай ты поедешь со мной. Хотя бы пока всё не утихнет. На Гуке нет лица, но слова звучат уверенно: — Нет. Мне сейчас лучше вернуться, — он подходит к Тэхёну и берет его лицо в свои руки. Его взгляд какой-то слишком прощальный, какой-то слишком убийственный. Тэхёну кажется, что собственный разум вот-вот покинет его. — Ты не забывай меня, — шепчет Чонгук. — Пожалуйста. Тэхён обхватывает его руки, слёзы затекают в рот, и он не может сдержать спазм в горле: — Никогда.

***

В доме Чонгука горел свет. Он, стараясь не шуметь, залез по балкону на второй этаж. Прокрался в свою комнату и лёг с головой под одеяло. Он пытался расслышать, кто же к ним пришёл, но в то же время совсем не хотел этого знать. Минуты ползли, снизу не доносилось ничего. Но даже сквозь приближающуюся истерику Чонгук продолжал думать о Тэхёне. Как бы он хотел быть сейчас с ним, как хотел бы сбежать! Дверь в комнату резко распахнулась, вспыхнул свет. На пороге стоял отец. Он как вихрь пересек комнату и содрал с Чонгука одеяло, хотя мальчик цеплялся за его край, пытаясь оградиться от внешнего мира. Смотреть на такого отца было страшно. Но, может быть, он виноват в чем-то другом? Взял что-то без спроса, ушел без разрешения? Чонгук бешено пытался вспомнить другую причину. Может быть… Нет, не может. Лицо отца белое, яростное. Он молча уставился на мальчика. Ноздри его раздувались, кулаки были сжаты. — Где ты был? — начинает он. Чонгук только молча таращится и отрицательно вертит головой. — Говори! — уже кричит отец. — Спал, — тихо отвечает Чонгук. — В одежде спал? Чонгук не в состоянии ни отрицать, ни солгать. Чонгук задыхается. — Я хочу, чтобы ты отвел меня к этому мерзавцу. Чонгук молчит. — Я могу и сам найти это место. Но туда отведешь меня ты. Вставай. Чонгука вытаскивают из кровати и ставят на ноги. — Пошли! Мальчик остаётся на месте и только хватает воздух ртом. — Нет, ты пойдешь, — не унимается отец, толкая его к выходу. Он делает шаг и останавливается. — Или идешь, или я сам его найду, и тогда он не останется целым. Я его уничтожу. — Нет! — визжит Чонгук. — Это почему же нет? На крик прибегает мать и пытается загородить сына. Но отец отодвигает её, и видно, что сейчас лучше не попадаться ему под руку. — Ещё вчера ты боялся ночью один в туалет выйти, а сегодня снюхался с педиком! Что дальше?! Вы с ним уже переспали? А, сын? Может уже и так? — Папа… — Что он с тобой делал? Чем вы там занимались в этом проклятом доме? — свирепствует он. — Он ничего не сделал, — тихо произносит Чонгук. — Ложь! — рявкает отец. — Вас видели. Ты без одежды был. — Он не сделал… то, что ты думаешь. Лицо отца перекашивается. Он не говорит, он выплёвывает: — Ты позор семьи, Чонгук. Ты смешал с грязью имя своей матери, сестёр, моё. — Прости. — Прости? Прощаю! Только убью сучонка. — Он не сделал ничего, — громче повторяет Чонгук. — Значит, я его убью ни за что. Чонгука начинает трясти с головы до ног. — Не смей! — кричит он в истерике. — Я сам виноват, ясно? Я позор семьи! Я виноват. Ну прости, папа. Ну накажи меня. Чонгук заливается, Чонгук кричит, его слова захлёбываются в икоте, он падает к ногам отца и скулит, развозит сопли. Но отец перехватывает его поперёк туловища и тащит на первый этаж. Там, не смотря на брыкания — Чонгук пытается драться — кидает сына в подвал. — Сидите дома, — говорит он жене, — никого не пускай. Он выходит из дома, а из подвала доносится отчаянный вой.

***

Тэхён сидит на веранде, борясь с желанием пойти за Чонгуком. Ему страшно, он знает, что виноват. Но мысль, что Чонгуку придётся столкнуться с проблемами в одиночку, его не устраивает. Ещё больше он боится никогда его не увидеть. Ну что он может сказать родителям? Разве тут можно что-то объяснить? Я люблю Гуки, отдайте его мне? Не смешно. А может, дождаться их здесь, пусть успокоятся, остынут? А вдруг они вызовут полицию? Ожидание невыносимо, ему не сидится на месте, все мысли о мальчике. Лучше собрать пожитки и потихоньку пробраться к дому Чонгука. Вдруг увидит его, просто узнает, что всё в порядке. Он собирает вещи: кладет в рюкзак деньги и плеер, в сумку кидает одежду. Но не успевает он завершить занятие, как слышит голоса во дворе. Голосов много. Они громкие, даже воинственные и не сулят ничего хорошего. Тэхён оставляет сумку, хватает рюкзак и, выключив свет, выходит из комнаты. Люди уже в доме. Со стучащим сердцем он крадётся в баню, где есть запасной выход. Стараясь не греметь, Тэхён приоткрывает старую дверь и выходит на воздух. От дома ведёт тропинка в обход главной улицы. Там сразу начинается сосновый лес. Оглянувшись на прощание, видит, что в доме уже зажегся свет и слышит крики. Не дожидаясь развязки, Тэхён пускается в дорогу. Окружным путём выходит к трассе, стараясь держаться в тени, чтоб проезжающая вдруг машина не увидела его одинокую фигуру. До Сокчхо добирается глубокой ночью и снимает номер в знакомой гостинице у вокзала. Но заснуть до утра не получается. В голове только Чонгук, он то обвиняет, то ласкается. И нет спасения от того прощального взгляда. Так и не уснув, с красными от бессонницы глазами, Тэхён покупает билет на первый поезд до Сеула.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты